Полезные статьи

Юристы международники вакансии

Юристы международники вакансии

Этим летом агрохолдинги открывают вакансии, которых раньше почти не было: ищут юристов со знанием международного права, выяснила корреспондент «Агроинвестора». Так участники рынка готовятся к работе в условиях ВТО. Есть другие кадровые тренды. Самые востребованные и многочисленные вакансии сейчас в животноводстве — на новые проекты нужны технологи, зоотехники, главные инженеры, главные энергетики и т. д. Труднее всего найти хорошего стартап-менеджера. А вот сектор растениеводства — типичный «рынок покупателя»: на одну вакансию приходится до 20 резюме.

Тренд нынешнего года — огромный спрос на стартап-менеджеров, рассказывают опрошенные «Агроинвестором» сотрудники кадровых агентств. Очень много проектов в отрасли сейчас создаются с нуля — идет активное строительство, модернизация и рост мощностей, говорит ведущий консультант по прямому поиску в сфере АПК международного кадрового агентства «Виват персонал» Екатерина Евсеева. Вместе с их вводом все чаще требуются люди, способные запустить проект. Параллельно с ними работодатели ищут специалистов, умеющих работать на современном оборудовании, продолжает она, поэтому в числе самых востребованных вакансий сейчас технологи, директора по производству и главные инженеры. Также, по наблюдениям Евсеевой, высоко ценятся специалисты для работы на современных бойнях, которые есть при свино- и животноводческих комплексах. Их ввод активизировался недавно — ранее запускались преимущественно комплексы, где производственный цикл ограничивался выращиванием.

По словам Евсеевой, большинство новых предприятий открывается весной или летом. В этот период растет спрос на новые вакансии — к примеру, в нынешнем году агентство фиксировало всплеск потребности в директорах по строительству, главных зоотехниках и ветеринарных врачах. На август Евсеева прогнозирует увеличение числа вакансий директоров по продажам и руководителей региональных бизнес-дивизионов агрокомпаний.

В первом полугодии были востребованы кандидаты на позиции руководителей структурных подразделений, обладающие определенным набором компетенций: хорошим знанием технологий растениеводства или животноводства, менеджерским опытом плюс умением выстраивать работу разных агронаправлений. «Работодатели ждали от соискателей совмещения нескольких ключевых компетенций: управленческого опыта, профильного сельскохозяйственного образования, профессиональных знаний в сфере растениеводства или животноводства, — подтверждает партнер кадрового «Агентства «Контакт» Галина Спасенова. — Но такое сочетание [менеджерских и агротехнологических знаний] встречается на рынке нечасто. Как правило, кандидат в совершенстве владеет компетенциями в какой-либо одной из этих сфер». Наиболее востребованными в этом сезоне вакансиями она называет директоров аграрных направлений, технических директоров, главных инженеров и директоров материально-технического комплекса.

Агрохолдингам сложно найти, к примеру, линейных менеджеров, знакомых со спецификой сельского хозяйства и при этом компетентных в своей профессии. « Белгранкорм » больше года ищет главного энергетика, сетует директор по персоналу компании Ольга Рудева: «Только за последние три месяца проводили собеседование примерно с десятью кандидатами, но ни один из них нас не устроил. Ранее уже пытались брать на эту должность людей, работавших в других отраслях. Но у них возникали проблемы с пониманием специфики сельхозпроизводств. Поэтому кто-то не справлялся с поставленными задачами, а у кого-то пропадало желание работать, так как человек понимал, что находится не на своем месте. Все-таки оснащение агропредприятий имеет свои особенности. Поэтому теперь мы хотим найти главного энергетика с опытом работы в аграрном секторе, причем в крупной компании».

Самый необычный кадровый тренд этого лета, который раньше никогда не фиксировался, эксперты связывают со вступлением России в ВТО. «Совершенно неожиданно» для хедхантеров, рассказывает Евсеева, востребованными в АПК становятся юристы со знанием международного права и опытом работы в международных судах. «Раньше эти специалисты были почти невостребованы в сельском хозяйстве, — отмечает Евсеева. — Сейчас крупные агрохолдинги готовы создавать в штате такую единицу». Причем единицу недешевую, указывает она: зарплата юриста с международной практикой ведения арбитражных дел составляет 200−300 тыс. руб. (обычно юрист зарабатывает 100−150 тыс. руб./мес.).

Борьба за трейдеров

В этом году труднее всего найти специалистов и менеджеров в животноводческих агросекторах. «Если в растениеводстве сейчас профицит специалистов, то в животноводстве ощущается острая нехватка, — рассказывает партнер и руководитель направления «Сельское хозяйство» хедхантинговой компании Cornerstone Ольга Ворошилова. — По всем категориям, связанным с растениеводством, на одну вакансию у нас в среднем приходится 15−20 резюме, тогда как в животноводстве на пять вакансий может откликнуться всего один подходящий кандидат. Что касается специалистов топ-уровня, то в обоих направлениях мы наблюдаем явный кадровый дефицит: одна вакансия — одно резюме».

Впрочем, большое число резюме на вакансии в растениеводстве еще не говорит о том, что здесь нет дефицита кадров. «Основная проблема на местах — найти профессионалов, обладающих экспертными знаниями, разбирающихся в современных технологиях и оборудовании, а также готовых работать на одном месте долгое время, — поясняет Спасенова. — Подыскать таких специалистов по-прежнему непросто, ведь люди с опытом работы на устаревших предприятиях давно перестали устраивать руководителей современных агрокомплексов». Получается, что формально кандидатов на вакансию много, а выбора у работодателя нет.

По словам Ворошиловой, кроме компетенций, связанных с производством и управлением им, востребовано такое направление, как продвижение и продажа медицинских препаратов плюс кормовых добавок для животных, а также консалтинг в этой сфере. Здесь, как и в растениеводстве, на одну позицию специалиста тоже приходится всего одно резюме. «Также рынок ощущает острую нехватку менеджеров по продажам зерна, масел и т. д. — одним словом, трейдеров, — добавляет Ворошилова. — На рынке за них идет настоящая борьба».

Рудева из « Белгранкорма » тоже считает, что найти специалистов для животноводства намного сложнее, чем для других агроотраслей. «Нам постоянно требуются технологи для мясопереработки и ветеринарные врачи на производства, связанные с птицеводством, свиноводством, молочным животноводством и той же переработкой мяса. Компания активно растет, поэтому открываются новые вакансии, — рассказывает она. — Поскольку специалистов с опытом найти сложно, мы несколько лет подряд практикуем набор студентов после вузов и техникумов на позиции стажеров. Из них остаются работать на предприятии максимум 50−70%». «Белгранкорму» не приходится рассчитывать на отраслевые вузы, профтехучилища и колледжи: чтобы был кадровый резерв, холдинг сам финансирует один из белгородских агротехнологических техникумов (бывшее ПТУ № 18). «Раньше здесь готовили только по рабочим специальностям, а теперь будут обучать еще и технологов (в частности мясопереработчиков) и техников-электриков, — говорит Рудева. — Их сейчас очень не хватает нашей компании. В оснащение техникума оборудованием и ремонт лабораторного корпуса мы за несколько месяцев вложили примерно 15 млн руб.».

Без гонки зарплат

Доходы специалистов в растениеводческом и животноводческом секторах сравнимы. «Зарплата руководителя агрохолдинга начинается от 300 тыс. руб., — рассказывает Ворошилова. — Уровень компенсации менеджмента среднего звена, например главного зоотехника или руководителя товарно-молочной фермы, колеблется от 60 тыс. до 120 тыс. руб. Доход управляющего растениеводческим кластером или руководителя молочного направления [агрохолдинга] может составлять от 120 тыс. до 180 тыс. руб.». По словам Евсеевой, средний рост зарплат средних менеджеров за последний год составил 10%, но оснований для дальнейшего роста она не видит. «Сейчас уже нет такого дефицита компетенций, который был два года назад, — поясняет Евсеева. — Теперь каждый менеджер, увольняясь, оставляет предприятию обученные кадры». Два года назад тенденция была другой: специалистов было меньше и они чаще переходили с места на место работы, так как компании активно перекупали их. «К примеру, зоотехник получает оклад в 150 тыс. руб., — описывает тогдашнюю ситуацию Евсеева. — Но если компании нужен был человек на запуск нового проекта, то она могла предложить ему и 300 тыс. руб.». По такой схеме специалистов «хантят» и сейчас, но значительно реже, поэтому нет оснований прогнозировать дальнейший рост зарплат.

Размер компенсации менеджера зависит от специфики предприятия. Есть случаи, когда нанимать кадры приходится с премией к рынку. К примеру, на птицефабрике замкнутого цикла зоотехник по набору компетенций должен быть фактически директором по производству, говорит Евсеева. А значит, и зарплата у него может начинаться от 150 тыс. руб./мес., тогда как зоотехник на инкубации может заработать только 90−120 тыс. руб. В растениеводстве главные агрономы могут рассчитывать на оклад до 90 тыс. руб., причем за последние два года их зарплаты выросли примерно на 30%. Впрочем, все эти цифры актуальны для специалистов с опытом работы на современном оборудовании и с новыми технологиями, уточняет Евсеева: не нужно удивляться, если, скажем, директор старого свинокомплекса в месяц зарабатывает около 50 тыс. руб.

Зарплата — не единственный доход менеджера современной агрокомпании. По словам Ворошиловой из Cornerstone, большинство агрохолдингов предлагают бонусную или премиальную мотивации, напрямую зависящие от KPI конкретного сотрудника. В пензенской «Зерновой компании» премия эффективного менеджера может составлять до 100% оклада, и тогда доход удваивается. Как рассказывает гендиректор Станислав Фролов, важно адресно мотивировать людей, так как на рынке высокая текучесть кадров, и компании не хватает в первую очередь агрономов и механизаторов. А особенно сложно удержать комбайнеров, делится он, поэтому зарплату им платят в течение всего года, хотя большая часть агрокомпаний привлекает таких специалистов только на сезон.

Так же мотивируют комбайнеров в нижегородском агрохолдинге «Нива. Михеев и К». «Сейчас у нас работают примерно 70 механизаторов, но только 10 из них надежны: готовы работать столько, сколько нужно, инициативны, превосходно разбираются в любой сложной технике, — рассказывает гендиректор компании Евгений Михеев. — Лучшие механизаторы зарабатывают по 70 тыс. руб. в сезон и примерно 40 тыс. руб. в остальные месяцы. Другим платим 15−16 тыс. руб., в сезон — до 25 тыс.». Рядовые агрономы и зоотехники зарабатывают в «Ниве» по 20−50 тыс. руб./мес. К тому же некоторым сотрудникам предоставляются весомые бонусы — жилье и автомашина, продолжает Михеев. «Мы в находимся в 100 км от Нижнего Новгорода, но за счет хороших условий труда удалось переманить человека оттуда, — говорит он. — На должности финансового директора он у нас получает 100 тыс. руб./мес., премиальные, пользуется служебной машиной». Жилье у финдиректора тоже служебное — по словам Михеева, даже элитное — «особняк с садом». Преимущества работы на селе в данном случае очевидны, не сомневается Михеев: в городе топ-менеджер имел бы в лучшем случае половину нынешней зарплаты, не говоря уже о том, что ему не предоставили бы жилья.

www.agroinvestor.ru

Юрист — международник

Работодатель
Максимум, Автомобильный холдинг

Автомобильный холдинг Максимум, в связи с активным развитием компании приглашает на работу Юриста.

Холдинг «Максимум» – это долгосрочное сотрудничество единомышленников-профессионалов. Главное условие для сотрудников – работать в автосалоне максимально эффективно, стремиться к совершенствованию и не останавливаться на достигнутом. Основные составляющие имиджа наших сотрудников – это внутренний позитивный настрой, вежливость, энергичность, аккуратность во всем.

Обязанности:

  • Основной функциональный блок — создание и сопровождение деятельности компании в различных оффшорных юрисдикциях;
  • Составление, рассмотрение, внесение изменений, согласование проектов договоров, а также при необходимости расторжение всех хозяйственных договоров компании;
  • Правовая экспертиза документов, подготовка ответов на претензии потребителей;
  • Прогнозирование возможных рисков при совершении сделок, оценка налоговых последствий заключаемых договоров;
  • Ведение претензионной и исковой работы, защита интересов компании в суде, процессах (Арбитраж, районные суды, возможно командировки в регионы), государственных и общественных организациях
  • Регистрация юридических лиц, внесение изменений в учредительные документы Работа с МИФНС 15, заполнение форм Р14001, Р13001;
  • Работа с проверяющими органами.
  • Требования:

  • Высшее юридическое образование;
  • Опыт работы от 3 лет;
  • Знание закона о защите прав потребителей, практический опыт работы;
  • Знание регистрации юридических лиц, внесение изменений в учредительные документы;
  • Знание в области регистрации Товарных знаков, специфики работы с ФИПС;
  • Отличные знания и практические навыки в области договорного, корпоративного, международного права;
  • Практические навыки в оффшорной деятельности;
  • Владение англ. языком на уровне, позволяющем составлять юридические документы (юридическая, экономическая лексика).
  • Условия:

    • Работа в крупной, стабильной компании;
    • Официальное оформление по ТК РФ;
    • График работы: 5/2, с 9:00 до 18:00;
    • Льготное питание, ДМС, корпоративные скидки на абонементы фитнес — клубов.
    • www.gazeta.spb.ru

      ЮРИСТЫ-МЕЖДУНАРОДНИКИ

      Информация

      760 записей к записям сообщества

      #лекторийсвоп
      Лекторий СВОП: “Популизм во внешней политике: что это такое?”

      Политическое понятие, которое стало лейтмотивом дискуссий практически по всему миру, — это популизм. В разных странах успеха добиваются силы, Показать полностью… апеллирующие к популярным лозунгам. Они вызывают отклик среди масс понятной картиной мира и простотой предлагаемых рецептов. Часто, правда, ярлык популизма лепят на любые силы, не желающие следовать в разрешенной истеблишментом колее. Как бы то ни было, рассуждая о популизме, обычно говорят о внутренней политике. А как насчет внешней?

      Стремление к доступным объяснениям сложных мировых процессов по-человечески понятно — будь то конспирология или применение к происходящему идеологических догм — либеральных, консервативных, левых. Но насколько это сегодня опасно? И к чему может привести?

      18 апреля в 19.30 Совет по внешней и оборонной политике совместно с Российским советом по международным делам проводит дискуссию «Популизм во внешней политике: что это такое?»

      В дискуссии примут участие:
      • Иван Сафранчук – доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России
      • Алексей Фененко – научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, доцент Факультета мировой политики МГУ имени М.В. Ломоносова
      • Модератор дискуссии – Федор Лукьянов, председатель CВОП и главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»

      m.vk.com

      Юрист — Правовед / Юрист — Международник

      Описание компании

      Totallook Showroom — эксклюзивный поставщик и представитель детских коллекций брендов (Hugo Boss, Givenchy, CHLOE, Marc Jacobs, Timberland, DKNY, Karl Lagerfeld и др) на территории России и стран СНГ.

      Описание должности

      Полное юридическое сопровождение основной деятельности холдинга — оптовая торговля и дистрибуция на территории рынка России и СНГ.

      — Ведение всей клиентской базы компании: разработка и составление договоров, выявление договорных рисков, проверка договоров на соответствие российскому законодательству, контроль за исполнением договорных обязательств. Ведение сопутствующей переписки с клиентами.
      — Разработка внешней и внутренней документации: подготовка дополнительных соглашений, протоколов и спецификаций к договорам, иных документов, регламентов, приказов. Составление/оформление писем, заявлений, запросов, доверенностей и т.д
      — Осуществление учета и хранения дел, ведение реестров.
      — Анализ действующего законодательства и судебной практики, внесение корретивов в существующие документы компании.
      — Взаимодействие с государственными органами, регистраторами, нотариусами;
      — Претензионно-исковая работа, разрешение споров;
      — Подготовка и регистрация изменений в учредительные документы;
      — Обеспечение функционирования, разработка, внедрение и контроль соблюдения единых стандартов и регламентов компании во взаимодействии между отделами.
      — Контроль трудовой дисциплины офиса, в незагруженный период — ведение кадрового делопроизводства (формирование личных дел, разработка табеля и учет, подготовка приказов)
      — Международные контракты: согласование, ведение, контроль.

      — Работа в сегменте Fashion
      — Работа в красивом и уютном офисе в центре города (Завод АРМА)
      — Заработная плата (обсуждается на собеседовании)
      — Оформление по ТК
      — График работы с 10 до 19
      — Cплоченный коллектив

      ru.fashionjobs.com

      Путешествия

      «Моя Планета» поговорила с юристом Мариной Аксеновой о работе в миссии ООН в Косове и камбоджийском трибунале.

      За несколько лет юрист-международник Марина Аксенова уже успела поработать по всему миру — от Грузии до Камбоджи. В нашем интервью она рассказывает, почему голландцы считают себя утками, вспоминает самые сложные моменты в работе в суде в Камбодже и своим личным примером доказывает, что юрист — это действительно профессия для путешествий.

      — С чего начался ваш карьерный путь и, соответственно, ваши путешествия?

      — Я училась в Международном университете в Москве на факультете гражданско-правовых отношений. Когда я закончила, мне показалось, что рано начинать рабочую деятельность, и я поехала учиться в Университет Амстердама на степень магистра международного европейского права. С этого момента у меня началась международно-правовая деятельность. По окончании учебы я подала документы в Международный трибунал по бывшей Югославии, который находится в Гааге. Я провела в трибунале два года: сначала стажером, потом с командами защиты помощником юриста.

      — В каких делах вы участвовали?

      — Одна команда представляла интересы подсудимых по делу Серебряницы, а другая — бывшего премьер-министра Косова. С этой командой мы несколько раз ездили в Косово, осматривали места преступлений, интервьюировали свидетелей — то есть путешествия начинались уже тогда.

      — Что было потом?

      — После этого я работала два года в международной юридической фирме White & Case и занималась международным инвестиционным арбитражем. Мое самое крупное дело, в котором мы представляли Грузию, — международный арбитраж против российской компании. Я несколько раза ездила в Тбилиси, где мы тоже встречались с различными свидетелями, брали показания. Дальше я поняла, что хочу заниматься уголовным правом и академической деятельностью. Поэтому я поехала на год учиться в Оксфорд на степень по криминологии. По окончании учебы я поступила в аспирантуру во Флоренции в Международный европейский институт.

      — Как долго вы жили во Флоренции?

      — Четыре года. Кроме того, во время аспирантуры я провела три месяца в Камбодже в трибунале по красным кхмерам. На данный момент я занимаюсь научной деятельностью в Университете Копенгагена на позиции постдока.

      — Как вы приспосабливаетесь к разнице менталитетов? Вас все время окружали люди разных культур, к каждому нужно приладиться.

      — Я всегда работала с людьми из разных культур. Но в целом могу сказать, что все зависит от коллектива. В югославском трибунале, к примеру, у нас была команда в шесть человек, очень семейная атмосфера, мы даже работали из квартиры в Гааге, а не в здании самого трибунала. То есть в итоге приспосабливаешься к другим людям просто потому, что работаешь в маленьком коллективе. Что касается самого ООН, там прежде всего ценится гибкость по отношению к разным культурам: надо обязательно соблюдать правила вежливости, необходимо помнить, что у людей может быть разное понимание культурного и некультурного, приемлемого и неприемлемого, и учитывать это в общении. Обязательно надо соблюдать приличный тон в переписке. В ООН прежде всего ценится толерантность.

      — Какие вы заметили особенности в общении с итальянцами?

      — К примеру, все решается по телефону или при личной встрече, переписка не всегда эффективна. Считается, что если у тебя какие-то проблемы, то лучше позвонить или встретиться за кофе. В Италии очень ценится гибкость: главное — субъективно и устно объяснить свою проблему, и тогда тебе помогут. И конечно, ценится представительность: на важных встречах надо выглядеть соответствующе, а в суд обязательно приходить в костюме и выражаться очень сложным архаичным итальянским языком — специально, чтобы подчеркнуть статус юриста. А в Голландии, например, все менее формальное и люди меньше обращают внимания на внешнее. Все происходит очень размеренно. Там достаточно формально относятся к разрешению каких-то проблем: каждая проблема должна быть оформлена надлежащим образом и перенаправлена специалисту. Голландцы не очень любят спешить и форсировать события — ценится обдуманность.

      — Бывали трудности в работе из-за культурных различий?

      — Один из самых интересных для меня опытов был в Камбодже. Целью было судить виновных в совершениях преступлений во время правления режима Пол Пота. Было решено, что ООН будет работать вместе с камбоджийским персоналом. Камбоджийский персонал был достаточно отделен от международного персонала, и работа шла параллельно — часто было ощущение, что отсутствуют точки соприкосновения двух миров. Кроме того, суд должен быть независим, но многие камбоджийские представители чувствовали свою связь с правительством, поэтому их мотивация, возможно, не всегда совпадала с нашими целями.

      Меня шокировали страдания этой страны. Я плакала каждый день. Мне было действительно очень грустно. Еще меня в Камбодже поразила бедность. Средняя зарплата там — $60 в месяц. Конечно, приезжая туда, чувствуешь себя некомфортно.

      — Вы упомянули Косово. Расскажите про свою работу там.

      — Я была там в 2007 году, во время протектората ООН. Мне показалось, что на улицах царила некоторая степень недоверия и напряженности, было много машин ООН и ОБСЕ. К нам, как к сотрудникам защиты бывшего премьер-министра, относились очень хорошо. В Косове очень активная ночная жизнь: это Балканы, люди там любят встретиться, поговорить, выпить ракии, и это была положительная часть нашей поездки. Безусловно, вокруг еще очень красивая природа. Но сам город Приштина, в котором я работала, не представляет серьезного культурного интереса. Многие части города были разрушены во время войны в 1990-е и сейчас активно перестраиваются.

      — Как поменялись ваши взгляды на жизнь за годы работы?

      — Я поняла, что есть плюсы и минусы в том, чтобы путешествовать по работе. Плюсы заключаются в том, что ты видишь много необычного, открываешь для себя новые горизонты. При этом ты теряешь часть своей идентичности. Когда живешь в одном месте и просто ездишь куда-то отдыхать, ты только получаешь новые впечатления, но при этом возвращаешься в привычную тебе среду — к рутине, семье, кругу знакомых. А если ты постоянно переезжаешь с места на место, ты отдаешь часть себя каждому месту. Ты вкладываешься в него так, как будто оно твое. Но ты еще и многое перенимаешь от окружающей культурной среды. В момент, когда надо ехать дальше, ты понимаешь, что этот обмен не привел к полной интеграции, а напротив — ты что-то получил и отдал и едешь дальше. Одно наслаивается на другое, и это может привести к ощущению оторванности от своих корней.

      — Какая из стран повлияла на вас больше всего?

      — Однозначно Италия. У Италии я переняла любовь к красоте, ведь это страна эстетов. Это первая страна, где я начала получать удовольствие от еды. До этого я думала, что есть нужно просто для того, чтобы поддерживать организм. До Италии я жила в Англии, но в закрытом университетском городке, который нельзя назвать лакмусовой бумажкой страны. Я была очарована академической атмосферой: можно было пойти в кафе и встретить человека, который говорит на 25 языках. В Оксфорде большая концентрация людей, которые интересуются всем, читают много и много занимаются. Там я поняла, что ключ к общению с разными людьми — понять, в чем они сильны, спросить у них, что они знают, и с искренним интересом выслушать то, чем они хотят поделиться.

      — Вы жили и в Голландии. Что там за люди?

      Что касается Голландии, то сами голландцы любят называть себя уточками, потому что они с виду спокойные, зато очень быстро гребут под водой. Я тоже стараюсь соблюдать это внешнее спокойствие и внутреннюю активность. Вообще, я жила в Голландии в самое важное для формирования личности время — с 21 до 24 лет. Меня восхищает в голландцах их толерантность, черта, которую, я надеюсь, я переняла. Я помню, когда я жила в Амстердаме, я видела людей, танцующих на улицах или прыгающих в каналы. Это, скорее всего, были туристы, но атмосфера города способствовала столь спонтанному поведению. Меня теперь тоже мало что удивляет в человеческом поведении. У голландцев нет предрасположенности думать, что люди должны жить таким образом и никак иначе — они принимают абсолютно разные жизненные ситуации.

      — Получается, у вас есть опыт жизни в полярных странах и культурах, к примеру в Камбодже и Дании. Контрасты сильно ощущаются?

      — Когда я была в Камбодже, мне очень хотелось вернуться в Европу. Это был эгоизм, я не хотела быть уязвимой: в таких странах, как Камбоджа, ты видишь вокруг себя страдания и бедность. А в таких странах, как Дания, ты этого не видишь — и кажется, что все хорошо. Контраст еще выражается в том, что ты начинаешь спрашивать себя: все ли я правильно делаю в жизни, насколько я искренен, несу ли я, как сотрудник ООН, мир и справедливость?

      www.moya-planeta.ru