Полезные статьи

Что такое прямое действие приказа

Стихи — прямого действия приказы. Стихи-афоризмы

Стихи — прямого действия приказы,
Когда они не лепет о луне,
Поэт лишь тот, кто составляет фразы
Такие, чтобы курс давать стране.

Он говорит не много и не мало,
А только то, что сдвинет мертвый пласт,
И вновь страна, что отступать устала,
Пойдет вперед, стряхнув с себя балласт.

Стихи — всегда депеши и шифровки,
О самом важном главные слова,
Но в них открыто и без кодировки
С Россией говорит сама Москва.

И пусть в Европе кто-то машет стэком,
В монокль санкций пяля злобный глаз,
Но здесь, в России, каждым человеком
Победный выполняется приказ.

Прочитать похожие стихи о поэте и поэзии:

Господа поэты!
Не мечите бисера.

С уважением,
Михаил Гуськов

Михаил, замечательные поэтические строки гражданского звучания! Вместе с тем образные и умные, бьющие в самую цель! Понравились!
С искренним теплом и уважением,

Спасибо за высокую оценку, дорогая Клара!
Здоровья и счастья!
Ваш Михаил

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2018 Разработка и поддержка: Литературный клуб Под эгидой Российского союза писателей 18+

www.stihi.ru

Статья 76 Конституции РФ

1. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

2. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

3. Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

4. Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

5. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

6. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Комментарий к Статье 76 Конституции РФ

1. Комментируемая статья определяет соотношение законов и иных нормативных правовых актов, принимаемых в России по предметам ведения РФ, совместного ведения РФ и ее субъектов, пределы собственного правового регулирования субъектов РФ, а также иерархию нормативных правовых актов РФ и ее субъектов.

По предметам ведения РФ принимаются федеральные нормативные правовые акты, в ч. 1 ст. 76 названы федеральные конституционные и федеральные законы. Это означает, что вопросы, перечисленные в ст. 7 Конституции России, не могут быть регламентированы актами субъектов РФ — их регулирование осуществляется только на федеральном уровне. Хотя в ч. 1 данной статьи говорится только о законах, не исключаются конкретизация и развитие их положений в подзаконных нормативных актах федерального уровня (актах Президента, Правительства и др.). Однако такое дополнительное регулирование должно осуществляться в рамках компетенции соответствующих федеральных органов, изменять законы они не вправе. В частности, как постановил Конституционный Суд, Президент своими нормативными правовыми актами может только временно устранить законодательные пробелы, но не вправе каким-либо образом изменять федеральные законы (Постановление от 11.11.1999 N 15-П*(931)).

Прямое действие федеральных конституционных законов и федеральных законов, а также иных федеральных нормативных правовых актов означает, что они не нуждаются в подтверждении со стороны субъектов РФ, как это бывает в конфедерациях. Они действуют непосредственно на всей территории РФ.

Статья 76 называет два вида федеральных законов, регулирующих предметы исключительного ведения Федерации, — конституционные и «обыкновенные», однако ни в данном случае, ни в ст. 105-108 не разграничиваются предметы регулирования того и другого. Такое разграничение осуществлено в различных статьях Конституции, когда указывается, какой закон должен быть принят по конкретному вопросу. Рассматривая понятие «федеральный конституционный закон», Конституционный Суд в Постановлении от 31.10.1995 N 12-П*(932) установил следующие важнейшие свойства такого закона: 1) он по своей юридической природе принимается во исполнение Конституции, не может изменять ее положения; 2) федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией. Такая формулировка предполагает принятие федеральных конституционных законов только в случаях прямого указания Конституцией. Конституция предусматривает принятие федеральных конституционных законов, в частности, по следующим вопросам: о порядке принятия в Российскую Федерацию и образовании в ее составе нового субъекта Федерации (ст. 65); о порядке изменения статуса субъекта РФ (ст. 66); о государственном флаге, гербе и гимне РФ (ст. 70); о референдуме РФ (ст. 84); о режиме военного положения (ст. 87) и др. Почти все предусмотренные Конституцией федеральные конституционные законы приняты. Исключение составляет федеральный конституционный закон о порядке созыва Конституционного Собрания.

Конституционный Суд в своей практике обращался к вопросу об иерархии среди федеральных законов в случае регулирования их нормами одних и тех же правоотношений. В Постановлении от 29.06.2004 N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом депутатов Государственной Думы»*(933) Суд указал, что ни один федеральный закон не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой, но кодексы законов могут иметь приоритет перед другими «обыкновенными» федеральными законами, хотя такой приоритет не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования.

Суд также указал, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы исходными правилами являются следующие: приоритет последующего закона; специального закона, закона устанавливающего дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом. Правильный выбор на основе установления и исследования фактических обстоятельств и истолкование норм, подлежащих применению в конкретном деле, относятся к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Данная позиция была неоднократно подтверждена Конституционным Судом в ряде решений, в том числе в Определениях от 08.11.2005 N 439-О, от 16.11.2006 N 454-О *(934).

2. Часть 2 ст. 76 Конституции определяет «двухуровневое» нормативное правовое регулирование по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов: федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации. Конституция вводит важнейшую правовую формулу такого «двухуровнего» регулирования: субъекты РФ принимают собственные нормативные правовые акты по предметам совместного ведения в соответствии с федеральными законами. Это обусловлено принципом верховенства федерального права. Вопросы совместного ведения перечислены в ст. 72 Конституции.

Регулируя эти вопросы, субъект РФ может принимать «опережающее законодательство», если тот или иной вопрос не урегулирован федеральным законом. Однако содержание понятия «совместное ведение» и анализ круга вопросов, охватываемых данным понятием, подразумевает необходимость обеспечения соблюдения при этом как интересов субъектов Федерации, так и федеральных интересов. Кроме того, принцип иерархичного построения системы законодательных актов подразумевает непротиворечивость законодательных актов субъектов РФ федеральным законам. Отсюда следует вывод Суда о том, что даже в случае принятия субъектами РФ законов (иных нормативных правовых актов), по своему содержанию опережающих федерального законодателя, законодательные органы субъектов Федерации обязаны основываться на базовых принципах, определенных Конституцией РФ и иным федеральным законодательством. Исходя из этого Конституционный Суд в Постановлениях от 30.11.1995 N 16-П, от 01.02.1996 N 3-П и от 30.04.1997 N 7-П *(935) указал, что после издания федерального закона акт субъекта РФ должен быть приведен в соответствие с ним. Закон об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ устанавливает трехмесячный срок для приведения актов субъектов Федерации в соответствие федеральному законодательству.

3. Часть 3 комментируемой статьи устанавливает иерархию федеральных конституционных и федеральных законов. Первые в силу своей особой правовой природы (регулирование вопросов, прямо указанных в Конституции, усложненный порядок принятия, неприменимость вето Президента РФ и др.) имеют большую юридическую силу по отношению к «обыкновенным» федеральным законам. Поэтому федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

4. Часть 4 ст. 76 определяет круг самостоятельного нормативного правового регулирования субъектов Федерации: своими законами и иными нормативными правовыми актами они вправе осуществлять самостоятельную регламентацию тех вопросов, которые вынесены за пределы исключительного ведения РФ, а также за пределы предметов совместного ведения. Такое регулирование осуществляется субъектами РФ по принципу собственного усмотрения, исходя из сложившихся традиций и обычаев, условий жизнедеятельности того или иного субъекта РФ. Однако собственное нормативное правовое регулирование субъектов РФ должно отвечать установленным федеральной Конституцией нормам и принципам, соответствовать федеральным законам.

Конституционный Суд, интерпретируя конституционные нормы, в Постановлении от 03.11.1997 N 15-П*(936) отметил, что если субъект Федерации не принял закона по вопросу, отнесенному к его компетенции федеральным законодателем, то федеральный законодатель в случае необходимости сам может осуществить правовое регулирование в этой сфере. В таком случае регулирование посредством федерального закона будет осуществлено в целях реализации соответствующих конституционных положении и в соответствии с закрепленным Конституцией принципом о ее высшей юридической силе, прямом действии и применении на всей территории РФ. Названная позиция Суда направлена на недопущение возникновения законодательных пробелов по вопросам, относящимся к предметам ведения субъектов Федерации, но не решенным ими самостоятельно путем принятия соответствующих нормативных правовых актов.

Рассматривая вопросы нормотворчества субъектов РФ, Конституционный Суд высказал позицию о юридической сущности устава, а равно и конституции субъекта РФ. По мнению Суда, эти акты занимают особое, а именно высшее место в иерархии нормативных правовых актов, принимаемых законодательным органом субъекта РФ (Постановление от 01.02.1996 N 3-П*(937)).

5. Часть 5 комментируемой статьи устанавливает принцип соответствия нормативных правовых актов субъектов Федерации федеральным законам, принятым по предметам ведения РФ и предметам совместного ведения. При противоречии между указанными нормативными правовыми актами действует федеральный закон. Закон об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ в ч. 3 ст. 3 предусматривает принципиальнейшее правило, что даже в случае оспаривания органом государственной власти субъекта РФ конституционности федерального закона, иного нормативного правового акта федерального уровня в части разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, до вступления в силу соответствующего решения суда, не допускается принятие законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ, противоречащих оспариваемым положениям федерального закона, нормативного правового акта федерального уровня.

Названный Закон предусматривает меры ответственности, принимаемые по отношению к государственным органам и должностным лицам субъектов Федерации в случае принятия ими нормативных правовых актов, противоречащих Конституции, федеральным конституционным законам, федеральным законам, если такие органы или должностные лица не отменят неправомерный нормативный правовой акт в установленный срок: роспуск законодательного собрания субъекта РФ, отрешение от должности высшего должностного лица субъекта РФ. Механизм привлечения к ответственности по рассматриваемому основанию включает разнообразные процедуры. Так, в отношении законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, принявшего такой акт, устанавливается шестимесячный срок для отмены акта, признанного в судебном порядке противоречащим Конституции, федеральным конституционным законам, федеральным законам. В случае неисполнения законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Федерации судебного решения и если при этом судом установлено, что в результате уклонения законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ от принятия соответствующих мер были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц, Президент выносит предупреждение законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта РФ (в форме указа). В случае непринятия необходимых мер со стороны предупрежденного органа в трехмесячный срок Президент вправе распустить данный орган государственной власти субъекта РФ. При этом такое решение Президента может быть принято не позже, чем в течение одного года со дня вступления в силу решения суда.

Конституционный Суд, анализируя положения Закона об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, предусматривающие возможность роспуска законодательного (представительного) органа субъекта РФ, отметил следующее. Необходимость адекватных мер федерального воздействия в целях защиты Конституции, обеспечения ее высшей юридической силы, верховенства и прямого действия, а также верховенства основанных на ней федеральных законов на всей территории РФ (что требует от органов государственной власти субъектов Федерации соблюдения федеральной Конституции и федеральных законов) вытекает, в частности, из конституционных положений об основах конституционного строя России, необходимости защиты конституционных ценностей, таких как суверенитет и государственная целостность РФ, единство системы государственной власти, разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, единство экономического пространства, обеспечение обороны страны и безопасности государства. Исходя из этого федеральным законодателем должен быть установлен такой контрольный механизм, который обеспечивал бы эффективное исполнение органами власти субъектов Федерации их конституционной обязанности соблюдать Конституцию и федеральные законы и не допускать принятия противоречащих им законов и иных нормативных актов. В случае невыполнения субъектами РФ указанной конституционной обязанности предполагаются негативные правовые последствия, включая применение к субъектам РФ мер федерального воздействия. Вместе с тем Суд указал, что меры федерального воздействия не могут быть реализованы в связи с формальным противоречием нормативного правового акта субъекта РФ федеральному регулированию, поскольку применение соответствующих мер обусловлено обязательностью подтверждения в судебном порядке наступления конституционно значимых тяжких последствий, вызванных неправомерным нормативным актом и его несвоевременным устранением из правовой системы РФ (Постановление КС РФ от 04.04.2002 N 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета — Хасэ Республики Адыгея»*(938)).

В случае принятия высшим должностным лицом субъекта РФ актов, противоречащих Конституции, федеральным законам (а равно федеральным конституционным законам), законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ вправе выразить ему недоверие*(939). При этом должны быть соблюдены следующие условия: такие противоречия установлены соответствующим судом; они не были устранены высшим должностным лицом субъекта РФ в месячный срок со дня вступления в силу судебного решения. Решение о недоверии направляется на рассмотрение Президенту для решения вопроса об отрешении высшего должностного лица субъекта Федерации от должности, который принимает окончательное решение.

Конституционность норм указанного Закона в отношении правомочия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ выносить решение о недоверии высшему должностному лицу субъекта РФ, была подтверждена Конституционным Судом, указавшим, что предусмотренная федеральным законодателем система сдержек и противовесов, включающая, в частности, и названное правомочие, основывается на учете сбалансированности полномочий законодательной и исполнительной властей (Постановление от 18.01.1996 N 2-П*(940)).

6. Наличие собственной компетенции субъектов РФ вне пределов ведения РФ и совместного ведения Федерации и ее субъектов, в рамках которой субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73 Конституции), обусловливает установление приоритета собственного законодательства субъекта РФ над федеральными законами в этой части. В данной сфере отношений при противоречии между федеральным законом и законом субъекта РФ действует последний. Вместе с тем, исходя из норм ст. 15 Конституции, следует констатировать, что даже принятые по предметам собственного ведения субъектов нормативные правовые акты последних в силу верховенства норм Конституции не могут противоречить ее положениям. Закон об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ определяет, что в случае принятия органами государственной власти субъектов РФ нормативных правовых актов, противоречащих Конституции, федеральным конституционным законам и федеральным законам и повлекших за собой массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина, угрозу единству и территориальной целостности РФ, национальной безопасности РФ и ее обороноспособности, единству правового и экономического пространства РФ, органы государственной власти субъектов РФ несут ответственность, предусмотренную законодательством. Эти нормы федерального закона в равной степени относятся к законам и иным правовым актам субъектов Федерации, изданным в сфере собственных полномочий субъекта РФ.

constrf.ru

Что такое прямое действие приказа

Конституция и прямое действие ее норм

В Астане в преддверии Дня Конституции прошли VI августовские чтения на тему «Прямое действие норм Конституции Республики Казахстан». Их проведение в столь знаменательный для страны праздник уже стало доброй традицией. Мероприятие организовано совместными усилиями Конституционного совета, Уполномоченного по правам человека, Верховного суда Евразийского Национального университета имени Л. Н. Гумилев при поддержке Германского общества по техническому сотрудничеству.

На чтения прибыли представители государственных структур Казахстана, судейского и дипломатического корпуса, неправительственных правозащитных организаций, а также ученые-юристы. Поделились своими знаниями и опытом на форуме делегации органов конституционного контроля ФРГ и Кыргызстана, Парламента Узбекистана, консультативно-совещательных органов при Президенте Туркменистана. Одним из организаторов чтений выступило Германское общество по техническому сотрудничеству в лице профессора Бременского университета и главы общества Рольфа Книппера.

Масштаб мероприятия обусловлен исключительно важной ролью Конституции в жизни государства в целом и отдельного гражданина в частности. Тема VI августовских чтений, по словам Уполномоченного по правам человека в Казахстане Аскара Шакирова, выбрана в связи с тем, что все чаще в своих обращениях в государственные структуры граждане Казахстана апеллируют именно к нормам Конституции, вобравшей все основополагающие принципы и положения международных актов о правах человека, Это, с одной стороны, обусловлено прямым действием норм Основного Закона Казахстана, с другой стороны, является подтверждением роста правового сознания граждан, ощущения ими своей идентичности с государством. Те правоотношения, которые строятся на основе Конституции между всеми правовыми субъектами нашей республики, ведут в конечном результате к созданию целостного стабильного общества.

Как отметил в своем вступительном слове председатель Верховного суда Кайрат Мами, прямое действие норм Конституции проявляется наиболее ярко в сфере защиты прав и свобод человека, Они определяют смысл, содержание правоприменительной деятельности государственных органов и обеспечиваются правосудием. Одним из условий реального и непосредственного регулирования отношений Конституцией является право суда приостанавливать производство по делу и обращаться в Конституционный совет, если усматривается, что подлежащий применению нормативный правовой акт ущемляет основные права и свободы человека и гражданина. К. Мами подчеркнул, что обсуждение, состоявшееся в рамках VI августовских чтений по вопросам укреплена механизмов конституционного контроля, в том числе компетенции судов в этой области, способствует раскрытию и реализации богатого потенциала Конституции, достижению соответствия уровня защиты прав и свобод граждан международным стандартам,

С приветственным словом на чтениях выступил и председатель Конституционного совета Игорь Рогов: «В преддверие государственного праздника не могу не сказать несколько слов о значении данной исторической даты. Тринадцать лет назад, 30 августа 1995 года, на всенародном референдуме народ Казахстана, проголосовав за принятие Конституции, подтвердил свой однозначный выбор — за свободу, процветание и демократию, определил стратегию поступательного развития нашего государства на долгие годы. Благодаря взвешенной, постоянной и целенаправленной деятельности по упрочению конституционализма завершено строительство новой государственности, создан фундамент рыночной экономики, обеспечиваются права и свободы человека, согласованно функционируют государственные институты, в стране царят мир, межэтническое и межконфессиональное согласие.

Хотел бы отметить, что верховенство Конституции и прямое действие ее норм являются неотъемлемыми атрибутами правового государства и предполагают необходимость обеспечения соответствия им не только всей нормативно-правовой базы, но и деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, институтов гражданского общества и граждан. В этой связи детальное изучение содержания принципа прямого действия норм Основного Закона, представляет большой теоретический и практический интерес.

В советское время в науке конституционного права господствовала позиция, согласно которой нормы Конституции действуют лишь постольку, поскольку они конкретизированы в текущем законодательстве. В задачу Основного Закона не входит детальное урегулирование общественных отношений, она представляет собой более или менее совершенную общую модель организации государства и общества, Сегодня очевидно, что такое мнение не отвечает стратегической цели формирования правового государства, для которого характерным является режим конституционной законности, и не соответствует практике применения действующей Конституции.

В силу специфики конституционного регулирования и его методов нормы Конституции имеют как непосредственное, так и опосредованное действие. Некоторые нормы Конституции вообще не нуждаются в специальной конкретизации законодательными актами. В систему методов конституционного регулирования наряду с другими (запрет, обязывание, уполномочивание) входит и метод констатации сложившихся отношений, системы государственных органов, унитарного устройства и др., обусловленный учредительной функцией Основного Закона. В частности, согласно а. 1 Конституции, наша республика утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы. Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые на основе данной и других конституционных норм, развивают и дополняют ее положения, придают им детальную определенность, что особенно важно в процессе правоприменения, но это отнюдь не лишает саму Конституцию прямо действующего характера.

Следовательно, любая конституционная норма, независимо от занимаемого в системе Основного Закона места, выполняемых функций и преследуемых целей, является действующей правовой нормой. Конституция является такой частью законодательства, которая прямо оказывает регулирующее воздействие на общественные отношения, «связывает» государство и его органы и закрепляет права и свободы человека и гражданина в качестве субъективных прав, возлагающих на государство вполне определенные обязанности и подлежащих судебной защите, Именно в этом заключается смысл прямого действия конституционных норм.

Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории республики (п. 2 ст. 4). В нормативном постановлении от 6 марта 1997 года № 3 Конституционный совет разъяснил, что в соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует во всех необходимых случаях применять Конституцию республики в качестве акта прямого действия, Иначе говоря, действие конституционных норм означает регулирующее воздействие Конституции на общественные отношения. Оно может осуществляться как непосредственно — только конституционными средствами, а также совместно с другими правовыми нормами, которые чаще всего определяют процедуру осуществления норм Основного Закона, так и опосредованно — после предварительной их конкретизации в иных законодательных актах.

Прямое действие норм Конституции необходимо для того, чтобы она не оставалась торжественной декларацией, а была работающим политико-юридическим документом, позитивное воздействие которого на общество и государство и положение в нем личности тем больше, чем полнее Конституция претворяется в жизнь.

В советское время, несмотря на наличие Основного Закона, для чиновника священными были, главным образом, директивы, приказы, циркуляры, установки. В настоящее время государственная, в том числе правовая политика, строится на принципиально иных ценностях, в первую очередь на принципе повседневного применения Конституции республики в качестве акта прямого действия.

Конституция является целостным актом, статьи которого органично взаимосвязаны и взаимодействуют в процессе регулирования общественных отношений. В ней, во-первых, указывается из содержательную характеристику прямого действия, и в этом случае оно упоминается в одном ряду с высшей юридической силой и обязательностью применения Конституции на республиканском уровне (п. 2 ст. 4), во-вторых, подчеркивается территориальный аспект прямого действия законов, принимаемых в развитие норм Конституции, что охватывается понятием «Действующее право в Республике Казахстан» (п. 1 ст. 4).

Конституционное регулирование, рассматриваемое в динамике осуществления норм Конституции, составляет ядро прямого действия Основного Закона. В одних случаях для урегулирования общественных отношений достаточно конституционных норм, в других — конституционная норма нуждается в конкретизации.

В основе разграничения непосредственного и опосредованного действия норм Конституции лежат различные уровни конституционных правоотношений, участниками которых выступают республика, государственные и общественные органы и организации, должностные лица, граждане и их объединения и т. д. И если на высоком уровне конституционного регулирования достаточно, как правило, конституционных норм, то в конституционных правоотношениях, с участием граждан, часто необходима большая степень формальной определенности при установлении их прав и обязанностей, что обеспечивается нормами административного, гражданского, трудового, уголовного и других отраслей права. В последнем случае конституционные нормы, конкретизируясь в соответствующих отраслях права, действуют опосредованно. Вместе с тем это не означает, что нормы Конституции перестают действовать напрямую. К примеру, в случае прекращения уголовного преследования в отношении лица, действовавшего в состоянии необходимой обороны и не превысившего ее пределы, в процессуальных актах органы предварительного расследования или суды могли бы ссылаться не только на нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, но и на соответствующую норму Основного Закона (п. 1 ст. 13), так как он находится на вершине иерархии всех нормативных правовых актов. В таком же порядке могли бы применяться и конституционные нормы, регламентирующие вопросы действия уголовного закона во времени, принудительного отчуждения имущества для государственных нужд и др., что способствовало бы формированию у граждан и, особенно у должностных лиц, уважительного отношения к Конституции, потребности и, если хотите, привычки жить в соответствии с ее нормами и принципами.

Действие конституционных норм может протекать не только в рамках конституционных правоотношений между конкретными субъектами, но и в форме издания законодательных актов, предусмотренных Конституцией. Так, во исполнение соответствующих норм Основного Закона приняты конституционные законы о Президенте, Парламенте и статусе его депутатов, Правительстве, выборах, республиканском референдуме, судебной системе и статусе судей.

Непосредственное действие конституционных норм имеет важное значение при коллизиях в праве. Коллизии между Конституцией и законом разрешаются в соответствии с правилом о высшей юридической силе Основного Закона.

Думаю, что проводимые чтения помогут глубже осмыслить проблемы законодательной и практической реализации принципа верховенства и прямого действия норм Основного Закона.

Поздравляю всех с Днем Конституции! Желаю всем крепкого здоровья, счастья и благополучия».

«Конституционный контроль призван воспитывать уважение к Основному Закону страны как со стороны органов государственной власти и должностных лиц, так и со стороны граждан», — подчеркнула в своей речи председатель Конституционного суда Кыргызской Республики Светлана Сыдыкова. Как и в Казахстане, Конституция соседнего государства имеет прямое действие, высшую юридическую силу и выступает как юридическая база для развития всех отраслей права, составляющих единую правовую систему государства. С. Сыдыкова также отметила роль органов конституционного контроля в обеспечении соблюдения законности, подчеркнув следующее: «Устраняя неконституционные нормативные акты, органы конституционного контроля (Конституционный совет, Конституционный суд) обеспечивают высшую юридическую силу Конституции, восстанавливают справедливость в отношении граждан, конституционные права и свободы которых были нарушены. Наличие самого органа дисциплинирует и законодателя при издании законов, и чиновников при принятии правоприменительного решения и самих граждан».

Профессор Бременского университета Рольф Книппер в своем выступлении сравнил концепции текстов Конституции Казахстана и Германии. Он отметил, что обе Конституции «не ограничивают себя лишь формулированием прав защиты граждан против государства, они обосновывают позитивные права участия граждан в общественно-политической жизни и их социальные требования для достойного существования». Профессор Книппер отметил социальную направленность Основного Закона Казахстана: «Здесь (в Казахстане), так же как и на европейском континенте действуют высокие принципы образования и обучения для всего населения, здоровья, получения трудовой мотивации посредством финансовой страховки против рисков, несчастных случаев и болезней, обеспечение в старости — речь идет не только об общественной пользе, но о задачах, которыми государство не может пренебрегать еще и потому, что они изложены в Конституции». Рольф Книппер подчеркнул, что уточнение социальных обязанностей государства, закрепляемых в Конституции, всегда сопряжено с трудностями объективного характера, так как «абсолютная обязанность» государства невозможна в условиях рыночной экономики и может вступить в противоречие с правом человека на свободу выбора, в том числе и выбора в пользу рискованных ситуаций. При определении государственных целей и задач, — отмечает г-н Книппер, — казахстанская Конституция выходит за рамки Основного Закона. Она устанавливает основополагающие условия труда, на защиту от безработицы, на отдых, которые могут быть реализованы посредством забастовки; она гарантирует минимальную заработную плату и пенсию, социальное обеспечение в старости, в случае болезни или несчастных случаев, оказание бесплатной медицинской помощи, бесплатное школьное образование и обязывает государство создать соответствующую среду обитания (ст. 31 КРК).

В ходе работы форума Рольф Книппер дважды был в центре внимания аудитории. Председатель Верховного суда Кайрат Мами вручил профессору Почетный знак «Қарымқатынасты дамытқаны ушiн» за вклад в развитие отношений между судебными системами Германии и Казахстана. «За годы нашего сотрудничества с Вами как руководителем и экспертом проекта по поддержке правовой и судебной реформы в Казахстане. Ваш богатый опыт в этой области явился высоко востребованным и принес значительную пользу», — поздравил г-на Книппера К. Мами.

После церемонии награждения форум продолжил свою работу. С докладом «Роль Конституционного совета в обеспечении конституционной законности» выступил член Конституционного совета РК Ильяс Бахтыбаев. Он отметил, что Конституционный совет оказывает значительное влияние на законодательство и практику его применения. В качестве примеров И. Бахтыбаев привел случай с признанием неконституционными и ущемляющими конституционные права граждан РК ряда положений Договора аренды комплекса «Байконур» и Соглашения о взаимодействии правоохранительных органов в обеспечении комплекса «Байконур» в связи с чем уполномоченными органами Казахстана и России в них были внесены изменения. Тем самым Конституционный совет обеспечил прямое действие норм Конституции в межгосударственных договорных отношениях республики.

О роли суда в обеспечении прямого действия норм Конституции в своем выступлении поведал судья Верховного суда РК Жолымбет Баишев. Он отметил, что в соответствии с конституционными положениями Верховный суд формирует практику применения судами Конституции РК в качестве акта прямого действия. В ряде нормативных постановлений пленарного заседания Верховного суда даны разъяснения, основанные на приоритете конституционных норм, применения конституционных норм при рассмотрении гражданских, уголовных и иных дел.

В рамках августовских чтений также выступили судья Конституционного суда Кыргызстана Омурзак Мамыров и директор государственного института государства и права при Президенте Туркменистана Ягмур Нурыев. Зарубежные гости также отметили, что Основной Закон является высшей юридической силой государств и обеспечивает правовые основы их социально-экономического развития.

В ходе подведения итогов было отмечено, что состоявшийся форум предоставил возможность глубоко и всесторонне обсудить имеющиеся проблемы в сфере конституционно-правового регулирования, и обозначил новые подходы к их разрешению, обогатился опытом других стран и дал дополнительный импульс развитию правовой системы Казахстана.

online.zakon.kz