Полезные статьи

Хромов адвокат

Хромов адвокат

Пожалуйста, скопируйте нижеприведённую ссылку в вашу программу для чтения РСС-лент. Спасибо.

Хромов
Олег Владимирович

Хромов
Олег Владимирович

  • адвокат
  • адвокатская палата Республики Коми
  • Россия, г. Сыктывкар, ул.Карла Маркса, 213
  • Статус на сайте: юрист

Статус юриста даёт возможность вести блог, размещать публикации, рассказать о своей работе и многое другое.

  • Блог (0)
  • Комментарии (1)
  • Обсуждения (0)
  • Судебные дела (0)
  • Публикации (0)
  • Основная информация

    Контактные данные

    Сообщества

    Специализация и интересы

  • предстоящие
  • прошедшие

    2010 — 2018 © ООО «Издательская группа «Закон»

    Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

    zakon.ru

    Верховный Суд рассмотрел жалобу осужденного за взятку, которая до него так и не дошла

    Верховный Суд сегодня рассмотрел жалобу экс-сотрудника управления Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) Вадима Хромова. Он хотел добиться отмены обвинительного приговора Волгоградского облсуда по обвинению в получении взятки в крупном размере. Несмотря на заявления защиты о «подставе» и о том, что деньги до осужденного так и не добрались, судимость с чиновника не сняли.

    Вадим Хромов, начальник эксплуатационно-технического отдела управления ФСТЭК по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам, осенью прошлого года отправился в Волгоград на встречу с представителями ЗАО «Приволжская строительная компания», которая занималась реконструкцией здания одного из структурных подразделений управления. В кассационной жалобе Хромова (есть у «Право.Ru») говорится, что Волгоград он поехал с одной целью — посетить объект и разъяснить подрядчику, как правильно оформлять документы. Однако, по версии следствия, 13 сентября 2011 года Хромов провел совещание о ходе строительства, на котором потребовал у директора строительной компании, В.Дармодехина 420000 руб. За это сотрудник ФСТЭК якобы обещал, что у подрядчика беспрепятственно примут выполненные работы.

    На следующий день Хромов вместе с сослуживцем Ариничевым перед отъездом из Волгограда в Астрахань встретились на стоянке у гостиницы с Дармодехиным, который должен был передать протокол совещания и исполнительную документацию. Согласно показаниям Дармодехина в областном суде, когда он [в рамках оперативного эксперимента] стал передавать Хромову пакет с протоколом и 100000 руб. (осужденный утверждает, что ничего не знал об этих деньгах), пакет перехватил стоящий рядом сотрудник волгоградского подразделения управления ФСТЭК М.Могутов, который собирался проводить «гостей» до дороги на Астрахань. За этим наблюдали понятые и сотрудник ФСБ Трофимов, сидящие в машине, находившейся поодаль. Затем Могутов сел в свою машину с Ариничевым, который потом пересел в автомобиль Хромова, захватив с собой пакет. На одном из постов ДПС их остановили, обыскали и нашли 100000 руб. в лежащей на переднем сиденье куртке Ариничева. Объяснить их происхождение он не смог, но обвинение посчитало, что эти деньги были взяткой Хромову.

    Рассмотрение дела длилось два месяца и 22 феваля 2012 года Волгоградский областной суд признал чиновника виновным по п.»в» ч.5 ст.290 УК РФ (получение взятки в крупном размере) и приговорил к штрафу в размере 10,2 млн руб. с рассрочкой на пять лет (170000 руб. ежемесячно). В марте этого года Хромов и его адвокат Константин Шиповской подали кассационные жалобы на решение суда первой инстанции в Верховный Суд. Помимо Шиповского, сегодня Хромова пришел поддержать его брат Виктор, допущенный судом к участию в деле в качестве защитника.

    Кассационные жалобы рассматривала судебная коллегия ВС по уголовным делам в составе судей Петра Кондратова, Сергея Абрамова и председательствующего Зямиля Галиуллина.

    Сначала докладчик по делу Кондратов озвучил доводы кассационной жалобы осужденного. По утверждению Хромова, суд первой инстанции неверно истолковал документы, регламентировавшие его должностные обязанности. Экс-чиновник утверждает, что он не «мог влиять на фактическое подписание документов о приемке выполненных работ КС-2 «Поволжская строительная компания» по реконструкции спецобъекта, путем соответствующих докладов руководителю Управления ФСТЭК». Также он указал, что «не относился к числу федеральных гражданских служащих, подверженных коррупции», а значит, не мог ей заниматься. Вдобавок Хромов указал на то, что в основу приговора легли CD-диски с многократно отредактированными записями, причем некоторые были сделаны за несколько часов «до самих разговоров».

    В свою очередь Шиповской заявил, что суд первой инстанции «вышел за пределы предъявленного обвинения», так как оно утверждало, что Хромов лично получил взятку, однако же материалы дела это опровергают. В результате адвокат попросил вернуть дело на новое рассмотрение.

    — Если деньги и предназначались Хромову, в итоге они до него так и не добрались, — заявил адвокат и добавил, что суду «пришлось дополнительно готовить и расписывать объективную сторону уголовного дела».

    Сам осужденный был краток. «Я рассматриваю чисто себя, и прошу отменить приговор и прекратить дело из-за отсутствия состава преступления», — сказал он судьям Верховного Суда.

    Выступление брата осужденного было более пространным и эмоциональным. Он указал на явные противоречия в материалах дела. Заявление Дармодехина, по его словам, попало в следственные органы без его участия, в то же время в период судебного разбирательства глава стройфирмы не раз «оказывался в прокуратуре, где с ним вели беседы». Вдобавок, сказал Виктор Хромов, из показаний сотрудников ФСБ следовало, что они за несколько месяцев до приезда его брата в Волгоград знали, что он потребует от местных строителей взятку.

    — Это была самая настоящая подстава! — убеждал суд родственник, взявший на себя роль защитника. Он назвал своего брата хорошим специалистом и рассказал, что тот много помогал Дармодехину профессиональными советами. Именно поэтому, сказал защитник Хромов, строитель на совещании сам спросил его брата: «А что с благодарностью с нашей стороны?» Когда же чиновник Хромов ответил, что не возражает, его слова были восприняты Дармодехиным как требование взятки.

    Свою речь он заключил просьбой внимательнее отнестись к делу осужденного, потому что тот добросовестно служил в армии, имеет звание полковника и хороший послужной список.

    Однако прокурор Николай Титов, представлявший обвинение, заявил, что все смягчающие обстоятельства, в том числе и положительные характеристики, а также наличие у Хромова малолетнего ребенка и матери-инвалида, уже учтены судом. А то, что осужденный не получал деньги лично в руки, прокурор отнес к свидетельству его предусмотрительности, а не невиновности.

    «Хромов избрал такой способ, чтобы уменьшить вероятность своего задержания. Именно на это была направлена передача денег другому лицу, его пересаживание из одной машины в другую», — пояснил прокурор. Он также заявил, что Хромов все-таки влиял на приемку строительных работ у ЗАО «Приволжская строительная компания», потому что его руководители дали показания: без соответствующего доклада Хромова они бы не подписали нужные фирме документы. Упоминание о том, что Дармодехин интересовался насчет «благодарности», прокурор, по-видимому, воспринял как объяснение защиты, что 100000 рублей были «платой за консультационную деятельность» и назвал это несостоятельной версией.

    После совещания судья Кондратов зачитал резолютивную часть решения. Действия Хромова были переквалифицированы с ч.5 ст.290 УК РФ на ч.3 ст.30 (Приготовление к преступлению и покушение на преступление). В результате снизился размер наказания. Вместо 10,2 млн руб. Верховный Суд назначил Хромову штраф в размере 8 млн 400 тыс. руб. и, с учетом смягчающих обстоятельств, снизил его до 7 млн руб.

    Хромов был заметно расстроен решением кассационной инстанции. Перед заседанием он сказал «Право.Ru», что по собственному желанию уволился с работы, но хочет восстановиться на службе после того, как «восторжествует справедливость». В данный момент он ничем не зарабатывает себе на жизнь.

    pravo.ru

    Роковое интервью привело к забвению?

    Предлагаем вашему вниманию часть стенограммы, поскольку полную ее версию невозможно привести из-за ограниченного места на странице.

    Гособвинитель: Верюжский Павел имеет какое-то отношение к ООО «Техснаб», вам известно?

    Свидетель Луговской: Мне это неизвестно.

    Луговской: Ну, мы с ним сталкивались (неразборчиво).

    Гособвинитель: Личное знакомство?

    Луговской: Отношение деловое.

    Гособвинитель: А с Графом Виталием Александровичем, Мышковским Сергеем Александровичем отношения личные какие-то были?

    Гособвинитель: Вне деловой обстановки встречались?

    Гособвинитель: У нас ранее, также на судебном заседании, изучалась запись телефонных переговоров (неразборчиво), в котором идентифицировано (неразборчиво) Мышковский Сергей Александрович в разговоре (неразборчиво) говорит о том, что… 19 апреля 2014 года. сообщает неустановленному мужчине, что сводки по пиловочнику, обсуждает с мужчиной производственные вопросы и просит всю информацию по заготовленному пиловочнику передать вам. Называет вашу фамилию.

    Вы можете это пояснить?

    Адвокат Хромов: А имя называет?

    Гособвинитель: Имя (неразборчиво).

    Луговской: А что… Ну все (неразборчиво) двухсторонние отношения, они ведут производственную деятельность и проводят (неразборчиво).

    Гособвинитель: Вам известно, Мышковский Сергей Александрович имеет какое-то отношение к лесозаготовительной деятельности?

    Луговской: Насколько я знаю, он является участником общества «Юмиж-лес» (неразборчиво).

    Гособвинитель: Участником? Учредителем?

    Представитель потерпевших Захарова: Вы назвали у ООО «Гарант» учредителей Усачева и Верюжского. Или работники это?

    Захарова: Верюжский Сергей Владимирович?

    Захарова: А он какое отношение имеет к Павлу имеет?

    Захарова: «Гарант» зарегистрирован по юридическому адресу: Никольский, 15. Скажите, кто предоставлял вам акт о регистрации?

    Луговской: Ну, на сегодня у нас договор с (неразборчиво), а на момент основания, насколько я помню… «Морские изыскания» организация. За эти годы менялись (неразборчиво).

    Захарова: Вы сказали, что вы закончили АГТУ. Вы в АГТУ с Сергеем Александровичем вместе не учились?

    Луговской: Не готов сказать… Я с Сергеем Александровичем Мышковским в АГТУ вместе не учился.

    Захарова: На фото изображен такой гражданин (неразборчиво). Кто это? Откуда вы его знаете?

    Луговской: Слышал о нем. Участвовал в выборах в депутаты.

    Захарова: Как депутата знаете, да?

    Луговской: По роду своей деятельности (неразборчиво) в «Трансснаб» (неразборчиво) был заключен договор на оказание юридических услуг с организацией «Правозащита», директором которой являлся Виноградов.

    Захарова: А кто был учредителем «Правозащиты»?

    Луговской: Этого я не знаю.

    Захарова: Вам было известно, что Мышковский Сергей Александрович являлся учредителем «Правозащиты»?

    Захарова: Вы когда-нибудь давали интервью по поводу вашей деятельности Марии Сидоровой?

    Луговской: Это, скорее всего, было в рамках лесного форума (неразборчиво). Конкретно я не могу сказать.

    Захарова: Вот вам Сидорова Мария задала вопрос: кто является учредителем «Регион-Леса»?

    Луговской: Не готов сказать (неразборчиво).

    Захарова: Вы готовы сейчас сказать, кто является учредителем «Регион-Лес»?

    Луговской: Учредителем «Регион-Лес» являюсь я.

    Захарова: С самого начала?

    Луговской: С самого начала была Мышковская Татьяна Борисовна.

    Захарова: «Регион-Лес» (неразборчиво) энергетике?

    Луговской: Что значит «аффилирована»?

    Захарова: Ну, компании, которые связаны с деятельностью «Регион-Леса».

    Луговской: «Регион-лес» сотрудничает с предприятиями, которые тоже (неразборчиво).

    Захарова: С лесозаготовительными предприятиями – какими?

    Луговской: С «Двинлес», «Красноборск-лес», (неразборчиво). леспромхоз», (неразборчиво) и «Юмиж-лес».

    Захарова: А какие транспортные компании обеспечивают?

    Луговской: Все предприятия (неразборчиво) производственные мощности, в том числе транспортом. Лесозаготовительные предприятия сами себя обеспечивают. Если мы говорим о доставке в город Архангельск, то это компании (неразборчиво) «Северное речное пароходство».

    Луговской: «Техцентр» не является перевозчиком.

    Захарова: И не оказывает никакие транспортные услуги?

    Луговской: «Архсплав» – это компания, которая также занимается водным транспортом. (неразборчиво)

    Захарова: Вот вы сказали: «я и мои партнеры заканчивали Архангельский государственный лесотехнический институт. Сейчас САФУ». Кого из партнеров вы имели в виду, которые заканчивали…

    Адвокат Хромов (перебивая): Ваша честь, возражаю. Мы не изучали это интервью. Более того, в связи с чем этот вопрос?

    Захарова: Свидетель подтверждает (неразборчиво).

    Хромов: Если есть какие-то вопросы, надо более предметно их задавать…

    Захарова: Я и спрашиваю: было такое интервью? Свидетель подтвердил.

    Адвокат Назаров: Мы с этим интервью не знакомы.

    Луговской: По долгу работы и общения (неразборчиво). Я не знаю, как трактовал мои слова журналист. У меня есть сотрудники, которые заканчивали АГТУ.

    Луговской: Партнеры тоже заканчивали АГТУ.

    Луговской: Булыгин Алексей Владимирович.

    Хромов: Согласно тексту предъявленного обвинения, многократно указывается формулировка о том, что был заключен ряд фиктивных сделок с подконтрольными и аффилированными Мышковскому С. А. фирмами, такими, как «Гарант» в том числе. Скажите, пожалуйста, ООО «Гарант» аффилирована Мышковскому?

    Хромов: Какое-то влияние Мышковский Сергей Александрович может оказывать на общество «Гарант»?

    Хромов: На вас может или оказывал воздействие?

    Луговской: Не может и не оказывал.

    Хромов: В формулировках обвинения звучит, что Мышковский фактически выступает собственником и руководителем, указан ряд предприятий, в том числе «Гарант».

    Скажите, за период существования «Гаранта» Мышковский был фактическим собственником и руководителем «Гаранта»?

    Луговской: За период существования ООО «Гарант» и по настоящее время Мышковский не являлся участником и учредителем данного общества.

    Хромов: А фактическим руководителем?

    Луговской: Фактическим руководителем он тоже не являлся.

    Адвокат Назаров: А у Мышковского по отношению к «Гаранту» может есть какие-то заёмные обязательства, либо у «Гаранта» перед Мышковским?

    Свидетель Луговской: Нет.

    Назаров: Может, иные какие-то обязательства, которые могут поставить взаимосвязь и возможность оказать влияние? Вообще какие-то отношения есть между Мышковским и «Гарантом»?

    Луговской: Мышковский никакого отношения к обществу «Гарант» не имеет.

    Гособвинитель: Вам известно ООО «Эталон»?

    Гособвинитель: ООО «Тимбер»?

    Гособвинитель: (неразборчиво) . лес?

    Гособвинитель: Вы пояснили, что, когда были студентом, были на экскурсии на лесозаводе № 3. Это какой год был?

    Луговской: Ну, 96–97 год, наверно.

    Гособвинитель: Вас логистика Лесозавода № 3 (неразборчиво) какой год? 96-й? Когда вы последний раз были на лесозаводе?

    Луговской: В 11-м году. Из всего нового, что появилось на лесозаводе, на мой взгляд (неразборчиво), сортировка лесоматериалов. Это наверно, единственный узел, к работе которого у меня не было вопросов. Древесина принималась, по количеству, по качеству сортировалась. Разногласий по объемам приемки, по качеству поставляемой продукции у меня к лесозаводу (неразборчиво) не было.

    Во всем остальном там не сильно что изменилось. Даже в водном цехе технологии не знаю какого времени.

    Захарова: Вы пояснили, что вам известна такая компания, как «Юмиж-лес», участником которой является Мышковский. Вы по роду своей деятельности в «Регион-лес» вели общение с компанией «Юмиж-лес»?

    Луговской: Да, я (неразборчиво) с компанией «Юмиж-лес».

    Луговской: Непосредственно с Колыбиным Александром Анатольевичем.

    Захарова: С Мышковским не общались никогда по этому вопросу?

    Захарова: Скажите, вам известна такая компания, как Ваеньгский леспромхоз?

    Захарова: А кто там является директором?

    Захарова: А учредителем?

    Луговской: Не готов сказать. Не ко мне вопрос.

    Захарова: А такая компания, как «Двинлеспром», вам известна?

    Луговской: Да, я говорил ранее.

    Захарова: Кто там учредитель?

    Луговской: Ну, насколько я знаю, один учредитель – Верюжский (неразборчиво).

    Луговской: Ну, слышал такую компанию.

    Захарова: Сотрудничали с ней?

    Захарова: А такие автотранспортные компании, как «Транстрейд», вам известны?

    Захарова: А кто там является учредителем?

    Захарова: А кто директор?

    Луговской: Мартынов Евгений Александрович.

    Захарова: «Регион-лес» пользовался услугами (неразборчиво)?

    Луговской: Да (неразборчиво), перевозку водным транспортом.

    Захарова: Какой организации оказывал услуги «Архсплав»?

    Луговской: Не помню такой организации.

    Захарова: ООО «Лесные машины»?

    Захарова: И УК «Уютный город» не знаете?

    Луговской: Слышал несколько компаний.

    Захарова: А кто там является учредителем и директором?

    Луговской: Я думаю, это надо у УК «Уютный город» спросить.

    Захарова: То есть вы не знаете?

    Захарова: А какие отношения были у «Гаранта» с «Техцентром»?

    Луговской: Только в сфере запасных частей и поставки топлива, возможно.

    Захарова: А такая организация, как «Карготраксервис», вам известна?

    Луговской: Первый раз слышу.

    Захарова: Скажите, «Трансснаб» имел свой парк машин?

    Луговской: Вся техника была арендована.

    Захарова: Этой организацией (неразборчиво)?

    Луговской: Нет. Имела свой парк техники. Автомобили «КаМаз».

    Захарова: А какой организации оказывали услуги по поставкам?

    Луговской: Ну, многим организациям.

    Захарова: Какой из ваших?

    Гособвинитель: Вы в данном интервью говорите, что «Регион-Лес» является основной организацией, возглавляющей холдинг, в который входит «Гарант» и «Трансснаб» (неразборчиво).

    Луговской: Ну, дословно я холдингом не называл. Может быть, журналист использовала такой оборот. Главное, что я преследовал, давая это интервью журналу «Лесная индустрия», это просто банальная реклама. На публичном мероприятии (неразборчиво) присутствуют многие леспопромышленники, лесопереработчики… Не более того. Я расценивал это как рекламный ход для «Регион-лес». Не более того.

    И какие-то данные, может быть, и приукрашены на самом деле.

    Гособвинитель: Остальные организации, которые перечислены в интервью, кроме «Гарант», «Трансснаб», какое отношение имеют, что вы рекламируете?

    Луговской: Ну, какие конкретно организации?

    Гособвинитель: «Красноборск-лес» (неразборчиво), «Техцентр», «Трансгрейд».

    Луговской: Я еще раз повторюсь, для чего все это было сказано. Я сейчас, пробежавшись по статье… Это была реклама компании «Регион-лес». То есть для привлечения будущих возможных инвестиций, появления новых партнеров. Не более того… Поэтому здесь были названы эти компании, которые взаимодействуют между собой. И может быть, со стороны журналиста это было представлено, что это группа или холдинг, как там написано. Но не более того.

    А отношения организаций (неразборчиво), я уже говорил об этом ранее – это лесозаготовительные предприятия, которые осуществляли поставку древесины (неразборчиво) «Регион-лес». А я уже, как «Регион-лес», реализую продукцию на лесоперерабатывающие предприятия области. Северо-Запада, так даже скажем.

    Гособвинитель: В интервью вы говорите о том, что реализацией всей продукции занимается управляющая компания «Регион-лес». Вы какое-то отношение к этой компании имеете?

    Луговской: Не управляющая компания, а ООО «Регион-лес».

    Гособвинитель: Я цитирую дословно.

    Луговской: Ну, может, так написали, подразумевают, что управляющая компания. Я имею отношение к организации ООО «Регион-лес» и говорю про ООО «Регион-лес».

    Гособвинитель: В начале вашей реплики указано именно ООО «Регион-лес», в конце указано – управляющая компания «Регион-лес».

    Луговской: Я не знаю, как там выражается журналист…

    Гособвинитель: Также на вопрос, кто является акционером компании, вы ответили, что не хотели бы отвечать на этот вопрос…

    Луговской: Я на самом деле отшутился, но здесь так написали… Поэтому… Не более того.

    Гособвинитель: А кого вы не хотели афишировать?

    Назаров: Нет акционеров.

    Луговской: Нет акционеров.

    Гособвинитель: Можно не подсказывать?

    Луговской: Я, будучи руководителем двух организаций, хочу сказать, что где-то… Вернее, не где-то… (неразборчиво) не разделяю производство «Гарант» и «Регион-лес» и по факту веду производственную деятельность таким образом.

    Где-то могу фразеологически ошибиться, говоря об одном предприятии, рассказать про другое.

    Захарова: Когда заговорили об управляющей компании (неразборчиво), почему тогда, когда вам задали этот вопрос, как возникла идея создать управляющую компанию, вы отвечаете, я так понимаю, что ваши слова дословно написаны.

    Хромов: Вам задавали этот вопрос?

    Захарова: Ну, вы же задали этот вопрос.

    Хромов: Я от себя задавал.

    Луговской: Я не помню такого вопроса.

    Захарова: А вот ответ написан: «К сожалению, современный рынок не позволяет маленьким компаниям оставаться на плаву. На сегодняшний день у нас один центр реализации продукции, один центр кредитования и привлечения финансирования. В результате компания становится более интересной, подход всех финансовых институтов, а также потребителей продукции совсем другой, нежели к одному отдельно взятому лесозаготовительному предприятию».

    Скажите, это что, не ваши слова?

    Луговской: Ну, это мои, только, может быть, в другой интерпретации.

    Захарова: А в какой? Что здесь неправильного? Что у вас холдинг? Что один центр финансирования? Один центр кредитования?

    Луговской: Здесь всё неправильно.

    Луговской: На самом деле, центр финансирования здесь не один. Холдинга, как пишет автор, такового нет. Еще раз повторяюсь, то, для чего было сделано интервью, только для рекламы, для потребителей лесопродукции в нашем регионе и на Северо-Западе. Не более того (неразборчиво).

    Захарова: Ну это ведь ваши слова?

    Луговской: Они отредактированы в статье.

    Захарова: Ну, скажите, что конкретно не так в статье? Что в словах неправильно? Что один центр кредитования, финансирования?

    Луговской: Все неправильно.

    Захарова: Это не ваши слова?

    Луговской: Я не понимаю вопрос.

    Захарова: Или вы говорили это, сейчас говорите, что с другой целью сказали?

    Хромов: Это наводящий вопрос.

    – Вы говорили эти слова или нет?

    Луговской: Я не помню.

    Гособвинитель: В статье, которую мы изучили с ваших слов перечислено 6 организаций, которые аффилированы «Регион-лесу». В данном случае вы что вкладывали? Подконтрольные «Регион-лесу»?

    Луговской: Это значит, что у этих всех организаций есть взаимоотношения с «Регион-лес».

    Гособвинитель: Так есть взаимоотношения или…

    Луговской: Есть взаимоотношения в части реализации лесопродукции либо оказания транспортных услуг.

    Гособвинитель: То есть именно это вы вкладываете в понятие (неразборчиво)?

    Гособвинитель: Тогда на вопрос защиты, является ли «Гарант» аффилированным по отношению к организациям, в том числе (неразборчиво) Мышковским, вы именно это вкладывали или то, что подконтрольны Мышковскому?

    Луговской: Вопрос не так звучал. Я имел в виду, что они не связаны с Мышковским и не управляются Мышковским. Много раз в разных вариантах задавали этот вопрос. Вот именно этот ответ.

    Захарова: Вы говорите, что ни общих финансов, ни общего кредитования не было. Почему вы тогда в своем интервью указываете, что в 13-м году предприятиями холдинга было заготовлено и реализовано более 257 тысяч кубометров древесины на суммы свыше 736,3 миллиона рублей. И далее говорите: таких показателей нам удалось добиться за счет эффективной работы всех предприятий группы.

    Хромов: Ваша честь, прошу сделать замечание, вопрос некорректный. Это не он говорит, а в статье записано.

    Захарова: Это его интервью, поэтому я и говорю.

    Хромов: Он не подтверждает это интервью.

    Захарова: Он еще не ответил на вопрос.

    Хромов: Я прошу отвести вопрос, потому что он уже задан с той предпосылкой (неразборчиво) слова свидетеля, которые он не подтверждает.

    Захарова: Скажите, почему вы тогда подводите итоги работы всех предприятий? И даете общую цифру?

    Хромов: Я хочу сделать замечание и отвести этот вопрос. Я призываю, чтобы вопросы были корректными и в рамках уголовно-процессуального законодательства.

    Свидетель Луговской: Я тоже прошу, задайте конкретный вопрос.

    Захарова: Вы знакомились со статьёй?

    Луговской: Ну, я мельком пробежался.

    Захарова: Я цитирую то, что написано. Вы не отрицаете, что давали интервью. Тогда скажите, в вашем интервью записано, с ваших слов, потому что вас интервьюировали. Написано, что в 13-м году предприятиями холдинга было заготовлено и реализовано более 257 тысяч кубических метров древесины на суммы свыше 736, 3 миллиона рублей. И дальше говорится: таких показателей нам удалось добиться за счёт эффективной работы всех предприятий группы.

    Захарова: Что неправильно?

    Луговской: Должно звучать так: вышеперечисленными предприятиями было заготовлено столько-то кубометров, а компанией «Регион-лес» реализовано лесопродукции на такую-то сумму. Всё.

    Захарова: Вот тут приводится какая-то общая сумма всех предприятий. Вы такого не говорили, да?

    Захарова: Не подсчитывали, не говорили?

    Луговской: Общая сумма всех предприятий, которые они заготовили сами. Каждый по отдельности.

    Захарова: Вам-то сумма была известна? Итоги работы других предприятий?

    Луговской: Мне известна сумма реализации.

    Захарова: Была известна? Всех предприятий, которые вы перечисляли.

    Луговской: Сумма реализации лесопродукции *неразборчиво* закупленной у вышеуказанных предприятий мне была известна.

    Захарова: То есть «Регион» закупил у этих предприятий.

    Захарова: И реализовал?

    Захарова: Далее, вот здесь указано, что таких показателей удалось добиться благодаря, как написано, за счет эффективной работы всех предприятий группы.

    Луговской: Это для удобства фразеологического оборота может быть использует автор так скажем. Не более того.

    Материал предоставлен общественно-политическим изданием «Правда Северо-Запада», опубликовано 11.11.2015

    m.echosevera.ru