Полезные статьи

Факт обращения к адвокату

Факт обращения к адвокату

Российская газета опубликовала Федеральный закон от 03 июля 2018 г. №…

О текущих (расчетных) счетах а…

Уважаемые коллеги! Публикуем письмо Центрального банка России о текущих (расче…

27 апреля состоялось заседан…

Рассмотрены итоги работы адвокатов в 1 квартале текущего года по исполнению…

ВНИМАНИЕ КОНКУРС. …

Редакционная коллегия журнала «Вестник ТОАП» объявляет конкурс на 2018 г. по сле…

Кодекс профессиональной этики адвоката

1. Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.

2. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

3. Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя. Согласие доверителя на прекращение действия адвокатской тайны должно быть выражено в письменной форме в присутствии адвоката в условиях, исключающих воздействие на доверителя со стороны адвоката и третьих лиц.

4. Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

5. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:

– факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

– все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

– сведения, полученные адвокатом от доверителей;

– информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

– содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

– все адвокатское производство по делу;

– условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

– любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

6. Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

7. Адвокат не может уступить кому бы то ни было право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению без специального согласия на то доверителя.

8. Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность совместно на основании партнерского договора, при оказании юридической помощи должны руководствоваться правилом о распространении тайны на всех партнеров.

9. В целях сохранения профессиональной тайны адвокат должен вести делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю. Материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с доверителем должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены как принадлежащие адвокату или исходящие от него.

10. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на помощников и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований.

Помощники и стажеры адвоката, а также иные сотрудники адвокатских образований письменно предупреждаются о необходимости сохранения адвокатской тайны и дают подписку о ее неразглашении.

1. В целях настоящего Кодекса под доверителем понимается:

– лицо, заключившее с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи;

– лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь на основании соглашения об оказании юридической помощи, заключенного иным лицом;

– лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь бесплатно либо по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда.

2. При решении вопроса, связанного с сохранением адвокатской тайны, под доверителем понимается любое лицо, доверившее адвокату сведения личного характера в целях оказания юридической помощи.

1. Адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

2. Предупреждение судебных споров является составной частью оказываемой адвокатом юридической помощи, поэтому адвокат заботится об устранении всего, что препятствует мировому соглашению.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан:

1) честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом;

2) уважать права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению;

3) постоянно совершенствовать свои знания самостоятельно и повышать свой профессиональный уровень в порядке, установленном органами адвокатского самоуправления;

4) вести адвокатское производство;

5) обеспечивать адвокатскую палату субъекта Российской Федерации актуальной информацией об адресе адвоката, в том числе электронном, для уведомлений и извещений.

lawyer71.ru

АДВОКАТСКАЯ ТАЙНА В ПОКАЗАНИЯХ ОБВИНЯЕМОГО

А.А. ШУЛИЧЕНКО
А.А. Шуличенко, адвокат, аспирантка кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора МГУ им. М.В. Ломоносова.
Адвокатская тайна является одним из аспектов, который рассматривается в связи с различными ситуациями, возникающими в профессиональной деятельности адвоката.
Адвокатская тайна есть необходимое условие существования адвокатуры и одновременно процессуальная гарантия полноты и объективности уголовного судопроизводства. Без адвокатской тайны не может быть и речи о доверительных отношениях с клиентом, а следовательно, и об оказании профессиональной помощи. «Уничтожение адвокатской тайны будет означать ликвидацию нашей профессии» . В первую очередь адвокат служит интересам доверителя, именно они являются главенствующим в деятельности адвоката, что, в свою очередь, служит интересам общества и правосудия.
———————————
Резник Г.М. Из интервью «Радио Свобода» 11 октября 2003 г.
Согласно ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатскую тайну составляют любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Профессиональная тайна адвоката представляет собой защиту доверителя, предоставленную Конституцией РФ.
Вопрос о том, что вкладывать в содержание адвокатской тайны, решается различными авторами по-разному. Так, М.С. Строгович считал: «Суть вопроса не в тайне адвоката, а в том, чтобы обвиняемому и его близким, пользующимся помощью адвоката, гарантировать возможность свободно говорить адвокату все, что они считают нужным, без опасения, что сказанное будет обращено во вред обвиняемому» .
———————————
Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1960. С. 399.
М.Г. Барщевский указывает: «С того момента, когда клиент переступил порог юридической консультации, адвокатской фирмы, бюро, все дальнейшее составляет предмет адвокатской тайны. Сам факт обращения к адвокату — уже профессиональная тайна. Суть просьбы клиента, содержание первичной консультации — это тоже предмет адвокатской тайны. Более того, если даже первоначально к адвокату обратился не сам будущий клиент, а кто-либо из его родственников, с которым впоследствии никакого соглашения о ведении дела не заключалось, общее правило остается неизменным — вся информация, полученная от этого родственника, даже сам факт его обращения суть адвокатская тайна» .
———————————
Барщевский М.Ю. Адвокатская этика. М.: Изд. «Профессиональное образование», 2002. С. 136.
Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. утвержден Перечень сведений конфиденциального характера. К ним, в частности, относятся сведения, составляющие адвокатскую тайну.
Содержание адвокатской тайны включает: факт обращения в адвокатское образование за помощью или отсутствие такового; сведения о содержании, характере, мотивах обращения; сведения о преступлении, соучастниках, характере переписки обвиняемого с адвокатом; любые другие сведения, полученные в ходе рассмотрения уголовного, гражданского, административного дела и из материалов дела; сведения о личной жизни доверителя, почерпнутые как от него самого, так и в процессе ознакомления с документами.
Момент возникновения адвокатской тайны определяется моментом обращения к адвокату за юридической помощью.
Большинство авторов высказывались за признание адвокатской тайны, но по-разному обосновывали необходимость данного института и очерчивали границы такой тайны. Профессор И.Я. Фойницкий, признавая профессиональную тайну, указывал, что «закон поступается интересами правосудия и ставит выше их интересы профессиональной тайны» . «Когда против одного человека миллионы людей, надо и ему дать человека, о котором он знал бы, что — вот этот — для него», — указывал А.Л. Цыпкин .
———————————
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. С. 245.
Цыпкин А.Л. Адвокатская тайна. Саратов, 1947. С. 8.
Адвокат не может оказывать результативную профессиональную помощь доверителю без полного взаимопонимания. Доверитель должен чувствовать абсолютную уверенность в том, что вопросы, обсуждаемые с адвокатом, и предоставленная им адвокату информация останутся конфиденциальными, без каких-либо требований или условий. Таким образом, вопрос об адвокатской тайне является одновременно и юридическим, и этическим.
Гарантии сохранения адвокатской тайны предусмотрены положениями Закона об адвокатуре, закрепляющими, что профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката, срок сохранения которой не ограничен во времени. Адвокат не может быть освобожден от обязанности сохранения тайны никем, кроме доверителя. Правоохранительные органы не могут допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием правовой помощи.
Проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. В связи с этим полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.
Правила сохранения адвокатской тайны распространяются, в частности, на все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу; сведения, полученные адвокатом от доверителей; информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему непосредственно предназначенных; все адвокатское производство по делу; любые другие сведения, связанные с оказанием юридической помощи.
Вопрос об адвокатской тайне рассматривается с различных точек зрения и применительно ко многим проблемам уголовного процесса. Остановимся на ситуации, когда адвокатская тайна является предметом показаний обвиняемого, а именно когда адвокат привлекается в качестве обвиняемого по уголовному делу.
Имеют место случаи, когда адвокат, оказывая правовую помощь, сам становится соучастником преступления. И здесь необходимо остановиться на проблеме дачи показаний обвиняемым-адвокатом, предметом которых является информация, составляющая профессиональную тайну.
Правомерно ли относить к адвокатской тайне такого рода информацию? С одной стороны, деятельность адвоката и, в частности, его консультации должны носить законный характер. Так, ч. 1 п. 4 ст. 6 Закона об адвокатуре устанавливает, что адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение, в случае если оно имеет заведомо незаконный характер.
Значит, можно ограничить профессиональную тайну лишь сведениями, содержание которых носит законный характер? Такая трактовка противоречит законодательному определению адвокатской тайны, в котором указано, что понятием адвокатской тайны охватываются любые сведения. Закон не выделяет информацию, которая не входит в понятие адвокатской тайны. Думается, что такое решение можно признать правильным, так как указанная информация, даже если она носит незаконный характер, является не тайной адвоката, а тайной его доверителя. Адвокат же должен нести ответственность за совершение действий, являющихся правонарушением (преступлением), или действий, несовместимых со статусом адвоката.
Кроме того, привлечение адвоката в качестве обвиняемого не есть окончательное решение вопроса о его виновности: до момента вынесения обвинительного приговора часто невозможно установить законность действий обвиняемого-адвоката.
Исходя из этого будет правильным признать, что в случае привлечения адвоката в качестве обвиняемого информация, которая имеет отношение к оказанию им правовой помощи, является одновременно и адвокатской тайной, и предметом показаний.
Может ли адвокат давать показания? Должен ли он и в этой ситуации, несмотря на свое положение, продолжать защищать интересы доверителя, или существуют исключения, когда интересы адвоката-обвиняемого выше интересов его доверителя? Решение этих вопросов имеет как правовой, так и этический аспекты.
Так, А.Л. Цыпкин утверждал, что «запрет раскрытия адвокатской тайны носит абсолютный характер» . Кроме того, как упоминалось выше, сохранение адвокатской тайны является необходимым условием существования адвокатуры, обязанность ее сохранения установлена в общем интересе, так как любой гражданин должен быть уверен в том, что защита его интересов носит абсолютный характер и не обернется для него необходимостью защищаться от своего защитника.
———————————
Цыпкин А.Л. Указ. соч. С. 34.
С другой стороны, нужно помнить, что адвокат-обвиняемый в равной мере пользуется правами, предоставленными законом всем гражданам Российской Федерации, в частности, защищать свои права и законные интересы, возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению либо отказаться от дачи показаний, представлять доказательства. Когда сам адвокат привлечен в качестве обвиняемого, он также нуждается в защите и имеет право на нее. Не следует забывать, что обвиняемый имеет право давать показания, а значит, может отказаться от его реализации, но также вправе давать показания, и тем самым реализовывать свое право на защиту от предъявленного обвинения.
Кодекс профессиональной этики адвоката содержит положение, в соответствии с которым адвокат без согласия доверителя вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который он считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. Кодекс делает исключение из общего правила о необходимости сохранения адвокатской тайны, давая возможность адвокату-обвиняемому осуществить свое право на защиту, раскрыв информацию, составляющую предмет адвокатской тайны.
Таким образом, у адвоката-обвиняемого есть два варианта поведения во время предварительного следствия и судебного разбирательства — реализовать свое конституционное право на отказ от дачи показаний и осуществить защиту прав своего доверителя или дать показания, раскрыть адвокатскую тайну и защитить свои интересы.
Здесь возникает коллизия интересов адвоката-обвиняемого и его доверителя. Осуществляя свое право на защиту путем дачи показаний, адвокат тем самым нарушает конфиденциальность доверенной ему информации.
Рассматривая этот вопрос с правовой точки зрения, думается, что действующее законодательство предоставляет право адвокату-обвиняемому раскрыть адвокатскую тайну для реализации своего права на защиту от предъявленного обвинения. Конституция РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривают исключений, наделяя обвиняемого правом на защиту и правом давать показания. И с этой точки зрения адвокат-обвиняемый в рамках возбужденного против него уголовного дела может раскрыть профессиональную тайну. В указанной ситуации речь может идти о гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем.
В рассматриваемом случае спорным остается вопрос о позиции самого адвокатского сообщества. С одной стороны, Кодекс профессиональной этики сделал исключение из абсолютного характера адвокатской тайны. С другой стороны, ч. 5 п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре устанавливает, что статус адвоката прекращается при совершении проступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры. Не является ли раскрытие адвокатской тайны, пусть даже в целях осуществления права на собственную защиту, поступком, умаляющим авторитет адвокатуры? Не возникают ли в данном случае двойные стандарты, когда профессиональная тайна тщательно охраняется от посягательств со стороны правоохранительных органов и, с другой стороны, доверитель остается не защищенным от того, кто призывал его к доверительным отношениям?
Институт адвокатуры относится к областям деятельности, для которых важное значение имеют такие понятия, как «профессиональная честь», «профессиональная этика». С этической точки зрения при возникновении подобных коллизий каждый адвокат должен самостоятельно делать свой выбор, исходя из сложившейся ситуации и своих нравственных принципов. Однако надо учитывать, что деятельность адвоката должна носить законный характер; при всех обстоятельствах он должен сохранять честь и достоинство, присущие профессии. Описанная выше ситуация, при которой адвокат, оказывая правовую помощь, фактически становится соучастником преступления, является несовместимой со статусом адвоката. Одним из главных проявлений свободы в правозащитной деятельности является хранение адвокатом тайны доверителя. Предательство доверителя считается самым тяжким грехом не только в этической традиции адвокатуры, но в культурной традиции вообще, начиная с ее религиозных основ. Право на адвокатскую тайну подтверждено и судебной властью в лице Конституционного Суда РФ.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 31.05.2002 N 63-ФЗ
«ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принят ГД ФС РФ 26.04.2002)
«УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 18.12.2001 N 174-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
УКАЗ Президента РФ от 06.03.1997 N 188
«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ СВЕДЕНИЙ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА»
«КОДЕКС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ АДВОКАТА»
(принят Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003)
Адвокат, 2005, N 9

www.zonazakona.ru

Адвокаты жалуются, что их вынуждают «продавать» адвокатскую тайну

Адвокаты из некоторых регионов жалуются, что их вынуждают раскрывать адвокатскую тайну в обмен на компенсацию из местного бюджета за оказанную бесплатно помощь льготникам и малоимущим. Проблему адвокаты видят в том, что федеральный законодатель слишком много полномочий дал региональным коллегам. В государственно-правовом управлении президента удивляются, что адвокатура и чиновники не могут договориться, и решения вопроса не предлагают.

В конце 2011 года с подачи Дмитрия Медведева, занимавшего в тот момент кресло президента России, парламент принял закон 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Благодаря ему малоимущие, инвалиды I и II групп, ветераны Великой Отечественной войны, дети-сироты могут получать бесплатно правовые услуги при проведении сделок с недвижимостью (если это единственное жилье), в спорах по поводу коммунальных услуг, трудовых конфликтах и по вопросам пенсий и алиментов. Оказывать услуги льготникам разрешили государственным юридическим бюро, внебюджетным фондам, юридическим клиникам при вузах, негосударственным центрам бесплатной юрпомощи, адвокатам и нотариусам. Их расходы должны компенсировать региональные бюджеты. Субъекты Федерации должны были определиться, кого привлекать к участию в системе бесплатной юрпомощи, расширять ли список льготников и доступный им перечень услуг. Но самое главное — местные чиновники получили право определять, как юристы должны отчитываться о проделанной работе (п.6 ст.12 ФЗ-324).

Не освоим деньги мы — их отдадут другим

О проблемах оказания бесплатной юридической помощи говорили вчера на конференции «Адвокатура. Государство. Общество» в Санкт-Петербурге. Единообразия в ее оказании в России нет, следовало из выступления президента адвокатской палаты Московской области Алексея Галоганова. Регионы по-разному финансируют эту работу — во Владимирской области, например, на год выделили около 11 млн руб., а в Ивановской — 100 000 руб. «Представляете, 100 000 руб. на регион», — восклицал Галоганов. Похвастаться оказанием бесплатной юрпомощи населению глава подмосковных адвокатов тоже не смог — местный закон был принят только осенью 2013 года. Зато власти пообещали на 2014 год областным адвокатам 368 млн руб. за эту работу, говорил Галоганов с трибуны под удивленное перешептывание коллег из регионов.

«Сейчас перед адвокатами задача – надо оказывать эту помощь. Надо осваивать эти деньги. Не освоим мы — освоят другие», — лаконично объяснил президент адвокатской палаты Московской области. Первые случаи изгнания адвокатов из этой системы уже есть, например, в Тамбовской области. А поспособствовал этому федеральный закон, который разрешил оказывать гражданам юрпомощь, в частности, госслужащим. «А бесплатно – это первый шаг, потом [перейдет это] ко всему остальному. Нам надо серьезно к этому отнестись, сохранить адвокатуру, усилить ее позиции, — рассуждал Галоганов. — Моя точка зрения — адвокатуре необходимо заниматься этим [вопросом] очень серьезно, нельзя упускать эту бесплатную юрпомощь, нужно соглашаться и оказывать ее за небольшие деньги, которые предлагают, наладить систему оплаты».

Адвокатскую тайну оценили в рублях

Систему оплаты налаживать, действительно, нужно подхватил тему следующий выступавший — президент адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа Валерий Анисимов. Адвокатам, оказывающим бесплатную помощь населению, в регионе установлена «достойная оплата», рассказал он, не назвав конкретных цифр. Позже в кулуарах его коллеги удивлялись суммам: 5000 руб. за судодень, 2000 — за консультацию. (По постановлению правительства ХМАО за судодень в райсуде — 0,75 минимального размера оплаты труда, плюс северные надбавки). Но чтобы получить эти деньги, адвокатам приходится отчитываться перед чиновниками из департамента внутренней политики ХМАО — отдавать им представляющие адвокатскую тайну копии соглашений, письменных консультацией, судебных решений. «Мы, для того чтобы адвокаты получали деньги, пошли на такой не очень совсем правильный [шаг], пошли на сделку с совестью, с законом, — говорил Анисимов. — Но мы берем от гражданина его согласие на передачу информации для третьих лиц». Случаев отказа подписать такую бумагу еще не было, рассказал «Право.Ru» после конференции Анисимов, но признал, что в противном случае адвокат будет вынужден работать бесплатно.

Глава адвокатской палаты ХМАО винит в сложившейся ситуации «региональный компонент», который включен в федеральный закон о бесплатной юрпомощи. По нему, объяснял он, регионы сами определяют порядок оплаты труда адвоката. В результате чиновники для отчетности требуют сведения, относящиеся к адвокатской тайне, например, копии исковых заявлений и ходатайств, в противном случае отказываясь платить. Договориться на местах адвокатским палатам с чиновниками зачастую не удается. Складывается такое впечатление, что чиновники на местах о нашем законе об адвокатуре даже не слышали, сетовал Валерий Анисимов, не слышали, что в нем и в федеральном законе о бесплатной юрпомощи есть слова о конфиденциальности работы адвоката. «Мы посмотрели нормативно-правовые акты Амурской, Магаданской, Тульской, Томской, Новосибирской областей, Ульяновской, Тюменской, Челябинской, Чувашской республики, республики Алтай, Башкортостана, Хабаровского края. В основном везде это так. Аналогичные требования – представлять для оплаты определенные документы, — говорил Анисимов. — Это противоречит федеральному закону об адвокатской деятельности и адвокатуре».

При этом он признал, что есть и положительные примеры реализации закона о бесплатной юрпомощи на местах. В Воронежской области, например, адвокатская палата передает чиновникам сводные документы, которые подтверждаются актом об оказании юрпомощи — то есть только перечень оказанных услуг и составленных документов с указанием цен на эти услуги. Позже глава адвокатской палаты Воронежской области Владимир Калитвин в разговоре с корреспондентом «Право.Ru» признал, что им удалось «выговорить возможность не посылать копию соглашений» чиновникам. Но закон об адвокатуре ставит вопрос шире — сам факт обращения клиента к защитнику — тайна. «Если человек через соцорганы зарегистрировался и заявил о необходимости юрпомощи, то он согласился на такие условия, поэтому раскрытия нет – презюмируется, что человек согласие дал», — рассуждает Калитвин.

Орловским депутатам и вовсе удалось убедить чиновников, что они не будут раскрывать даже имена клиентов адвокатов, не говоря уже про копии составленных документов. Президент адвокатской палаты Орловской области Сергей Мальфанов рассказал корреспонденту «Право.Ru», что им до местных чиновников «удалось довести требования федерального законодательства, удалось убедить, что региональные законы не должны противоречить федеральным». Проверкой достоверности сведений от адвокатов занимается сама орловская адвокатская палата.

Но имеющий другой опыт Анисимов в выступлении отмечал, что не следовало федеральному законодателю давать субъектам право самим определять порядок исполнения этого закона. «Может быть, [нужно было] установить на федеральном уровне какие-то гарантии, или границы, которые нельзя пересекать, — рассуждал он. — На месте эти вопросы с департаментами мы не можем решить, так как идем в роли просителя».

— Я не совсем понял смысл вашего тезиса о том, что нужно менять законодательство. Зачем менять? — удивлялся в ответ референт государственно-правового управления президента Михаил Палеев.

— Основной момент: субъекты в своих законодательных актах заставляют адвокатов предоставлять копию соглашения, что федеральный закон об адвокатской деятельности запрещает. Сам факт обращения гражданина к адвокату уже тайну составляет. А адвокаты вынуждены предоставлять [информацию], или мы не сможем работать, потому что они диктуют нам [условия], — начал повторять свои тезисы Валерий Анисимов.

— Не проще ли решить у себя там с вашими органами, — перебил его Палеев.

— Но не получается, — развел руки Анисимов.

— Не проще, — раздались голоса из зала.

Дискуссию пресек президент Федеральной палаты адвокатов, адвокатской палаты Санкт-Петербурга Евгений Семеняко, сославшись на разную практику в регионах: для кого-то это проблема — для кого-то нет. В качестве примера он назвал опыт Санкт-Петербурга. Там «льготники» приходят к адвокатам через соответствующие органы соцзащиты, то есть «уже дали информацию, что они претендуют на бесплатную юрпомощь». «С этой точки зрения не будет нарушения принципа конфиденциальности, когда факт обращения к адвокату будет обнародован», — считает Семеняко. С ним согласна его коллега — вице-президент адвокатской палаты Санкт-Петербурга Татьяна Тимофеева, после конференции она рассказала, что договориться с чиновниками удалось, и они не требуют нарушать адвокатскую тайну. «Мы пошли по пути актов об оказанных услугах, которые составляются на каждую услугу, — говорит Тимофеева. — Мы не показываем правовые документы, не раскрываем тонкости дела. Мы говорим предмет помощи, отрасль права, стоимость, количество, дата».

Семеняко в завершение миролюбиво предложил коллегам к февралю-марту собрать данные по регионам и обобщить практику реализации закона, а уже после этого выйти с предложениями в Минюст, если они появятся.

Адвокатов наделили несвойственными функциями

У главы ханты-мансийских адвокатов Валерия Анисимова были еще две претензии к форме реализации закона о бесплатной юрпомощи. Во-первых, адвокат должен убедиться, что у человека есть право на такую помощь. Если адвокат ошибется в пользу клиента, ему из бюджета работу не оплатят, если же необоснованно откажет в помощи — грозит дисциплинарная ответственность. По 324-ФЗ льготник может рассчитывать на адвоката в спорах о единственном жилье. Доходит чуть ли не до того, рассказывал Анисимов, что чиновники считают, что адвокат должен запросить справку в Росреестре («а кто бы ему ее дал»), чтобы убедиться, что жилье у потенциального клиента единственное.

Такой проблемы в Санкт-Петербурге нет, после конференции рассказала «Право.Ru» Татьяна Тимофеева. Адвокат в Санкт-Петербурге, по ее словам, выясняет, есть ли у заявителя право на бесплатную помощь, через специальную электронную систему («Электронный социальный регистр населения Санкт-Петербурга), которая была разработана совместно с городом. «Нам достаточно заполнить маску на основании документа, удостоверяющего личность, и нам программа подтверждает, что человек жив, зарегистрирован, есть ли у него льготный статус», — объясняет она.

Второй претензией у Анисимова было то, что адвокатская палата несет расходы из-за закона о бесплатной юрпомощи — чиновники отказываются перечислять деньги напрямую адвокатам в их адвокатские образования и отправляют их в палату. Последняя составляет и отправляет платежки адвокатам, корректирует данные, если того требуют чиновники, «каждая платежка стоит 40 руб.». «Это накладывается на расходы адвокатов, даже тех, которые не занимаются оказанием бесплатной юрпомощи, — говорил Анисимов. — На этом мы теряем очень большие деньги. Я не брал и категорически не хочу брать какие-то проценты [с оказывающих бесплатную юрпомощь], потому что если я их возьму, Счетная палата [округа] пойдет проверять финансирование».

Президент ФПА Евгений Семеняко вновь назвал в качестве примера опыт Санкт-Петербурга. Адвокаты, которые оказывают бесплатную юрпомощь, рассказал он, платят в палату по 10% от тех сумм, которые получают за эту работу. Работу им обеспечивает адвокатская палата, объяснил он логику. «Это как раз позволяет компенсировать те издержки по организации бесплатной юрпомощи, которая несет адвокатская палата», — заметил он. После конференции Валерий Анисимов сообщил, что обсудит с петербургскими коллегами этот подход, и возможно, в ХМАО его возьмут на вооружение.

В Орловской области, рассказал после конференции «Право.Ru» глава местных адвокатов Сергей Мальфанов, нет проблем, о которых говорил его коллега из ХМАО. Орловские чиновники напрямую готовы перечислять деньги в адвокатские образования, минуя адвокатскую палату. При этом он заметил, что на протяжении двух лет финансирования не было вообще, так как уполномоченный орган был определен только в ноябре 2013 года. На следующий год орловским депутатам на бесплатную юрпомощь населению в местном бюджете «забронировали» 500 000 руб., но пообещали выделить больше, если потребуется.

pravo.ru