Полезные статьи

Убийство в уголовном законе

Убийство в уголовном законе

Как мы уже подчеркнули, в уголовных кодексах советского периода, равно как и в дореволюционном уголовном законодательстве, отсутствовало понятие убийства.

Действующий уголовный закон (УК РФ) впервые установил легальное определение убийства как: «умышленное причинение смерти другому человеку» (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

До принятия Уголовного кодекса 1996 года в теории существовали две полярные точки зрения в отношении определения убийства. Так, А.А. Пионтковский полагал, что убийство есть противоправное умышленное или неосторожное лишение жизни человека [1] . М.Д. Шаргородский понимал под убийством лишь умышленное причинение смерти и не относил к нему неосторожное лишение жизни [2] .

Вторая точка зрения воспринята действующим российским уголовным законодательством и представляется более совершенной и точной. УК РФ дано определение убийства как умышленного причинения смерти другому человеку. Неумышленное, то есть неосторожное убийство УК РФ отвергается, хотя признается причинение смерти по неосторожности — ст.109 УК РФ.

Понятие убийства в действующем УК РФ охватывает деяния, предусмотренные статьями 105, 106, 107, 108.

Важно подчеркнуть, что само по себе законодательное (легальное) определение убийства ещё не позволяет в полной мере разграничить данное деяние со схожими преступлениями — как более, так и менее опасными, и потому имеется насущная необходимость ввести в научный и практический оборот ещё одно, доктринальное определение убийства, которое не противоречило бы легальному, а дополняло его, конкретизировало и помогало решить сложнейшие проблемы квалификации насильственных посягательств [3] .

Проанализируем развитие определения убийства в науке уголовного права.

Уже в уголовной литературе начала 20 века давалось следующее определение убийства: лишение жизни — есть «противозаконное виновное причинение смерти другому человеку» [4] .

В советской литературе превалировало такое определение убийства – это «противоправное, умышленное или неосторожное, лишение жизни другого человека, когда причинение смерти является основанием уголовной ответственности» [5]

Современные определения очень похожи на приведенные нами выше. Убийство — «противоправное умышленное причинение смерти другому человеку [6] . Убийство – общественно опасное, противоправное, умышленное причинение смерти другому человеку, когда оно не направлено одновременно на иное охраняемое уголовным законом общественное отношение» [7] .

Некоторые из определений с позиций сегодняшнего закона вообще не выдерживают критики – например, формула известнейшего исследователя проблем квалификации преступлений против жизни С.В. Бородина: «Убийство — это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть» [8] . Точно такое же определение дается в ряде комментариев к уголовному законодательству [9] .

Почти все доктринальные определения убийства включали (а многие и теперь включают) указание на «противоправность» («неправомерность», «уголовную противоправность») причинения смерти. В формулировке ч.1 ст.105 УК РФ такого указания нет. Однако признак противоправности в характеристике убийства является необходимым. Он позволяет отграничить убийство от правомерного лишения жизни человека. Так, причинение смерти при необходимой обороне не только не влечет уголовной ответственности, но и не может быть названо убийством. Равным образом не являются убийством и другие случаи правомерного лишения жизни: при исполнении приговора к смертной казни, в ходе боевых действий и др.

Указание в ч. 1 ст. 105 УК на причинение смерти другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому себе не является преступлением. Как мы уже подчеркивали, в истории имеются прецеденты, когда устанавливалось наказание и за самоубийство.

Итак, наиболее правильно с точки зрения практического применения, определение убийства можно сформулировать так : — это общественно опасное, противоправное, умышленное причинение смерти другому человеку, когда оно не направлено одновременно на иное охраняемое уголовным законом общественное отношение .

[1] Пионтковский А. А. Курс советского уголовного права. М., 1971. Т. V. — С. 21.

[2] Шаргородский М. Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1948. — С. 194.

[3] Кузнецов В.И. Понятие убийства в Российском уголовном праве // ЭЖ-Юрист. — №19. – 2003. – с.24.

[4] Народная энциклопедия. Том Х Общественно-юридический. Полутом I . – М.1911.

[5] Загородников Н. И. Преступления против жизни. М., 1961. — С. 23.

[6] Борзенков Г.Н. Курс уголовного права: Учебник для вузов. В 5 т. Особенная часть. Т. 3. М., 2002. — С. 103.

[7] Кузнецов В.И. Понятие убийства в Российском уголовном праве // ЭЖ-Юрист. — №19. – 2003. – с.24.

[8] Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., 1994. С. 8.

[9] См.например: Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. Наумова А.В. – М.: Норма. – 1998.

www.allpravo.ru

Понятие убийства в российском уголовном законодательстве (М.П. Редин, «Российская юстиция», N 10, октябрь 2007 г.)

Определение понятия убийства в уголовном законодательстве и правильное раскрытие его содержания важны по двум обстоятельствам.

Во-первых, для определения круга преступных деяний, за совершение которых может быть установлена смертная казнь. Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 20 Конституции РФ смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. А согласно ч. 1 ст. 59 «Смертная казнь» УК РФ смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь.

Во-вторых, для установления момента окончания убийства.

В соответствии с ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается причинение смерти другому человеку. Однако такая, на наш взгляд, чрезмерно лаконичная и упрощенная законодательная формулировка понятия убийства не случайно вызвала возражения ученых.

Так, С.В. Бородин отмечает, что «в законодательном определении убийства, с нашей точки зрения, не достает указания на противоправность и виновность деяния. Определение понятия убийства, данное в законе, не вполне совершенно еще и потому, что в нем не заложен критерий отграничения убийства от других преступлений, которые также предполагают умышленное лишение жизни другого человека»*(1) и предлагает сформулировать его следующим образом: «Убийство — это предусмотренное статьей Особенной части УК виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть»*(2).

А А.И. Коробеев отмечает, что «чрезмерный лаконизм использованной в законе формулировки приводит к тому, что из определения «выпадают» признак противоправности и характеристика объекта посягательства»*(3). Автор мотивирует свою точку зрения тем, что «отсутствие первого из них не позволяет отграничивать убийство от правомерных способов лишения человека жизни (при необходимой обороне, задерживании лица, совершившего преступление, в процессе исполнения смертной казни). Очевидно, что и в подобных ситуациях один человек умышленно причиняет смерть другому. Но убийством эти действия признать нельзя, ибо они лишены противоправности» *(4). Мнение о необходимости включения в определение убийства признака противоправности ранее уже высказывалось и другими авторами*(5).

Таким образом, критика законодательного определения убийства в части отсутствия в нем признака противоправности возражений, в том числе и у нас, не вызывает.

Относительно же второго обстоятельства («выпадения» из определения убийства характеристики объекта посягательства) А.И. Коробеев пишет, что «пробельность формулы убийства влечет за собой трудности в отграничении классических видов убийств от их нетипичных аналогов, когда умышленное причинение смерти потерпевшему рассматривается законодателем как побочный результат действий, направленных на причинение вреда иному (нежели жизнь) объекту. Имеются в виду такие составы преступлений как посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК), геноцид (ст. 357 УК)» *(6). Поэтому по изложенным им основаниям и принимая во внимание эволюцию понятия убийства в истории дореволюционного, советского и постсоветского российского уголовного законодательства автор предлагает определить в настоящее время убийство «как противоправное умышленное посягательство на жизнь другого человека в качестве частного лица, выразившееся в причинении ему смерти»*(7).

По нашему мнению, предлагаемые С.В. Бородиным и А.И. Коробеевым определения понятия убийства в полной мере нельзя признать обоснованными. Анализируемое понятие, по нашему мнению, требует уточнения по следующим основаниям.

Во-первых, убийство хотя и является виновным деянием, но может совершаться лишь умышленно. Да и сам С.В. Бородин отмечает, что из законодательной формулировки следует, что убийством является только умышленное деяние и тем самым из категории убийств исключается причинение смерти по неосторожности*(8).

Во-вторых, посягательством на жизнь не охватывается убийство другого человека, совершенное с косвенным умыслом. Посягательство на жизнь другого человека может совершаться лишь с прямым умыслом*(9). Оно (посягательство) является одним из звеньев цепи, имя которой «стадии осуществления преступного намерения»*(10).

В-третьих, само по себе посягательство на жизнь другого лица не может выразиться в причинении ему смерти. Под посягательством на жизнь следует понимать такую деятельность лица по реализации преступного намерения, при помощи которой преднамеренное убийство другого человека должно быть непосредственно приведено в исполнение*(11). Поэтому причинить смерть другому человеку в качестве публичного либо частного лица (в смысле наличия в деянии виновного лица составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 277, 295, 317 УК РФ) возможно лишь путем посягательства на его жизнь, сопряженного с успешным непосредственным приведением преднамеренного убийства в исполнение.

В-четвертых, посягательство на жизнь другого человека в качестве публичного лица (ст. 277 УК РФ), публичного либо частного лица (ст.ст. 295, 317 УК РФ), частного лица (ст. 357 УК РФ), сопряженное с причинением ему смерти, не может рассматриваться законодателем как побочный результат действий, направленных на причинение вреда иному (нежели жизнь) объекту. Поскольку непосредственным дополнительным объектом преступлений, предусмотренных ст.ст. 277, 295, 317 УК РФ, является жизнь другого человека (как публичных, так и частных лиц), перечисленных в диспозициях этих статей*(12). Геноцид (ст. 357 УК РФ), как считает А.В. Наумов, относится к преступлениям, посягающим на регламентированные международным правом средства и методы ведения войны. Кроме того, его непосредственным объектом являются жизнь и здоровье национальной, этнической, расовой или религиозной группы людей (в целом). Субъективная сторона этого преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что совершает действия, образующие геноцид, и желает их совершить*(13). А В.И. Динека считает, что «геноцид возможен только с прямым умыслом и со специальной целью: полностью или частично уничтожить национальную, этническую, расовую или религиозную группу»*(14). Умышленное причинение смерти потерпевшему как побочный результат действий, направленных на причинение вреда иному (нежели жизнь) объекту, как известно, характерно для преступлений, совершаемых с косвенным умыслом.

Таким образом, понятие убийства можно определить как противоправные умышленное причинение смерти другому человеку в качестве частного лица либо посягательство на жизнь другого человека в качестве публичного лица (а равно его близкого), сопряженное с причинением ему смерти.

кандидат юридических наук,

член адвокатской палаты Тамбовской области,

почетный адвокат России

«Российская юстиция», N 10, октябрь 2007 г.

*(1) Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб., 2003. С. 21.

*(3) Коробеев А.И. Эволюция понятия убийства в истории российского уголовного законодательства // История развития уголовного права и ее значение для современности: Материалы V Международной научно-практической конференции, состоявшейся на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 26-27 мая 2005 г. М., 2006. С. 200.

*(5) См., напр.: А.А. Пионтковский. Глава П. Убийство // Курс советского уголовного права. Том IV. М., 1971. С. 21; Попов А.Н. Умышленные преступления против жизни (проблемы законодательной регламентации и квалификации): Автореф. дисс. докт. юрид. наук. М., 2003. С. 14.

*(6) Коробеев А.И. Указ. раб. С. 200-201.

*(8) См.: Бородин С.В. Указ. соч. С. 21.

*( 9) Подробно см.: Редин М.П. Преступления по степени их завершенности. Монография. С. 24-28.

*(10) Подробно см. там же. С. 12-28.

*(11) См. там же. С. 28.

*(12) См.: Редин М.П. О конструкции составов преступлений, предусмотренных статьями 277, 295, 317 УК РФ // Следователь. 1999. N 2. С. 32.

*( 13) См.: Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: коммент. судеб, практики и доктрин, толкование / А.В. Наумов; под ред. Г.М. Резника. М., 2005. С 909.

*(14) Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1997. С. 740.

Понятие убийства в российском уголовном законодательстве

М.П. Редин — кандидат юридических наук, член адвокатской палаты Тамбовской области, почетный адвокат России

«Российская юстиция», 2007, N 10

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

§ 3. Преступления против жизни

Убийство. Понятие и виды. Жизнь человека — важнейшее, от Бога данное ему благо, — бесценна. Она относится к непреходящим общечеловеческим ценностям. Утрата жизни необратима и невосполнима. «Не убий» — такова первая заповедь Закона Божьего. Именно поэтому уголовное законодательство любого цивилизованного государства считает убийство человека наиболее тяжким преступлением.

Убийство – это уголовно противоправное, умышленное лишение жизни другого человека.

В УК РФ 1996 г. впервые в истории отечественного уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Согласно ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку. В отличие от УК РСФСР (ст. 106) новый УК РФ не знает термина «неосторожное убийство», ибо в общественном сознании убийство ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по новому УК РФ самостоятельный состав преступления (ст. 109).

Объект убийства образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, состояния здоровья и жизнеспособности, физических и моральных качеств от начала рождения и до момента смерти. По справедливому замечанию Штюбеля, право прожить час столь же священно, как и право прожить 80 лет * .

* Цит. по: Таганцев Н.С. О преступлениях против жизни по русскому праву. Т. 1. СПб., 1870. С. 40.

Под началом жизни человека следует понимать начало физиологических родов. Уничтожение плода ребенка до начала родового процесса не образует состава убийства. Моментом завершения жизни следует считать биологическую смерть, при которой прекращается деятельность центральной нервной системы и в коре головного мозга наступает необратимый распад белковых тел, в результате чего восстановить жизнедеятельность организма уже невозможно. Согласно Закону РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Что же касается причинения клинической смерти, то в тех случаях, когда организм потерпевшего путем реанимационных мероприятий удастся оживить, содеянное следует расценивать как покушение на убийство.

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Отсутствие в законе указания на противоправность рассматриваемого деяния — существенный его пробел, поскольку не является, например, преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны, приведение в исполнение приговора к смертной казни и т. п.

Убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своем физические. Однако убийство может осуществляться и путем психического воздействия. Например, человеку, страдающему тяжелой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчете на то, что он скончается от сердечного приступа. Так и происходит.

Убийство путем бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем и когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.

Убийство относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после этого. Обязательным признаком объективной стороны убийства является наличие причинной связи между деянием виновного (действием или бездействием) и наступившей смертью потерпевшего.

При установлении причинной связи по делам об убийстве необходимо иметь в виду следующее:

а) действия (бездействие) субъекта, предшествующие наступлению смерти, могут быть признаны ее причиной только в том случае, если в момент их совершения они явились необходимым условием ее наступления, т. е. таким условием, не будь которого, смерть не наступила бы;

б) эти действия (бездействие) в момент их совершения должны создавать реальную возможность наступления смерти.

Сложные вопросы по установлению причинной связи возникают в правоприменительной практике, например, по делам об убийствах, совершенных в групповых драках.

Показательно в этом плане следующее дело из практики Воронежского областного суда.

Во время групповой драки между находившимися на сельскохозяйственных работах студентами и местными жителями был убит С. При наружном осмотре трупа было установлено, что С. причинены телесные повреждения в лобную и теменную области головы. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила от удара тупым предметом в теменную область головы с последующим кровоизлиянием в кору головного мозга. Телесные повреждения в лобной области головы в причинной связи со смертью не стояли. Расследованием по делу было установлено, что удар в лобную часть головы нанес С. во время драки гаечным ключом студент К. После этого студент М. деревянной рукояткой вил нанес С. смертельное повреждение в теменную область головы. Как К., так и М. действовали при этом с неопределенным (неконкретизированным) умыслом. Органы предварительного следствия и суд совершенно правильно квалифицировали по ст. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК РФ) действия одного лишь М. Именно эти действия явились необходимым условием причинения смерти С. и в момент их совершения создали реальную возможность ее наступления. К. был осужден по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ).

При выяснении объективной стороны убийства необходимо также уделять внимание .месту, времени, способам и орудиям, всей обстановке совершения этого преступления. Некоторые способы совершения убийства учитываются законодателем в качестве отягчающего данное преступление обстоятельства (особая жестокость, общеопасный способ — п. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Как уже отмечалось выше, субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле).

Классическим примером убийства с косвенным умыслом может служить следующее дело.

Е. и К., решив ограбить магазин, напали на сторожа Г., обезоружили его, повалили на землю, связали ему руки и ноги и заткнули в полость рта носовой платок. После этого преступники ограбили магазин. Сторож Г. в результате закрытия гортани платком скончался от асфиксии. Суд отверг объяснения Е. и К. в той части, что они якобы не имели умысла лишить Г. жизни. Затыкая сторожу в полость рта платок, Е. и К. сознавали опасность своего поведения для жизни Г. и предвидели возможность наступления от этого его смерти. Преступники не желали смерти Г., однако, действуя подобным образом, они сознательно допускали смертельный исход, относясь к нему безразлично. Поэтому действия Е. и К. в этой части были правильно расценены Ростовским областным судом как убийство с косвенным умыслом.

Исключительно важное значение имеет установление по делам этой категории мотивов и целей лишения потерпевшего жизни. В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» по этому поводу, в частности, говорится: «По каждому такому делу должны тщательно выясняться все обстоятельства, в том числе «мотивы, цель и способ убийства, имеющие важное значение для правильной правовой оценки содеянного виновным и назначения ему справедливого наказания» * .

* См.: Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. М., 1995. С. 34.

Особую сложность для правоприменительной практики представляет выявление направленности умысла в момент нанесения потерпевшему тех или иных ранений. Практические работники не всегда четко знают, по каким признакам можно судить о такой направленности. А это прежде всего объективные признаки: способ причинения вреда жизни или здоровью, особенности используемых при этом орудий и средств, количество и локализация ранений, обстановка совершения преступления, характер взаимоотношений, между обвиняемым и потерпевшим, наличие и содержание предшествующих угроз, поведение обвиняемого во время и после криминального акта и др. В зависимости от сочетания указанных признаков и решаются вопросы о направленности умысла и его видах, разграничении убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, отграничения покушения на убийство от причинения вреда здоровью той или иной степени тяжести, убийства от неосторожного причинения смерти и др.

Показательно в этом плане следующее дело.

П. и Е. затеяли в автобусе ссору с Ш. и И. На остановке Ш. и И. вышли из автобуса и попытались укрыться от преследователей в парадном одного из домов, но те догнали их. П. нанес И. удар ножом в грудь и дважды ударил в грудь ножом Ш. Раненый Ш. попытался спрятаться в подъезде соседнего дома, но Е. обнаружил его и ударил скамейкой по голове, а подоспевший П. еще раз нанес Ш. удар ножом. Дальнейшее избиение Ш. было прекращено благодаря вмешательству граждан. П. и Е. скрылись, а Ш. и И. были доставлены в больницу в тяжелом состоянии. Спустя три часа Е. умер; Ш. были причинены тяжкие телесные повреждения.

Районный народный суд квалифицировал действия П. и Е. как умышленное причинение тяжких телесных повреждений.

Заместитель Генерального прокурора СССР в порядке надзора принес по этому делу протест. В нем отмечалось, что действия П. и Е. квалифицированы судом неправильно, поскольку орудие, которым было совершено преступление, способ его применения (нанесение ударов ножом в грудь) и характер причиненных повреждений (ранение сердца и др.) свидетельствовали об умысле П. и Е. на убийство.

Президиум областного суда удовлетворил этот протест. Дело было направлено на новое рассмотрение * . При вторичном рассмотрении дела П. был осужден за убийство И. из хулиганских побуждений и за покушение на убийство Ш. по тем же мотивам; Е. был осужден за покушение на убийство Ш. из хулиганских побуждений.

* См.: Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел // Сб. документов. М., 1987. С. 289-290.

Иногда в правоприменительной практике не уделяется должного внимания тем разновидностям умысла, которые прямо в законе не указаны, но относительно полно разработаны теорией уголовного права. В особенности это касается часто встречающегося по делам о преступлениях против жизни и здоровья неопределенного (неконкретизированного) умысла, при котором виновный предвидит, что в результате его действий наступят преступные последствия, но не представляет их себе достаточно определенно. В таких случаях виновный несет ответственность в зависимости от фактически наступивших последствий, что не всегда правильно понимается на практике.

Между супругами Т. сложились неприязненные отношения в связи с тем, что муж пьянствовал и поздно возвращался домой.

Однажды Т. вернулся домой ночью в нетрезвом состоянии и между супругами возникла ссора, во время которой Т. ударил жену табуретом по голове.

Нанося удар с большой силой табуретом в жизненно важный орган, Т. предвидел, что в результате его действий будет причинен вред либо жизни, либо здоровью потерпевшей, но не представлял себе преступные последствия достаточно определенно. Он и не задумывался над ними (хотел «проучить» жену). Его сознанием охватывалась возможность причинения любого вреда (от легкого вреда здоровью до повреждений, несовместимых с жизнью, как произошло на самом деле). Поскольку жена Т. от полученных повреждений скончалась, он был осужден Воронежским областным судом за убийство. Если бы она осталась жива, он бы отвечал за причинение вреда здоровью в зависимости от фактически наступивших последствий (тяжкий, средней тяжести или легкий вред).

Субъектом ответственности за убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, может быть любое лицо, достигшее 14-летнего возраста. За остальные преступления против жизни ответственность наступает с 16 лет.

Все убийства согласно УК РФ делятся на три группы:

1) убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, указанных в законе (ч. 1 ст. 105);

2) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105);

3) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. 106-108).

Следует иметь в виду, что убийство, совершенное при наличии как отягчающих, так и смягчающих обстоятельств, подлежит квалификации как убийство при смягчающих обстоятельствах (по правилам конкуренции специальных норм).

www.bibliotekar.ru

Статья 105 УК РФ. Убийство (действующая редакция)

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

е.1) по мотиву кровной мести;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —

н) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к ст. 105 УК РФ

1. Непосредственный объект убийства — жизнь человека, которая находится под уголовно-правовой охраной с момента начала физиологических родов и до наступления биологической смерти (Приказ Минздрава России от 4 марта 2003 г. N 73 «Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий»).

2. Убийство может быть совершено в форме как действия, так и бездействия. Действие может выражаться в психическом или физическом насилии. Убийство путем психического воздействия будет иметь место, когда виновный, зная о болезненном состоянии потерпевшего, использует психотравмирующие факторы (угрозы, испуг и др.) в целях лишения его жизни.

3. Понятие убийства закреплено в ч. 1 комментируемой статьи. Из него следует, что законодатель связывает убийство лишь с умышленной формой вины. Неосторожное причинение смерти квалифицируется по ст. 109 УК.

4. Уголовный закон рассматривает три вида убийства:

1) так называемое простое (ч. 1 ст. 105 УК);

2) квалифицированное (ч. 2 ст. 105 УК);

3) привилегированное (ст. ст. 106 — 108 УК).

5. По ч. 1 ст. 105 УК квалифицируется, например, убийство в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести (за исключением тех ее видов, которые влекут ответственность по п. п. «б», «е.1» и «л» ч. 2 ст. 105), зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений. Эвтаназия квалифицируется по ч. 1 комментируемой статьи.

6. Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК). В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, а при наличии к тому оснований — также и по другим пунктам ч. 2 ст. 105 УК при условии, что ни за одно из таких убийств виновный ранее не был осужден (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Если при умысле на убийство двух лиц лишить жизни удалось только одного, то содеянное следует квалифицировать по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК.

7. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК) предполагает особого потерпевшего — лицо, осуществляющее свою служебную деятельность или выполняющее общественный долг, или его близких.

Под осуществлением служебной деятельности понимаются действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Выполнение общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий. Осуществление специально возложенных на гражданина общественных обязанностей представляет собой участие в работе добровольной народной дружины, оперативных отрядов по поддержанию правопорядка и т.д.

Совершение иных общественно полезных действий может выражаться в пресечении правонарушений, сообщении органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, даче свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.

К близким потерпевшему лицам наряду с близкими родственниками могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Цель убийства — воспрепятствовать правомерной деятельности потерпевшего; мотив — отомстить за осуществленную законную деятельность.

8. Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «в» ч. 2 ст. 105), и женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК). Квалификация по этим пунктам возможна только в случае наличия особых качеств у потерпевших (малолетства, беспомощного состояния, беременности) и осведомленности виновного об этом.

Как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, осознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. Верховный Суд РФ не относит к беспомощным спящих и лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения.

9. Убийство, сопряженное с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК), разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК), изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК). Сопряженность означает, что указанные деяния могут предшествовать убийству либо совпадать с ним по времени, либо убийство следует непосредственно за таким деянием. В первых двух случаях лишение жизни выступает средством, облегчающим совершение названных преступлений. В последнем случае убийство совершается из мести или с целью скрыть совершенные преступления.

Потерпевший от перечисленных действий и жертва убийства могут не совпадать (например, лишается жизни лицо, пытавшееся помешать похищению человека).

В соответствии с ч. 1 ст. 17 УК действия виновных, совершивших убийство, сопряженное с похищением человека, изнасилованием и т.д., полностью охватываются соответственно нормами п. п. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК и дополнительной квалификации по ст. ст. 126, 131, 132, 162 УК не требуют (позиция Пленума Верховного Суда РФ по этому вопросу прямо противоположна).

10. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК). Понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами. Особая жестокость наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Она может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

11. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК), предполагает такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди). Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК, по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью (если было уничтожено или повреждено имущество дополнительно — по ч. 2 ст. 167 УК).

12. Убийство по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК). Кровная месть — обычай, бытующий у некоторых народностей. В соответствии с ним сам пострадавший или родственник обиженного тяжким оскорблением, надругательством, убийством и т.п. обязан отомстить обидчику.

Местом совершения этого преступления выступает любая географическая точка на территории России. Потерпевшими от этого преступления могут быть любые граждане, в том числе и не являющиеся представителями определенного этноса.

13. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК). Убийство признается совершенным группой лиц, когда два лица или более, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, их действия охватываются соответствующей частью ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК.

При признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК.

14. Убийство из корыстных побуждений или по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК). К нему относится убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или права на его получение, права на жилплощадь и т.п.) либо избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

15. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК). Под ним понимается убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение, например умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства.

Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

16. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК). Цель скрыть другое преступление имеет место тогда, когда еще до убийства было совершено какое-либо деяние, о котором, по мнению виновного, еще неизвестно правоохранительным органам. Не имеет значения, кем совершено такое преступление — самим убийцей или иным лицом, окончено оно было или нет. Цель облегчить совершение преступления при убийстве налицо, когда лишение жизни предшествует осуществлению задуманного преступления либо совпадает с последним по времени.

17. Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК). Для этого убийства характерна нетерпимость к лицам другой национальности, расы, религии, политической, идеологической или социальной группы, основанная на идеологии превосходства своей и, напротив, неполноценности всех иных наций, рас, религий и т.д.

18. Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК). Предметом этого преступления могут быть любые органы и ткани человека, в том числе и не являющиеся объектами трансплантации. Такое убийство, как правило, совершают медицинские работники, поскольку требуются специальные познания для изъятия органов или тканей в процессе убийства или после него.

19. По смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных п. п. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны.

www.zakonrf.info