Полезные статьи

Ст 208 ук рф окончание преступления

§ 2. Оконченное преступление

В отличие от неоконченного преступления оконченное характеризуется полным соответствием содеянного указанным в законе объективным и субъективным признакам.

УК РФ в ч. 1 ст. 29 впервые дает определение понятия оконченного преступления. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной нормой Особенной части УК.

При этом момент юридического окончания криминального деяния может не совпадать с представлением самого субъекта о завершении преступления.

Наиболее существенным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полное осуществление объективной и субъективной сторон предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект деяния одинаковы как для оконченного преступления, так и для приготовления и покушения.

Момент окончания преступления зависит от того, как в конкретной норме Особенной части УК сконструирован данный состав преступления.

В так называемых материальных составах, в объективную сторону которых в качестве обязательных признаков включается наступление конкретного преступного последствия, для признания преступления оконченным требуется фактическое наступление данного последствия. Таковы, например, составы, предусмотренные ст. 105, 111, 112, 115, 158, 159, 285, 286 УК.

В так называемых формальных составах, объективная сторона которых исчерпывается совершением указанных в диспозиции закона действий (бездействия) и не включает последствия в качестве необходимого признака, преступление считается оконченным с момента совершения предусмотренного в данной норме действия или с момента бездействия. Таковы, например, составы, предусмотренные ст. 125, 129, 130, 133, 162, 163, 213, 290 УК.

Некоторые составы сконструированы таким образом, что преступление считается оконченным с момента поставления объекта уголовно-правовой охраны под угрозу причинения вреда .ч. 1 ст. 215, ч. 1 ст. 217 УК и др.). В некоторых составах момент окончания преступления переносится на более ранние по отношению к наступлению преступных последствий стадии (так называемые усеченные составы). Например, с момента посягательства на жизнь потерпевшего считаются оконченными преступления, предусмотренные ст. 277, 295, 317 УК РФ (законодатель применительно к этим составам поступает альтернативно, считая преступление оконченным как в случае покушения на убийство, так и в случае самого убийства особо охраняемых законом лиц). Отдельные составы преступлений конструируются, исходя из особенностей их совершения и повышенной степени общественной опасности, таким образом, что криминальное деяние считается оконченным с момента осуществления организационной деятельности, направленной к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. Таковы составы, предусмотренные ст. 208, 209, 210, 239 УК.

Таким образом, различная конструкция составов преступлений в УК предопределяет и различия в моменте окончания того или иного криминального деяния. В тех случаях, где для оконченного состава преступления требуется фактическое наступление последствия, его отсутствие означает, что речь может идти только о неоконченном преступлении.

Ж. был осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (ч. 2 ст. 158 УК РФ) за повторную кражу. Будучи ранее судимым за совершение аналогичного преступления, он в состоянии алкогольного опьянения тайно похитил из секции универмага «Детский мир» рулон фотообоев стоимостью 146 455 руб. Выйдя за пределы секции, он был задержан с похищенным работниками милиции.

Президиум Московского городского суда, рассмотрев дело в порядке надзора, переквалифицировал действия Ж. по ст. 15 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 2 ст. 158 УК) как покушение на повторное (неоднократное) совершение кражи, поскольку оконченной кража считается лишь с того момента, когда виновный приобретает реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению. Преступление не было доведено до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам*.

www.bibliotekar.ru

1.2. Квалификация организованных форм террористической деятельности (ч. 3 ст. 205, ст. 208, 209, 210 УК)

См.: Устинов В.В. Особенности социально-правовой характеристики преступлений террористического характера и проблемы их квалификации // Следственная практика. 2002. N 3(157). С. 32.

Правильное решение вопросов, связанных с квалификацией организованных форм террористической деятельности, требует, с одной стороны, подробного анализа признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 208, 209, 210 УК, с другой — рассмотрения проблем совокупности этих преступлений с совершенными организованной группой лиц деяниями, ответственность за которые установлена в ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206 и ч. 3 ст. 211 УК.

Под незаконным вооруженным формированием понимается не предусмотренная федеральным законом группа лиц (объединение, отряд, дружина, иная группа), хотя бы один участник которой имеет оружие, т.е. устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона от 13.12.1996 N 150-ФЗ «Об оружии» (в ред. от 24.07.2007) ), в том числе взрывные устройства, военное вооружение и технику. Деятельность такого формирования не урегулирована федеральным законодательством, а с учетом вооруженности участников она представляет значительную общественную опасность, так как названное формирование может быть использовано в противоправных целях. Это и послужило основой для криминализации деяний, перечисленных в диспозиции ст. 208 УК .

СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681; 1998. N 30. Ст. 3613, N 31. Ст. 3834, N 51. Ст. 6269; 1999. N 47. Ст. 5612; 2000. N 16. Ст. 1640; 2001. N 31. Ст. 3171, N 33 (ч. 1). Ст. 3435, N 49. Ст. 4558; 2002. N 26. Ст. 2516, N 30. Ст. 3029; 2003. N 2. Ст. 167, N 27 (ч. 1). Ст. 2700, N 50. Ст. 4856; 2004. N 18. Ст. 1683, N 27. Ст. 2711; 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3420; 2007. N 1 (ч. 1). Ст. 21; 2007. N 32. Ст. 4121.

См.: Сальникова Н.И. Незаконное вооруженное формирование не является разновидностью преступного сообщества // Российский следователь. 2005. N 3.

Не случайно также, что вовлечение лица в совершение преступления, предусмотренного названной статьей (наряду с вовлечением в некоторые другие преступления), законодатель признал содействием терроризму (ст. 205.1 УК), а к финансированию терроризма отнесено также и финансирование организации, подготовки или совершения преступления, квалифицируемого по ст. 208 УК (примечание 1 к ст. 205.1 УК) .

То обстоятельство, что в ч. 1 ст. 208 УК также предусмотрена ответственность за финансирование вооруженного формирования, по нашему мнению, следует отнести к просчетам юридической техники.

С объективной стороны организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем выражается в следующих формах:

а) создание незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК);

б) руководство таким формированием (ч. 1 ст. 208 УК);

в) финансирование незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК);

г) участие в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК).

Создание незаконного вооруженного формирования означает выполнение различных организационных мероприятий, направленных на обеспечение функционирования такого формирования (разработка структуры и задач, вербовка участников, материально-техническое обеспечение, обучение и т.д.). Под руководством следует понимать управление уже созданным формированием, обеспечение его функционирования, решение конкретных задач. Понятие финансирования дано в уже упоминавшемся примечании 1 к ст. 205.1 УК: это предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения преступления, предусмотренного ст. 208 УК. Участие в незаконном вооруженном формировании может выражаться как в форме непосредственного вхождения в его состав, так и в форме выполнения обязанностей по обеспечению его деятельности.

Субъективная сторона незаконного вооруженного формирования характеризуется виной в виде прямого умысла. В то же время диспозиция рассматриваемой статьи не содержит указания на цель и мотивы. И хотя такие цели могут быть различными (политическими, религиозными, коммерческими и т.д.), для квалификации преступных действий значения они не имеют. Если же для осуществления террористической деятельности создается вооруженная группа, имеющая целью нападение на граждан и организации (взрывы жилых домов, государственных учреждений, захват заложников и др.), действия виновных не охватываются ст. 208 УК и подлежат квалификации по ст. 209 УК.

Таким образом, из анализа признаков состава преступления, предусмотренного ст. 208 УК, следует вывод: организация незаконного вооруженного формирования (участие в нем) подлежит квалификации по ст. 208, если отсутствует цель совершения нападений на граждан или организации (это — признак ст. 209 УК) либо цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений (признак ст. 210 УК).

Объективная сторона бандитизма может выражаться в одной из следующих форм: —

создание банды, т.е. любые действия по формированию устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападений на граждан либо предприятия, учреждения, организации; вербовка и обучение участников, создание условий для функционирования, в том числе обеспечение ее оружием, помещениями, транспортом и т.д. (ч. 1 ст. 209 УК); —

руководство бандой, управление уже созданной бандой, разработка конкретных планов нападений, поиск объектов нападения, вербовка новых участников и т.д. (ч. 1 ст. 209 УК); —

участие в банде (ч. 2 ст. 209 УК); —

участие в совершаемых бандой нападениях (ч. 2 ст. 209 УК) .

Уголовное право. Особенная часть: Учебник. 2-е изд. М., 2005. С. 349.

Существенные признаки банды вытекают из систематического толкования закона: 1) группа, т.е. не менее двух лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации; 2) вооруженность, предполагающая наличие хотя бы у одного члена банды оружия, отвечающего признакам, указанным в ст. 1 Федерального закона «Об оружии», а равно оружия массового поражения, артиллерии и др., и осведомленности об этом других членов банды ; 3) устойчивость группы.

Раскрывая содержание признака «устойчивость», Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17.01.1997 N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» указал, что об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, количество совершенных преступлений.

Субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 209 УК, характеризуется виной в виде только прямого умысла. Цель создания банды — нападение на граждан или организации. Важно отметить, что в п. 12 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ однозначно отмечается, что цели осуществляемых бандой нападений могут быть различны и могут заключаться не только в непосредственном завладении имуществом, деньгами или иными ценностями гражданина либо организации, но и в убийстве, уничтожении чужого имущества и др.

Под нападением в контексте ст. 209 УК понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия к потерпевшему либо создания реальной угрозы его немедленного применения.

Таким образом, нельзя не заметить, что объективные признаки незаконного вооруженного формирования и бандитизма (прежде всего устойчивость и вооруженность созданной преступной группы) в определенной степени совпадают.

В то же время при бандитизме вооруженная группа (банда) создается в целях нападения на граждан или организации, тогда как при совершении преступления, предусмотренного ст. 208 УК, такая цель отсутствует. Это обстоятельство, т.е. существенно различающиеся признаки субъективной стороны незаконного вооруженного формирования и бандитизма, прежде всего и позволяет отграничить названные составы друг от друга.

Следовательно, если устойчивая вооруженная группа создается для осуществления нападений на граждан или организации (например, с целью совершения террористического акта, захвата заложника, посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, на жизнь сотрудника правоохранительного органа), то создание такой группы либо руководство ею, а равно участие в ней должны квалифицироваться не по ст. 208, а по ст. 209 УК, а в случае совершения группой нападений — также и по другим статьям УК (в частности, ст. 205, 206 и др.).

В каких же случаях требуется квалифицировать действия виновных по ст. 210 УК?

Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210, может быть выражена в одном из следующих действий: —

создание преступного сообщества (преступной организации); —

руководство таким сообществом; —

руководство входящими в его состав структурными подразделениями; —

создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Определение понятия преступного сообщества (преступной организации) дано в ч. 4 ст. 35 УК, а в ч. 3 той же статьи определено понятие организованной группы. Из сопоставления двух этих понятий видно, что хотя в основу понятия преступного сообщества положено понятие организованной группы, однако для преступного сообщества характерны и другие признаки, к которым, в частности, относятся: —

сплоченность (например, наличие конспирации, общей кассы, специальных технических средств и т.д.); —

перенесение момента окончания преступления на более раннюю стадию (предусмотренное ст. 210 УК преступление считается оконченным с момента создания преступного сообщества, в частности с момента получения согласия членов сообщества на совместную преступную деятельность, заключения соглашения о разделе зон и т.д.); —

цель создания (совершение тяжкого или особо тяжкого преступления).

Преступное сообщество может состоять из нескольких структурных подразделений, которые в свою очередь представляют собой организованные устойчивые группы . Таким образом, в состав одного преступного сообщества могут быть включены незаконное вооруженное формирование (ст. 208 УК), банда (ст. 209 УК) и организованная группа (ч. 3 ст. 35 УК).

См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за организацию преступного сообщества // Законность. 1997. N 2.

Действия лица по созданию и руководству сообществом следует квалифицировать по ст. 210 УК. Если же будет установлено, что незаконное вооруженное формирование или банда является структурным подразделением преступного сообщества, то действия их руководителей и участников в зависимости от конкретных обстоятельств (например, цели) подлежат квалификации по совокупности ст. 208 и 210 УК либо ст. 209 и 210 УК соответственно. В таких случаях имеет место идеальная совокупность, при которой одно действие (в данном случае это создание, руководство, участие) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК.

Субъективная сторона организации преступного сообщества характеризуется виной в виде прямого умысла и целью — совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

При квалификации действий виновных лиц необходимо учитывать следующее. Бандитизму, как уже отмечалось, присуща цель нападения на граждан или организации. В то же время цель, указанная в диспозиции ст. 210 УК, подразумевает совершение только тяжких или особо тяжких преступлений, причем выражающихся не только в нападениях, но и в других действиях (например, предоставление или сбор денежных средств для финансирования терроризма — ч. 1 ст. 205.1 УК и др.).

В ч. 3 ст. 209, ч. 3 ст. 210 УК законодатель предусмотрел особо квалифицированные составы: бандитизм с использованием служебного положения и организация преступного сообщества (преступной организации) с использованием служебного положения.

Понятие «служебное положение» в определенной степени было раскрыто в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм». Согласно п. 11 этого Постановления использование служебного положения означает «использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением».

Под осуществлением служебной деятельности исходя из п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред. от 06.02.2007) следует понимать «действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству».

БВС РФ. 1999. N 3.

Служебная деятельность включает управленческую, иную, органически связанную с управленческой, часто подчиненную ей или обслуживающую ее, юридически значимую для других людей деятельность, непосредственно не направленную на производство материальных благ или оказание материальных услуг, а также интеллектуальное и документальное обслуживание деятельности людей .

См.: Егорова Н. Служащий как специальный субъект преступления в уголовном праве России // Уголовное право. 2004. N 2. С. 27.

На наш взгляд, в качестве специального субъекта рассматриваемых преступлений может выступать любое лицо, имеющее служебный статус в органах государственной власти, местного самоуправления, их учреждениях, в коммерческих и иных организациях, использующее его для совершения действий, предусмотренных ст. 209, 210 УК.

scibook.net

Освобождение от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное статьей 208 УК РФ

Ижаева Ш.М., старший преподаватель кафедры государственного и уголовного права филиала РГСУ в г. Пятигорске.

Деятельность незаконных вооруженных формирований (далее — НВФ) зачастую сопряжена с террористической деятельностью и подрывает основы конституционного строя, что свидетельствует о высокой степени общественной опасности. Уголовным законодательством предусматривается ряд уголовно-правовых мер по предотвращению терроризма и преступлений террористического характера.

Так, в соответствии со ст. 31 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности в случае добровольного и окончательного отказа от преступной деятельности (приготовления и покушения) при сознании фактической возможности завершить ее, а примечание к ст. 208 УК РФ посвящено освобождению от уголовной ответственности лица, участвовавшего в незаконном вооруженном формировании.

Добровольный отказ от преступления — это прекращение приготовления к нему или прекращение неоконченных преступных действий (покушения), если лицо осознало возможность доведения преступления до конца. Условиями, при наличии которых лицо не привлекается к ответственности при добровольном отказе, являются:

  • добровольность;
  • окончательность отказа от совершения преступления;
  • совершение лишь таких действий, которые не образуют состава другого преступления;
  • осознание лицом объективной возможности довести преступление до конца.

Добровольный отказ от совершения преступления в соучастии имеет свои особенности: законодатель выделяет организаторов и подстрекателей преступления, предъявляя им более значительные по объему требования для признания наличия в их деяниях добровольного отказа. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 31 УК РФ они не подлежат ответственности лишь при условии, если своевременным сообщением органам власти или иным способом сумели предотвратить доведение преступления до конца его исполнителем. Пособник также должен предпринять все зависящие от него меры для того, чтобы предотвратить совершение преступления.

Перечисленные признаки добровольного отказа полностью распространяются и на лиц, пытавшихся создать, руководить НВФ или участвовать в них.

Законодатель в УК РФ 1996 г. помимо охранительной поставил и предупредительную задачу. Одним из основных средств решения этой задачи является закрепление уголовным законом нормы (ст. 75), предусматривающей возможность освобождения от уголовной ответственности лица в связи с его деятельным раскаянием. Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило причиненный в результате преступления вред.

Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Таким образом, российское уголовное право имеет в своем арсенале поощрительные нормы, функция которых заключается в воздействии на поведение граждан, в стимулировании желаемых действий. Поощрительные нормы в уголовном праве призваны стимулировать социальную переориентацию лиц, совершивших (совершающих) преступления. Способ воздействия поощрительной нормы строится так, что лицо не обязывается, а побуждается к достижению общественно полезного результата. Исправление преступника в ряде случаев возможно с использованием мер уголовно-правового воздействия, не связанных с государственным принуждением.

Вводя в примечание к ст. 208 УК РФ особые основания освобождения от уголовной ответственности, законодатель стремился использовать дополнительные меры для предотвращения террористических актов. Примечание к ст. 208 УК РФ направлено на максимальную нейтрализацию негативных последствий совершенного преступления. Оно побуждает (стимулирует) многих лиц, вступивших или собирающихся вступить в НВФ, к деятельному раскаянию. Применение этого положения закона возможно при наличии четырех условий:

  1. лицо лишь осуществляло участие в НВФ;
  2. лицо добровольно прекратило участие в НВФ;
  3. лицо сдало оружие;
  4. в действиях такого лица не содержится признаков иного преступления.
  5. Отличие добровольного отказа (ст. 31 УК РФ) и особых оснований освобождения от ответственности (примечание к ст. 208 УК РФ) заключается в том, что для освобождения лица, участвующего в НВФ, согласно примечанию к ст. 208 УК РФ не требуется окончательного отказа от осуществления преступления (до его окончания), а следовательно, возможно его применение при вынужденном сотрудничестве участника НВФ с органами власти и при выполнении действий, способствующих ликвидации НВФ.

    Вопрос о том, возможно ли освобождение от ответственности за участие в НВФ, если участником НВФ уже совершено другое преступление, на наш взгляд, следует решать дифференцированно. И здесь может возможны два варианта:

  6. если лицо добровольно отказалось от акта участия в НВФ и способствовало его ликвидации, но совершило другое преступление, то оно отвечает лишь за второе преступление;
  7. если лицо вынужденно прекратило участие в НВФ (например, будучи задержанным), совершив до этого другое преступление, то оно не может быть освобождено от ответственности ни за участие в НВФ, ни за другое преступление.

Еще одна проблема связана с применением поощрительной нормы, закрепленной в примечании к ст. 208 УК РФ. Согласно закону «лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Что касается применения этой нормы в отношении организаторов и руководителей незаконного вооруженного формирования, то их освобождение представляется возможным, если все без исключения (вовлеченные и руководимые) участники НВФ сдадут оружие, прекратят окончательно преступную деятельность и явятся в органы власти. По мнению П.В. Агапова, «необходимо буквально толковать закон и применять поощрительное примечание только в отношении рядовых участников незаконного вооруженного формирования. Для организаторов и руководителей предусмотрена более строгая ответственность (создание и руководство незаконным вооруженным формированием согласно санкции ч. 1 ст. 208 УК РФ относится к категории тяжких преступлений), что, по логике законодателя, исключает возможность их освобождения от уголовной ответственности» .

Агапов П.В. Организация незаконного вооруженного формирования или участия в нем: проблемы квалификации // Уголовное право. 2004. N 2. С. 5.

На наш взгляд, с этим согласиться нельзя, так как ч. 2 ст. 75 УК РФ предоставляет такую возможность и в случае совершения тяжких и особо тяжких преступлений, если их действия не образуют иного, кроме предусмотренного ст. 208 УК РФ, состава преступления. Кроме того, в примечании говорится «лицо. прекратившее участие», следовательно, освобождению подлежит не только собственно участник формирования, но также и создатели и руководители такого формирования.

Что касается лиц, вышедших из состава незаконного вооруженного формирования, но не явившихся с повинной в правоохранительные органы, представляется, что их освобождение от уголовной ответственности будет не совсем обоснованным (если не прошли сроки давности) по той причине, что позитивное посткриминальное поведение требует процессуального закрепления. В отличие от примечания к ст. 210 УК РФ (примечание, включенное в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ), где прямо говорится о необходимости взаимодействия участника преступного сообщества с органами уголовной юстиции, примечание к ст. 208 УК РФ только подразумевает такое сотрудничество. На это указывает нормативно закрепленная обязанность сдать оружие, что, само собой, предполагает определенный контакт вышедшего из состава незаконного вооруженного формирования участника с представителями власти.

Что касается вопроса о возможности освобождения лиц, вышедших из состава незаконного вооруженного формирования, явившихся с повинной в правоохранительные органы, но не сдавших в силу каких-либо причин оружие, П.В. Агапов на него отвечает положительно .

См.: Агапов П.В. Указ. соч. С. 5.

На наш взгляд, обязательным условием в данном случае будет очевидная для правоприменителя невозможность выдачи указанными лицами оружия. Например, оно может прийти в негодность в результате военных действий или просто отсутствовать на момент прекращения лицом участия в незаконном вооруженном формировании, с чем, представляется, следует согласиться.

Согласно закону освобождение от ответственности за участие в незаконном вооруженном формировании не означает отказ от уголовного преследования лица за уже совершенные им (лично или в соучастии) уголовно наказуемые деяния. Данное правило между тем не распространяется (при отсутствии реальной совокупности) на незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов (ст. 222 УК РФ), поскольку последнее является составной частью преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ.

Повторное освобождение от уголовной ответственности за совершение анализируемого преступления, на наш взгляд, возможно только в том случае, если истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление после предыдущего освобождения от уголовной ответственности за это же преступление. В противном случае первое прекращенное дело подлежит возобновлению по вновь открывшимся обстоятельствам, и окончательное наказание должно назначаться по совокупности преступлений.

Чтобы освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, не ослабляло борьбы с преступностью, необходимо, чтобы компетентные органы относились к решению вопроса об освобождении от уголовной ответственности с чувством полной ответственности, применяя его лишь в тех случаях, когда оно обоснованно по существу, и не допускали формального решения этого вопроса.

wiselawyer.ru

§ 3. Преступления против основ общественной безопасности

Основы общественной безопасности составляют общественные отношения, обеспечивающие основные (базовые) условия нормальной и безопасной жизни личности, общества и государства в любых сферах общественной жизни.

Терроризм (ст. 205 УК РФ)

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются отношения, обеспечивающие общественную безопасность. В рамках этих отношений альтернативными дополнительными непосредственными его объектами являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья личности, либо отношения собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ.

Объективная сторона терроризма альтернативно имеет одну из двух форм: 1) совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих объективную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, или 2) угроза совершения таких действий.

Первая форма характеризуется деянием, последствием и причинной связью между ними. Деяние выражается в совершении взрыва, поджога или иных действий. Это означает, что взрыв, поджог или иные действия такого же характера совершаются в местах нахождения людей, имущества, расположения различного рода производственных объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, на транспортных коммуникациях, промышленных производствах, использующих опасные для населения сырье, материалы, оборудование.

Последствие, согласно ч. 1 ст. 205 УК РФ, является нематериальным и заключается в опасности, возможности гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Последствие, предусмотренное ч. 1 ст. 205 названного УК , может быть и материальным, то есть состоять в фактическом причинении вреда здоровью людей или причинении значительного материального ущерба. Однако оно не должно влечь по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, поскольку такие последствия характеризуют объективную сторону терроризма, ответственность за который предусмотрена ч. 3 ст. 205 этого УК . При совершении в результате терроризма убийства или умышленного причинения тяжкого вреда здоровью содеянное представляет собой совокупность преступлений: терроризма и соответствующего преступления против личности.

Суть причинной связи в том, что нематериальное или очерченное материальное последствие должны быть следствием деяния, являющегося признаком объективной стороны состава преступления терроризма.

Вторая форма объективной стороны рассматриваемого состава преступления выражается только в деянии – угрозе совершения действий, влекущих последствия, составляющих первую форму объективной стороны данного преступления. Эта угроза должна быть реальной и исходящей от лица, готовящего или подготовившего совершение акта терроризма. Данные признаки угрозы являются критериями, отличающими терроризм, состоящий в такой угрозе, от заведомо ложного сообщения об акте терроризма, ответственность за которое установлена ст. 207 УК РФ.

Оконченным терроризм в первой форме является с момента наступления последствия в виде указанной опасности, а во второй – с момента выражения угрозы.

Субъект данного преступления – лицо, достигшее 14-ти лет. Субъективная сторона данного состава преступления характеризуется только прямым умыслом.

Обязательным признаком субъективной стороны терроризма является цель, в качестве которой альтернативно выступают: 1) цель нарушения общественной безопасности; 2) цель устрашения населения; 3) цель оказания воздействия на принятие решений органами власти. Мотивы действий террориста не имеют значения для квалификации содеянного.

Квалифицирующими признаками терроризма, согласно ч. 2 ст. 205 УК , являются совершение его: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) с применением огнестрельного оружия (п. «в»).

Содержание первых двух признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений. Применение огнестрельного оружия предполагает его использование террористом по своему прямому назначению – для устранения охраны объектов, запугивания граждан, принуждения должностных лиц органов власти, как средство подтверждения реальности угрозы и т. д.

Особо квалифицирующими признаками терроризма, согласно ч. 3 ст. 205 УК, являются: 1) совершение его организованной группой; 2) наступление по неосторожности виновного смерти человека; 3) наступление по неосторожности виновного иных тяжких последствий; 4) совершение терроризма, сопряженного с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения*. Содержание первых трех признаков в основе соответствует содержанию подобных признаков ранее рассмотренных деяний. Понятия атомной энергии, ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения рассмотрены ранее применительно к деяниям, предусмотренным ст. 188 и 189 УК РФ, и подробно рассматриваются применительно к деянию, предусмотренному ст. 220 УК РФ.

*См.: Федеральный закон «О внесении изменения и дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 9 февраля 1999 г. №26-ФЗ // Российская газета. 1999 12 февраля.

Примечание к ст. 205 УК РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности лица, участвовавшего в подготовке акта терроризма, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма, если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Захват заложника (ст. 206 УК РФ)

Захват заложников, в соответствии с Конвенцией о борьбе с захватом заложников, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г., квалифицируется как международное уголовное преступление.

Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности. Дополнительный непосредственный объект – общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья личности.

Объективная сторона данного преступления выражается только в деянии, которое состоит альтернативно в одном из двух действий: 1) захвате или 2) удержании лица в качестве заложника. Под захватом следует понимать неправомерное насильственное ограничение свободы человека. Удержание – насильственное воспрепятствование возвращению человеку свободы. Захват и удержание лица в качестве заложника могут совершаться с применением огнестрельного или холодного оружия.

Захват или удержание заложника является средством достижения захватчиком (или их группой) определенной цели, которая состоит в понуждении государства, организации или конкретного гражданина совершить какие-либо действия или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.

Преступление считается оконченным с момента фактического захвата или удержания лица, независимо от его продолжительности. Если имела место неудавшаяся попытка захватить заложника, то такие действия квалифицируются как покушение на преступление.

Субъект преступления – лицо, достигшее 14-ти лет.

Субъективная сторона захвата и удержания заложника выражается в форме прямого умысла.

Частью 2 ст. 206 УК РФ предусмотрено восемь квалифицирующих признаков захвата заложников, характеризующих совершение деяния: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в»); 4) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»); 5) в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «д»); 6) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е»); 7) в отношении двух или более лиц (п. «ж»); 8) из корыстных побуждений или по найму (п. «з»). Содержание данных признаков в основе тождественно содержанию аналогичных признаков ранее рассмотренных деяний.

Особо квалифицирующими признаками захвата заложника, согласно ч. 3 ст. 206, являются: 1) совершение его организованной группой; 2) наступление по неосторожности виновного смерти человека; 3) наступление по неосторожности виновного иных тяжких последствий. Содержание данных признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений.

В примечании к ст. 206 предусматривается возможность освобождения лица, совершившего данные действия, от уголовной ответственности, если данное лицо по требованию властей или добровольно освободило заложника и если в его действиях нет состава иного преступления.

Захват заложника отличается от похищения человека (ст. 126) и незаконного лишения свободы (ст. 127) по объекту посягательства. При захвате заложника в качестве основного непосредственного объекта посягательства выступают общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности, а в случае совершения деяний, предусмотренных ст. 126 и 127 УК , – общественные отношения, обеспечивающие свободу личности.

Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208 УК РФ)

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности, исключающие наличие и функционирование в государстве незаконных вооруженных формирований.

С объективной стороны преступление выражается в следующих формах: а) создании незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК); б) руководстве таким формированием (ч. 1 той же статьи); в) участии в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 той же статьи).

Под незаконным вооруженным формированием понимается не предусмотренная федеральным законом группа лиц (объединение, отряд, дружина, иная группа), хотя бы один член который имеет оружие. Обязательным признаком такого формирования является вооруженность: наличие хотя бы у одного из его членов оружия – устройств и предметов, конструктивно предназначенных для поражения живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996г.)*.

*См.: Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации. 1996. № 35. Ст. 1470.

Создание незаконного вооруженного формирования означает выполнение организационных мероприятий с целью создания такого формирования (разработка структуры, функций и задач, вербовка участников, экипировка и материально-техническое обеспечение, обучение и т. п.).

Руководство состоит в управлении существующим формированием, обеспечении его функционирования, решении им конкретных задач.

Участие лица в незаконном вооруженном формировании выражается в конкретных действиях, состоящих в участии в проводимых мероприятиях, обучении, акциях.

Оконченным преступление, предусмотренное ст. 208 УК РФ, является в момент выполнения действий, входящих в объективную сторону, в любой из форм. Наступления каких-либо последствий не требуется.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Цели и мотивы, которые преследуются при создании незаконного вооруженного формирования, для квалификации деяния по ст. 208 УК значения не имеют. Эти цели и мотивы могут быть различными – политическими, социальными, экономическими, этническими, религиозными, националистическими и т. п., за исключением цели нападения на граждан и организации, что является признаком бандитизма. Неустановление цели создания незаконного вооруженного формирования не является препятствием для квалификации содеянного по ст. 208 УК РФ.

В примечании к ст. 208 предусматривается возможность освобождения от уголовной ответственности по данной статье, если лицо добровольно прекратило участие в незаконном вооруженном формировании и сдало оружие.

Бандитизм (ст. 209 УК РФ)

Непосредственным объектом бандитизма являются общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности. В рамках этих отношений дополнительными непосредственными его объектами являются жизнь и здоровье людей, собственность, порядок нормального функционирования организаций, в том числе предприятий и учреждений.

Объективная сторона бандитизма характеризуется альтернативно одной из следующих форм: 1) создание банды (любые действия по формированию устойчивой вооруженной группы в целях совершения нападений на граждан либо предприятия, учреждения, организации: вербовка и обучение участников, создание условий для функционирования банды (обеспечение ее оружием, помещениями, транспортом и т. д.), разработка первоочередных планов нападений, распределение ролей между участниками банды) (ч. 1 ст. 209 УК ); 2) руководство бандой (управление уже созданной бандой в качестве ее лидера, разработка и реализация «идеологии» ее деятельности, поиск и утверждение конкретных объектов нападения, разработка новых планов нападений, вербовка новых участников, разработка и осуществление мер обеспечения безопасности банды, подкуп должностных лиц органов власти) (ч. 1 ст. 209); 3) участие в банде (нахождение в составе банды в качестве ее члена при условии осведомленности последнего о всех существенных признаках банды) (ч. 2 ст. 209); 4) участие в совершаемых бандой нападениях (непосредственное участие в нападениях банды в качестве исполнителя или пособника в совершении нападения при отсутствии у виновного осведомленности о всех иных существенных признаках банды) (ч. 2 ст. 209 УК ).

Моментом окончания бандитизма в первой форме является момент создания банды, независимо от того, были ли совершены планировавшиеся нападения; во второй – момент фактического совершения любого из соответствующих действий; в третьей – момент приема в состав банды; в четвертой – момент начала нападения.

Наступления какого-либо последствия для признания бандитизма оконченным преступлением не требуется.

Под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось (п. 6 Постановления № 1 Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства от ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г.)*.

*См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 1.

Существенные признаки банды вытекают из закона: 1) группа, т.е. объединение не менее двух лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации; 2) ее устойчивость, выражающаяся в общем умысле, охватывающем совместную деятельность на Перспективу, в целях нападения на граждан или организации, стабильности ее состава и согласованности действий членов; 3) ее вооруженность, предполагающая наличие хотя бы у одного члена банды огнестрельного или холодного оружия, в том числе метательного оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия и осведомленность об этом других членов банды, допускавших возможность его применения (определение понятия оружия дано в ст. 1 упоминавшегося Федерального закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 г.).

Субъектом бандитизма может быть лицо, достигшее 16-ти лет. Если в составе банды или в совершаемых ею нападениях участвуют лица в возрасте от 14-ти до 16-ти лет, то их действия могут быть квалифицированы только по статьям УК, предусматривающим пониженный минимальный возраст наступления уголовной ответственности за фактически совершенные ими преступления.

Субъективная сторона бандитизма характеризуется только прямым умыслом. Цель создания банды – нападение на граждан или организации. Статья 209 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного элемента состава бандитизма каких-либо конкретных целей осуществляемых бандой нападений. Это могут быть цели завладения имуществом, в том числе деньгами или иными ценностями, лишения жизни, изнасилования, вымогательства, уничтожения либо повреждения чужого имущества и т.д. Фактическое совершение любого из перечисленных преступлений требует дополнительной квалификации содеянного по соответствующим статьям Особенной части УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 209 УК РФ квалифицирующим признаком бандитизма является совершение любого из названных в ч. 1 или 2 той же статьи деяний лицом с использованием своего служебного положения. Использование служебного положения означает, что служебные полномочия, форменная одежда, служебное удостоверение и оружие, служебная информация используются виновным в интересах создания, руководства или участия в банде, для разработки планов и выбора объектов нападений, финансирования преступной деятельности банды, подбора новых членов банды и т.д. Субъектом данного преступления может быть лицо, достигшее 16-ти лет, альтернативно обладающее признаками, указанными в прим. 1-4 к ст. 285 или прим. 1 к ст. 201 УК РФ, либо обладающее иным служебным статусом в коммерческих или иных негосударственных организациях.

Организация преступного сообщества (преступной организации)

Непосредственным объектом организации преступного сообщества (преступной организации) являются общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность, а деяния, сформулированного в ч. 3 ст. 210 УК РФ, – еще и общественные отношения, обеспечивающие государственную власть, интересы государственной службы, службы в органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также службы в коммерческих и иных организациях.

Объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ, характеризует любое из следующих действий: 1) создание преступного сообщества (преступной организации); 2) руководство таким сообществом; 3) руководство входящими в него структурными подразделениями; 4) создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

Определение понятия преступного сообщества (преступной организации) содержится в ч. 4 ст. 35 УК РФ, где указано, что «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях». В ч. 3 той же статьи дано определение понятия организованной группы, которые было нами ранее рассмотрено применительно к составам иных преступлений.

Сопоставление данных определений показывает, что в основе понятия преступного сообщества лежит понятие организованной группы.

Признаки, присущие организованной группе, характеризуют и преступное сообщество. Однако последнему свойственны и другие признаки, которыми, в частности, являются: 1) сплоченность организованной группы; 2) момент окончания, перенесенный на раннюю стадию; 3) цель создания; 4) уголовно-правовое значение конститутивного признака состава преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Сплоченность, как и устойчивость, – оценочный признак. Его использование законодателем в качестве самостоятельного признака означает, что он отличается от устойчивости, хотя все признаки устойчивости присущи и сплоченности. Но сплоченность характеризуется и другими признаками. Ими являются, в частности, «круговая порука», конспирация, общая касса («общак»), наличие специальных технических средств и т. д.

Организация преступного сообщества (преступной организации) является оконченным преступлением с момента его создания, тогда как создание организованной группы представляет собой лишь приготовление к преступлениям, для совершения которых она образована.

Цель создания преступного сообщества (преступной организации) – совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Определение понятий тяжкого и особо тяжкого преступлений дано в ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ.

С учетом правовой природы преступного сообщества целью его создания может быть совершение только умышленных тяжких и особо тяжких преступлений. Отличие преступного сообщества (преступной организации) от организованной группы состоит и в том, что последняя может быть создана для совершения любых умышленных преступлений.

Уголовно-правовое значение преступного сообщества (преступной организации) состоит в том, что оно выступает лишь в качестве конститутивного признака основных и квалифицированного составов преступлений, определенных в ст. 210 УК РФ, и не предусмотрено ни в одном из составов преступлений в качестве квалифицирующего признака. Организованная группа как таковая не образует какого-либо самостоятельного состава преступления, а совершение ею преступления является в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, квалифицирующим или особо квалифицирующим признаком. Вместе с тем на основании п. «в» ст. 63 УК РФ совершение преступления в составе как организованной группы, так и преступного сообщества (преступной организации) признается обстоятельством, отягчающим наказание,

Преступным сообществом (преступной организацией) признается также объединение организованных групп. Такое объединение должно состоять из двух или более указанных групп и характеризоваться устойчивостью. Момент окончания преступления в этом случае – создание объединения, а цель – совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации) – это входящая в последнее группа из двух или более лиц, включая руководителя, которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет действия определенного направления, например: подготовку преступления; подыскание мест сбыта имущества, добытого преступным путем, или наркотических средств; обеспечение преступного сообщества (преступной организации) транспортом или иными техническими средствами и т. д.

Объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп представляет собой группу из двух или более указанных лиц, характеризуемую устойчивостью и целями разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а также направленностью на слаженную совместную деятельность представленных этими лицами организованных групп. Итак, объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется любым из перечисленных ниже действий.

Создание преступного сообщества (преступной организации) заключается в вовлечении в такое сообщество его участников, определении и закреплении за ними их ролей в составе сообщества, т.е. направлений деятельности и функциональных обязанностей, обеспечении иных условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) состоит в управлении участниками уже созданного сообщества, распределении и перераспределении функциональных обязанностей между ними, поддержании внутригрупповой дисциплины, вовлечении в сообщество новых членов, предотвращении выхода из сообщества отдельных участников путем, например, применения к ним насилия и угроз, оснащении сообщества техническими средствами, установлении связей с должностными лицами государственных органов и т. д.

Руководство структурными подразделениями, входящими в преступное сообщество (преступную организацию), выражается в тех же действиях, что и руководство сообществом, с ограничением, однако, рамками, определяемыми организатором или руководителем сообщества в целом.

Создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп представляет собой установление организатором, руководителем или иным представителем организованной группы устойчивых связей не менее чем с одним организатором, руководителем или иным представителем другой организованной группы или других организованных групп либо установление таких связей лицом, не входящим в какую-либо организованную группу, с лицами, представляющими не менее двух организованных групп, в сочетании с проявлением инициативы осуществлять слаженную совместную деятельность разных организованных преступных групп на основе согласованно разработанных планов и условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Субъект преступления, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 210 УК РФ, – лицо, достигшее 16-ти лет, являющееся организатором преступного сообщества (преступной организации). На основании ч. 3 ст. 33 УК РФ организатором признается «лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (Преступную организацию) либо руководящее ими». Исходя из этого законодательного определения, понятие организатора преступного сообщества (преступной организации) включает и понятие руководителя такого сообщества.

Субъективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла и соответствующими целями.

По ч. 2 ст. 210 УК РФ ответственность наступает за участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, которое и образует объективную сторону состава комментируемого преступления.

Участие в преступном сообществе (преступной организации) проявляется во вступлении лица в преступное сообщество (преступную организацию), создаваемое или созданное для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, состоящем в даче согласия быть участником данного сообщества и принятии на себя обязательств и функциональных обязанностей, возлагаемых организатором или руководителем сообщества либо сообществом в целом, включая их выполнение и т. д.

Участие в такой форме преступного сообщества, как объединение организованных групп, созданное для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, аналогично участию в рассмотренной выше форме преступного сообщества.

Участие в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп заключается во вступлении лица в такое объединение, созданное для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, и принятии им как на себя лично, так и на всю представляемую им организованную группу и ее членов тех же обязательств и функциональных обязанностей, какие принимаются лицом, вступающим в преступное сообщество, а также разработка совместно с другими участниками объединения планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Субъект преступления, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 210 УК РФ, – лицо, достигшее 16-ти лет, выполняющее роли исполнителя, подстрекателя или пособника, а субъект, являющийся участником объединения организованных групп или объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, – еще и роль организатора преступления или организатора группы. Указанные роли определены соответственно в ч. 2-5 ст. 33 УК РФ.

Субъективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла и целями. Виновный осознает, что является участником преступного сообщества.

Участник преступного сообщества (преступной организации) и объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп действует с целью совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а участник объединения – еще и с целью разработки планов и условий совершения данных категорий преступлений.

Частью 3 ст. 210 УК РФ предусмотрен квалифицирующий признак – совершение деяний, ответственность за которые установлена ч. 1 или ч. 2 ст. 210, лицом с использованием своего служебного положения.

Особенность данного квалифицированного состава преступления, отличающая его от составов преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 210 УК РФ, – специальный субъект. Таковым являются лица, статус которых определен в примечаниях к ст. 285 и прим. 1 к ст. 201 УК РФ.

Для наличия данного квалифицирующего признака необходимо, чтобы лицо, относящееся к любой из перечисленных категорий, совершило деяния, предусмотренные ч. 1 или ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения.

Признаки, характеризующие объективную и субъективную стороны состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 210 УК РФ, совпадают с признаками, присущими соответствующим элементам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 210 УК РФ. Кроме того, виновный осознает, что занимает то или иное из перечисленных служебное положение и совершает преступление с использованием этого положения.

Организацию преступного сообщества (преступной организации) необходимо отличать от таких преступлений, как организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем и бандитизм, предусмотренных соответственно ст. 208 и 209 УК РФ.

Организация преступного сообщества (преступной организации) отличается от организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем двумя признаками. Первый – объективный – состоит в том, что для организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем необходимо наличие оружия, вооружения, чего не требуется для состава организации преступного сообщества (преступной организации). Второй отличительный признак – субъективный – цель совершения преступления. Организации незаконного вооруженного формирования или участию в нем не присуща цель совершения тяжких, особо тяжких или любых других преступлений, а организация преступного сообщества (преступной организации) всегда характеризуется с субъективной стороны целью совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

От бандитизма организацию преступного сообщества (преступной организации) отличают также два признака. Первым – объективным – является вооруженность, всегда присутствующая в составе преступления бандитизма и отсутствующая в комментируемом составе преступления; вторым – субъективным – содержание цели. Бандитизму присуща цель нападения на граждан или организации, которое может быть тяжким, особо тяжким и иным по тяжести преступлением. Для рассматриваемого состава преступления характерна цель совершения только тяжких или особо тяжких преступлений, причем выражающихся не только в нападениях, но и в других действиях.

В случаях, когда Преступным сообществом (преступной организацией) совершены конкретные виды тяжких или особо тяжких преступлений, содеянное представляет собой совокупность преступлений и квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за данный вид преступления, в частности совершенного организованной группой, и ст. 210 УК РФ.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного

подвижного состава (ст. 211 УК РФ)

Непосредственный объект рассматриваемого преступления – отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности на воздушном, водном и железнодорожном транспорте. Дополнительными непосредственными объектами могут быть общественные отношения, обеспечивающие жизнь и здоровье людей, собственность, безопасность движения, экологическую безопасность.

Предметом преступления является судно воздушного (различные летательные аппараты, предназначенные для перемещения людей или грузов по воздуху) или водного транспорта (средства, предназначенные для перемещения людей и грузов по воде и относящиеся к категории транспортных судов), железнодорожный подвижной состав (любые машины и механизмы, передвигающиеся по железнодорожным путям с помощью механической силы).

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется только деянием, состоящим в действии, выражающемся альтернативно в одной из форм: 1) угоне – насильственном перемещении транспортного средства в пространстве вопреки воле владельца или 2) захвате – установлении над транспортным средством насильственным путем противоправного контроля, исключающего возможность владельца пользоваться им. Захват может предшествовать угону, но может выступать и как самостоятельное действие. Угон транспортного средства водного, воздушного или железнодорожного транспорта может осуществляться как путем его принудительной буксировки другим транспортным средством, так и путем использования собственного двигателя. Захват осуществляется только путем установления контроля над экипажем транспортного средства и принуждения его перемещать это средство по воле захватчиков.

Угон транспортного средства считается оконченным в момент начала его движения под контролем захватчика вопреки воле владельца. Если это воздушное судно, то момент окончания преступления приходится на начало отрыва воздушного судна от земли. Захват транспортного средства считается оконченным в момент установления захватчиками над ним фактического контроля. Если транспортное средство находится в движении, то момент окончания преступления приходится на начало схода средства с планового маршрута и движения под контролем захватчиков.

Субъективная сторона данного преступления выражается в форме прямого умысла. Если угон или захват судна совершен в целях завладения им и использования в качестве имущества, то такие действия квалифицируются по совокупности с нормами гл. 21 УК.

Квалифицирующими признаками рассматриваемого преступления, согласно ч. 2 ст. 211 УК , являются его совершение: 1) группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); 2) неоднократно (п. «б»); 3) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в»); 4) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «т»). Содержание данных признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков разбоя (ст. 162 УК РФ).

Особо квалифицирующими признаками рассматриваемого деяния, согласно ч. 3 ст. 211 УК РФ, являются совершение его: 1) организованной группой; 2) с причинением по неосторожности виновного смерти человеку или 3) иных тяжких последствий. Содержание данных особо квалифицирующих признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений.

Массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ)

Непосредственный объект рассматриваемого преступления – общественные отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности. Дополнительными непосредственными объектами могут быть жизнь и здоровье людей, собственность, общественное спокойствие и общественный порядок, порядок нормального функционирования государственных и общественных институтов.

Объективная сторона массовых беспорядков альтернативно характеризуется:

1) организацией массовых беспорядков, сопровождавшихся альтернативными последствиями, перечисленными в ч. 1 ст. 212 УК РФ; 2) участием в таких массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212); 3) призывами к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212); 4) призывами к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК РФ).

Под массовыми беспорядками в смысле ст. 212 УК РФ следует понимать действия неопределенного количества людей (толпы), нарушающие общественный порядок, содержанием которых явились последствия в виде насилия, совершения погромов, поджогов, уничтожения имущества, применения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств в сочетании с оказанием в каждом случае вооруженного сопротивления представителю власти.

Организация массовых беспорядков выражается в действиях лица по созданию толпы для нарушения общественного порядка путем агитации, призывов и т.д. либо по руководству толпой для нарушения общественного порядка. Преступление, описанное в ч. 1 ст. 212 УК РФ, считается оконченным с момента выполнения любого из указанных в диспозиции данной нормы действий (насилие, погромы, поджоги, уничтожение имущества, применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств) в сочетании с оказанием вооруженного сопротивления представителю власти.

Участие в массовых беспорядках означает совершение лицом любого из действий, составляющих содержание объективной стороны массовых беспорядков, предусмотренных ч. 1 ст. 212 УК , кроме действий по организации или руководству ими. Этими действиями являются: насилие, погромы, поджоги, уничтожение имущества, применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств. Содержание понятия насилия применительно к рассматриваемому преступлению совпадает с содержанием данного понятия применительно к преступлениям против личности. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, а также убийство, совершенные в ходе массовых беспорядков, квалифицируются по совокупности преступлений. Применение огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств означает использование их по назначению. Преступление в данной форме окончено с момента фактического выполнения любого из указанных действий.

Призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам (ч. 3 ст. 212 УК ) означают обращение к группе граждан (толпе) с такими призывами, через средства массовой информации, через печатные средства с целью возбудить у них желание к совершению данных действий. Массовые беспорядки в данной форме окончены с момента обнародования призывов к активному неподчинению законным требованиям как минимум одного представителя власти и к массовым беспорядкам.

Призывы к насилию над гражданами (ч. 3 ст. 212 УК РФ) – это обращение к группе граждан (толпе), в котором содержится побуждение к причинению смерти, вреда здоровью, телесной неприкосновенности либо ограничению свободы неопределенного числа лиц.

Субъект преступления – лицо, достигшее 16-ти лет.

Субъективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 212 УК РФ, характеризуется прямым либо косвенным умыслом по отношению к последствиям, указанным в диспозиции соответствующей нормы. Субъективная сторона деяний, предусмотренных ч. 2 или 3 ст. 212 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Мотивы таких действий могут быть совершенно различными и на квалификацию содеянного по ст. 212 УК РФ не влияют.

Пиратство (ст. 227 УК РФ)

Непосредственным объектом данного преступления являются отношения, обеспечивающие основы общественной безопасности. В рамках этих отношений альтернативными дополнительными непосредственными его объектами являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни или здоровья личности, отношений собственности, безопасность судоходства.

С объективной стороны пиратство выражается в совершении нападения на морское или речное судно.

В ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. пиратство определяется как неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями против судна или летательного аппарата*. Нападение выражается во внезапных агрессивных действиях нападающих, соединенных с насилием или угрозой его применения с целью захвата судна и завладения чужим имуществом. По объективной стороне пиратство сходно с разбойным нападением, только нападение осуществляется на морское или речное судно.

*См.: Панов В.П. Международное уголовное право. М.: ИНФРА-М, 1997. С. 289.

Насилие при пиратстве выражается в нанесении побоев и истязаний либо влечет причинение вреда здоровью различной тяжести. Цель захвата судна выражается в намерении установить над судном полный или частичный контроль, позволяющий завладеть грузом или имуществом пассажиров и членов команды.

Пиратство, как и разбойное нападение, окончено с момента нападения, независимо от того, достигли нападавшие своей цели завладеть имуществом или нет. Для квалификации также не имеет значение государственная принадлежность судна.

Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-ти лет.

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность действий, состоящих в нападении с применением насилия либо с угрозой его применения на морское или речное судно с целью завладения чужим имуществом, и желает совершить эти действия.

Квалифицирующими признаками пиратства, предусмотренными ч. 2 ст. 227 УК РФ, являются совершение его: 1) неоднократно; 2) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Содержание данных признаков в основе совпадает с содержанием аналогичных признаков ранее рассмотренного состава разбоя (ст. 162 УК РФ).

Особо квалифицирующими признаками пиратства, предусмотренными ч. 3 ст. 227 УК , являются совершение его: 1) организованной группой; 2) с причинением по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий. Содержание данных признаков соответствует содержанию аналогичных признаков ранее рассмотренных составов преступлений.

Если в результате пиратских действий судно захватывается и угоняется, в том числе вместе с грузом, то такие действия квалифицируются по совокупности статей 211 и 227 УК РФ.

www.pravo.vuzllib.su