Полезные статьи

Статья 25 ук рф комментарии

Статья 25. УК РФ

Преступление, совершенное умышленно

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарии к статье 25 УК РФ

В ч. 1 комментируемой статьи содержится указание на деление умысла на два вида — прямой и косвенный, — основанное на его психологическом содержании. Содержание прямого и косвенного умысла раскрывается в ч. ч. 2 и 3 ст. 25 УК РФ.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления, а совершенным с косвенным умыслом — если лицо также осознавало общественную опасность своих действий (бездействия) и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но не желало, а сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Исходя из содержания элементов прямого умысла его признаками являются:

1) осознание лицом общественной опасности совершаемого деяния (действия или бездействия);

2) предвидение наступления или возможности наступления этих последствий;

3) желание наступления этих последствий.

Первые два признака составляют интеллектуальный элемент умысла.

Осознание означает понимание фактического содержания и социального значения деяния, посредством которого осуществляется посягательство, а также понимание развития причинно-следственной связи между своим действием или бездействием и его последствиями. Например, совершая кражу с незаконным проникновением в жилище (ч. 3 ст. 158 УК РФ), лицо осознает, что противоправно проникает в жилое помещение для тайного изъятия чужого имущества, а также что совершает посягательство на чужую собственность и причиняет ущерб собственнику этого имущества, пытаясь с корыстной целью (для собственного обогащения) вопреки установленному обороту собственности (противоправно) безвозмездно изъять чужое имущество.

Предвидение — это сформированное мысленное представление виновного о вреде, который, по мнению этого лица, причинит его деяние общественным отношениям, благам и интересам, на которые оно посягает. Иными словами, субъект видит реальность общественно опасных последствий, считает их закономерным результатом и прослеживает причинную связь между ними (последствиями) и своими действиями.

Волевой момент выражается в стремлении совершения действий, направленных на причинение вреда объекту посягательства, в желании наступления общественно опасных последствий.

Уголовный кодекс РФ содержит в себе описания многих преступлений с формальным составом, не предполагающих учет возможных и наступивших последствий. Несмотря на то что в подавляющем большинстве случаев в сознании лица, совершающего преступление с формальным составом, отражаются какие-либо возможные последствия такого деяния, интеллектуальный элемент его прямого умысла не предполагает предвидения общественно опасных последствий, а волевой момент — желания их наступления. Интеллектуальный элемент прямого умысла на совершение преступления с формальным составом заключается в осознании лицом общественной опасности деяния, а волевой момент — в желании его совершить. Так, при бандитизме (ст. 209 УК РФ) руководитель банды осознает, что, руководя бандой, т.е. устойчивой вооруженной группой людей, имеющей целью нападения на граждан и организации, посягает на общественную безопасность и желает продолжать совершать эти действия.

Косвенный умысел согласно ч. 3 комментируемой статьи характеризуется тем, что лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Признаками косвенного умысла являются: осознание, предвидение, допущение общественно опасных последствий преступного деяния.

Если интеллектуальные моменты прямого и косвенного умыслов полностью совпадают, то волевой момент косвенного умысла характеризуется в уголовном законе как отсутствие желания наступления общественно опасных последствий, но в то же время сознательное их допущение либо безразличное к ним отношение. При прямом умысле лицо сознательно направляет свою волю на достижение задуманного результата, а при косвенном — предвидит реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но: 1) относится к ним безразлично, допуская их наступление, но понимая и принимая тот факт, что эти последствия могут и не наступить; 2) не желает их наступления, но ради достижения поставленной перед собой цели допускает возможность наступления таких последствий. При прямом умысле лицо предвидит неизбежность, возможность и вероятность наступления этих последствий, а при косвенном — только их возможность и вероятность.

Безразличное отношение к наступлению общественно опасных последствий заключается в отсутствии эмоциональных проявлений сознания (переживаний) по поводу наступления этих последствий. Например, совершая поджог дома в целях уничтожения чужого имущества (ст. 167 УК РФ), лицо знает о наличии в нем людей, сознавая, что в результате поджога дома могут погибнуть люди, но гибель людей лицом допускается, хотя этой цели он перед собой не ставит.

В теории уголовного права, кроме законодательно установленного разделения умысла на прямой и косвенный, принято в зависимости от времени формирования (возникновения) умысла выделять заранее обдуманный и внезапно возникший умысел, а по степени определенности — конкретизированный и неконкретизированный.

Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что между совершением преступления и возникновением намерения его совершить проходит определенный период времени. Такой умысел характерен в основном для тех преступлений, которые предполагают осуществление ряда приготовительных действий к тем деяниям, совершение которых требует особой подготовки и изощренности, или, наоборот, может быть продиктован нерешительностью, периодически возникающим нежеланием совершать преступление.

Внезапно возникший умысел проявляется в совершении преступления или сразу же, или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Этот вид умысла может быть простым или аффектированным. При простом внезапно возникшем умысле желание совершить преступление возникает у лица в нормальном психоэмоциональном состоянии. Аффектированный умысел не выделяется в комментируемой статье в самостоятельную разновидность умысла. Этот вид умысла предусмотрен законом только в двух случаях: применительно к ст. 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта» УК РФ и ст. 113 «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта» УК РФ. Аффект — состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Данный вид умысла возникает внезапно и формируется под влиянием особого психологического механизма его возникновения. Поводом к его возникновению являются вышеперечисленные виды психотравмирующих ситуаций, затрудняющих контроль над волевыми процессами в психике человека (подробнее см. комментарии к ст. ст. 107, 113 УК РФ). И заранее обдуманный, и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным.

Представления лица о фактических и социальных свойствах совершаемого им преступления, его объекте и сущности общественно опасных последствий обуславливают степень определенности (характер направленности) умысла. Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется стремлением к определенному, четко представляемому лицом результату. В зависимости от определенности представлений у лица возможных последствий своего деяния определенный умысел бывает простым и альтернативным. При простом определенном умысле лицо предвидит наступление одного результата, при альтернативном — двух или более с примерно одинаковой вероятностью. Преступления, совершаемые с альтернативным умыслом, квалифицируются в зависимости от фактически наступивших последствий. Так, если лицо, не имея прямого умысла на причинение смерти, наносит удар ножом в область груди, его действия совершаются с альтернативным умыслом: будучи уверенным в поражении потерпевшего, виновный примерно равнозначно расценивает вероятность наступления смерти и наступления различной тяжести вреда здоровью потерпевшего. В этом случае действия виновного квалифицируются как умышленное причинение фактически наступивших последствий. При неопределенном (неконкретизированном) умысле лицо допускает наступление любых последствий своих действий (бездействия). Преступление, совершенное с неопределенным умыслом, также квалифицируется как умышленное причинение тех последствий, которые фактически наступили. Выделение вышеуказанных видов умысла, кроме аффектированного, законом не предусмотрено.

Квалификация деяний предполагает анализ лишь интеллектуального и волевого элементов умысла. В указанных случаях действия лица квалифицируются как совершенные с прямым либо косвенным умыслом.

coderf.ru

Статья 25 ук рф комментарии

1. Впервые непосредственно в уголовное законодательство России введены понятия прямого и косвенного умысла и даны определения каждому из них.
2. Привлекая к ответственности за совершение соответствующего умышленного преступления, необходимо доказать, что все обстоятельства, имеющие юридическое значение, т.е. являющиеся элементом состава преступления (основного или квалифицированного), относящимся к характеристике объекта и предмета преступления, объективной стороны преступления, осознавались виновным. Исключение представляют преступления, совершенные с двумя формами вины (см. коммент. к ст. 27).
Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. способности причинить вред охраняемым законом общественным отношениям. Законодатель не включил в число признаков умышленной вины осознание уголовной противоправности совершаемого деяния (наличия именно уголовной ответственности за данное деяние). Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных в УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, действует незаконно (например, ст. 127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия) при умышленной вине включает понимание им совершения запрещенного деяния.
3. Закон проводит разграничение между прямым и косвенным умыслами по интеллектуальному элементу (характеру предвидения общественно опасных последствий) и по волевому элементу (отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).
Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит только лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и очень часто, как подчеркивается в ч. 2 комментируемой статьи, неизбежность наступления таких последствий. Следовательно, предвидение неизбежности наступления последствий, т.е. однозначной причинной связи между деянием и последствием, возможно только при преступлении с прямым умыслом.
4. Совершая преступление с прямым умыслом, лицо желает наступления предвидимых им общественно опасных последствий, хочет этого, направляет свои усилия на наступление таких последствий. Причинение этого результата является основной или промежуточной целью деятельности виновного. Совершение деяния при предвидении лицом однозначной причинной связи, неизбежно приводящей к наступлению соответствующего общественно опасного последствия, позволяет утверждать о наличии у данного лица желания наступления такого последствия и соответственно характеризовать преступление как совершенное с прямым умыслом.
При косвенном умысле лицо, предвидя реальную возможность причинения своим деянием каких-либо общественно опасных последствий, вовсе не хочет, чтобы они наступили. Они (данные последствия) — не цель его действия (бездействия). Целью деятельности виновного в этом случае является какой-то иной результат, возможно, даже и не общественно опасный, но, стремясь к его достижению, лицо выбирает опасный способ, понимает более или менее определенно, что могут наступить соответствующие общественно опасные последствия, и соглашается с этим, т.е. сознательно допускает эти последствия либо (как уточнено в ч. 3 комментируемой статьи) относится к ним безразлично.
5. Практическое значение разграничения прямого и косвенного умыслов проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь, имея прямой умысел. Так, если убийство (ст. 105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда действия виновного свидетельствовали о том, что он осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, от него не зависящих (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.99 N 1).
Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, но наступления не желал, а лишь сознательно допускал либо относился безразлично, не наступило, он будет нести ответственность только за фактически содеянное, но не за покушение на не желаемое им последствие.
6. Органы следствия и суд, решая вопрос о виде и направленности умысла, должны исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла, что необходимо для разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, Пленум ВС РФ рекомендует обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.99 N 1) .
———————————
См. также: БВС РФ. 1997. N 8. С. 9; 1999. N 6. С. 15.

7. В теории уголовного права выделяют и такие разновидности умысла, как заранее обдуманный и внезапно возникший, конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный). Внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта (ст. 107 и 113 УК).
Практическое значение для квалификации преступлений имеет установление прямого конкретизированного умысла либо прямого же, но неконкретизированного умысла. В первом случае виновное лицо предвидит и желает наступления какого-либо определенного последствия (например, убить человека, похитить чужое имущество в крупном размере и т.п.). Поэтому, если это предвиденное и желаемое последствие не наступило по не зависящим от лица причинам, он несет ответственность за покушение на преступление. Напротив, лицо, действующее с прямым конкретизированным умыслом, предвидит и желает причинить вред, но представляет возможные последствия лишь в общих чертах, в различных вариантах и равно желает любого из предвидимых последствий. При таком субъективном отношении лицо несет ответственность за наступившее последствие, желавшееся им наряду с другими.

www.ukrf.net

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Комментарий к статье 25 Уголовного Кодекса РФ

1. Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психики и составляет волевой элемент прямого умысла.

2. Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния означает понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно включает представление о характере тех благ, на которые совершается посягательство, т.е. об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка, орудия и средства посягательства), при которых происходит преступление. Отражение всех этих обстоятельств в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, т.е. его общественную опасность. Осознание общественной опасности деяния не требует специального доказывания по каждому конкретному делу, поскольку способность осознавать социальное значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного опыта и приобретенных знаний.

3. Предвидение — это отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому под предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное представление виновного о том вреде, который причинит его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о физическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-вторых, понимание их социального значения, т.е. вредности для общества, в-третьих, осознание (хотя бы в общих чертах) причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями.

В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Интеллектуальный элемент этого вида умысла характеризуется, как правило, предвидением неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т.е. представляет их как уже наступившие, и, следовательно, как неизбежные. Лишь в отдельных случаях совершения преступления с прямым умыслом общественно опасные последствия предвидятся не как неизбежные, а лишь как реально возможные. Такая ситуация складывается, если избранный виновным способ осуществления преступления объективно способен с примерно равной степенью вероятности вызвать разноплановые последствия. Например, сбрасывая жертву из тамбура быстро движущегося поезда, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью потерпевшего будут в зависимости от обстоятельств падения одинаково закономерным результатом этого преступления. В данном случае желаемое последствие (смерть) является закономерным, но не единственно возможным результатом совершенных действий, поэтому оно предвидится не как неизбежное, а как реально возможное последствие преступления.

4. Желание — это воля, мобилизованная на достижение цели, стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки. Желаемыми следует считать не только те последствия, которые доставляют виновному внутреннее удовлетворение, но и те, которые при внутренне отрицательном эмоциональном отношении к ним виновного представляются ему тем не менее нужными или неизбежными на пути к удовлетворению потребности, ставшей побудительной причиной деяния, его мотивом. Как признак прямого умысла желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве либо конечной цели (убийство из мести, ревности), либо промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления), либо средства достижения цели (убийство с целью получения наследства), либо неизбежного сопутствующего элемента деяния.

5. Важным показателем прямого умысла является его направленность, которая во многих случаях определяет квалификацию преступления.

Под направленностью умысла следует понимать мобилизацию интеллектуально-волевых усилий виновного на совершение деяния, посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом, причиняющего определенные последствия, совершаемого при наличии определенных смягчающих и отягчающих обстоятельств. Подчеркивая значение направленности умысла для квалификации преступлений, Верховный Суд РФ неоднократно указывал на необходимость ее установления по конкретным уголовным делам. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отмечала, что деяние не является преступлением, если умысел лица «после приобретения маковой соломки был направлен на ее доставку к месту своего жительства для личного пользования» (БВС РФ. 1999. N 10. С. 8); что убийство может квалифицироваться как совершенное с особой жестокостью только тогда, когда умысел виновного был направлен на причинение особых страданий потерпевшему или его близким (БВС РФ. 1999. N 10. С. 7); что хищение следует квалифицировать как кражу либо как грабеж в зависимости от направленности умысла на изъятие имущества тайным или открытым способом (БВС РФ. 1999. N 12. С. 14).

6. Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

7. Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле, по существу, не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.

8. Предвидение неизбежности наступления последствий закон связывает исключительно с прямым умыслом. Невозможно говорить о нежелании причинить вредные последствия, если человек мобилизует свою волю на совершение действий, которые заведомо для него причинят указанные в законе последствия. Так, в одном из судебных решений по конкретному уголовному делу указано, что подсудимый «совершил деяния, которые заведомо для него должны были привести к смертельному исходу», и последствия в виде смерти потерпевших, таким образом, «явились для него не только предвиденным, но и желаемым результатом», следовательно, деяние «свидетельствует о наличии прямого умысла на лишение жизни» (см. БВС СССР. 1968. N 5. С. 12).

9. Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий.

При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Косвенный умысел да и вообще умысел исключается, если субъект не распространяет возможность наступления вредных последствий на данный конкретный случай, но осознает закономерность наступления таких последствий в других аналогичных ситуациях. Практика высших судебных органов страны связывает именно с косвенным умыслом предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий (см. БВС СССР. 1970. N 5. С. 22).

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

10. Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК). Сравнивая косвенный умысел с прямым, следует иметь в виду, что при косвенном умысле общественно опасное последствие — это побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия нельзя понимать как их нежелание, стремление избежать их наступления (активное нежелание). Было бы неверным утверждать, что лицо, действующее с косвенным умыслом, относится к общественно опасным последствиям отрицательно, стремится к их ненаступлению. На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной зависимости, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. В отличие от нежелания — активного волевого процесса, связанного с отрицательным отношением к общественно опасным последствиям, сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к последствиям. Именно положительное, одобрительное отношение к последствиям сближает сознательное допущение с желанием, делает их разновидностями волевого содержания одной и той же формы вины.

11. Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно, по существу, мало чем отличается от сознательного допущения и означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

12. И прямой, и косвенный умысел относятся к разновидностям одной и той же формы вины, поэтому между ними много общего. Интеллектуальный элемент обоих видов умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением его общественно опасных последствий. Общим для волевого элемента прямого и косвенного умысла является положительное, одобрительное отношение к наступлению предвидимых общественно опасных последствий. Тем не менее каждый из видов умысла имеет свои особенности.

13. Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном — в сознательном допущении либо в безразличном отношении.

14. В преступлениях, совершаемых с прямым умыслом, сознание и воля виновного непосредственно направлены на совершение общественно опасного деяния и причинение вредных последствий. Поэтому общественная опасность таких преступлений обычно больше, чем преступлений, совершаемых с косвенным умыслом.

15. Деление умысла на прямой и косвенный, основанное на различиях в их психологическом содержании, помимо чисто теоретического имеет немалое практическое значение. Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

www.gk-rf.ru

Статья 25. Преступление, совершенное умышленно

Комментарий к Ст. 25 УК РФ

1. В уголовное законодательство России впервые введены и нормативно определены понятия прямого и косвенного умысла.

При привлечении к ответственности за совершение умышленного преступления, исходя из принципа субъективного вменения, необходимо установить, что все обстоятельства, имеющие юридическое значение, т.е. являющиеся признаками состава преступления (основного или квалифицированного), относящиеся к характеристике объекта и предмета, объективной и субъективной стороны преступления, осознавались виновным. Исключение представляют преступления, совершенные с двумя формами вины (см. коммент. к ст. 27).

Обязательным элементом умысла является осознание лицом не только фактических обстоятельств совершаемого им деяния (действия или бездействия), но и его общественной опасности, т.е. его способности причинить вред охраняемым законом объектам уголовно-правовой охраны. В число признаков умышленной вины не включено осознание уголовной противоправности совершаемого деяния. Однако общественная опасность целого ряда деяний, предусмотренных УК в качестве преступлений, связана в первую очередь с тем, что лицо нарушает какое-либо правило, запрет, т.е. действует вопреки закону (например, ст. ст. 127, 128, 139, 223, 256, 258, 260 УК и др.). Поэтому в подобных случаях осознание лицом общественной опасности действия (бездействия) включает и понимание запрещенности совершаемого им деяния.

2. Разграничение между прямым и косвенным видами умысла проводится как по интеллектуальному элементу (характеру предвидения общественно опасных последствий), так и по волевому элементу (отношению к предвидимым общественно опасным последствиям).

Лицо, действующее с косвенным умыслом, предвидит лишь реальную возможность наступления общественно опасных последствий как результат своего действия или бездействия, понимая, однако, что эти последствия могут и не наступить. В случае совершения преступления с прямым умыслом виновный предвидит не только реальную возможность наступления общественно опасных последствий, но и, как подчеркивается в ч. 2 комментируемой статьи, неизбежность наступления таких последствий. Следовательно, предвидение неизбежности наступления последствий, т.е. однозначной причинной связи между деянием и последствием (в материальных составах), возможно только в преступлении с прямым умыслом, в том числе в покушениях на преступление.

Косвенный умысел не может иметь места в преступлениях с формальным составом, моментом окончания которых является факт совершения действия (бездействия). Так, из содержания ст. 291 УК во взаимосвязи со ст. 5, ч. 2 ст. 24 и ст. 290 УК вытекает, что уголовный закон предполагает возможность квалификации деяния как дачи взятки лишь при установлении в действиях лица прямого умысла и личной заинтересованности в совершении взяткополучателем определенных действий (бездействия) .
———————————
См.: Определение КС РФ от 10.10.2002 N 328-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаймина Валерия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Практическое значение разграничения прямого и косвенного умысла проявляется прежде всего при решении вопросов об ответственности за неоконченное преступление. Готовиться к совершению преступления (ч. 1 ст. 30 УК) и покушаться на преступление (ч. 3 ст. 30 УК) можно лишь с прямым умыслом. Так, если убийство (ст. ст. 105 — 107 УК) может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (см. п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

Если виновный действовал с косвенным умыслом, но общественно опасное последствие, возможность которого он предвидел, не желая его наступления, а лишь сознательно допуская либо относясь безразлично, не наступило, то он подлежит ответственности только за фактически содеянное (в частности, по ст. 111 УК), а не за покушение за наступившее, но не желаемое им последствие.

Например, по делу о незаконном приобретении и ношении взрывного устройства — гранаты, а также о покушении на убийство действия осужденного были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 и подп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 118 УК, так как судом на основе исследованных доказательств достоверно не установлены прямой умысел и мотив покушения на убийство двух лиц общеопасным способом; действия осужденного переквалифицированы с учетом фактически причиненного А. тяжкого вреда здоровью, а П. — легкого вреда здоровью — по неосторожности.

УК не предусматривает ответственности за неосторожное причинение легкого вреда здоровью, в связи с чем содеянное в этой части осужденным, не являющимся специальным субъектом, квалифицировано по ч. 1 ст. 118 УК как причинение тяжкого вреда здоровью А. по неосторожности в виде небрежности, поскольку Ф. не предвидел возможность наступления указанных общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, как это определено в ст. 26 УК .
———————————
Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 14.11.2007 по делу N 47-О07-56.

4. При решении вопроса о виде умысла следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного. В частности, при установлении содержания и направленности умысла в целях разграничения преступлений против жизни и преступлений против здоровья, необходимо обращать внимание на способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1).

5. В этих же целях следует учитывать и другие выделяемые в теории уголовного права разновидности умысла: заранее обдуманный и внезапно возникший, конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный). Так, внезапно возникший умысел характерен для преступлений, совершаемых в состоянии аффекта (ст. ст. 107 и 113 УК).

Практическое значение для квалификации преступлений имеет установление прямого конкретизированного либо неконкретизированного умысла. В первом случае виновное лицо предвидит и желает наступления определенного последствия (например, смерти человека, похищения чужого имущества в крупном размере и т.п.). Если это предвиденное и желаемое последствие не наступило по не зависящим от лица причинам, то оно, исходя из субъективной направленности его деяния, подлежит ответственности за покушение на преступление. И наоборот, лицо, действующее с прямым конкретизированным умыслом, предвидит и желает причинить вред, но представляет последствия лишь в общих чертах, вариативно, желая наступления любого из них. При таком субъективном отношении лицо несет ответственность за фактически наступившее последствие. Данное положение соответствует объективно-субъективному содержанию основания ответственности, в соответствии с которым лицо отвечает за деяние, охватываемое сознанием субъекта в форме умысла или неосторожности, а не просто за некие идеальные умысел или неосторожность .
———————————
Подробнее см., например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

6. Сознанием лица и, следовательно, его умыслом и виновностью (как конкретизированным объемом обвинения) при совершении определенного преступления должны охватываться такие объективные факторы, как характеристики потерпевшего (ст. ст. 105, 131, 277, 295, 317 УК), особенности предмета преступления (ст. ст. 158, 164, 193 УК), способ действия (ст. ст. 160, 159, 163 УК и др.), место действия (ст. ст. 158, 161, 162 УК и др.), орудия преступления (ст. ст. 162, 205, 206, 207 УК и др.), незаконность, заведомость действий лица (ст. ст. 139, 158, 260 УК). Кроме того, сознанием субъекта виновного должны охватываться объективные и субъективные обстоятельства, смягчающие (ст. 61 УК) и отягчающие (ст. 63 УК) наказание , повторный учет которых также не допустим.
———————————
См.: Ткаченко В.И. Преступления с двойной формой вины // Законодательство. 1998. N 5.

stykrf.ru