Без рубрики

Спор об авторском праве

Топ-10 самых интересных споров по интеллектуальной собственности за полгода

За прошедшие полгода в сфере интеллектуальной собственности рассмотрено больше тысячи споров, некоторые из которых содержат важные выводы. Например, Верховный суд сформировал новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, в том числе фотографий, охраняемых авторским правом. Суд по интеллектуальным правам выработал критерии для определения оборудования, подлежащего «налогу на болванки», а также рассказал, чем музыка на церемонии отличается от музыки на концерте. Из множества кейсов «Право.ru» выбрал 10 самых интересных.

Илья Варламов vs. «Архи.ру»

Известный блогер Илья Варламов подал иск к обществу «Архи.ру», которое использовало 22 его фотографии на своем веб-сайте www.archi.ru. Несмотря на то, что ответчик на размещенных фотографиях указал имя автора и ссылку на его блог, истец полагал, что этого недостаточно – нужно было спросить разрешения. Варламов считал свои права нарушенными и требовал компенсации.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку на фотографиях было указано имя автора и его страница в сети, фотографии взяты из открытых источников, а объем цитирования небольшой. Апелляция отменила решение суда первой инстанции, отмечая, что имело место не цитирование фотографий, а их использование в целях иллюстрирования информационных материалов. При этом суд пришел к выводу о том, что спорный случай не относится к такому виду свободного использования произведений, как иллюстрирование изданий, радио- и телепередач, звуко- и видеозаписей учебного характера. Кассация оставила постановление без изменений.

Верховный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он пришел к выводу, что утверждение о возможности цитировать только литературные произведения не соответствуют положениям подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК.

Любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами, в том числе фотографии, могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения в целях цитирования.

При этом ВС особо подчеркнул некоммерческий характер произведений, что исключает их незаконное использование (№ 305-ЭС16-18302). «При разрешении указанного дела судами был сформирован новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, охраняемых авторским правом, в том числе фотографий», – подытожила партнер, глава Практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий Hogan Lovells Наталья Гуляева (см. «Как это работает: бесплатное использование фото из интернета»).

Ассоциация компаний интернет-торговли vs. ООО «Блэк Фрайдей»

ООО «Блэк Фрайдэй» зарегистрировало исключительное право на товарный знак «Black Friday». Ассоциация компаний интернет-торговли подала в ФАС заявление о нарушении обществом антимонопольного законодательства, поскольку указанный товарный знак у широкого круга потребителей ассоциируется с понятием сезонной распродажи. ФАС решила: «Black Friday» никогда не было связано с предоставлением услуг конкретным хозяйствующим субъектом, а значит, позволяет хозяйствующему субъекту-правообладателю получать необоснованные преимущества перед конкурентами, оказывающими такого же рода услуги. В связи с этим ФАС признала действия общества недобросовестной конкуренцией.

Незаконно использовать товарный знак, который у широкого круга потребителей ассоциируется с каким-нибудь понятием (например, с сезонной распродажей).

«Особенностью этого дела является то, что обозначение «Black Friday» использовалось до его регистрации в качестве товарного знака несколькими хозяйствующими субъектами не как средство индивидуализации конкретного товара, а как обозначение особых условий продажи товара. По сути, ФАС пришла к выводу о том, что обозначение «Black Friday» стало восприниматься потребителем как синоним слова «скидка». Последствием такого решения может стать признание недействительной регистрации товарного знака на имя ООО «Блэк Фрайдэй», – объяснил советник ЮФ «ЮСТ», к. ю. н., член экспертных советов при ФАС Дмитрий Серёгин. «В то же время Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что решение Роспатента о предоставлении ООО «Блэк Фрайдэй» исключительных прав на товарный знак «Black Friday» является законным и обоснованным (№ СИП-70/2017)», – заметила руководитель Практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры» Екатерина Смирнова..

«Узловский молочный комбинат» vs. Роспатент

«Узловский молочный комбинат» оспаривал решение Роспатента об отказе в регистрации словесного обозначения «МАРГАРИН ТВОРОЖНЫЙ» в качестве товарного знака. СИП пришел к выводу, что заявленное обозначение включает название определенного вида товара – «творожный», что применительно к товарам «маргарин; жиры пищевые», является ложным указанием на несуществующую характеристику. Поэтому СИП отказал истцу (№ СИП-773/2016).

Индивидуализация одного товара указанием на вид и свойства другого товара не может быть признана фантазийной, а использование в качестве товарного знака названия несуществующего продукта питания недопустимо.

Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» vs. Роспатент

Роспатент отказался предоставлять правовую охрану товарному знаку «ВОЛЬСКАЯ КОРОВКА», сходному до степени смешения со словесным обозначением «КОРОВКА». «Красный Октябрь», которому принадлежит этот товарный знак, принялся оспаривать решение в суде. СИП сделал вывод: значимость элемента в словесном обозначении устанавливается исходя из логического ударения, которое в указанном случае падает именно на слово «КОРОВКА». Товарные знаки производят общее зрительное впечатление, поскольку имеют идентичные элементы, определяющие первое зрительное впечатление. СИП посчитал, что высока вероятность введения потребителей в заблуждение – они могут решить, что сравниваемые товары принадлежат одному производителю (№ СИП-676/2016).

Смешение в глазах потребителей товарных знаков устанавливается исходя из значимости элемента в словесном обозначении, которое определяется силой логического ударения на определенное слово.

ООО «ШАТО-АРНО» vs. ООО «Фирма ВАСТОМ»

ООО «ШАТО-АРНО» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Фирма ВАСТОМ» о запрете использования обозначения «АРАГАЦ» для индивидуализации товаров «аперитивы, бренди, напитки алкогольные, напитки спиртовые, напитки, получаемые перегонкой» и взыскании 10 440 600 руб. компенсации за нарушение исключительного права на указанный товарный знак. Суд первой инстанции, апелляция и кассация удовлетворили исковые требования частично – запретили обществу использовать обозначение «АРАГАЦ» и взыскали 100 000 руб. компенсации.

ВС отменил все предыдущие акты и отправил дело на новое рассмотрение (№ 305-ЭС16-13233).

Суд может взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в отношении юридических лиц. Указанный подход может применяться и к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, и к двукратному размеру стоимости права использования товарного знака.

Таким образом, ВС закрепил возможность применения позиции, изложенной в Постановлении КС от 13.12.2016 № 28-П – о возможности в отношении физических лиц и ИП взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже установленного законом минимального предела.

«При этом в определении ВС есть оговорка, что суд по своей инициативе не вправе уменьшать компенсацию ниже минимального предела, установленного законом. Сторона, заявившая о наличии оснований для уменьшения взыскиваемой компенсации, обязана доказать необходимость этой меры», – добавила старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Ирина Косовская. Она считает, что указанное определение существенным образом повлияет на ранее сложившуюся правоприменительную практику. «Такой подход ведет к поощрению распространения контрафактной продукции, причем пострадают как крупные правообладатели, так и небольшие компании. Тезис определения о том, что указанное снижение компенсации допускается только при заявлении об этом ответчиком, представляется декоративным», – отметил руководитель группы практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Юрий Яхин.

Мари Бризар Вайн энд Спиритс vs. ООО «Бельведер Русь» и др.

Компания «Бельведер» из Франции (впоследствии истцом стал «Мари Бризар Вайн энд Спиритс») обратилась в суд с иском к ООО «Бельведер Русь», ООО «СпецЮрТорг» и ООО «ЮД Трейдинг» о признании недействительными договоров об отчуждении исключительных прав на товарные знаки и их госрегистрации. Предметом договоров являлись 9 товарных знаков, в числе которых такие мировые бренды водки, как «Юрий Долгорукий», «Иван Калита», «Чайковский» и «Окно в Европу». Компания «Бельведер» настаивала: согласно п. 2 ст. 1488 ГК, отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Дело прошло несколько кругов и в итоге дошло до ВС, который удовлетворил требования истца (№ 305-ЭС15-4129).

Идентичные или сходные до степени смешения товарные знаки имеют экстерриториальный характер и не могут принадлежать в разных странах разным правообладателям.

«Определение ВС должно положительно отразиться на российском бизнесе, т. к. позволит эффективнее защищать интеллектуальную собственность», – считает старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина.

Издательство «Пан пресс» vs. ООО «Акцепт» и ООО «Продюсерский центр «АН-фильм»

Истец полагал, что показ в фильме «Солдаты. Снова в строю» издания книги Л. Н. Толстого «Анна Каренина» является нарушением исключительных прав на дизайн. СИП его в этом поддержал, несмотря на то, что запрета на съемку и показ предметов материального мира, в том числе созданных творческим трудом, нет (№ С 01-39/2017).

Использование объекта, внешнее оформление которого составляет произведение дизайна и формирует сюжет сцены, может быть признано в определенных случаях нарушением исключительного права на дизайн – если внимание зрителя акцентировано на произведении, а не на объекте материального мира как таковом.

«Таким образом, если в кинофильме демонстрируется издание книги в качестве «сюжетообразующего объекта», то ее показ без разрешения правообладателя может быть нарушением исключительных прав на дизайн», – пояснила Смирнова.

Российское авторское общество vs. Администрация г. Сочи

РАО обратилось в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения, которые исполнялись на концерте «Мой Сочи, мы тебе поем!». Этот концерт был организован администрацией г. Сочи на День города. На концерте выступали хоры, вокальные коллективы и ансамбли из Сочи, которые пели песни, входящие в репертуар РАО («Я живу в России» Загуменниковой Н. Д., Цветкова В. Н.; «Ой, цветет калина» Исаковского М. В., Дунаевского И. И.; «Старый рояль» Иванова Д. Г., Минкова М. А.; «Широка страна моя родная» Лебедева-Кумача В. И., Дунаевского И. И., и другие).

Администрация настаивала, что это была официальная церемония, а значит, на ней могли использоваться музыкальные произведения без уплаты вознаграждения авторам. Понятие концерта отличается от понятия официальной церемонии. Концерт – музыкально-зрелищное увеселительное мероприятие. Церемония – торжественное выполнение обряда по установленным правилам от имени государства, субъекта федерации или органов местного самоуправления.

В споре между РАО и администрацией г. Сочи СИП пришел к выводу, что концерт, организованный в Сочи, не был официальной церемонией.

На церемонии песня не является основным объектом восприятия, а играется лишь фоном. Во время концерта, наоборот, музыкальные произведения имеют основное значение. Поэтому при исполнении песни на концерте ее авторам выплачивается вознаграждение, а при исполнении на церемонии – нет.

Таким образом, СИП присудил выплатить РАО 180 000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения (№ С 01-1207/2016).

ООО «Российский Союз Правообладателей» vs. ООО «Делл»

Российский Союз Правообладателей обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Делл» о взыскании авторского сбора. Авторский сбор (так называемый «налог на болванки») – это компенсация в пользу правообладателей при использовании их произведений в личных целях (ст. 1245 ГК). В «Делл» отказались от уплаты этого сбора, ссылаясь на то, что ввозимые им системы хранения данных, серверы и рабочие станции используются исключительно юридическими лицами и относятся к профессиональному оборудованию. «При этом судами не были выработаны четкие юридические критерии для разграничения профессионального и непрофессионального оборудования», – поясняет Гуляева. Но СИП исправил ситуацию.

Суд выделил следующие критерии отнесения оборудования к профессиональному: возникновение у пользователей потребности в получении специальных навыков для работы с оборудованием; ценовая политика, не позволяющая рядовым потребителям использовать оборудование в личных целях; рынок сбыта и порядок сервисного обслуживания профессионального оборудования.

Исходя из этих критериев, СИП установил, что импортируемое «Делл» оборудование может быть использовано рядовым потребителем, и взыскал в пользу ООО «Российский Союз Правообладателей» 62 294 880 руб. авторского сбора (№ С 01-809/2016).

Смоленская таможня vs. ООО «Тризолен-Полимер»

ООО «Тризолен-Полимер» ввезло в Россию произведенный на территории Германии товар с обозначением «TRISOLEN», права на который зарегистрированы в России за третьим лицом. В Германии товарный знак «TRISOLEN» принадлежит немецкой «LEUNA EUROKKOMERZ Gmbh».

Смоленская таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров»).

Суды двух инстанций удовлетворили требование таможни и оштрафовали «Тризолен-Полимер» на 50 000 руб., а товар изъяли, конфисковали и уничтожили. СИП с ними не согласился (№ А43-10065/2016).

Поскольку обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака в стране происхождения товара, нанесено самим обладателем права на такой товарный знак, воспроизведение товарного знака законно. Если правообладателем тождественного или сходного до степени смешения товарного знака в России является иное лицо, этот товар не может быть признан контрафактным.

pravo.ru

СПОРЫ ОБ АВТОРСКИХ ПРАВАХ

И. СИЛОНОВ
И. Силонов, главный специалист Договорно — правового управления Российского авторского общества.
Традиционно споры об авторских правах в арбитражной практике считаются наиболее трудными.
Настоящая публикация во многом вызвана сложностью правоотношений, связанных с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, новизной и принципиальными изменениями, произошедшими в российском законодательстве об авторском праве с 3 августа 1993 года и, как следствие, фактическим отсутствием сложившейся практики рассмотрения авторских дел в арбитражных судах, а также порой неправильным применением норм материального права при вынесении решений.
Об изменениях в российском законодательстве об авторском праве.
В настоящее время законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах состоит из Законов РФ «Об авторском праве и смежных правах» и «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», а также ряда подзаконных актов.
До принятия указанных законов споры, связанные с созданием и использованием объектов авторского права, рассматривались, как правило, только в судах общей юрисдикции.
Связано это было с тем, что старое законодательство — ГК РСФСР 1964 г. — не предусматривало наличия у автора исключительных прав на использование произведения и, следовательно, возможности передачи таких прав юридическому лицу. Авторы, в соответствии с Типовыми авторскими договорами, которые утверждались министерствами и ведомствами, самих авторских прав юридическим лицам не передавали, они только давали разрешения на использование произведений государственным издательствам, театрам, киностудиям и другим организациям.
При этом советским законодательством фактически было легализовано интеллектуальное пиратство, то есть бездоговорное использование произведений практически во всех сферах. Так, например, Постановлением Совета Министров РСФСР «О ставках авторского вознаграждения на издание произведений науки, литературы и искусства» от 19 декабря 1988 г. N 532 было определено, что «бездоговорное издание произведений в тех случаях, когда заключение договора является обязательным, оплачивается по максимальным ставкам авторского вознаграждения, установленным настоящим постановлением за данный вид использования».
Наличие в законодательстве такого положения порождало на практике появление на печатном рынке бывшего СССР двух и более аналогичных изданий. Одно государственное издательство соблюдало авторские права, заключая с автором договор по типовой форме, а другое — нарушало права автора (причем только автора, а не издательства, с которым автор заключил договор). Нарушитель нес ответственность лишь только в виде взыскания с него гонорара в пользу автора по максимальным ставкам, установленным Правительством РСФСР.
С принятием 9 июля 1993 г. Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» ситуация в России принципиально изменилась.
В Законе появились положения, устанавливающие, что автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом (ст. 16). Использование произведений стало возможным не по разрешению автора, а только путем передачи прав на использование произведений пользователю (юридическому или физическому лицу — предпринимателю) по авторскому договору, который может быть двух видов: авторский договор о передаче исключительных прав и авторский договор о передаче неисключительных прав (ст. 30).
В чем принципиальная разница между договором о передаче исключительных прав и договором о передаче неисключительных прав?
Необходимо отметить, что в первом случае авторский договор (о передаче исключительных прав) разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому такие права передаются, и дает такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам (а в соответствии со ст. 49 Закона — взыскивать весь доход, полученный от незаконного использования произведений, применять иные способы защиты нарушенного права к нарушителю).
Таким образом, издательство, получившее исключительные права от автора или издателя (имеющего соответствующие права от автора), при появлении контрафактных тиражей такого произведения вправе обратиться за защитой нарушенного права в арбитражный суд.
Во втором случае авторский договор (о передаче неисключительных прав) разрешает пользователю использование произведений наравне с обладателем исключительных авторских прав, передавшим такие права, также и другим лицам, получившим разрешение на использование этого произведения таким же способом. Из чего следует, что если исключительные права автор оставил за собой, то в случае нарушения его исключительных авторских прав он (автор) вправе обратиться за защитой своих прав в суд общей юрисдикции.
О судебной практике.
Следует отметить, что на практике у судов большую сложность вызывает правовая оценка авторских договоров. Как расценить тот или иной договор? Владеет ли лицо, подавшее исковое заявление, исключительными авторскими правами на произведение или нет?
Для простоты понимания поставленных вопросов проиллюстрируем применение нормы Закона об исключительности прав на конкретном примере.
Арбитражным судом Москвы было вынесено решение о взыскании в соответствии со ст. 49 Закона в пользу издательства А всего дохода, полученного издательством Б от издания и распространения детективов Андрея Кивинова (около 20000 долл. США).
В исковом заявлении издательство А указало, что по договору издательство А получило от автора исключительные авторские права на использование произведения литературы, а издательство Б, выпустив аналогичное издание на территории России, нарушило права издательства А.
В обоснование наличия исключительных авторских прав издательство А ссылалось на наличие договора с автором.
В предмете договора указано, что «Автор передает или обязуется создать и передать Издательству для издания и переиздания на русском языке свои произведения. «.
Возникает вопрос: получил ли издатель А, исходя из вышеприведенного текста договора, исключительные авторские права?
Обратимся к тексту Закона.
Пунктом 4 ст. 30 установлено, что «права, передаваемые по авторскому договору, считаются неисключительными, если в договоре прямо не предусмотрено иное».
Поскольку в предмете договора (как и в других условиях договора) отсутствует прямое указание на то, что издательству А переданы исключительные авторские права, можно заключить, что исходя из приведенной нормы Закона издательство А исключительных авторских прав от автора не получило, — исключительные права остались у автора.
Следовательно, арбитражным судом при вынесении решения была допущена судебная ошибка: доход, полученный издательством Б, был взыскан в пользу издательства А, не являющегося обладателем исключительных авторских прав на произведение автора.
Издательство Б, выпустив произведения автора без договора, нарушило права автора, а не издательства А. Поэтому только автор как обладатель исключительных прав вправе был обратиться за защитой нарушенного права в суд, причем не в арбитражный, а в суд общей юрисдикции.
Как исключить судебные ошибки в деятельности арбитражных судов по делам, связанным с нарушением прав на интеллектуальную собственность?
Своим письмом «Об авторском праве и смежных правах» от 19 октября 1993 г. N С-13/ОСЗ-317 ВАС РФ довел до сведения всех арбитражных судов Российской Федерации информацию о принятии Закона, разъяснил его основные положения, установил, что при определении подведомственности арбитражным судам споров, связанных с защитой исключительных авторских или смежных прав, следует исходить из субъективного состава участников спора.
Указанное письмо сыграло и продолжает играть важную роль в практике применения арбитражными судами законодательства об авторском праве и смежных правах.
Однако, учитывая сложность правовой материи в указанной сфере, представляется, что большим подспорьем в деятельности арбитражных судов могли бы быть регулярные обзоры судебной практики как по Москве, так и по всей России.
Кроме того, безусловно, нужна узкая специализация судей по рассматриваемой категории дел. А может быть, даже было бы целесообразным создать в России специальные суды, специализирующиеся в рассмотрении дел, связанных с нарушениями прав на интеллектуальную собственность (такие суды существуют в ряде стран мира).
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

ЗАКОН РФ от 23.09.1992 N 3523-1
«О ПРАВОВОЙ ОХРАНЕ ПРОГРАММ ДЛЯ ЭЛЕКТРОННЫХ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ МАШИН И
БАЗ ДАННЫХ»
ЗАКОН РФ от 09.07.1993 N 5351-1
«ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ И СМЕЖНЫХ ПРАВАХ»
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Совмина РСФСР от 19.12.1988 N 532
«О СТАВКАХ АВТОРСКОГО ВОЗНАГРАЖДЕНИЯ НА ИЗДАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ
НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА»
ПИСЬМО ВАС РФ от 19.10.1993 N С-13/ОСЗ-317
«В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «ОБ АВТОРСКОМ
ПРАВЕ И СМЕЖНЫХ ПРАВАХ»
Бизнес-адвокат, N 5, 1999

www.lawmix.ru

Споры о защите авторских и смежных прав

Сегодня мы расскажем Вам об одном из самых сложных и неоднозначных споров в сфере интеллектуальной собственности – спор и нарушение в сфере авторских и смежных правах.

На сегодняшний день сформулированы основные способы защиты авторских и смежных прав как внесудебного, так и судебного характера. Однако непосредственная защита исключительных прав, признание и доказательство авторства уже само по себе может являться большой проблемой.

Авторские права разделяются на:

  • имущественные,
  • неимущественные.
  • К неимущественным правам относятся:

    • неотчуждаемое право являться и признаваться автором объекта собственности,
    • использовать произведением с указанием имени, псевдонима или анонимно,
    • право на защиту репутации автора.
    • К имущественным правам относятся:

      • использование,
        • публикация,
        • распространение и воспроизведение,
        • публичный показ и передачу в эфир произведения.
        • Авторское и смежное право в Российской Федерации определяется ГК РФ и предусматривает следующие объекты:

          • произведения искусства, науки и литературы,
          • исполнения артистов, дирижеров,
          • сообщения передач эфирного либо кабельного вещания,
          • режиссерские постановки, аудиовизуальные произведения или включенные в неё части,
        • базы данных,
        • карты, графики и чертежи,
        • фотографии,
        • результат творческого труда по переработке другого произведения.
        • Основные нарушения авторских и смежных прав:

        • Попытка незаконного присвоения или оспаривания авторства на произведение.
        • Несмотря на распространения глобальной информационной сети, подобные нарушения остаются актуальными на всех уровнях: от махинации издательств, журналов, студий и др., до злонамеренного действия отдельных граждан. И здесь очень важно иметь твердые и надежные доказательства вашего авторства, которые в значительной степени помогут защититься от нападок. Помимо четко выстроенной линии защиты могут пригодиться свидетельства и регистрации в профильных обществах и союзах.

        • Незаконное использование объектов авторских и смежных прав.
        • Одно из самых «болезненных» нарушений для современного мира, активно использующего сеть интернет. Т.н. пиратство, или использование и распространение охраняемой законом продукции без соответствующего договора с правообладателем исключительных авторских и смежных прав – остается важной проблемой. И хотя урегулирование подобных споров, а главное, пресечение незаконной деятельности и получение компенсации остается очень трудоемким процессом, за последние годы в РФ сделано очень многое для защиты правообладателей.

          • Нарушение договора об использовании, распространении объекта интеллектуальной собственности.
          • Нередки также случаи, когда автор или обладатель исключительных прав, лицензиат нарушает пункты подписанного договора. В этом случае существует гораздо больше механизмов привлечь к ответственности нарушителя, получить компенсацию, расторгнуть или пересмотреть пункты договора.

            Компания «Кривцов и партнеры» имеет значительный опыт работы с объектами авторских и смежных прав, имеет четкое представление, как защитить Вас и Ваше произведение от посягательств или незаконного использование. За годы работы мы выработали четкий и надежный механизм признания авторства, закрепление ваших авторских прав в т.ч. в соответствующих обществах, союзах. С другой стороны, опираясь на юридическую практику, мы можем предложить эффективные способы защиты авторских и смежных прав, защиты исключительных прав на любом уровне.

            krivcov.ru

            Споры авторское право

            Споры авторское право: что это?

            Авторское право представляет собой общий вид гражданского права. Они призвано регулировать отношения, которые могли бы быть связаны с созданием и возможным использованием продукта творчества в любой научной или творческой сфере. Более подробную информацию Вы можете получить на сайте.

            Получите результат всего
            за 4 шага

            Когда необходимо защитить свои авторские права? в Москве

            Существует несколько случаев, когда необходимо защищать свои авторские права:

            1. Пиратские копии творческого продукта;
            2. Возможный плагиат;
            3. Наличие возможных угроз, связанных непосредственно с личностными неимущественными правами;
            4. Если на территорию любой страны ввозится объект, относящийся к интеллектуальной собственности. При этом отсутствует согласие лица, которое имеет на него авторское право (в некоторых случаях смежное право).

            Для более подробной информации советуем посетить страницу.

            Как с нами связаться?

            Если у Вас есть какие-либо вопросы, Вы можете отправить их специалисту, перейдя на соответствующую страницу. Информацию мы предоставляем с 10 до 19 часов ежедневно. Наш коллектив состоит из дружных и ответственных людей, которые всегда готовы прийти Вам на помощь в трудной ситуации.

            Неверно определили адресата
            и не туда отправили =
            потеря времени

            Неточное соответствие актуальной
            законодательной базе =
            потеря времени

            Обращение может остаться без
            рассмотрения или возвращено =
            потеря времени

            Министерство энергетики Российской Федерации

            Министерство здравоохранения Российской Федерации

            Министерство внутренних дел Российской Федерации

            Министерство культуры Российской Федерации

            Министерство образования и науки Российской Федерации

            Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

            Министерство промышленности и торговли Российской Федерации

            Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

            Министерство спорта Российской Федерации

            Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации

            organavt.com