Полезные статьи

Своеобразие жанра достоевского преступление и наказание

Жанровое своеобразие и особенности реализма романов Ф.М. Достоевского

Достоевский явился основателем нового творческого метода в изображении человека. Д. впервые показал, что человеческое сознание амбивалентно (в его основе лежат противоположные начала, начала добра и зла), противоречиво.

Д. стоит у истоков нового философского сознания, сознания религиозного экзистенциализма (эта теория отвергает теорию рационального познания мира и утверждает интуитивное постижение мира). Д. отстаивал позицию, что человек прозревает свою сущность в пограничных ситуациях.

Славу Достоевскому принесли его романы – его «Пятикнижие»:

«Преступление и наказание» (1866);

«Братья Карамазовы» (1880-188).

Особенности реализма Достоевского:

1. Диалогизм повествования. Всегда присутствует спор и защита своей позиции (Иван и Алеша Карамазовы в «Братьях Карамазовых», Шатов и Верховенский в «Бесах», Раскольников и Соня Мармеладова в «Преступлении и наказании», князь Лев Николаевич Мышкин и остальное общество в «Идиоте»)

2. Соединение философской основы с детективом. Везде есть убийство (старухи-процентщицы в «Преступлении и наказании», Настасьи Филипповны в «Идиоте», Шатова в «Бесах», Федора Павловича Карамазова в «Братьях Карамазовых»). За это критики все время упрекали писателя.

3. По поводу реализма Достоевского говорили, что у него «фантастический реализм». Д. считает, что в исключительных, необычных ситуациях проявляется самое типическое. Писатель замечал, что все его истории не выдуманы, а откуда-нибудь взяты. Все эти невероятные факты – это факты из действительности, из газетных хроник, с каторги, где Достоевский провел в общей сложности 9 лет (1850-1859, с 1854-59 служил рядовым в Семипалатинске) и куда его сослали за участие в кружке Петрашевского. (Сюжет «Братьев Карамазовых» построен на реальных событиях, связанных с судебным разбирательством над мнимым «отцеубийцей» омского острога поручика Ильинского)

4. В «Дневнике писателя» Достоевский сам определил свой метод как «реализм в высшей степени». Д. изображает все глубины души человека. Самое интересное – это найти человека в человеке при полном реализме. Чтобы показать истинную природу человека надо изобразить его в пограничных ситуациях, на краю бездны. Перед нами предстает пошатнувшееся сознание, заблудшие души (Шатов в «Бесах», Раскольников в «Преступлении и наказании»). В пограничных ситуациях раскрываются все глубины человеческого «я». Человек находится во враждебном ему мире, но без него он не может жить.

5. Энгельгардт предложил назвать роман Достоевского идеологическим романом, т.к. в его романах присутствует конфликт идей. Сам Д. называл этот конфликт «pro et contra», имеется в виду «за» или «против» веры. В художественном пространстве романов Д. обычно присутствует конфликт 2-х идей: Раскольников – Соня Мармеладова; старец Зосима – Иван Карамазов.

6. Вячеслав Иванов, определяя новую жанровое своеобразие романа Достоевского, назвал его произведения романом – трагедией, т.к. в его романах показана трагедия личности, одиночество, отчуждение. Перед героем всегда стоит проблема выбора, и ему самому надо решать, по какому пути он пойдет.

7. Михаил Михайлович Бахтин, определяя структурную особенность романов Достоевского, говорит о полифонии (многоголосье). Полифонический роман Д. теперь противостоит ранее господствовавшему в русской литературе монологическому роману, где преобладал голос автора.

Принцип «Я есмь» — монологический роман

А у Достоевского голоса автора не слышно, он находится наравне со своими персонажами. Звучат лишь голоса персонажей, им автор дает высказаться до конца. Позиция самого автора просматривается через высказывания его любимых героев (Алёша Карамазов, князь Мышкин). Никаких авторских отступлений, как у Льва Николаевича Толстого мы здесь не встретим.

Мир Герой принцип «Ты еси» — полифонический роман

Д. изображает не просто человека, а его самосознание, герой его интересует как одна из точек зрения на мир и на самого себя. У Д. герой сам все говорит о себе.

По словам Бахтина, герои Достоевского внутренне не завершены. В человеке есть что-то такое, что только сам он может открыть в свободном акте самопознания. Заметим, что излюбленной формой Достоевского была форма исповеди.

Оскар Уайльд говорил, что «главная заслуга Достоевского в том, что он никогда не объясняет своих персонажей полностью, и герои Достоевского всегда поражают тем, что они творят или делают, и таят в себе до конца вечную тайну бытия». Это как раз соотносится с тем, что Д. называл «реализмом в высшей степени».

Заслуживает внимания и работа видного русского писателя и ученого Леонида Петровича Гроссмана о Достоевском, которая вышла в свет в 1059 г. в сборнике АНСССР «Творчество Достоевского». Продолжая развивать идеи Вяч Иванова и М. Бахтина о конструктивном принципе многоголосия, положенном в основу композиции романов Достоевского, Гороссману удалось выделить еще много нового. Три части работы Гроссмана раскрывают три аспекта повествовательной системы Д.: жанровую специфику, законы композиции и творческий метод.

Гроссман утверждает, что особый тип романа возник у молодого писателя еще в 1840-е гг., «когда русская критика стала углубленно разрабатывать теорию повествовательных жанров». Теорию жанра романа Гроссман связывает прежде всего с Белинским: жанр — новейшая эпопея, сочетающая реализм «события с раскрытием его драматизма и выражением лирического отношения к нему автора».

Напр., уже с первых страниц «Преступления и наказания» мы погружаемся в безысходный ужас современности, который укрепляет Раскольникова в его решении начать борьбу с этим миром. Пред нами рисуется жанровая картина грязной распивочной натюрмортом убогой стойки: черные сухари, крошеные огурцы, залитый и липкий стол. Это настоящий физиологический очерк с деталями петербургской трущобы и типажами трактирщика в засаленном жилете и лоснящимся лицом, пропойцы-чиновника Мармеладова о оборванном фраке без пуговиц.

Описание комнаты отставного офицера Снегирева из «Братьев Карамазовых», который содержит семью Инвалидов и влачит жалкое существование, также можно привести в качестве примера характерной жанровой сцены.

Описание «нищеты безнадежной» в «Преступлении и наказании» выдержано в характерном стиле натуральной школы. Обрисована столичная статистика: титулярный советник, которого прогнали из департамента за постоянные запои; дочь, проживающая по желтому билету; малые дети, чахнущие в темном углу; жена, больная туберкулезом. Такова новейшая физиология пореформенного Петербурга 1860-х гг.

Но из этих угрюмых дагерротипов незаметно пробивается и растет человеческая трагедия Достоевского. Безответная Соня соглашается на бесчестье, чтобы спасти малолетних от голодной смерти. Старый драдедамовый платок еле скрывает рыдания опозоренной девушки. Катерина Ивановна, продавшая свою падчерицу, молча становится перед ней на колени «и так весь вечер на коленях простояла, ноги ей целовала, встать не хотела…»

Кажется, романист достиг вершин своего трагического искусства, но он стремиться выше – к завершающему обобщению. Из повседневных мук и горестей столичных углов вырастает видение мировой справедливости, утопия премудрого суда, иллюзия окончательного оправдания человека. Монолог Мармеладова завершается поэтическим мифом о возрожденной грешнице и прекрасном человеке, этой излюбленной темой живописцев и поэтов, которую Д. положил в основу своего любимого романа «Идиот». Но уже в истории Раскольникова публицистическая тема о «пьяненьких» как бы перерастает в сказочную тему о несбыточном правосудии. Жанрист петербургских трущоб ударяет по сердцам со всей силой великого поэта.

В любом романе Д. мы найдем такие же принципы оформления целого на основе контраста падения человека и его духовной красоты. В «Идиоте» развертывается безнадежная биография одаренной женской натуры (Настасья Филипповна) и раскрывается печальная судьба возвышенного мечтателя (князя Мышкина) в среде моральных отбросов общества.

Не отступает Д. от этого композиционного закона и в романе-памфлете «Бесы». Но здесь проза жизни, ее трагизм и поэзия сопоставлены не в органическом слиянии, а в резком противопоставлении. Фон исповеди Страврогина – удручающая пошлость жизни, разврат и скука. Вспомним эпизод с изнасилованной Ставрогиным и потом повесившейся одиннадцатилетней Матрешой, который не вошел в окончательный текст романа. Трагедия девочки проходит в жалкой обстановке петербургской мещанской квартиры. По основному контрастному закону всех его композиций, страшную драму порока, преступления и гибели ребенка сменяет лучезарное видение первобытной невинности, чистоты и счастья. Ставроогин вспоминает во сне идиллический ландшафт Клода Лоррена «Ацис и Галатея» с беззаботными и прекрасными людьми.

Тем же конструктивным законам подчинен и последний роман Д. «Братья Карамазовы». Образ Дмитрия Карамазова взят из жизни, писатель изобразил в нем мнимого «отцеубийцу» омского острога поручика Ильинского.

Судьба Дмитрия трагична. Человек высоких взлетов души, он не в силах вырваться из омута опутавших его пороков. Ошибочно обвиненный в отцеубийстве, он должен искупить чужое преступление 20-летней каторгой. Но и в момент катастрофы происходит как бы внутреннее просветление всего его существа. Он видит во сне погорелое селенье, исхудалых баб с ревущими на руках детьми, он хочет знать, почему они бедны и им так плохо, и он хочет вступить в борьбу с этим злом, «чтоб не было вовсе слез от сей минуты…». Дмитрий хочет стать заступником обитателей деревни.

Установив связь эпоса с поэзией и драмой во внутренней структуре романов Д., Гроссман определяет жанр романов писателя как «философская поэма». Определение не ново, т.к. сам Д. подчеркивал связь художественной идеи с поэтической, в «Дневнике писателя » и «Записных книжках» Д. не раз называл свои романы поэмами. Да и сам себя писатель называл не иначе как «поэтом в первоначальном смысле слова, т.е. творцом высокого стиля, песнопевцем великой темы».

По мнению Гроссмана в романах Д. проглядывает двуплановость композиции. Романы Д. — «огромные обобщения его больших романов, в которых суровый суд над страшной буржуазной современностью переходит в своеобразные этические системы и парадоксальные утопии грядущей гармонии человечества».

Романам Д. присуща множественность действия. В «Прест. и нак.» сюжетные линии Раскольникова и Сони Мармеладовой, Лужина и Свидригайлова; в «Бесах» — сюжетные лини Ставрогина, Петра Верхованского и его отца Степана Трофимовича, Шатова, Кириллова; в «Братьях Карамазовых» — история 3-х братьев, как три судьбоносных дороги, история жизни старца Зосимы, позиция старого кардинала – Великого инквизитора. Развитие каждой темы движется по музыкальному закону контрапункта. Вслед за Д. о законе контрапункта первыми заговорили Вяч. Иванов в работе «Достоевский и роман-трагедия» (1914) и М. Бахтин в книге «Проблемы творчества Д.» (1928). Такая конструктивная система была названа Бахтиным многоголосьем и отсюда предложенный им термин – полифонический роман.

Композиционный закон контрапункта, по мнению Гроссмана, в значительной степени диктует особенности развития сюжетного действия. У Д. нет плавного, мерного и последовательно развевающегося рассказа, он дает всегда стремительное движение сюжета, прерываемое неожиданными событиями, которые ломают, взрывают намеченный путь повествования, резко изменяя его направление и продолжая его развитие как бы в новой плоскости и уже с иной ориентацией. Иногда направление и после такого взрыва сохраняется, но зато чрезвычайно усиливается темп движения, заостряется конфликт и действие продолжается в повышенной атмосфере, пока новая катастрофа не внесет ряд непредвиденный осложнений.

Так, Раскольников в начале романа еще только раздумывает о возможности преступления, колеблется и даже отрекается от своей «проклятой мечты». Но знакомство с семьей Мармеладовых, письмо матери о «счастье» его сестры, пьяная девочка, которую преследует жирный франт на бульваре, разговор с офицером о спасении тысячи молодых жизней ценою убийства одной старухи-процентщицы – все эти разнородные события сливаются мыслью героя в один психологический заряд исключительной силы. Происходит «взрыв» — убийство Раскольниковым двух женщин, что в корне видоизменяет всю ситуацию, переносит действие в новый план сложнейшей внутренней борьбы героя со своей теорией и совестью и – внешний – с властью в лице сильного противника — Порфирия Петровича. Возникает линия «идеального» следователя, который приводит правонарушителя к осознанию своей вины. После действие поднимается в свой высший план – каторжного искупления вины и поисков новых путей в жизнь.

Графически композиция представляет собой горизонталь развивающегося сюжета , которая пересекается вертикалями бурных эпизодов, взметающий действие ввысь и переносящих его в новый план, где сюжетная параллель к первой горизонтали вскоре вновь взрывается. Получается ступенчатая лини композиции, которая возносит замысел до его разрешения в финальной катастрофе или катарсисе.

По мнению Гроссмана. Д. присущ и композиционный прием конклава. Этим латинским термином обозначали в Ватикане пленарный совет кардиналов, собравшихся для избрания папы. В романах Д. это исключительные собрания с важными задачами и непредвиденными осложнениями. В «Прест. и нак.» на поминки по Мармеладову собирается разношерстная компания: вся семья покойного во главе с его женой Катериной Ивановной, три неизвестных «полячка». Пьяный провиантский чиновник, квартирная хозяйка-немка, глухой старик. Настроение тревожное, все ждут ссоры, возникает перебранка между Мармеладовой и Амалией Липпервехзель, упомянувшей про желтый билет, поднимается гам. Раздаются вопли и плач детей, общее напряжение разряжается страшным ударом: Лужин обвиняет Соня в краже у него 100 рублей. Деньги обнаружены в ее кармане, куда их ловко подкинули. Скандал достиг кульминации.

Но в этот момент пошлый эпизод переходит в высшую патетику. Раздаются рыдания исстрадавшейся души. Звучит монолог, ударяющий по сердцам, Катерина Ивановна, прижимая к себе Соню, кричит, что она не верит. Все пожалели несчастную Катерину Ивановну с ее плачем навзрыд, с искривленным болью чахоточным лицом. Раскольников также вступается за Соню. Оболганная девушка оправдана общим мнением. Но пьяный скандал прорывается вспышками, Катерина Ивановна выбегает на улицу в поисках немедленной и окончательной справедливости и падает на мостовую с хлынувшей изо рта кровью. Здесь она вырастает в подлинную трагическую героиню.

В таком же динамическом и сложном законе строиться действие в «Идиоте». Кульминация первой части – день рождения Настасьи Филипповны. Здесь ощущается скрытое тревожное ожидание большого события – официальной помолвки героини с Ганей Иволгиным. По виду все спокойно, но внутренняя драма прорывается неожиданными эпизодами. Князь хочет жениться на Настасье Филипповне. Он объявлен обладателем миллионного наследства. Рогожин привозит сотню тысяч своей «королеве», она бросает деньги в огонь, чтоб испытать бескорыстие и честь своего жениха Гаврилы Ардалионовича. Тот выдерживает искус, но падает в обморок. Конфликты и сцены прорезаны лихорадочной речью Настасьи Филипповны. Наложница Тоцкого, она не хочет губить праведника. Говорит. Что ему надо Аглаю Епанчину, резко осмеян Тоцкий. Все завершается высоким душевным взлетом: «Прощай, князь, в первый раз человека видела!» Среди пестрого сборища патетически звучит исповедь героини.

Один из сильнейших конклавов мы видим в «Бесах». 1-ая часть заканчивается необычайным собранием у генеральши Ставрогиной. Губернский салон неожиданно превращается в суд над Ставрогиным. Суровый вопрос помещицы к сыну, а правда ли хромоножка – его законная жена? Ставрогин уводит юродивую, отвергая свой брачный союз с ней. Проносятся напряженные эпизоды: речь матери в защиту сына, обличение Петром Степановичем своего отца, изгнание старика Ве6рховенского из дома его покровительницы. Все завершается пощечиной Шатова Ставрогину. Такое обилие неслыханных катастроф приоткрывает сложный характер героя и определяет его дальнейшую судьбу.

В «Подростке» действие необычайно стремительно, без речей и без исповедей. С наглым вымогательством Ламберта, обмороком Ахмаковой, покушением Версилова на убийство шантажиста, с попыткой застрелить героиню, с внезапным сумасшествием героя, револьвером, кровью, драками, плевком в лицо. Это целый сгусток уголовщины и безобразий, которые должны служить развязкой романа об одном «случайном» семействе.

В «Братьях Карамазовых» сочетаются все композиционные приемы. Роман строиться на резком противопоставлении лиц и событий: на одном полюсе нравственные уроды – Федор Павлович, Смердяков, на другом – «ангелы», Алеша и Зосима. Скотопигоньевску противостоит монастырь, сладострастнику – русский инок. Антитеза остается до конца главным принципом архитектоники Д.

Встречи всех герое приобретают здесь новый размах. Съезд в монастыре отца и сыновей Карамазовых заканчивается скандалом в келье старца, а потом в трапезной игумена, Федор Павлович ссорится с Дмитрием, атмосфера накаляется до предела. Но в этот момент наступает внезапный перелом – старец Зосима опускается на колени перед Дмитрием. Это переход ссоры в драму.

Эпизод в Мокром. Во время оргии идет признание Грушеньки в любви в Дмитрию. Герою брезжит нравственное возрождение, но тут представители власти обвиняют его в убийстве отца.

И, наконец все встречаются на суде. За процессом следит вся Россия. Чинное течение процесса тут же прерывает выступление Ивана, который заявляет. Что убил Смердяков, а он его убить научил. Ивана в припадке выносят из зала, тогда Катерина, вообразившая, что ее любимый Иван погубил себя этим показанием. Дает суду письмо Мити, изобличающее его. Катерину Ивановну выносят в истерике.

Все компоненты конклава соблюдены, но в масштабах всероссийского резонанса, трагических перипетий и психологической битвы.

Касаясь философских взглядов писателя, следует отметить, что Достоевский видел два пути совершенствования человека:

1) кровавый революционный (Раскольников, Иван Карамазов, Пётр Верховенский). Это путь бездны, атеизма, Достоевский его отвергает. Каждый из этих героев – человекобог, он присваивает себе функцию Бога, они возомнили себя Наполеонами (как Великий инквизитор в «Братьях Карамазовых»). Это разрушительный путь.

2) путь любви. Для изменения мира нужно отказаться изменить мир. Нужно изменять не общество, а человека. Люди должны стать братьями. В мир нельзя вторгаться мечом и кровью, человек должен сам прийти к необходимости любви, но это непростой путь. Люди должны преклониться перед Богом, стать Богочеловеком (а не человекобогом) через смирение и терпение.

Исследованию творчества Достоевского уделяли внимание многие критики и литературоведы.

Первое «открытие» Достоевского произошло в 40-е гг. XIX в., когда писатель разрабатывал тему «маленького человека». Белинский тогда сказал, что в литературу пришел второй Гоголь. В 80-е гг. XIX в. Михайловский замечал, что у Д. «жестокий талант», он гениальный психопатолог.

В нач. 20-х гг. XX в. (в 1921 г. было 100 лет со дня рождения Д.) Достоевского исследовали Булгаков, Бердяев, Струев, Мережковский, Волынский, Розанов, Вяч. Иванов, Блок, Белый. Именно тогда были открыты глубинные процессы психологии в творчестве Д. О нем стали говорить как о религиозном писателе, которому удалось проникнуть в глубины человеческой психологии.

Комарович, Гроссман. Чулков, Виноградов, Тынянов изучали Д. как художника в историко-литературном аспекте.

Эти многочисленные исследования помогли прояснить генезис (происхождение) и закон построения романов Достоевского, была изучена поэтика, техника и стиль повествования писателя, читатель был введен в эстетический мир романов.

Преступление и наказание (наброски анализа)

Роман написан в форме исповеди, явно прослеживается диалогизм повествования, полифонизм. Диалогизм заложен уже в названии + диалог двух идей Родиона Раскольникова и Сони Мармеладовой.

Вяч. Иванов назвал этот роман «романом-трагедией».

Роман состоит из 6-ти частей. 1-ая часть – преступление, 5 частей – наказание.

Раскольников является композиционным и духовным центром романа. Раскольников – раскол, Родион – родина, Романович – ассоциация с династией Романовых, т.е. перед нами говорящие фамилии, что является признаком классицизма, плюс к этому соблюдается 5 единств.

Место действия – «самый фантастический город на свете» — Ст. Петербург. Раскольников – типичное порождение этого города, где находили почву все идеи с Запада.

Реализуется принцип контраста – Раскольников совершает преступление из-за высшей цели, он хочет проверить себя, провести эксперимент («тварь я дрожащая или право имею»). Его теория о двух разрядах людей терпит фиаско.

Конец романа Бахтин назвал «монологическим довеском».

Роман о Богочеловеке, о человеке – Христе. Д. попытался создать образ абсолютно прекрасного человека. К образу князя Мышкина Д. пришел через образ Алея из «Записок из мёртвого дома» и Сони Мармеладовой.

Князь Лев Николаевич Мышкин. Фамилия говорящая, она отражает тип героя русской литературы, героя с больным сознанием. Имя-отчество отсылает к Толстому. Место действия – Петербург, но уже как аристократический город.

В романе поднимается также тема денег, ростовщичества, торгашества. Развивается идея «случайного семейства». Это первая попытка воплотить образ буржуазно-дворянской семьи, где разрываются семейные отношения и царит нравственная деградация.

В героях прослеживается амбивалентность сознания, в них идет борьба между велением сердца и голосом рассудка.

Идею богоборчества выражает в романе Ипполит Терентьев (молодой человек, который болен чахоткой). Он восстает против Бога, говорит, что человек рождается во грехе и его не спрашивают, хочет ли он жить на этом свете. Ипполит уверен, что сам, когда захочет, тогда и уйдет из этого мира. Но он не смог себя убить, а в «Бесах» Кириллов сможет.

Идея поруганной красоты воплощена в образе Настасьи Филипповны, которую содержит помещик Тоцкий. (В нее влюблены все).

Идея Христа воплощается в князе Мышкине. Сцена его братания с Рогожиным перед телом убитой Настасьи Филипповны – одна из главных сцен романа, в ней реализуется идея братства. Описываемая сцена является глубоко реалистической, по мнению Достоевского.

Поднимается проблема человека, оторванного от родной почвы, возникает вопрос, как же вернуться на родную землю.

В основу романа были положены реальные события. В 1869 году произошло убийство студента Иванова членами кружка «Народная расправа», руководителем которого был Сергей Нечаев, революционер – анархист, написавший «катехизис революционера», где говориться, что «наше дело – страшное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение». Нечаев – воплощение идей революционеров.

Нечаев стал прообразом Петра Верховенского, который приезжает из-за границы для организации одной из ячеек (так называемой пятерки) будущего тайного общества.

Это монологический роман. Д. критикует революционную деятельность. На примере деятельности Верховенского, его «пятерки» и тех, кто им – вольно или невольно – помогает, Д. показал кошмары, к которым приведет революционное движение: кровавый террор, истребление миллионов невинных людей, всеобщую слежку, беспощадное подавление инакомыслящих.

Главный герой, Аркадий Долгорукий, избирает иной путь облагодетельствования человечества: он упорным накопительством и отшельнической жизнью обретет огромное состояние, насладится «уединенным и спокойным сознанием своей силы» и власти над миром, а потом отдаст свои миллионы людям – пускай «распределяют». Сам же Аркадий гордо удалиться «в пустыню». Но главное для героя не будущий дар людям, а именно сила, власть и превосходство над миллионами «обыкновенных». Однако под влиянием «живой жизни», о которой он по чистоте сердца не может и не хочет отгородиться, под духовным воздействием старца Макара Аркадий отказывается от своей идеи. Т.е. власть денег преодолима. Для русских подростков гораздо опаснее отрицание Бога. По-настоящему принять и полюбить Бога можно, только полюбив людей, а тот, кто не любит и презирает окружающих, неизбежно придет к бунту против Бога.

xn--l1a.xn--80aa2bkafhg.xn--p1ai

Своеобразие жанра достоевского преступление и наказание

Как и большинство русских романов XIX века, «Преступление и наказание» является философским романом. Определение «философский роман» — условное. Им обозначают достаточно большое число романов ХІХ-ХХ веков, герои которых, решая конкретные вопросы собственной жизни, начинают осознавать их общий смысл, или авторы которых, рисуя конкретные ситуации и конкретных героев, открывают их универсальные смыслы и значения.

Философский роман одновременно является и романом морально-психологическим: предметом его изображения служат внутренний мир личности, вопросы нравственности, в процессе изображения происходит глубокое постижение психологии личности, главным критерием авторской оценки являются нравственные принципы.

Специфика «Преступления и наказания» как философского романа во многом определяется его полифонической природой. Теорию полифонического (многоголосого) романа Ф. М. Достоевского разработал М. М. Бахтин еще в 1920-е годы (первое издание его книги увидело свет в 1929 году), но она стала доступной и вошла в научный обиход много лет спустя (второе издание книги — 1963 год). По мысли ученого, особенностью романов Ф. М. Достоевского является «множественность самостоятельных и неслиянных голосов и сознаний, подлинная полифония полноценных голосов». Говоря о «голосе», М. М. Бахтин имеет в виду особый статус героя у Ф. М. Достоевского: герой интересует писателя не как явление действительности, с социально-типическими определенными чертами, а как «особая точка зрения на мир и на себя самого»; «Достоевскому важно не то, чем его герой является в мире, а прежде всего то, чем является для героя мир и чем является он сам для самого себя». Читая роман, мы замечаем, что мир предстает в перспективе Раскольникова: это Раскольников слушает и переживает исповедь Мармеладова, узнает из письма перипетии Дуниной судьбы, видит пьяную девочку на бульваре и т. д. Иными словами,

Ф. М. Достоевский показывает, чем мир является для героя, оскорбленного этим миром, возмущенного неправедностью его, и т. д. Более того, не Ф. М. Достоевский описывает состояние Раскольникова, а Раскольников своим «словом» и «голосом» раскрывает его: не писатель о герое, а герой о себе; он не объект, а полноправный субъект изображения.

Но у Ф. М. Достоевского каждый герой обладает своим «сознанием и самосознанием», «своей точкой зрения на мир и на себя в мире». Она есть у Мармеладова, у Катерины Ивановны, у Лужина, у Сони, у Свидригайлова, у Разумихина, у Порфирия Петровича, у Пульхерии Александровны. И все «голоса»-«сознания» этих героев не подчинены Раскольникову, а равноправны, самостоятельны и независимы от него и друг от друга.

Герой Ф. М. Достоевского — герой-идеолог, то есть человек, сливающийся со своей идеей, которая становится его страстью и определяющей чертой его личности. «Образ героя неразрывно связан с образом идеи и неотделим от него. Мы видим героя в идее и через идею, а идею видим в нем и через него». Кроме того, Ф. М. Достоевский открыл «диалогическую природу идеи», которая становится идеей только в результате диалога с другой, чужой идеей или идеями. Об идее-теории Раскольникова мы впервые узнаем из пересказа Порфирием его (Раскольникова) статьи, то есть узнаем через «чужое» утрирующее и провоцирующее сознание, вызывающее Родиона на диалог. Раскольников, в свою очередь, излагает основные положения своей теории, а его все время перебивает репликами Порфирий. Раскрываясь в диалоге разными гранями, идея по-другому предстает в диалогах Раскольникова с Соней, и еще по-иному в изложении Свидригайлова во время разговора с Дуней. В итоге во всех этих диалогах вырастает сложный, противоречивый и объемный образ идеи Раскольникова. В результате роман Ф. М. Достоевского становится не романом с идеей, а романом об идее, о ее живой жизни в умах и душах людей.

В полифоническом романе изменяется и авторская позиция по отношению к герою. В романе монологического типа, толстовском например, автор знает о герое больше, чем тот о себе, и может сказать о нем завершающее слово. В полифоническом романе вынести окончательное суждение о себе может только сам герой. В таком смысле герой полифонического романа как бы берет на себя часть авторских функций монологического романа. Автор в полифоническом романе рядом и вместе с героями, а не над ними. Все это не означает, однако, что авторская позиция в романе не выявлена. Выявлена, но только другими способами, нежели в монологическом романе: не в авторском слове (повествовании), а в структуре романа, в ее ходах.

Полифонический роман — это новая страница в истории жанра, открытая Ф. М. Достоевским и оказавшая очень большое влияние на литературу XX века.

Двухчастность названия романа — «Преступление и наказание» — отражает две неравные части, на которые он распадается: преступление и его причины — первая, а вторая и главная — действие преступления на душу преступника. Эта двухчастность проявляется и в структуре романа: из шести частей только одна, первая, посвящена преступлению, а пять остальных — духовнопсихологическому наказанию и постепенному изживанию Раскольниковым своего преступления.

scribble.su

Жанровое своеобразие романа Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»

Особенности жанра романа «Преступление и наказание»

Жанровое своеобразие этого романа Ф.М.Достоевского заключается в том, что это произведение нельзя совершенно определенно отнести к уже известным и опробованным русской литературой жанрам.

Детективные черты

Прежде всего формально роман можно отнести к жанру детектива:

  • в основе сюжета лежит преступление и его раскрытие,
  • есть преступник (Раскольников),
  • есть умный следователь, который понимает преступника, ведет его к разоблачению (Порфирий Петрович),
  • есть мотив преступления,
  • есть отвлекающие ходы (признание Миколки), улики.

Но никто из читателей и не подумает назвать «Преступление и наказание» детективом, потому что каждый понимает, что детективная основа романа лишь предлог для постановки иных задач.

Новый тип романа

Не укладывается это произведение и в рамки традиционного европейского романа.

Достоевский создал новый жанр — психологический роман.

В его основе — человек как великая тайна, в которую вместе с читателем заглядывает автор. Что руководит человеком, почему тот или иной способен на греховные поступки, что происходит с человеком, преступившим черту?

Атмосфера романа — мир униженных и оскорбленных, где нет счастливых, нет непадших. В этом мире сочетается реальность и фантастика, поэтому особое место в романе занимают сны Раскольникова, которые не так, как в традиционном романе предсказывают судьбу героя. Нет, сны главного героя отражают состояние его психики, его души после убийства старухи, проецируют действительность (сон об убийстве лошади), аккумулируют философскую теорию героя ( последний сон Родиона).

Каждый герой поставлен в ситуацию выбора.

Этот выбор давит на человека, заставляет его идти вперед, идти, не думая о последствиях, идти только для того, чтобы узнать, на что он способен, чтобы спасти другого или себя, чтобы себя погубить.

Полифоническое решение образной системы

Еще одной жанровой особенностью таких романов является полифония, многоголосие.

В романе огромное количество героев, которые ведут разговоры, произносят монологи, выкрикивают что-то из толпы — и каждый раз это не просто фраза, это философская проблема, вопрос жизни или смерти ( диалог офицера и студента, монологи Раскольникова, его диалоги с Соней, с Свидригайловым, Лужиным, Дунечкой, монолог Мармеладова).

Герои Достоевского носят в своей душе или ад или рай. Так Сонечка Мармеладова, несмотря на ужасы профессии, носит в душе рай, ее жертвенность, ее вера и спасают ее от ада жизни. Такой герой, как Раскольников, по мнению Достоевского, в уме своем подчинен дьяволу и выбирает ад, но в последний момент, когда герой заглядывает в бездну, он отшатывается от нее и идет доносить на себя. Есть в романах Достоевского и герои ада. Они давно и сознательно выбрали ад не только умом, но и сердцем. И сердца их очерствели. Таков в романе Свидригайлов.

Для героев ада один выход — смерть.

Герои типа Раскольникова всегда интеллектуально выше остальных: недаром ум Раскольникова признают все, Свидригайлов ждет от него какого-то нового слова. Но Раскольников чист сердцем, его сердце полно любви и сострадания (к девочке на бульваре, к матери и сестре, к Сонечке и ее семье).

Душа человека как основа психологического реализма

Понимание души человека не может быть однозначным, поэтому в романах Достоевского(в «Преступлении и наказании» тоже) так много недосказанного.

Раскольников несколько раз называет причину убийства, но ни он, ни другие герои не могут окончательно решить, почему он убил. Конечно, прежде всего им руководит ложная теория, подчиняя себе, искушая проверкой, заставляя поднять топор. Неясно и то, убил ли Свидригайлов свою жену или нет.

В отличие от Толстого, который сам объясняет, почему герой поступает так, а не иначе, Достоевский заставляет читателя вместе с героем переживать какие-то события, видеть сны и во всей этой повседневной сумятице непоследовательных поступков, неясных диалогов и монологов самостоятельно найти закономерность.

Огромную роль в жанре психологического романа играет описание обстановки. Общепризнанно, что само описание Петербурга соответствует настроению героев. Город становится герой повествования. Город пыльный, грязный, город преступлений и самоубийств.

Своеобразие художественного мира Достоевского в том, что его герои проходят через опасный психологический эксперимент, впуская в себя «бесов», темные силы. Но писатель верит, что в конце концов герой пробьется сквозь них к свету. Но каждый раз читатель останавливается перед этой загадкой преодоления «бесов», потому что однозначного ответа нет.

Это необъяснимое всегда остается в структуре романов писателя.

Материалы публикуются с личного разрешения автора — к.ф.н. Мазневой О.А. (см. «Наша библиотека»)

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

velikayakultura.ru