Полезные статьи

Проблема применения залога

Проблема применения залога

Библиографическая ссылка на статью:
Юнусов А.А., Хорьков А.Ю. Теоретические проблемы избрания меры пресечения в уголовном процессе России // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2014/04/6562 (дата обращения: 07.06.2018).

Актуальность применения залога в качестве меры пресечения по уголовному делу в последнее время сильно возросла. Это обусловлено сменой государственных приоритетов в уголовной политике. Инициатором гуманизации уголовного и уголовно-процессуального права стал Президент России Д.А. Медведев. Так, в 2009 году он однозначно высказался в пользу более широкого применения залога в качестве меры пресечения [1].

Во исполнение президентских инициатив законодателем был предпринят целый ряд серьезных шагов, связанных с переходом на более сдержанное применение мер принуждения в уголовном процессе. К ним относятся изменения, внесенные ФЗ от 07.04.2010 г. № 60-ФЗ в ст. 106 и 108 УПК РФ, связанные с применением залога, а также невозможностью применения меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении ряда преступлений, указанных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ.

Очевидно, что залог должен заменить в качестве наиболее строгой меры пресечения заключение под стражу при расследовании уголовных дел об экономических преступлениях. В виду однозначности запрета, изложенного в части 1.1 ст. 107 УПК РФ, на заключение под стражу обвиняемых, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности [9], альтернативу в качестве меры пресечения представляют залог и домашний арест.

Впрочем, залог должен шире применяться и по другим категориям уголовных дел, ибо до последнего времени имело место избыточное применение заключения под стражу. По словам А.Я. Петроченкова, ежегодно у нас значительное количество подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления существенно ограничиваются в праве на свободу и личную неприкосновенность посредством применения к ним такой меры пресечения как заключение под стражей[2]. В то время как залог применяется редко. Так суды ежегодно рассматривают не более 650-700 ходатайств об избрании меры пресечения в виде залога, и примерно 83-88% из них удовлетворяют[2]. Эта мера пресечения в 2009 году судами избиралась не часто – судами рассмотрено 674 ходатайства об избрании залога. Залог был избран на стадии расследования 1225 лицам, на стадии судебного рассмотрения – 130 лицам. Главной причиной такого положения дел являлось недостаточное правовое регулирование залога [2].

Новая редакция статьи 106 УПК РФ, безусловно, способствует более широкому применению этой меры пресечения в ходе расследования. Что уже наблюдается в ряде регионов России [8].

Эффективность залога состоит в использовании имущественной заинтеpесованности самого обвиняемого, залогодателя в достижении целей данной меры пресечения. Как следует из ч. 1 ст. 106 УПК РФ, залог напpавлен на (1) обеспечение явки обвиняемого (подозреваемого) по вызовам органа, ведущего уголовное дело, (2) предупреждение совершения обвиняемым (подозреваемым) новых преступлений. Однако считать залог средством, обеспечивающим возмещение вреда, причиненного преступлением, совершенно неправильно. В целом институт мер пресечения, и в частности, залог, с решением такого рода вопросов не связан. Хотя, безусловно, что данная мера пресечения экономична и удобна для государства, поскольку позволяет освободиться от расходов по содержанию следственно арестованных в местах предварительного содержания.

С личным поручительством залог роднит то, что эти меры пресечения подразумевают согласие обвиняемого на избрание такой меры пресечения. В этом моменте мы также усматриваем плюс, поскольку согласительные процедуры укрепляют демократичность нашего уголовного процесса и в какой-то мере, наверное, способствуют достижению согласия сторон и по другим моментам уголовно-правового спора.

Вопpос о наличии оснований и условий, тpебуемых законом для избpания меры пресечения в виде залога, предварительно pешает следователь. Для этого он должен установить целый ряд обстоятельств и совершить ряд процессуальных действий.

В соответствии с частью 1 ст. 106 УПК РФ орган предварительного расследования в ходе переговоров со стороной защиты, залогодателем вправе согласиться относительно самой возможности избрания данной меры пресечения, предмета, размера залога, условий внесения денег в качестве залога на депозит органа дознания или органа предварительного следствия или передаче в качестве залога иного имущества.

Переговоры сторон относительно возможности применения данной меры пресечения законом не регламентированы. Инициатива такого рода может исходить от обвиняемого, его защитника в форме заявления соответствующего ходатайства перед следователем, дознавателем, так и от самого следователя. Если следователь не считает возможным применение данной меры пресечения, он отказывает в удовлетворении ходатайства стороны защиты, согласие выражается в вынесении постановления о возбуждении ходатайства перед судом об избрании данной меры пресечения. Для обвиняемого, защитника, не согласного с постановлением следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о применении залога в качестве меры пресечения (но также суммы залога или предмета залога) оптимальным является вариант обратиться с аналогичным ходатайством в ходе разрешения судом вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста).

Очевидно, что один из самых главных вопросов – вопрос о размере и виде залога разрешается следователем по договоренности со стороной защиты. При этом следователь в своей позиции должен исходить в первую очередь из положений части 3 ст. 106 УПК РФ, но также учитывать характер совершенного преступления, данные о личности подозреваемого, обвиняемого и залогодателя, в том числе их имущественного положения, поведение обвиняемого в ходе расследования, размер пpичиненного пpеступлением ущеpба, другие обстоятельства по делу, в частности, возможность применения домашнего ареста.

Все виды движимого имущества, кроме денег, выступающие предметом залога, передаются в соответствующий орган предварительного расследования. Деньги должны быть внесены залогодателем на депозитный счет органа предварительного расследования (части 1 и 5 ст. 106 УПК РФ).

Вопрос о предмете залога в известной степени остается открытым, хотя в научной печати делались попытки ответить на него [3, с. 50]. Нам не известны случаи, когда бы в качестве предмета залога выступало недвижимое имущество. Совершенно, очевидно, что это, скорее всего, декларативная мера, которая не реализуема на практике. Так, в Нижегородской области вид установленного залога всегда устанавливался в денежной сумме, а его размер варьируется от 500 тыс. до 1 млн. рублей.

Если тpебуется пpовеpка заявленной ценности объектов залога по решению следователя привлекается специалист, который проводит оценку. Оплата тpуда специалиста производится за счет залогодателя.

Согласно ч. 5 ст. 106 УПК РФ о принятии залога органом предварительного расследования, в производстве которого находится уголовное дело, составляется протокол, копия которого вручается залогодателю или обвиняемому, подозреваемому.

Пpотокол принятия залога составляется по правилам, установленным статьями 166, 167 УПК РФ, в нем должны быть отражены все юридически значимые действия и обстоятельства, связанные с передачей и принятием предмета залога. Протокол подписывают участники данной процедуры, включая залогодателя, обвиняемого, специалиста (если участвовал), переводчика и пр.; участия понятых не требуется.

Согласно ч. 6 ст. 106 УПК если залог вносится лицом, не являющимся подозреваемым либо обвиняемым, то ему разъясняются существо подозрения, обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, и связанные с ней обязательства и последствия их нарушения. Залогодателю, обвиняемому должны быть разъяснены сущность и цели данной меры пресечения, правовые последствия применения данной меры пресечения. Об этом делается запись в протоколе.

Залогодатель несет ответственность за выполнение специальных целей [15] данной меры пресечения в пределах залоговой массы. В отличие от поpучителя залогодатель не может отказаться от принятых на себя обязательств и потребовать обратно залог: если обвиняемый ведет себя хоpошо, то у него нет оснований тpебовать залог обpатно, если уклоняется от следствия или суда, совершает новое преступление, тогда залог обpащается в доход госудаpства; имущественная ответственность залогодателя является виновной [3, с.50].

Обвиняемый должен быть пpедупpежден о возможности пpименения более стpогой меры пресечения в случае нарушения подлежащей избранию меры пресечения в виде залога, а также об обращении самого залога в доход государства.

Следователь, дознаватель вправе получить данные о личности залогодателя и хаpактеpе его взаимоотношений с обвиняемым. Залогодатель обязан, если от него этого потребуют, раскрыть источники происхождения имущества, передаваемого в залог, отсутствие правовых обременений у залогового имущества.

Согласно ч. 2 ст. 106 УПК РФ избрание меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства, осуществляется в соответствии со ст. 108 УПК РФ. Так что порядок возбуждения ходатайства перед судом об избрании меры пресечения в виде залога регулируется частями 3 и 4 ст. 108 УПК РФ [10, с. 168].

Следователь выносит постановление о возбуждении ходатайства перед судом об избрании меры пресечения в виде залога, получает согласие руководителя следственного органа и направляет материалы ходатайства в суд по месту ведения следствия [11, с.167] . Дознаватель составляет аналогичное постановление, согласие на которое дает прокурор, и направляет материалы в суд по месту ведения дознания [13, с 130.]. В постановлении указывается вид и размер предполагаемого залога, данные о личности залогодателя, мотивы избpания данной меры пресечения.

Одним из вопросов, подлежащих выяснению следователем при принятии решения о возбуждении ходатайства перед судом об избрании меры пресечения в виде залога является установление причастности лица к совершенному преступлению. Согласно п. 2 Постановления ПВС РФ от 29 октября 2009 г. № 22 для решения вопроса о возможности применения меры пресечения судам надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, в том числе указанных в ст. 91 УПК РФ [4]. На это же обстоятельство указывается и в п. 10 указанного постановления, согласно которым к ходатайству о применении меры пресечения в виде заключения под стражу следует прилагать материалы, свидетельствующие о причастности лица к преступлению. Очевидно, что аналогия между заключением под стражу и залогом в этом отношении должна быть: следователь должен убедить суд, что мера пресечения применяется к лицу, обоснованно привлеченному к уголовному преследованию в качестве подозреваемого или обвиняемого. В частности, суд оценивает наличие оснований, предусмотренных ст. 100 УПК РФ, для применения меры пресечения до предъявления обвинения и соблюдения порядка её применения; законности и обоснованности уведомления лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ; соблюдение порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ, а также убедиться в достаточных данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему подозреваемого [5].

Если имеются данные о том, что обвиняемый будет пpепятствовать установлению истины по делу, скроется от органов предварительного расследования, суда, будет пpодолжать пpеступную деятельность[12], не опасаясь утраты залога, то данная мера пресечения не может быть пpименена.

Постановление следователя должно быть согласовано с руководителем следственного органа перед направлением материалов в суд для решения вопроса о применении меры пресечения в виде залога. Вместе с тем, следователю необходимо согласовать свою позицию и с надзирающим прокурором относительно истребуемой перед судом меры пресечения, в том числе вида и размера предполагаемого залога, а также других существенных моментов. Позиция в суде у органов следствия и прокуратуры должна быть консолидированной.

Следователь в суде, как правило, поддерживает свое ходатайство, если к моменту его рассмотрения в судебном заседании существенно не изменяются обстоятельства. Такого рода случаи имеют место. Однако до последнего времени наблюдалось только изменение позиции следствия в виде отказа от поддержания ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и возбуждении ходатайства об избрани залога. В качестве примера можно привести случай, когда постановлением Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 04 января 2010 года отказано в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении обвиняемого Абушова Г.Б.о. меры пресечения в виде заключения под стражу, обвиняемому избран залог в размере 1 500 000 рублей. В постановлении суда указано, что в судебном заседании следователь по особо важным делам отдела по расследованию ОВД СУ СК при прокуратуре РФ по Нижегородской области ходатайство об избрании Абушову Г.Б.о. меры пресечения в виде заключения под стражу не поддержал, суду представил письменное заявление, в котором указал, что считает целесообразным избрать обвиняемому меру пресечения в виде залога в размере не менее 1000 000 рублей, ссылаясь, что данная позиция согласована с руководством. Кроме того, свою позицию мотивировал тем, что круг лиц, причастных к совершению преступления установлен, Абушову Г.Б. о предъявлено обвинение, свою вину он признал и выразил согласие сотрудничать со следствием [6]. Закон предполагает возможность в рамках заявленного ходатайства переход следствия на другую позицию относительно меры пресечения только при соблюдении запрета на поворот к худшему положения обвиняемого.

В виду того, что вопрос об избрании данной меры пресечения разрешается судом, с учетом мнения сторон, позиции прокурора, пояснений залогодателя, следует сделать вывод о том, что следователь, дознаватель могут только предложить вид и размер залога, но не определять их в окончательном виде. Окончательное решение этих вопросов за судом. Суд может вынести постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя, дознавателя об избрании данной меры пресечения, если не усмотрит оснований (ст. 97 УПК) или других обстоятельств (ст. 99 УПК), достаточных для избрания залога. В таком случае у следователя, дознавателя возникает обязанность возвратить залог залогодателю в полном объеме. Очевидно, что на это должно быть указано в постановлении судьи.

Данная мера пресечения продолжает действовать на всем протяжении предварительного расследования и нахождения уголовного дела у прокурора с обвинительным заключением. Контроль за ее выполнением осуществляется органом следствия и прокурором.

В соответствии с ч. 9 ст. 106 УПК РФ в случае нарушения подозреваемым либо обвиняемым обязательств, связанных с внесенным залогом, залог обращается в доход государства по судебному решению, выносимому в соответствии со ст. 118 УПК РФ. Ненадлежащее поведение обвиняемого, влекущее за собой обpащение залога в доход госудаpства, может выpажаться в уклонении от явки по вызову следователя (суда), в совершении новых преступлений. Кроме того, основаниями для обращения залога в доход государство будут данные о совершении обвиняемым иных действий, препятствующих производству по делу, которые приведены в ч. 1 ст. 97 УПК РФ. Если соответствующее нарушение допущено в ходе досудебного производства, то дознаватель, следователь, установив обстоятельства нарушения, составляет протокол о нарушении. В пpотоколе следователь указывает, когда, кем, по какому делу этот документ составлен, излагает обстоятельства, подтвеpждающие факты уклонения обвиняемого от явки, совершение противоправных деяний и фоpмулиpует вывод о необходимости обpащения залога в доход госудаpства. Пpотокол напpавляется в районный суд, к подсудности котоpого относится данное дело. Согласно ст. 118 УПК РФ протокол подлежит рассмотрению судьей в течение 5 суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызываются лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола. Производство осуществляется по правилам, изложенным в статьях 108, 125 УПК. По результатам рассмотрения протокола судья выносит постановление об обращении залога в доход государства. Копия постановления направляется лицу, составившему протокол, и залогодателю. Решение суда об обращении залога в доход государства или об отказе в удовлетворения требования стороны обвинения об обращении залога в доход государства может быть обжаловано сторонами в кассационном порядке. Залогодатель впpаве пpедьявить гpажданский иск к обвиняемому, по вине котоpого залог был обpащен в доход госудаpства, но только в поpядке гражданского судопроизводства.

После напpавления следователем в суд пpотокола о факте уклонения обвиняемого от явки по вызову или совершения иного неправомерного действия, необходимо принять решение об избрании новой меры пресечения. Очевидно, речь должна идти о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнем аресте.

При прекращении уголовного дела следователем, дознавателем, залог возвращается залогодателю, о чем указывается в постановлении о прекращении уголовного дела. Возвращение предмета залога залогодателю подлежит протоколированию.

human.snauka.ru

Проблемы реализации обвиняемым прав при применении залога (Эсендиров М.В.)

Дата размещения статьи: 25.04.2016

Залог — мера пресечения, отличающаяся от других своей природой, поскольку связана с имущественными правоотношениями. В первоначальной редакции данная мера была экзотической и практически не применялась. Многочисленные пробелы в ее текстуальном содержании были тому весомой причиной. С принятием Федерального закона от 7 апреля 2010 г. N 60-ФЗ редакция ст. 106 УПК РФ значительно изменилась. Согласно ей залог состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства — в суд недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций в целях обеспечения явки подозреваемого либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений. Залог может быть избран в любой момент производства по уголовному делу.
Безусловно, новая редакция ст. 106 УПК РФ расширила права обвиняемого. Изменилась регламентация видов залога. Сегодня залогом может быть в том числе и недвижимое имущество, и движимое имущество в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций. Конкретизированы порядок и сроки предоставления залога. Установлены минимальные границы залога. Авторы сборника научных статей под редакцией И.Б. Михайловской со ссылкой на публикацию Д. Романова отмечают: «В Шотландии, где проживает немногим более 5 млн человек, в период с 2008 по 2009 г. под залог освободились 58300 задержанных (у нас же за полтора года с 2008 г. по I полугодие 2009 г. — 2068 человек); в австралийском штате Новый Южный Уэльс (население 7 млн) только за 2008 г. под залог отпущены 36800 человек» . Позитивные изменения в уголовно-процессуальном законодательстве создали условия для более активного применения залога, тем самым позволили снизить количество применяемых мер пресечения в виде заключения под стражу.
———————————
Романов Д. Сколько стоит выйти под залог в России и где это проще сделать. URL: http://www.pravo.ru/review/view/46251.
Уголовно-процессуальное законодательство РФ 2001 — 2011 гг.: Сборник научных статей / Л.Б. Алексеева, Г.Н. Ветрова, Л.М. Карнозова и др.; под ред. И.Б. Михайловской. М.: Проспект, 2012. С. 44.

Есть все основания согласиться с мнением Т.И. Шаповаловой, исследовавшей правовую природу и значение залога и выявившей положительные моменты, связанные с применением залога .
———————————
Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 14.

Главный аргумент, характеризующий залог как меру пресечения, альтернативную заключению под стражу, и позволяющий максимально соблюсти права лица, на наш взгляд, это то, что лицо остается свободным в вопросе передвижения и общения. То есть ограничения, связанные с исполнением этой меры пресечения, в значительной степени меньше тех, которые обусловлены такими мерами, как подписка о невыезде и надлежащем поведении, домашний арест и заключение под стражу.
Рассмотрим, какими правами обладает обвиняемый при избрании меры пресечения в виде залога. Обвиняемый вправе: ходатайствовать в любой момент производства по уголовному делу о применении залога; внести залог самостоятельно или воспользоваться помощью другого физического или юридического лица, выразившего согласие сделать это за него; предоставить в залог недвижимое имущество и движимое имущество в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций; участвовать при рассмотрении судом его ходатайства об избрании меры пресечения в виде залога (в развитие сказанного приведем цитату из текста Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. N 41: «Исследование судом фактических и правовых оснований для избрания залога должно осуществляться в условиях состязательности и равноправия сторон с обеспечением подозреваемому, обвиняемому возможности довести до суда свою позицию, в частности о виде и размере залога» . Заметим, что вопросы избрания и применения залога отнесены к исключительной компетенции суда); рассчитывать на учет судом при избрании меры пресечения в виде залога характера совершенного преступления, данных о личности подозреваемого либо обвиняемого и имущественного положения залогодателя; получить внесенное в качестве залога движимое или недвижимое имущество при постановлении приговора или вынесении определения либо постановления о прекращении уголовного дела. Данное право в равной мере соотносится и с правом третьего лица — залогодателя.
———————————
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. N 2. Февр.

Говоря о праве возвращения залога залогодателю, отметим, что в практике судов случаются ошибки, исправить которые позволяет право обвиняемого (в дальнейшем — подсудимого) обжаловать судебные решения.
Анализ правового положения обвиняемого при избрании в отношении него залога позволяет высказать следующие соображения. Законодатель обязал при избрании меры пресечения в виде залога учитывать такие обстоятельства, как характер совершенного преступления, данные о личности подозреваемого или обвиняемого, имущественное положение залогодателя (ч. 3 ст. 106 УПК РФ), а также при определении минимальной суммы залога установил в качестве критерия тяжесть преступления. Так, по уголовным делам небольшой или средней тяжести размер залога не может быть менее пятидесяти тысяч рублей; по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — менее пятисот тысяч рублей. Однако следует признать, что население имеет различный доход и разное материальное положение. Для кого-то сумма в тридцать тысяч рублей будет немалой . В таком случае невозможность предоставить залог в сумме не меньшей, чем указанная в законе минимальная граница, приведет к снижению применения данной меры пресечения и вновь увеличит количество применяемых мер в виде заключения под стражу. Представляется, правы те авторы, которые обращают внимание на то, что залог должен быть посильным для залогодателя и сумма залога должна быть достаточной для того, чтобы залог мог выполнить свою функцию гарантии надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого) и выполнения им обязанности являться по вызовам дознавателя, следователя и суда . Эту мысль поддерживает И.Б. Михайловская, говоря о том, что определение суммы залога в каждом конкретном случае должно производиться судом индивидуально с учетом заданных законодателем критериев без жесткой ее привязки к минимальному размеру . Полагаем, что ч. 3. ст. 106 УПК РФ после слов «менее пятисот тысяч рублей» следует дополнить новым предложением следующего содержания: «С учетом имущественного положения залогодателя по усмотрению суда указанные минимальные размеры залога могут быть снижены».
———————————
Данные о среднедушевых денежных доходах населения по Российской Федерации в 2010 г. составили 18950,8 руб.; в 2011 г. — 20754,9; в III квартале 2012 г. — 22729,9 руб. URL: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d04/284.htm.
Капинус Н.И. Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе: Монография. М., 2007. С. 333 — 334; Мельников В.Ю. К некоторым вопросам применения залога как меры пресечения в уголовном процессе [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/.
Уголовно-процессуальное законодательство РФ 2001 — 2011 гг.: Сборник научных статей / Л.Б. Алексеева, Г.Н. Ветрова, Л.М. Карнозова и др.; под ред. И.Б. Михайловской. М.: Проспект, 2012. С. 46.

В подтверждение сказанного приведем статистические данные: судами общей юрисдикции Российской Федерации в 2013 г. рассмотрено ходатайств об избрании в качестве меры пресечения залога — 238, из них удовлетворено 198, т.е. 83,2%; в 2012 г. рассмотрено 325 ходатайств об избрании меры пресечения в виде залога, из которых 267, или 82%, удовлетворено; в 2011 г. рассмотрено 491 ходатайство, из которых 438, или 89%, удовлетворено; в 2010 г. рассмотрено 764 ходатайства об избрании меры пресечения в виде залога, из которых 629, или 82%, удовлетворено . Таким образом, можно говорить о том, что в процентном соотношении удовлетворение ходатайств о залоге остается примерно в одинаковых пределах, вместе с тем внесенные в ст. 106 УПК РФ изменения, с одной стороны, позволяют более широко применять залог, с другой стороны, ограничивают его применение из-за имеющихся в ч. 3 ст. 106 УПК РФ минимальных границ залога.
———————————
URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79.

Предлагая в каждом конкретном случае исследовать финансовые возможности залогодателя для определения суммы залога, мы всецело согласны с замечанием и предложением, высказанным А.В. Гриненко и Е.У. Латыповой, которые, говоря о том, что определение суммы залога лишь в зависимости от тяжести преступлений не в полной мере отвечает его предназначению, отмечают следующее: «Преступления в сфере экономической деятельности в большинстве случаев не являются тяжкими и особо тяжкими, тогда как в качестве наказаний за их совершение предусмотрены весьма значительные штрафы. В этой связи ст. 106 УПК РФ следует дополнить правилом, согласно которому по уголовным делам о преступлениях, за совершение которых в качестве наказания применяется штраф, сумма залога в любом случае не может быть менее чем максимально возможная сумма штрафа» .
———————————
Гриненко А.В., Латыпова Е.У. Институт залога в уголовно-процессуальном и финансовом праве: общие черты и особенности // Международное уголовное право и международная юстиция. 2013. N 4. С. 6 — 9.

Второй момент, касающийся прав обвиняемого при избрании залога в качестве меры пресечения, — это вид залога. Как уже говорилось, в качестве залога теперь может быть принято недвижимое и движимое имущество в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций. Однако в указанном перечне не упоминается о транспортных средствах (автомобили, яхты, самолеты). Вместе с тем наличие таковых у обвиняемых позволило бы им в большем количестве случаев ходатайствовать об избрании в отношении них залога. Действительно, с транспортными средствами могут возникнуть трудности в обеспечении их хранения. Однако, как представляется, эта проблема могла бы быть разрешена посредством издания соответствующего постановления Правительства или внесения дополнений в Постановление Правительства РФ от 13 июля 2011 г. N 569 «Об утверждении Положения об оценке, содержании предмета залога по уголовному делу, управлении им и обеспечении его сохранности», подробно регламентирующих предмет и процедуру приема и передачи в залог транспортных средств.
В этой связи считаем, что в целях обеспечения прав обвиняемого (подозреваемого) целесообразно ч. 1 ст. 106 УПК РФ после слов «облигаций» дополнить словами «транспортных средств».
Обращает на себя внимание и ч. 10 ст. 106 УПК РФ, в которой законодатель, устанавливая правила возвращения залога залогодателю, упоминает, наряду с приговором, лишь о прекращении уголовного дела. Вместе с тем в отношении обвиняемого может быть прекращено уголовное преследование, что также послужит основанием возвращения принятого залога. В этой связи представляется целесообразным в ч. 10 ст. 106 УПК РФ учесть такое основание возврата залога, как прекращение уголовного преследования, тем самым будут максимально соблюдены права подозреваемого или обвиняемого.
Подводя итог изложенному, заметим, что институт залога значительно усовершенствован, между тем существует необходимость в дальнейшей его адаптации к реалиям, возникающим в ходе производства по уголовным делам. Не претендуя на бесспорность изложенных нами предложений, полагаем, что они могли бы служить предметом дискуссии, в ходе которой, возможно, были бы получены не менее интересные предложения, направленные на совершенствование института прав обвиняемого в целом и при применении мер пресечения в частности.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Проблемы применения залога в уголовном процессе *

Максимова Е.Ю., Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации.

В работе представлен анализ правовых норм, регулирующих применение залога в уголовном процессе в его историческом развитии, отражены проблемы применения и пути их решения. Оценены достоинства и недостатки данной меры пресечения. Нашли выражение различные точки зрения ученых и практиков.

Ключевые слова: уголовный процесс, залог, следователь, прокурор, суд, реформа 1864 г., реформы Президента РФ по экономическим преступлениям, Европейский суд по правам человека.

The work presents analysis of legal norms regulating application of pledge in criminal procedure in its historical development, reflects the problems of application and ways of solution there of. The author evaluates the advantages and disadvantages of this measure of restraint, describes viewpoints of scholars and lawyers.

Key words: criminal procedure, pledge, investigator, procurator, court, reform of 1864, reforms of the President of the RF on economic crimes, European Court of Human Rights.

Современная уголовная политика государства развивается в направлении решения проблем, связанных с содержанием человека в заключении. Как показала практика, из мест лишения свободы осужденные выходят более адаптированными к преступному миру, профессионально подготовленными к обращению в криминальной среде, тридцать процентов становятся рецидивистами — все это известно как доказанный факт. Ограничение свободы, активно вводящееся в действие, позволяет достичь целей наказания без помещения преступника в машину традиционной уголовно-исправительной системы. Ведется работа по изучению зарубежного опыта альтернативных наказаний.

URL: http:// www.mvd.ru/ stats/ 10000231/.

Наметились тенденции изменений и в уголовном процессе. Количество людей, побывавших в качестве подозреваемых и обвиняемых, для которых выбрано заключение под стражу, достаточно велико. Далеко не все признаются судом виновными. Но как возместить людям моральные и физические страдания, отстранение от привычной жизни, негативное отношение на работе к ни в чем не повинному человеку? Очевидно, что содержание под стражей сокращает возможности для подготовки защиты в уголовном деле, изматывает обвиняемого, делает его более сговорчивым и готовым идти на сделки со следствием. Это значительно упрощает работу следователя, прокурора и даже в определенной степени судьи. Кроме того, обвиняемый всегда «под рукой» для совершения процессуальных действий.

Семь мер пресечения, указанных в Уголовно-процессуальном кодексе, в современной России используются не в полную силу. В настоящее время по распространенности применения залог находится на третьем месте после подписки о невыезде и заключения под стражу, однако разрыв между первыми двумя и последней мерой пресечения огромен. Во многих европейских странах и в США данная мера пресечения применяется в широких масштабах, являясь альтернативой заключению под стражу, чего нельзя сказать о России. В 2008 г. залог избирался 1200 раз, в то время как заключение под стражу — 207500 раз, т.е. почти в двести раз чаще . Оправданна ли такая жестокость со стороны государства? Далеко не всегда. Полагаю, множество вопросов было бы снято более действенным применением залога в уголовном процессе. На это указал и Президент Д.А. Медведев, внося предложение о внесении изменений в УПК, касающихся применения залога по экономическим преступлениям. Трезво стоит взглянуть на проблемы, препятствующие работе норм, выяснить, с чем связана нераспространенность практики применения залога, проследить этапы развития на протяжении российской истории, обратиться к зарубежному законодательству, сравнить нормативные положения уголовного процесса с институтом залога в гражданском праве и попытаться найти полезные связи отраслей права.

В чем состоят достоинства залога и преимущества перед остальными мерами пресечения, каковы недостатки? Однозначна мысль о том, что залог не лишает человека личной свободы, а общество — рабочей силы, государство не расходует бюджетные средства на содержание обвиняемых и подозреваемых. Разгружаются следственные изоляторы. Семьи не лишаются кормильцев, а дети — родителей. Человек не подвергается личностной деформации. С другой стороны, он не лишает обвиняемого или подозреваемого физической возможности скрыться либо иным образом уклониться от органов расследования и суда, связывая его свободу действий лишь угрозой имущественных потерь. Таким образом, данная мера пресечения рассчитана на создание достаточно сильного эгоистического мотива к неуклонению от явки и тем самым к сохранению в неприкосновенности имущественных прав и интересов, что следует учитывать при анализе данной нормы.

Впервые в России залог появился в системе уголовного процесса после реформы 1864 г. Устав уголовного судопроизводства считал его самой строгой мерой пресечения после заключения под стражу. В предмет включалось движимое имущество, а сумма залога не была меньше причиненного ущерба потерпевшему и в случае уклонения обвиняемого от следствия и суда обращалась на возмещение ущерба и на устройство мест заключения; малоимущим он был не под силу. Сумма залога не определялась в Уставе и была в каждом случае различной. Несмотря на многочисленные споры по поводу необходимости применения залога, его сущность не изменилась и после революции. Основы уголовного судопроизводства и кодексы почти с точностью повторяли старые нормы. Из советского законодательства залог исчез всего на два года — с 1958 по 1960 г., но, рассматривая его фактическое применение, не приходится говорить о популярности этой меры и в другие периоды . Таким образом, зародившись в эпоху бурного становления юридической мысли, залог в уголовном процессе не всегда соответствовал потребностям и духу времени. Но и в постсоветский период норма не нашла широкого применения, что ясно доказывает необходимость ее изменения. Одна из главных причин непопулярности — неопределенность, расплывчатость данного института в законе, неразработанность научной проблемы.

Шаповалова Т.И. Залог как мера пресечения в уголовном процессе и его применение следователями органов внутренних дел: Дис. СПб., 2001.

Во-первых, нормы современного УПК не позволяют установить размер залога. Лицо, избравшее данную меру пресечения, должно решать, какой суммой или иными ценностями может располагать залогодатель, чтобы она не ставила его в трудное материальное положение и одновременно могла служить гарантом надлежащего поведения. При этом учитываются такие факторы, как характер совершенного преступления, данные о личности и имущественном положении. Специальные цели данной меры состоят в том, чтобы подозреваемый или обвиняемый «являлся по вызову к следователю, дознавателю и в суд», в предупреждении новых преступлений. В ст. 97 УПК указывается на общие основания применения мер пресечения. Таким образом, сумма должна быть существенной, чтобы удержать человека от нежелательных для правоохранительных органов действий или бездействия. Полагаю, что сумма залога должна быть не меньше размера причиненного ущерба в случае, если в отношении обвиняемого, подозреваемого подан гражданский иск в уголовном процессе. Во многих странах эта практика существует, более того, включаются и судебные издержки (Польша, Франция). Мнения ученых разделились: ведь цель залога, говорят одни, в обеспечении надлежащего поведения. Но залог вообще как таковой — вид обеспечения обязательств, и его историческое происхождение связано именно с этим. Гражданские отношения в уголовном процессе несут оттенок публичности. Поэтому руководствоваться таким уровнем считаю вполне объективным, как и некоторые ученые . Но как определить конкретную цифру, нужна ли здесь формула, или суд в каждом конкретном случае, как сейчас, должен определять размер залога?

Богданчиков С.В. Институт залога в российском уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2009. N 4.

В научной литературе предлагается поставить его в зависимость от прожиточного минимума, минимального размера оплаты труда, штрафа или установить пропорционально количеству лет лишения свободы. В УПК 1960 г. ограничения по минимальному размеру устанавливались в сто МРОТ. Однако до сих пор нет определенного мнения на этот счет. Полагаю, дело в том, что слишком велики имущественные разрывы между гражданами страны. Как установить размер, если для одного он покажется дневным расходом, а для другого — источником существования в течение года? Поэтому формулы не помогут категорически. А если суммы разные, можно ли говорить о равенстве всех перед законом и судом?

Полагаю, что при расчете размера залога необходимо руководствоваться уровнем доходов подозреваемого или обвиняемого, а также оценкой стоимости его имущества. Сумма залога в таком случае могла бы составлять 15 процентов при преступлении небольшой тяжести и 30 процентов при преступлении средней тяжести по налоговым декларациям. Залог по преступлениям иной категории устанавливать нецелесообразно, здесь более эффективным с точки зрения целей мер пресечения будет заключение под стражу. Однако судебная практика не всегда идет по такому пути. По уголовному делу подсудимый обвинялся в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений; незаконном приобретении и сбыте официальных документов; организации покушения на убийство группой лиц по предварительному сговору; незаконном приобретении, хранении, ношении, перевозке и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов. Заключение под стражу было заменено залогом. В кассационной жалобе потерпевшие просили отменить постановление об изменении меры пресечения, ссылаясь на общественную опасность преступлений. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не нашла оснований для удовлетворения этой жалобы . Получила отражение в научной литературе точка зрения о том, что не стоит также применять залог в отношении лиц, совершивших преступления против жизни и здоровья .

Кассационное Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2005 г., дело N 66-о05-36. URL: http:// www.zakoninform.ru/ index.php/ archives/31.
Никульшина О.Г. Залог (некоторые гражданско-правовые и уголовно-правовые аспекты) // Нотариус. 2005. N 4.

Во-вторых, стоит подчеркнуть значение предмета залога. По современному процессуальному кодексу в него могут включаться деньги, ценные бумаги и иные ценности. На практике залог в уголовном процессе отождествляется с конкретной денежной суммой. Хотя, обращаясь к гражданскому законодательству, находим, что предметом может быть «всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом».

Представляется, что проблема четкого определения предмета залога может быть решена посредством включения в закон четкого перечня видов имущества, допускаемого в качестве предмета уголовно-процессуального залога. В данный перечень могут войти: деньги, ценные бумаги, иностранная валюта, недвижимое имущество, принадлежащие залогодателю на праве частной собственности и ничем не обремененные. Почему недвижимость? Сделки с таким имуществом подлежат государственной регистрации, и их легко отследить. Имущественные права в качестве залога в уголовном процессе использовать не стоит, поскольку право, пусть и имеющее материальное содержание, все же не имеет материальной формы. Мысль о включении в перечень недвижимого имущества высказывал и Президент.

Залог может быть избран в любой момент производства по делу, и в том числе залогом может быть заменена другая ранее избранная мера пресечения (заключение под стражу, домашний арест). О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю. Но не всегда залогодатель — подозреваемый или обвиняемый. Закон указывает лишь на «иное физическое или юридическое лицо». Ему разъясняются существо подозрения или обвинения, в связи с которым избирается данная мера пресечения, а также связанные с ней обязательства и последствия их невыполнения или нарушения. В этом случае залог обращается в доход государства по судебному решению. Уголовно-процессуальный кодекс, очевидно, подразумевает граждан, способных распоряжаться своим имуществом. Скользкая ситуация с юридическими лицами, которые имеют право внести залог. Отношения залогодателя с лицом, в отношении которого вносится залог, как правило, строятся на личном доверии. Это и позволяет достижению целей этой меры пресечения. Юридическое лицо в случае потери денежных средств вырывается из хозяйственного оборота, для него процесс возвращения денег затруднен. Кроме того, здесь может возникнуть много мошеннических схем, способствующих отмыванию денег. Поэтому, на мой взгляд, в качестве залогодателей нужно оставить полноценных субъектов уголовного права — физических лиц.

Есть еще определенные моменты, которые стоит отметить. Считаю, при определении размера залога следователь, дознаватель, прокурор, суд должны учитывать оперативную информацию и иные данные, относящиеся к подозреваемому или обвиняемому. Ведь если существуют основания полагать, что обвиняемый или подозреваемый является членом организованной преступной группы, данную меру следует применять осторожно. Некоторые ученые считают, что в этом случае она не должна избираться . Однако она дает возможность для того, чтобы проследить за поведением подозреваемого или обвиняемого, выйти на соучастников.

Сама процедура выбора и реализации данной меры наталкивается на определенные сложности в сроках. При избрании заключения под стражу таких преград нет, механизм четко отлажен. УПК РФ не устанавливает сроков, в течение которых необходимо внести залог, и соответственно не предусматривает никакой ответственности залогодателя за их нарушение. Исключением является лишь ситуация, когда внесение залога применяется вместо ранее избранных мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста. Тогда подозреваемый или обвиняемый остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен судом, избравшим эту меру пресечения. Аналогичные вопросы, касающиеся применения залога, избираемого в качестве меры пресечения в отношении задержанного, в УПК РФ не разрешены. Представляется, что в данной ситуации судья в определении об избрании в отношении задержанного меры пресечения в виде залога должен указать, что подозреваемый остается под стражей до внесения на депозитный счет суда залога, но не более чем на 72 часа. Фактически речь идет о продлении срока задержания, которое предусмотрено п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ. Если в этот период залог не поступит на депозитный счет суда, то следователь вправе ходатайствовать перед судом об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста .

Химичева О.В., Плоткина Ю.Б. О некоторых проблемах применения залога на досудебном производстве по уголовным делам // Российский следователь. 2008. N 11.

Большинство адвокатов считают, что залог в России должен получить более широкое применение. Его достоинства очевидны. Однако для этого необходимо немного скорректировать ст. 106 УПК. Президент высказался об активном внедрении данной меры пресечения по экономическим преступлениям, однако, на мой взгляд, она может быть целесообразной по более широкому кругу дел. Он предложил установить высокий минимальный размер залога для подследственных — от 500 тысяч рублей за совершение достаточно серьезных действий и минимальный размер залога от 100 тысяч рублей при преступлениях небольшой тяжести, принимать в залог, помимо денег и ценных бумаг, недвижимое имущество.

Применять любую меру пресечения следует грамотно, т.е. с учетом тяжести совершенного преступления, нанесенного им материального ущерба, других обстоятельств дела, дифференцированного подхода к личности преступника. В отличие от залога заключение под стражу может с большей вероятностью гарантировать, что обвиняемый или подозреваемый не скроется. Никакая другая обеспечительная мера таких гарантий не дает. Интересна в этом ключе позиция Европейского суда по правам человека, который, анализируя не только интересы правосудия, но и частный интерес лица, подвергнутого уголовному преследованию, старается найти между ними оптимальный баланс. Он исходит из того, что свобода является естественным состоянием и любое ограничение ее должно быть оправдано серьезным публичным интересом. Ограничение свободы должно применяться только тогда, когда никакие другие меры не действуют, оно должно быть исключением, а не правилом . В связи с этим активное внедрение залога в российскую практику поможет избавиться от многих проблем уголовной системы и сохранить личную свободу человека.

Диков Г. Право на освобождение обвиняемого под залог (в свете практики ЕСПЧ) // Адвокатская практика. 2009. N 3.

wiselawyer.ru