Полезные статьи

Пример мирного разрешения международных споров

Принцип мирного разрешения международных споров. Становление принципа и его юридическое содержание. Понятие международного спора и ситуации. Примеры

Принцип мирного разрешения международных споров – функциональный принцип (метод, способы и механизмы, обеспечивающие мирное сотрудничество государств во всех областях).

Развитие данного принципа (включен в Гаагскую конвенцию 1907, Парижский договор 1928, Устав ООН; развивается через нормы деклараций и резолюций ООН, региональных организаций).

Данный принцип является неотъемлемой частью каждого источника МП (даже не будучи включен в него обязателен для соблюдения как основной принцип МП).

Права и обязанности государств, обусловленные данным принципом:

1) Права государств (возможность выбора способов разрешения спора; требование к сторонам конфликта не уклоняться от поиска способов разрешения противоречий; выполнение принятых решений; право на помощь со стороны третьих государств и международных организаций).

2) Обязанности государств (не должны прекращать процесс поиска способа решения спора; должны воздерживаться от действий, могущих ухудшить сложившуюся к началу разбирательства ситуацию; обязаны добровольно выполнять принятое совместно решение).

Если продолжение спора может угрожать интересам мира и безопасности, СБ ООН уполномочен рекомендовать сторонам конкретную процедуру разрешения спора, при необходимости может обратиться к сообществу государств с призывом применить уставные санкции (должны быть временными, исключать применение вооруженных сил, могут быть полными или частичными).

Особенность структуры принципа – обширный перечень способов разрешения споров (переговоры, обследование, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, привлечение международных и организаций).

Содержание принципа постоянно усложняется за счет создания новых способов разрешения споров и их применения.

Международный спор – специфическое политико-правовое отношение, возникающее между двумя или большим числом субъектов МП и отражающее противоречия, существующие в рамках этого отношения.

Ситуация – состояние напряженности между двумя или несколькими государствами.

Спор возникает по вопросу факта или права, он развивается из определенной ситуации (в параметрах спора всегда есть конкретные участники, поскольку его возникновение обусловлено совпадением взаимных претензий государств относительно предмета спора).

Ситуация шире спора (может развиваться до возникновения предмета спора, в процессе спора и после его разрешения).

Примеры (привлечение в качестве посредников между правительством Колумбии и партизанами в качестве наблюдателей Испании, Мексики, Венесуэлы, Коста-Рики, Италии, Швеции, Норвегии; разработка ООН плана мирного урегулирования для греческой и турецкой общин Кипра, принятого за основу переговоров).

studopedia.ru

Лекция 5 МИРНЫЕ СРЕДСТВА РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

Все государства (субъекты международного права) неустанно кля­нутся в верности своим международным обязательствам, вновь и вновь подтверждают свою преданность основным принципам Устава ООН. А один из этих принципов — обязанность государств разрешать свои «международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость» (п. 3 ст. 2 Устава ООН).

Тем не менее с момента окончания Второй мировой войны про­изошло почти двести вооруженных конфликтов, включая такие крупные, например, как агрессия Франции, а затем США в Юго-Восточной Азии, войны Израиля с соседними арабскими государст­вами, война Франции с народом Алжира, участие СССР в граж­данской войне в Афганистане, вооруженный конфликт Англии с Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов, война западных стран против Ирака, вооруженное вмешательство стран Запада в гражданскую войну в Югославии, агрессия США и их за­падных союзников против Сомали, варварские бомбардировки само­летами НАТО территории Югославии в 1999 г. и Афганистана в 2001-2002 гг.

Это говорит о том, что многие государства, особенно США и их союзники по блоку НАТО, принимая на себя обязательства «не под­вергать угрозе международный мир и безопасность. », действуют на практике от противного. В то же время современное международное право не только аккумулировало мировой опыт улаживания между­народных споров, но и выработало необходимые механизмы и спосо­бы, при соблюдении которых миропорядок мог бы быть обеспечен.

В соответствии с Уставом ООН международные конфликты мож­но подразделить на «ситуации» и «споры».

Под ситуацией следует понимать конфликт, который в случае его развития может угрожать международному миру и безопасности. Типичный пример — ситуация в Югославии, которая чревата не­ожиданностями. Другой пример — положение вокруг Ирака. На се­годня там даже нет очевидных сторон. Да, есть, конечно, Ирак, но

кто же против него? Фактически — это США и их союзники. Но это не столь очевидно с точки зрения права, поскольку те же США от­рицают свою заинтересованность в «ситуации» и враждебность к Ираку. Они прикрылись решением СБ ООН. Но нельзя же в самом деле числить СБ — орган производный, результат проявления воли государств, его составляющих, — в качестве иракского оппонента. Из этого можно сделать вывод, что возможны «ситуации», в кото­рых нет конкретных сторон. Такова современная тенденция, связан­ная с тем, что в силу политической необходимости ведущие государ­ства мира предпочитают игнорировать основные положения Устава ООН, хотя, кстати, ими же и прикрываются. Такой же пример мы видим в Афганистане.

Спор — это ситуация, когда стороны предъявили друг к другу вза­имные претензии. В нем всегда есть участники, а их претензии совпа­дают по предмету спора. В качестве примера можно указать на спор Англии с Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов или на спор Англии с Испанией из-за Гибралтара.

Если же претензии не совпадают по предмету спора, то они так и остаются претензиями. Пример — претензии Японии на российские острова южной части Курил. Впрочем, в-Декларации 1956 г. мы при­знали наличие японских претензий, а значит — наличие спора.

Претензии сторон (государств) друг к другу могут рассматривать­ся в международных органах только с их согласия, а споры могут при­ниматься к рассмотрению и без такового, особенно если они содержат угрозу международному миру и безопасности. СБ ООН сам принима­ет в таком случае решение о необходимости рассмотреть спор или си­туацию.

Сказанное, однако, касается споров большого масштаба. Но в про­цессе правоотношений между государствами возникают споры на меньших уровнях, относящиеся к повседневному общению. Необхо­димы такие международные процедуры, которые бы предотвратили переход спора в более сложное качество, чтобы им занимался Совет Безопасности ООН. И такие процедуры имеются.

Однако прежде чем их рассмотреть, необходимо отметить, что международные правоотношения не идентичны правоотношениям внутри государства, где, кстати, тоже есть свои механизмы и процеду­ры разрешения гражданских и прочих споров. Различие правоотноше­ний связано с тем, что если внутреннее право — субординационное (действия субъекта подчинены норме), то международное — коорди­национное (для государства обязательно лишь то, с чем оно согласи­лось). Это различие объясняется тем, что если во внутреннем нраве мы можем предположить, что не все граждане законопослушны и

должны подчиняться закону вне зависимости от того, хотят они этого или нет, то в международном праве никому априори (заранее) не дано судить о законопослушности государств. Мы просто презюмируем (предполагаем) их добросовестность.

Каждая норма международного права имеет два аспекта:

1) она фиксирует результат развития отношений между государ­
ствами в конкретной области. Эти отношения как бы «дозревают» до
нужной кондиции фактически, а уж затем получают договорную
форму;

2) она служит прогнозом или условием развития отношений
между государствами на будущее. Иными словами, должна создать
предпосылки к дальнейшему «дозреванию» отношений к фазе все
более дружеской. Если ввиду каких-то обстоятельств этого не проис­
ходит, производится новация (обновление) договора, его замена или
денонсация.

Большую роль в становлении средств и процедур международного права о мирном разрешении споров сыграли Гаагские конвенции 1899—1907 гг. о мирном урегулировании международных споров. Ста­тья 2 соответствующей конвенции предусматривала обязательство го­сударств «прежде чем прибегнуть к оружию, обратиться, насколько позволяют обстоятельства, к добрым услугам или посредничеству одной или нескольких дружественных Держав». А ст. 12 Статута Лиги Наций, в котором уже был учтен опыт Первой мировой войны, уста­навливала, что при наличии спора стороны должны прибегнуть к тре­тейскому или судебному разбирательству, либо же передадут данный спор в Совет Лиги Наций. Если все-таки в результате этого спор не будет урегулирован, то члены Лиги Наций «соглашаются, что они ни в коем случае не должны прибегать к войне ранее трехмесячного срока после третейского или судебного разбирательства либо доклада Совета».

В рамках Лиги Наций было намерение еще больше ограничить возможности своих членов прибегать к войне. 2 октября 1924 г. Ас­самблея Лиги приняла Женевский протокол о мирном разрешении споров. В целом это была довольно удачная попытка кодификации правовых норм по данному вопрос>’, но из-за позиции Англии прото­кол не вступил в силу.

Тем не менее основной мировой тенденцией того времени (20-х годов) было стремление не допустить опасности развязывания в Ев­ропе новой войны. В 1928 г. в Париже был заключен франко-амери­канский пакт Бриана—Келлога (по фамилиям министра иностранных дел Франции и госсекретаря’ США) о воспрещении войны в качестве орудия национальной политики. В ст. 2 пакта заявлялось, что «урегу

лирование или разрешение всех разногласий и конфликтов, независи­мо от характера их происхождения . должно осуществляться только мирными средствами».

Поскольку пакт был открыт для присоединения других госу­дарств, к нему примкнуло большинство европейских государств, включая Германию и Советский Союз. Развязав позже Вторую миро­вую войну, Германия нарушила свое обязательство по данному пакту, и это было вменено в вину ее руководителям на Нюрнбергском про­цессе после войны.

Как отмечалось выше, принцип мирного разрешения споров был инкорпорирован (включен) затем в Устав ООН и получил дальнейшее развитие и кодификацию в рамках ООН. На XXV сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Декларация о принципах международ­ного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Советские уче­ные и практики называли ее Декларацией о принципах мирного сосу­ществования. В ней принцип мирного разрешения международных споров получил (наряду с другими основными принципами междуна­родного права) подробное изложение и развитие. Принятие этой Дек­ларации (единогласное) на сессии Генассамблеи ООН в 1970 г. дало надежду, что война будет окончательно исключена из жизни общест­ва. Советская наука международного права в 70-е годы даже вообще отрицала наличие права войны. Впрочем, на этой же позиции нахо­дился и МИД СССР. .

Однако же, признавая, что право войны, к сожалению, в Лету не кануло, нельзя не видеть того, что международное право предоставля­ет своим субъектам весьма полезный набор средств для урегулирова­ния споров между ними, в том числе вооруженных конфликтов. Пере­чень таких средств содержится в ст. 33 Устава ООН.

Международное право не устанавливает какой-либо иерархии норм между ними, но на первое место всегда выводятся непосредст­венные переговоры между участниками спора. В Общем акте о мир­ном разрешении международных споров, принятом Генеральной Ас­самблеей ООН 24 апреля 1949 г., применение других согласительных процедур предусматривается лишь в том случае, если спор не удалось разрешить путем переговоров (ст. 1).

Переговоры должны вестись с соблюдением норм международно­го права. Естественно, что у сторон должны быть как общие, так и конфликтные интересы. Общие — это желание сохранить мир, кон­фликтные — это предмет переговоров. Отсутствие одного из этих ус­ловий делает переговоры бессмысленными. В своей дипломатической практике Советский Союз всегда предпочитал прямые переговоры.

Россия, похоже, предпочитает передачу международных споров на разрешение в Совет Безопасности ООН.

Решение Совета Безопасности ООН по спору (ситуации) нельзя числить в составе мирных средств. По сути, рассмотрение спора в СБ ООН — это суррогат судебной процедуры, что-то похожее на решения пресловутых «троек» в советской действительности 30-х годов. Но, и того хуже, там хоть адвокат предусматривался, а в СБ ООН. таковых нет. Возможно, в этом утверждении есть преувеличение, но нам бы хотелось, чтобы была ясность в том, что использовать такой инстру­мент, как СБ ООН, для решения международных споров надо очень осторожно. В противном случае делу может быть нанесен непоправи­мый ущерб, поскольку СБ ООН может для урегулирования спора применять и немирные средства, включая вооруженные силы.

Подчеркнем, что суждения Совета Безопасности ООН относи­тельно процедуры мирного урегулирования и существа спора имеют характер рекомендаций. Только в том случае, если речь идет о споре, который представляет угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии, СБ ООН может принять принудительные меры (ст. 36 Устава ООН).

Разновидность переговоров — консультации сторон.

Добрые услуги и посредничество обычно имеют место по иници­ативе или по просьбе участников спора. Их цель — посадить споря­щих за стол переговоров и создать для них подходящие условия. Доб­рые услуги и посредничество различаются степенью вовлеченности третьей стороны (во втором случае вовлеченность большая). Все более широко для этой цели привлекается ООН. Типичный пример — переговоры по урегулированию войны в Афганистане, которые велись в 80-е годы в Женеве под эгидой ООН. В них участвовали представи­тели Афганистана, Пакистана, США и СССР. Большой дефект их со­стоял в том, что не участвовали представители афганской оппозиции. В результате соглашения, достигнутые в Женеве, так и остались на бумаге. А гражданская война в Афганистане продолжалась.

Смешанные комиссии (следственные и согласительные) создают­ся спорящими сторонами по соглашению или по рекомендации Сове­та Безопасности ООН на паритетных началах. Они изучают обстоя­тельства (факты), относящиеся к спору, делают выводы и доводят их до сведения спорящих сторон. Конечная цель их в том, чтобы .побу­дить стороны прибегнуть к прямым переговорам. Созданием комис­сии признается факт наличия международного спора.

Международное судебное разбирательство — самое сложное средство с точки зрения юридической техники. Сфера его применения довольно узкая. По ст. 36 Устава ООН предусматривается, что «споры юридического характера должны, как общее правило, передаваться сторонами в Международный Суд в соответствии с положениями Статута Суда». Следует, правда, заметить, что в международных делах нередко трудно определить характер спора (юридический ли он), по­скольку в основе его все равно лежат обязательства по международ­ному соглашению или общие нормы международного права.

К примеру, со времени создания Международного Суда в 1946 г. и по 1996 г. на его рассмотрение было передано более 60 споров меж­государственных и 20 консультативных заключений были затребова­ны международными организациями. Рассмотрим некоторые из них.

В 1953 г. в споре Франции с Англией Суд решил, что некоторые островки в проливе Ла-Манш находятся под суверенитетом послед­ней. В другом споре (1959 г.) Суд поддержал претензии Бельгии на анклав, расположенный вблизи ее границы с Нидерландами.

В 1986 г. Сальвадор и Гондурас совместно передали спор о грани­цах в одну из камер Суда.

Вопрос: можно ли упомянутые дела трактовать как «споры юри­дического характера»?

Другие дела: в 1949 г. Суд решил, что Албания несет ответствен­ность за ущерб, причиненный минами в ее территориальных водах английским военным кораблям, осуществлявшим право мирного про­хода.

В 1974 г. Суд постановил, что Исландия не имеет права в односто­роннем порядке не допускать рыболовные суда Соединенного Коро­левства и ФРГ в районы, расположенные между границами зон рыбо­ловства, согласованными в 1961 г., и границей 50-мильной зоны, установленной Исландией в 1972 г.

В 1984 г. камера Суда определила морскую границу, разделяю­щую континентальный шельф и рыболовные зоны Канады и США в районе залива Мэн.

В настоящее время на рассмотрении Суда находится спор между Данией и Норвегией по вопросу о морской границе между Гренлан­дией и островом Ян-Майен.

В 1970 г. Суд постановил, что Бельгия неправомочна защищать интересы бельгийских акционеров канадской компании, которая яви­лась объектом некоторых мер в Испании.

8 1989 г. камера Суда отклонила иск о компенсации, возбужден­
ный США против Италии, в отношении реквизиции компании в Си­
цилии, принадлежащей корпорациям Соединенных Штатов.

Особо интересным с точки зрения права может быть дело о ядер­ном оружии, рассмотренное Судом в 1973—1974 и в-1996 г.

9 мая 1973 г. Австралия и Новая Зеландия возбудили процесс про­
тив Франции, проводившей ядерные испытания в атмосфере в южной

части Тихого океана. В ответ Франция заявила, что по выполнении программы в 1974 г. она прекратит ядерные испытания в атмосфере. Суд соответственно 20 декабря 1974 г. констатировал прекращение дела следующим образом: «Суд оказывается в ситуации, когда цель заявителя фактически достигнута. Ввиду этого. иск лишен предмет­ности и нет почвы для вынесения решения» 1 .

В 1995 г. Франция возобновила испытания в указанном районе и Новая Зеландия 21 августа 1995 г. вновь обратилась в Международ­ный Суд. Суд, рассмотрев запрос, сделал вывод, что нет оснований для возбуждения дела, поскольку речь шла не об атмосферных ядерных испытаниях, а о подземных.

В то же время ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) сделала запрос о законности применения ядерного оружия или его угрозы. Суд отклонил запрос под предлогом, что предмет его, якобы, не входит в компетенцию ВОЗ.

На рассмотрении Суда, однако, уже находился аналогичный за­прос от Генеральной Ассамблеи ООН (от 15 декабря 1994 г.). Ей в компетенции нельзя было отказать. 8 июля 1996 г. Суд вынес следую­щее консультативное заключение: «Ни в международном обычном, ни в международном договорном праве нет какого-либо специального разрешения относительно угрозы или применения ядерного ору­жия. »; «. угроза или применение силы посредством ядерного ору­жия, которая противоречит § 4 ст. 2 Устава ООН и не соответствует всем требованиям ст. 51, незаконна» 2 . Итак, Суд ни на йоту не пошел дальше общеизвестных положений Устава ООН, показав этим еще раз, что по политическим вопросам его лучше не беспокоить.

Как видим, названные выше дела не только характеризуют работу Суда, но и позволяют сделать вывод о том, что все они имеют не толь­ко юридический характер: здесь и политика, и экономика, но все ос­новано на нормах права или на международных обычаях. Другой вывод: на Западе широко полагаются на юридические процедуры уре­гулирования международных споров. Это вполне объяснимо, посколь­ку там относительно одинаковы как уровень правового развития и мышления общества, так и юридической практики и правовой науки. К тому же, у стран Запада совпадающая историческая судьба. Меж­дународные судьи — в основном из стран Запада — проявляют доста­точный уровень объективности к «своим», западным клиентам. Отсю­да понятно нежелание стран третьего мира или бывшего СССР связывать себя обязательной подсудностью международным судеб­ным органам. Правда, Россия признала обязательную юрисдикцию Международного Суда, но последний правомочен выносить обяза­тельные для сторон решения по спорам, переданным на его рассмот­рение. Впрочем, он может давать консультативные заключения по лю­бому вопросу международного права.

Международный Суд, с местонахождением в Гааге, состоит из 15 членов, избираемых Генеральной Ассамблеей и Советом Безопаснос­ти ООН на девятилетний срок. Такой порядок избрания означает, что в судьи избираются не обязательно лучшие правоведы; возможны по­литические назначения. Сторонами по делам в Суде могут быть толь­ко государства.

Для решения международных споров применим также Междуна­родный арбитраж. В нем участвуют представители сторон, над кото­рыми, по их согласию, назначается суперарбитр. Решения такого ар­битража для сторон обязательны.

Несмотря на то, что арбитраж возник в глубокой древности, основ­ное развитие он получил в период установления капиталистических отношений. Так, с конца XVIII в. до 1914 г. путем арбитража было разрешено около 200 споров между государствами.

В период Лиги Наций основными лозунгами были провозглаше­ны — безопасность, разоружение и арбитраж. Последний пропаганди­ровался Лигой Наций в качестве основного мирного средства разре­шения международных споров между государствами. Арбитраж в это время становится институционным, т.е. по договорам он получает по­стоянную организацию. Он был закреплен в Общем акте о мирном разрешении международных споров, принятом Лигой Наций в 1928 г. Советский Союз, вступив в Лигу Наций, признал принцип обязатель­ного арбитража. В 1938 г. СССР предложил Японии произвести реде­маркацию спорного участка в районе оз. Хасан путем арбитража, но Япония отказалась. Последовал вооруженный конфликт.

Даже в период Лиги Наций преобладало мнение, что арбитраж должен применяться только к определенным категориям споров. Так, Постоянная Палата Международного правосудия подчеркивала, что арбитраж может рассматривать разногласия относительно права и — фактов, противоречий, касающихся юридических тезисов и интересов сторон. Палата признала принцип добровольного обращения госу­дарств к Международному арбитражу.

В Гааге находится и Постоянная Палата Третейского Суда (ППТС). Но постоянно действует только ее административный совет, состоящий из министра иностранных дел Нидерландов (председа­тель) и дипломатических представителей стран-участниц. Имеется

список арбитров — членов ППТС, из которого страны-участники вы­бирают арбитров для решения конкретных дел. Национальная группа арбитров каждого государства — участника ППТС состоит из четырех человек, которые, кроме прочего, выдвигают кандидатов для избрания в члены Международного Суда.

Общий недостаток системы мирного разрешения международных споров состоит не в несовершенстве средств или механизма их рас­смотрения, а в низкой правовой и общей культуре мирового сообще­ства. Система нормально функционирует в отношениях западных стран между собой, но остальной мир с ней пока считается мало. Еди­ный мировой правопорядок остается мечтой правоведов и политиков, и положение не изменится до тех пор, пока не получит должного раз­вития человек — его образование, культура, материальное положение и особенно нравственность, а с ним и все мировое сообщество.

mydocx.ru

Пример мирного разрешения международных споров

РАЗРЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

Один из основополагающих принципов современного международного права – принцип мирного разрешения международных споров – запрещает государствам обращаться к войне для разрешения возникающих между ними разногласий. Необходимость строгого соблюдения этого принципа всеми государствами мира диктуется появлением новых видов оружия, применение которого может привести к гибели мировой цивилизации. При разрешении разногласий между государствами возникает необходимость разграничения таких понятий, как «спор» и «ситуация».

Ситуация (международная) – это состояние напряженности между двумя или несколькими государствами, возникающее по вопросу факта или права (например, толкования или применения международного договора).

Спор возникает не сразу, а «вызревает» из определенной ситуации. Разногласия между государствами – это еще не спор. Различие между спором и ситуацией состоит в том, что в случае спора всегда есть конкретные участники, поскольку его возникновение обусловлено совпадением взаимных претензий государств относительно предмета спора. Ситуация шире спора. Она может существовать до возникновения, в процессе спора и после его разрешения. Такое различие ситуации и спора определяет и процедуру их рассмотрения в Совете Безопасности ООН: при рассмотрении спора сторона, участвующая в нем, должна воздержаться от голосования; при рассмотрении ситуации этого не требуется.

Международные правовые средства разрешения споров включают различные способы, приемы, методы урегулирования без применения вооруженных сил. Принцип мирного разрешения международных споров, закрепленный в Уставе ООН, обязывает государства разрешать свои споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость (ст. 2, п. 3).

В Декларации о мирном разрешении международных споров (1982) признается, что непосредственные переговоры являются гибким и эффективным средством разрешения споров (п. 10); в мирном урегулировании споров определяющую роль играет Совет Безопасности ООН (п. 1).

Принцип мирного разрешения споров закреплен в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. В этом документе подчеркнута неразрывная связь данного принципа с принципом запрещения применения силы и угрозы силой; содержится обязательство государств разрешать возникающий между ними спор в короткий срок. Декларация обязывает как спорящие стороны, так и третьи государства воздерживаться от каких-либо действий, способных ухудшить спорную ситуацию.

Содержанием принципа являются обязательства государств воздерживаться от применения силы и разрешать возникающие между ними споры исключительно мирными средствами; при этом государства свободны в выборе таких средств, перечень которых содержится в ст. 33 Устава ООН: переговоры, обследование, посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным органам и соглашениям или следующие мирные средства:

¦ двусторонние или многосторонние переговоры на международных конференциях;

¦ международная примирительная процедура (добрые услуги и посредничество; следственные или согласительные комиссии);

¦ международная арбитражная и судебная процедуры рассмотрения дел в Международном суде ООН, Европейском суде по правам человека[262] и др.;

¦ разрешение споров в международных организациях.

Выбор того или иного средства определяет суверенная воля спорящих государств.

Непосредственные переговоры – это основное, наиболее действенное средство мирного разрешения международных споров (Устав ООН, ст. 33). К какому бы мирному средству ни обратились государства, они не могут миновать стадию непосредственных переговоров, важность которых заключается в том, что стороны, находящиеся в споре, определяют при этом процедуру, способы решения спорной проблемы. Преимущество переговоров состоит также в том, что спорящие стороны имеют возможность ознакомиться с позициями друг друга и преодолеть взаимные претензии, достичь взаимоприемлемого решения.

Обмен мнениями на переговорах должен проводиться в духе взаимного учета позиций и взаимной выгоды. Различают следующие виды переговоров:

¦ переговоры могут проводиться главами государств, правительств, а также при помощи уполномоченных лиц, решающая роль принадлежит переговорам на высшем уровне, в ходе которых обсуждаются важнейшие международные проблемы;

¦ по числу участников переговоры могут быть двусторонними и многосторонними (например, в рамках международных конференций);

¦ переговоры могут проводиться как устно, так и письменно (путем дипломатической переписки);

¦ по характеру рассматриваемых вопросов переговоры могут проводиться по политическим, военным, экономическим, торговым и другим проблемам.

В международном праве отсутствует норма, регулирующая процедуру начала, ведения, продолжительности переговоров. Однако существуют общие принципы, которым должны следовать государства:

¦ переговоры должны проводиться с учетом суверенного равенства партнеров по переговорам – например, не могут быть эффективными переговоры, если одно из государств оккупирует часть территории другого государства;

¦ переговоры не могут иметь место, если одно государство оказывает давление (политическое, экономическое, военное) на другое государство или предъявляет ему ультиматум;

¦ переговоры должны вестись на принципах равноправия государств, уважения их суверенитета, учета взаимных интересов, соблюдения принципа мирного сосуществования.

Консультации являются одной из разновидностей переговоров, которые могут проходить как на двусторонней, так и на многосторонней основе. Конвенция Международной Организации Труда № 144 «О трехсторонних консультациях для содействия применению международных трудовых норм» (1976) регламентирует порядок эффективных консультаций между представителями правительства, предпринимателей и трудящихся. С некоторыми странами Россия заключила специальные соглашения о консультациях (с Великобританией, Арменией, Италией, Коста-Рикой, Казахстаном, Канадой, Молдавией, Турцией, Украиной, Францией и др.). Такие консультации проводятся в целях установления общей позиции сторон по вопросам политики, международным проблемам, представляющим взаимный интерес. Особый вид составляют консультации по вопросам мирного урегулирования споров.

Другой разновидностью переговоров является международная примирительная процедура. В практике международных отношений могут возникнуть споры между государствами, не имеющими между собой официальных отношений. В таких случаях спорящие стороны обращаются к третьим государствам с просьбой оказать им помощь в виде посредничества или добрых услуг. В решении спора подобным способом принимает участие третья сторона, не являющаяся участником спора. Однако между добрыми услугами и посредничеством есть и определенное различие, которое обусловлено характером участия в разрешении спора третьего государства и его правовым положением. Процедура добрых услуг и посредничества регламентирована Конвенцией о мирном решении международных столкновений (1907).

Добрые услуги (bones offices) имеют своей целью установление прямых контактов между конфликтующими сторонами. Третья сторона может оказать добрые услуги как по собственной инициативе, так и по просьбе одной или нескольких сторон спора. При этом как предложение добрых услуг, так и отказ от них не считаются недружелюбным актом. Сторона, оказывающая добрые услуги, не должна влиять на ход переговоров.

Посредничество (mediation) предполагает углубленное участие третьей стороны в решении споров. Различие между добрыми услугами и посредничеством заключается: а) в способе их происхождения; б) в правах и обязанностях посредника; в) в окончательной цели посредничества. При посредничестве государства ведут переговоры с участием третьей стороны и на основе сделанных ею предложений. Посредник выступает здесь как активный и непосредственный участник переговоров. Его задача заключается в согласовании противоположных притязаний и искоренении чувства неприязни, если оно возникло между государствами, находящимися в споре (Гаагская конвенция, ст. 4).

Посредник – именно примиритель, а не судья над спорящими. Он располагает большими правами, с помощью которых может активно влиять на ход переговоров. Основными признаками посредничества являются: участие в переговорах, внесение предложений по существу спора. Посредник имеет и определенные обязанности: оказывать помощь конфликтующим сторонам в решении ими спора; воздерживаться от оказания помощи одной стороне в ущерб другой; уважать достоинство, честь и суверенные права спорящих сторон. Формами участия посредника в переговорах являются: предложения, советы, рекомендации как по существу спора, так и по процедуре его решения. Однако окончательное решение по существу спора принимают спорящие стороны. Для осуществления своих функций посредник должен получить согласие обоих спорящих государств. Этим посредничество отличается от добрых услуг.

В отечественной внешнеполитической практике известны случаи применения добрых услуг и посредничества. Например спор между Индией и Пакистаном в 1966 г. удалось разрешить с помощью добрых услуг СССР, переросших затем в посредничество, итогом которого явилось подписание Ташкентской декларации. Спорившие стороны взяли на себя обязательство не прибегать к силе, возобновить нормальную деятельность дипломатических представительств, отвести свои войска на прежние позиции. В 1972 г. добрые услуги нашей страны вновь привели Индию и Пакистан к подписанию соглашения о прекращении вооруженных столкновений и нормализации отношений. В 1962 г, когда наступил Карибский кризис, возникла реальная опасность обмена ядерными ударами между СССР и США, правительства этих стран приняли добрые услуги и посредничество Генерального секретаря ООН, и мир на планете удалось сохранить.

Для урегулирования споров государства вправе создавать следственные или согласительные комиссии (согласно ст. 33 Устава ООН, прибегать к «обследованию»). Следственные комиссии имеют своей задачей точное установление фактов, связанных со спором. Согласительные комиссии, помимо установления фактической стороны спора, вносят предложения по его урегулированию. Комиссии не решают спор по существу. Это делают сами спорящие стороны на основании выводов согласительных или следственных комиссий.

Порядок формирования и функционирования следственных и согласительных комиссий регулируется Конвенцией о мирном решении международных столкновений (1907). Комиссии создаются на основе особого соглашения между спорящими сторонами, как правило, из граждан спорящих сторон с участием представителей государств, не участвующих в споре. Решения комиссий по существу спора принимаются большинством голосов в присутствии всех членов комиссии, и они не обязательны для спорящих сторон. В практике международных отношений известны случаи обращения к следственным и согласительным комиссиям.

Внешнеполитическая практика Российского государства породила разновидность согласительных комиссий – институт пограничных представителей для разрешения пограничных инцидентов и конфликтов, являющийся по существу своеобразной формой постоянной согласительной процедуры.

Разрешение споров в международных организациях (универсальных и региональных) предусмотрено в Уставе ООН; большое внимание уделено вопросам мирного урегулирования споров (ст. 20). В Уставе ООН определяются права и обязанности Генеральной Ассамблеи, Совета Безопасности, Международного суда в деле решения споров. Так, согласно ст. 14 Устава, Генеральная Ассамблея уполномочена рекомендовать меры мирного улаживания любой ситуации, которая может привести к угрозе международному миру. Широкими полномочиями в деле мирного разрешения споров обладает Совет Безопасности ООН. Он может оказывать добрые услуги и осуществлять посредничество, а также расследование и примирение. Мирное разрешение споров – одно из полномочий Совета Безопасности, который рассматривает прежде всего такие споры и ситуации, продолжение которых может угрожать международному миру и безопасности. Если характер спора или ситуации не ясен, то Совет Безопасности может расследовать их, чтобы определить, не могут ли они представлять угрозу международному миру (ст. 34). Государства – члены ООН могут доводить до сведения Совета Безопасности о любом таком споре или ситуации. Совет Безопасности может в любой стадии спора рекомендовать надлежащую процедуру или методы урегулирования спора; при этом он исходит из того, что споры юридического характера передаются в Международный суд ООН (ст. 36). Если Совет Безопасности считает, что продолжение спора может угрожать международному миру, то он вправе рекомендовать такие условия разрешения спора, какие сочтет подходящими (ст. 37).

В учредительных актах региональных организаций содержатся положения о разрешении споров, которые могут возникнуть между государствами – членами этих организаций. Например, этот вопрос подробно регламентирован в Хартии Африканского Единства. Для претворения в жизнь принципа мирного урегулирования споров в ст. 7 и 19 Хартии предусмотрено создание Комиссии по посредничеству, примирению и арбитражу, являющейся постоянным и одним из главных органов ОАЕ. Ее состав, структура и полномочия определены Протоколом (1964). Роль посредника ограничивается примирением мнений и претензий сторон; посредник в кратчайший срок делает предложения сторонам в письменной форме; если меры примирения, предложенные посредником, приняты, они становятся основой протокола о соглашении между сторонами (Протокол, ст. 21). Основанием процедуры примирения служит поданная на имя председателя Комиссии петиция одной или обеих спорящих сторон (Протокол, ст. 22). По получении петиции с согласия сторон создается Совет примирителей, в обязанность которого входит выяснение проблем спора и предпринятие усилий для обеспечения согласия между сторонами на взаимоприемлемых условиях (Протокол, ст. 24).[263]

Судебные средства разрешения международных споров включают в себя международный арбитраж (третейское разбирательство) и судебное разбирательство в Международном суде ООН.[264] Отличие арбитража от Международного суда носит главным образом организационный характер. Состав арбитража для рассмотрения каждого конкретного спора зависит от воли конфликтующих сторон. Но между арбитражем и рассмотрением спора в Международном суде много сходного: юридическая обязательность выносимых ими решений, взаимное согласие спорящих сторон на обращение в арбитраж и Международный суд и др.

Международный арбитраж (третейский суд) – это разбирательство отдельного спора, осуществляемое третьей стороной (арбитром); решения его обязательны для спорящих сторон. Также это временный судебный орган, характерными чертами которого являются: согласие обеих сторон на разбирательство спора; назначение арбитра самими спорящими сторонами; процедура рассмотрения спора, которая определяется спорящими сторонами; обязательность решения арбитража для спорящих сторон. Компетенция, процедура, порядок организации арбитража закреплены в Гаагской конвенции о мирном разрешении международных столкновений (1899). В соответствии с Конвенцией в Гааге была создана Постоянная палата третейского суда (ППТС). Ее цель – облегчить государствам обращение к третейскому суду в случае, если между ними возникает спорная ситуация. В состав Палаты назначаются специалисты в области международного права сроком на шесть лет; каждое государство – участник Конвенции назначает четырех своих представителей. Назначенные лица вносятся в особый список, который рассылается государствам.[265]

Переданные в Палату дела рассматриваются не самой Палатой, а третейским судом, образуемым из судей, включенных в список. Канцелярией Палаты служит Международное бюро, которое возглавляется Постоянным административным советом, состоящим из дипломатических представителей государств, аккредитованных в Гааге, и министра иностранных дел Нидерландов, исполняющего обязанности председателя Совета.

В прошлом государства часто обращались к арбитражному рассмотрению споров. История арбитража ведет свое начало от Договора Джея (1794), заключенного США и Великобританией. В этом договоре о дружбе, торговле и судоходстве для урегулирования отдельных проблем предусматривалось создание смешанных комиссий, состоящих из равного числа американских граждан и британских подданных. Наиболее известный случай арбитражного разрешения споров в XIX в. – дело крейсера «Алабама».[266] Он побудил государства задуматься о постоянном международном суде, отвечающем за мирное разрешение споров, с тем чтобы устранить необходимость создания специальных судебных органов для решения каждого отдельного спора, который может быть решен в порядке арбитражного производства.

Идея международного арбитража стала приобретать правовые формы на Гаагских конференциях мира, созванных по инициативе российского императора Николая II (1899 и 1907). Представленные на конференции 1899 г. 26 государств подписали Конвенцию о мирном разрешении международных столкновений и учреждении Постоянной палаты третейского суда, которая начала работать в 1902 г. и существует поныне. Она независима от всех других международных организаций. Сторонами Конвенции являются 89 государств. Хотя Постоянная палата имеет Международное бюро, находящееся в Гааге и выполняющее функции судебной канцелярии, она в действительности не является постоянным судом или арбитражным органом. Бюро ведет список юристов (до четырех человек от одного государства-участника, которые вместе составляют так называемую «национальную группу» этого государства), из которого соответствующие стороны спора могут выбирать членов арбитражного трибунала.

Современная практика третейского разбирательства свидетельствует о том, что Постоянная палата третейского суда предлагает широкий диапазон процедур разрешения споров (установление фактов, примирение и различные виды арбитража) государствам и сторонам, не являющимся государствами (например, международным организациям, частным юридическим или физическим лицам). Благодаря этому она во все большей степени участвует в разрешении коммерческих и финансовых споров.

Международное бюро ППТС выполняет функции секретариата во время различных арбитражных разбирательств (например, арбитражное разбирательство спора между Эритреей и Йеменом в отношении права на острова в Красном море, которое было завершено в 1999 г.) и оказывает техническую или административную помощь арбитражным трибуналам, учрежденным вне рамок ППТС (например, Трибунал по рассмотрению претензий Ирана и США, учрежденный для рассмотрения взаимных претензий граждан этих стран после кризиса, который возник в связи со взятием заложниками 52 американцев в посольстве США в Тегеране в 1979 г).

Процедуры ППТС основываются исключительно на согласии сторон, которое достигается по различным основаниям и процедурам (например, формулировки вопросов, которые должны быть представлены на арбитражное разбирательство; назначения арбитров) до начала арбитража. Это главный мотив проведения второй Гаагской конференции мира (1907), когда несколько государств обратились с призывом учредить постоянный международный трибунал, который разрешал бы споры, применяя судебные процедуры, характеризующиеся в большей степени элементом принуждения, чем арбитража.

Вместе с тем арбитраж как мирное средство решения споров между государствами предусмотрен Уставом ООН (ст. 33). Генеральная Ассамблея ООН еще в 1958 г. одобрила примерные правила арбитражного рассмотрения (Рез. 1262/XIII). Однако они не обрели обязательного характера.

Первым международным судебным органом в истории мирного разрешения споров была Постоянная палата международного правосудия, учрежденная в 1920 г. под эгидой Лиги Наций. В период с 1922 по 1940 г. она вынесла решения по 29 спорам государств и приняла 27 консультативных заключений, из которых практически все были выполнены. Палата также внесла важный вклад в развитие международного права. Ее деятельность была прервана Второй мировой войной, и в 1946 г. вместе с Лигой Наций Палата была распущена, а ее преемником стал Международный суд ООН.

Компетенция, организация и процедура Международного суда ООН определяются Статутом, являющимся неотъемлемой частью Устава ООН.Государства, не входящие в состав ООН, являются участниками Статута Международного суда на условиях, которые в каждом отдельном случае определяются Генеральной Ассамблеей ООН по рекомендации Совета Безопасности ООН. Международный суд ООН состоит из 15 членов, избираемых Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности (независимо друг от друга) абсолютным большинством голосов. В целях ограждения процесса выдвижения кандидатур от политического влияния непосредственное выдвижение кандидатур производится не правительствами, а группами юристов («национальными группами») в Постоянной палате третейского суда или – в случае стран, не являющихся ее участниками, – группами, учрежденными в аналогичном порядке. Каждая группа юристов выставляет до 4 кандидатов, причем не более 2 кандидатов могут состоять в гражданстве одного государства.

Судьями являются лица из разных государств, представляющие разные культуры и разные правовые системы. Суд избирает председателя и вице-председателя (на 3 года), а также назначает секретаря (на 7 лет). Согласно ст. 9 Статута, состав Суда должен обеспечить представительство главнейших форм цивилизации и основных правовых систем мира. Суд имеет постоянный Секретариат, который помогает Суду в выполнении им своих обязанностей.

В целях обеспечения определенной преемственности в составе Суда не все сроки полномочий 15 судей истекают в одно и то же время. Каждые 3 года проводятся выборы одной трети членов Суда. Члены Суда не могут исполнять никаких других политических или административных должностных обязанностей и не в праве посвящать себя никакому другому занятию профессионального характера; при исполнении ими обязанностей членов Международного суда они пользуются дипломатическими привилегиями и иммунитетами, которые предоставляются им в интересах отправления международного правосудия, а не в личных целях.

Судьи избираются вне зависимости от их гражданства из числа лиц, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым в их странах для назначения на высшие судебные должности, или являющихся юристами с признанным авторитетом в области международного права. Должность судьи Международного суда ООН – вершина юридической карьеры, признанная в международной юридической практике. До избрания многие члены Суда были юрисконсультами в министерствах иностранных дел их стран, профессорами международного права, послами или судьями верховного суда.

В состав Суда не может входить более одного гражданина от каждого государства. Представительство главнейших форм цивилизации и основных правовых систем мира выражается в следующем распределении мест в Суде по главным регионам мира: три – от Африки, два – от Латинской Америки, три – от Азии, пять – от Западной Европы и других государств (включая Канаду, Соединенные Штаты, Австралию и Новую Зеландию) и два – от Восточной Европы (включая Россию). Это распределение соответствует распределению мест в составе Совета Безопасности ООН. Хотя ни одно государство не имеет автоматического права на членство, в состав Суда всегда входят судьи, являющиеся гражданами государств – постоянных членов Совета Безопасности, за исключением Китая, национальная группа которого не назначала кандидата в течение 1967–1984 гг.

Местонахождение Суда – Нидерланды, однако его заседания могут проводиться и в другой стране. Дворец мира, где расположен Суд, стоит в центральном парке Гааги. Здесь же находятся одна из самых крупных в мире библиотек по вопросам международного публичного права, а также курсы Гаагской академии международного права.

Международный суд является гражданским судом, наделенным определенной компетенцией (разрешение споров между государствами и вынесение консультативных заключений органам и специализированным учреждениям ООН) и не имеющим вспомогательных органов. Главная задача Международного суда ООН состоит в разрешении международных споров, переданных ему государствами. Решения Суда принимаются большинством голосов присутствующих на заседании судей, при кворуме не менее девяти членов. Решения обязательны лишь для участвующих в споре государств и лишь по данному делу. В соответствии с п. 1 ст. 94 Устава ООН каждый член ООН обязуется выполнить решение Международного суда по тому делу, в котором он является стороной. Решения суда окончательны и обжалованию не подлежат. В случае отказа одной из сторон выполнить решение Международного суда Совет Безопасности ООН может сделать рекомендации или решить о принятии мер для приведения решения в исполнение (Устав ООН, ст. 94, п. 2).

Компетенция суда определена в гл. XIV Устава ООН (ст. 92–96) и в гл. II Статута Суда (ст. 34–48). Согласно этим положениям, Международный суд компетентен: а)разрешать споры между государствами; б) давать консультативные заключения. Сторонами по делам, разбираемым Судом, могут быть только государства (Статут Суда, ст. 34, п. 1). Согласно ст. 93 Устава ООН, члены ООН ipso facto соглашаются с положениями Статута Суда. Положение Устава ООН о том, что только государства могут обращаться в Международный суд, означает, что Суд неправомочен рассматривать споры, в которых хотя бы одной стороной является физическое или юридическое лицо. Международный суд не обладает уголовной юрисдикцией и, следовательно, не может судить физических лиц (например, военных преступников). Эта задача входит в компетенцию национальных судебных органов, специальных уголовных трибуналов, учрежденных ООН, таких, как Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии и Международный уголовный трибунал по Руанде, а также Международный уголовный суд.

Международный суд ООН следует отличать от Европейского суда, находящегося в Люксембурге и занимающегося исключительно делами, связанными с Европейским союзом, а также от Европейского суда по правам человека (Страсбург, Франция) и Межамериканского суда по правам человека (Сан-Хосе, Коста-Рика), где рассматриваются дела о нарушениях конвенций по правам человека, в соответствии с которыми эти суды были учреждены. Эти суды могут рассматривать дела, переданные на их рассмотрение частными лицами против государств и других ответчиков.

Международный суд ООН отличается от специализированных международных трибуналов (таких, например, как Международный трибунал по морскому праву). Он не является: верховным судом, в котором можно обжаловать решения национальных судов; высшей инстанцией для физических лиц; апелляционным судом, рассматривающим решение какого-либо международного трибунала. Однако Суд имеет право выносить решения о законности международных арбитражных решений по делам, в отношении которых он обладает высшей юрисдикцией.

Международный суд ООН может выносить решения по спорам, связанным с поддержанием международного мира и безопасности и представленным на его рассмотрение. Хотя он ограничивается, как правило, юридическими аспектами этих споров, тем не менее он вносит свой вклад в дело поддержания международного мира и безопасности.

Международный суд ООН вправе рассматривать дело лишь в том случае, если соответствующие государства дали согласие на то, чтобы стать стороной разбирательства в Суде (принцип согласия сторон). Это основополагающий принцип, регулирующий разрешение международных споров, поскольку государства являются суверенными и имеют свободу выбирать средства разрешения споров между ними. Так, в п. 1 ст. 36 Статута Суда говорится, что к ведению Суда относятся все дела, которые будут переданы ему сторонами.

Государство может выразить свое согласие тремя способами: специальным соглашением; ссылкой на статью в договоре; односторонним заявлением. Из 5 постоянных членов Совета Безопасности ООН лишь Великобритания сделала такое заявление, которое в настоящее время действует. Ранее аналогично поступили Франция и США, однако они отозвали свои заявления, в то время как Китай и Россия никогда не делали заявлений о признании юрисдикции Суда.

Государство, которое признало юрисдикцию Суда, может, после того как его привлекло к суду другое государство, счесть, что такая юрисдикция не является применимой, если, по его мнению, спор с этим другим государством отсутствует или не носит правового характера или если его согласие признать юрисдикцию Суда не применимо к рассматриваемому спору.

Международный суд ООН компетентен давать консультативные заключения по юридическим вопросам. Согласно ст. 96 Устава ООН, право запроса у Международного суда консультативных заключений принадлежит Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности. По своей юридической природе консультативное заключение является лишь выражением мнения международных судей по конкретному вопросу международного права, т. е. рекомендацией, и не имеет обязательной юридической силы.

Государства не имеют постоянных представителей, аккредитованных при Суде, пока их дело не будет передано на рассмотрение Суда. Представитель правительства может быть послом в Нидерландах или руководителем министерства иностранных дел, выступать от имени своего правительства и брать на себя обязательства от его имени. Представитель вправе привлекать для помощи поверенных и адвокатов. На этих лиц распространяются привилегии и иммунитеты, необходимые для выполнения ими своих обязанностей.

Рассмотрение дела в Международном суде состоит из двух частей: письменной и устной. В письменном виде Суду передаются соответствующие документы и материалы. Слушание свидетелей, экспертов, представителей, поверенных и адвокатов происходит, как правило, публично. Решение принимается на совещании, которое происходит в закрытом заседании; большинством голосов присутствующих судей. Судьи могут представлять особое мнение.

За время своего существования Суд рассмотрел более 120 дел 1 , 80 процентов из которых – споры между государствами, а 20 процентов – просьбы о вынесении консультативных заключений, представленные органами или специализированными учреждениями ООН.

Страны прибегали к Суду чаще во время разрядки, чем во времена «холодной войны» и международной напряженности. В 1999 г. число дел увеличилось до 25 – это немного по меркам национальных судов. Однако несоизмерима значимость этих дел. Ограничен и круг участников международных процессов. К Суду имеют доступ лишь около 210 субъектов международного права.

Свое первое решение Суд вынес 9 апреля 1949 г. по делу об инциденте в проливе Корфу. Суть дела: 22 октября 1946 г. британская эскадра в составе двух крейсеров и двух миноносцев следовала через пролив Корфу; во время следования один крейсер натолкнулся на мину; другой, поспешивший ему на помощь, также подорвался на мине; 44 английских моряка погибли, 42 были ранены. После этого британские тральщики подвергли разминированию северную часть пролива Корфу, являвшуюся территориальными водами Албании, что явилось грубым нарушением суверенитета Албании. При вынесении решения Суд не установил вины Албании, исходя из того, что Албания не могла не знать об установке мин в проливе Корфу. Решение Суда оказалось непоследовательным: с одной стороны, Суд признал, что Великобритания грубо нарушила суверенитет Албании; с другой – обязал Албанию возместить причиненным ущерб свыше 200 тысяч фунтов стерлингов (см.: Крылов С.Б. Международный суд. М., 1958. С. 79—101). Окончательно спор был урегулирован только в 1992 г., когда Албания согласилась выплатить Великобритании компенсацию, в то время как Великобритания обязалась вернуть албанское золото, хранившееся в сейфах «Бэнк оф Ингленд» со времен Второй мировой войны.

На рассмотрение Суда государства представляют различные споры. Более половины дел касается территориальных и пограничных споров. Значительное число связано с вопросами морского права. Другая группа дел связана с вопросами юрисдикции, дипломатического и консульского права. Самые важные споры касались утверждений о незаконном применении силы. Кроме того, Суду адресуются просьбы вынести решение по претензиям коммерческого или частноправового характера одного государства к другому.

Суд внес существенный вклад в развитие свода правовых принципов, регулирующих порядок приобретения и делимитации территории. Например, в 1962 г. Суд вынес решение о том, что храм Преах-Вихеар, место паломничества и богослужения кхмеров, находившийся под контролем Таиланда с 1954 г., располагается на территории Камбоджи, и что поэтому Таиланд должен вывести оттуда свои полицейские и вооруженные силы, а также возвратить все имущество храма. Таиланд выполнил решение Суда.

В 1986 г. в деле о пограничном споре между Буркина-Фасо и Мали стороны полностью признали пограничную линию, установленную Судом.

В 1992 г. Суд положил конец спору Сальвадора и Гондураса по поводу их сухопутных и морских границ, тянувшемуся 90 лет.

В 1994 г. Суд решил территориальный спор между Ливией и Чадом относительно так называемой полосы Аозу, района площадью 125 тысяч км 2 в пустыне Сахара, из-за которой эти государства не раз воевали. Суд вынес решение в пользу Чада, и несколько месяцев спустя все ливийские войска, оккупировавшие эту территорию, были выведены под контролем наблюдателей Совета Безопасности ООН.

В 1999 г. Суд разрешил сложный пограничный спор между Ботсваной и Намибией в отношении острова на реке Чобе. Он постановил, что остров Касикили (Седуду) принадлежит Ботсване, и Намибия подчинилась этому решению.

Практика Суда была учтена в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне (1958) и Конвенции ООН по морскому праву (1982). Вдокументы были включены нормы о мирном проходе через международные проливы и об обязательствах прибрежных государств. Суд также внес вклад в дело развития концепции континентального шельфа и установил метод определения его границ. В двух делах, возбужденных в 1969 г. ФРГ и Данией, а также ФРГ и Нидерландами, и касающихся континентального шельфа Северного моря, Суд дал полновесное юридическое определение шельфа. Кроме того, несколько раз Суд осуществлял делимитацию континентальных шельфов – например, в следующих делах: Тунис/Ливия (1982); Ливия/Мальта (1985); Канада/США (о делимитации морской границы в районе залива Мэн, 1984); Дания/Норвегия (о делимитации морского пространства в районе между Гренландией и островом Яан-Майен, 1993).

Суд также вынес справедливые решения по вопросам гражданства, права на убежище, иммунитета. Одним из наиболее известных примеров является спор между Колумбией и Перу в 50-х годах XX в., касающийся В. – Р. де ла Торре. Этот перуанский политик нашел убежище в посольстве Колумбии в Лиме после того, как был обвинен в организации заговора в целях осуществления военного государственного переворота. В своем решении, принятом в ноябре 1950 г., Суд постановил, что Колумбия как государство, предоставившее убежище, не должна заниматься квалификацией преступления (политического или общеуголовного), совершенного беженцем. Поэтому Суд пришел к выводу о том, что убежище не было предоставлено на законной основе, и счел, что Республика Перу не обязана предоставлять гарантии безопасности беженцу, чтобы он мог покинуть страну. В последующем решении, вынесенном через восемь месяцев, Суд пришел к выводу о том, что Колумбия не обязана передавать беженца Перу. В итоге спор был урегулирован путем переговоров, и Торре покинул Перу в 1953 г, проведя пять лет в посольстве Колумбии.

Суду приходилось рассматривать дела, связанные с дипломатическим и консульским правом. В 1979 г. США возбудили дело, касающееся захвата их посольства и задержания их дипломатического и консульского персонала в Тегеране после того, как режим шаха Ирана был свергнут, а Аятолла Хомейни стал руководителем страны. В своем решении (1980) Суд постановил, что Иран обязан освободить заложников, возвратить посольские помещения и выплатить США возмещение. Суд не установил сумму этого возмещения, поскольку впоследствии стороны заключили Алжирские соглашения, в соответствии с которыми американские заложники были освобождены.

Государства обращались к Суду для защиты частных или коммерческих интересов. В 50-х годах XX в. Лихтенштейн предъявил претензию Гватемале от имени Ф. Ноттебома, бывшего гражданина Германии, который в 1939 г. получил гражданство Лихтенштейна. Однако в вынесенном в 1955 г. решении Суд постановил, что эта претензия не является приемлемой: гражданство Ноттебома не основывалось на подлинной предыдущей связи с Лихтенштейном, так как цель его натурализации заключалась в приобретении статуса гражданина нейтральной страны во время войны.

Бельгия предъявила претензию к Испании в связи с принятыми некоторыми органами Испании решениями по делу о банкротстве компании «Барселона трэкшн, лайт и пауэр лимитед» (1948). Акционерный капитал этой компании в значительной степени принадлежал бельгийским подданным. Бельгия требовала возмещения за ущерб, нанесенный ее подданным, однако в вынесенном в 1970 г. решении Суд постановил, что Бельгия не обладает для этой цели процессуальной правоспособностью.

Суд рассматривал вопросы вмешательства одного государства в дела другого, а также вопросы применения силы. В 1986 г. в деле, возбужденном Никарагуа (тогда у власти находилось сандинистское правительство) против США в связи с американской поддержкой никарагуанских контрас. Суд постановил, что США, поддерживая эти силы и ставя мины около портов этой страны, нарушили свои международно-правовые обязательства не вмешиваться в дела другого государства, не применять силу в отношении другого государства и не посягать на суверенитет другого государства, а также не препятствовать мирной морской торговле. Суд постановил, что США должны выплатить возмещение. Однако Никарагуа отозвала свой иск, прежде чем была определена сумма возмещения.

В апреле 1999 г. в разгар косовского кризиса Югославия обратилась к Суду с просьбой об указании временных мер, с тем чтобы положить конец бомбардировкам югославской территории авиацией НАТО. Однако Суд постановил, что он не обладает юрисдикцией для указания таких мер.

Суд оказался бессилен предотвратить применение военной силы. Но этот главный судебный орган ООН способствовал укреплению мира. Однако в ряде случаев Суду удавалось смягчать напряженные ситуации, содействовать нормализации отношений между государствами и возобновлять переговорные процессы, зашедшие в тупик.

Суд не является последней инстанцией в процессе разрешения споров. Государства могут обращаться к нему, используя одновременно другие методы разрешения споров, понимая, что такие действия могут дополнять работу Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи, а также двусторонние переговоры.

Суд не может заниматься рассмотрением дел по своей собственной инициативе. Статут Суда не наделяет его правом проводить расследования и выносить по своей инициативе решения, касающиеся действий суверенных государств, или рассматривать их внутренние дела. Он также не может предъявлять обвинения.

Однако это не означает, что действия Международного суда малоэффективны. Результаты работы Суда фиксируют исторически сложившуюся реальность и расстановку сил на геополитической арене. В современном динамичном мире наиболее ценным является сдерживающее воздействие Суда на международные отношения. Так, в 1973 г. Австралия и Новая Зеландия по отдельности возбудили дела против Франции в связи с ее предложением проводить ядерные испытания в атмосфере южной части Тихого океана. Франция не признала юрисдикцию Суда и не участвовала в разбирательстве. Однако после того как Суд принял соответствующее решение, Франция объявила о своем намерении прекратить ядерные испытания. В своих решениях (1974) Суд постановил, что заявления Австралии и Новой Зеландии утратили силу в связи с изменившимися обстоятельствами.

Выполняя свои задачи, Суд способствует развитию международного права. Суд не вправе формулировать новые договоры, однако может разъяснять, совершенствовать и толковать нормы международного права с учетом современных условий и констатировать формирование новых правовых направлений. Поскольку решения Суда имеют силу прецедента и представляют собой наиболее авторитетное толкование международного права, государства и международные организации обязаны руководствоваться ими и учитывать решения Суда при разработке проектов новых норм международного права и внутригосударственного законодательства.

www.nnre.ru