Полезные статьи

Приказ о 8 марте 2018

Новые нормы всероссийского физкультурно-спортивного комплекса ГТО 2018 года

Сейчас то тут, то там слышится аббревиатура ГТО. Произошла она от названия советской спортивной программы, объявляющей участников готовыми к обороне и к труду. Всё началось в 30х годах 20 века. В 1931 году, в марте, Высший совет физической культуры (ВСФК), состоящий при ЦИК СССР, утвердил комплекс первой ступени. Программу ГТО придумали для того, чтобы развивать физическую форму граждан и поддерживать состояние их здоровья на должном уровне. Нормы эти, конечно же, не нафантазировали, а создали на основе научно обоснованных стандартов. С их помощью оценивали здоровье жители СССР, и к ним стремились сами граждане.

В 2013 году с лёгкой руки нашего президента история начала повторяться. В.В. Путин предложил вернуть эту систему, изменив в соответствии с современными требованиями и знаниями. Комплекс постепенно развивался, и на нашем сайте у вас есть возможность узнать нормы ГТО 2018 года: таблица нормативов со ссылками, отсылающими к каждому конкретному комплексу, находится внизу этой страницы (перейти).

Всероссийский физкультурно-спортивный комплекс ГТО также предложили расшифровывать как «Горжусь тобой, отечество». Такой вариант поддерживают далеко не все. Большинство считает, что такая расшифровка не даёт представления о сути программы и является довольно неуклюжим элементом пропаганды. Тем не менее, суть остаётся прежней, не смотря ни на что. Современным россиянам предлагается пройти испытания и сдать нормативы комплекса ГТО.

Что входит в нормы этой программы? Новые нормативы сдачи ГТО включают в себя такие упражнения как отжимания, поднятие гири, плавание и другие. Естественно, нельзя применять одинаковые стандарты ко всем и требовать, например, от детей того же, что и от взрослых. При составлении нормативов учитывались возраст и пол участников, а также уровень подготовки. Всего существует 11 ступеней, соответствующих разным возрастам, начиная с 6 лет и заканчивая 70 годами.

Помимо того, что комплекс разделён по ступеням возрастов, он имеет также несколько уровней исполнения. В зависимости от того, насколько участник подготовлен, какой у него потенциал, он получает золотой значок, серебряный, бронзовый или утешительный, просто сообщающий о факте участия этого человека.

Таблица нормативов для каждой возрастной группы есть на сайте gto norm.ru, так же как и самая актуальная и важная информация, касающаяся процесса внедрения программы и подготовки к ней. Кроме того, нормы ГТО по возрастам можно посмотреть и на портале Комплекса ГТО. Чтобы осуществить вход в личный кабинет АИС ГТО, нужно зарегистрироваться в программе. Об этом у нас написана отдельная статья.

Всероссийский физкультурно-спортивный комплекс для готовых к труду и к обороне довольно успешно проходит поэтапное внедрение в нашу жизнь. Всё больше школьников, студентов, взрослых и пожилых людей выражают желание принять участие в этом соревновании и выполнить современный комплекс. С того момента, как ВФСК ГТО начал внедряться в общественную жизнь, возрос интерес к спорту. Влияет на это не только сама соревновательная программа, но и система поощрений, созданная внутри неё. Например, школьник, сдавший нормы, получает дополнительные баллы при поступлении в ВУЗ, так как результаты внесут в аттестат. Если и вы хотите принять в этом участие, выберите центр сдачи, удобный для вас по месту расположения и зарегистрируйтесь на сайте ГТО.

gtonorm.ru

Под знаком N. Маршал Ней. Ч. 8.

Итак — «возвращение блудного наполеоноведа»))

Предыдущая серия и все другие — по ссылкам здесь.

Январь выдается напряженный. Поэтому такой длинный перерыв был.

Ну, погнали — перемещаемся в начало 1813 года.

Вернувшись из России — Ней получил 2 месяца отпуска, которые провел у себя в поместье с семьей. Отпуск закончился к концу марта 1813 года, а 1 апреля 1813 года Ней получил титул князя Москворецкого.

Пока Ней отдыхал — Наполеон собирал новую армию (и к концу марта она была готова), а российский император Александр I перешел границу Российской Империи со своей армией и двинулся в Европу.

И вот тут надо опять поговорить про Россию, а конкретно — про заграничный поход 1813-1814 годов.

Есть точка зрения, что Кутузов этого похода не хотел (спасибо Льву Николаевичу). на самом деле — это не так. Кутузов сделал все, чтобы этот поход состоялся — все приготовления производил, запасал фураж, организовывал лагеря для солдат и т.д. Его личные сомнения — не мешали ему делать это.

Часто приводятся слова Кутузова: «Хорошо нам сейчас идти за Эльбу. А как воротимся с рылом в крови?»

Тут следует помнить, что Эльба — это река в Пруссии, западнее Берлина. Т.е. Кутузов, по сути, сомневался в необходимости «гнать Наполеона до Парижа» , а не в самом заграничном походе. И к тому же это опять лишь отражение осторожного подхода Кутузова к той войне.

Смерть Кутузова 28 апреля 1813 года.

Во-первых, русская армия пострадала хоть и меньше французской — но и потери, и усталость, и ущерб от холода — очень серьезными (не надо забывать, что зимой все-таки старались тогда не воевать, а обмундирование русского солдата совсем не отличалось от обмундирования французского — та же шинель, и уж точно не на меху). Войскам нужен был отдых, переобмундирование, донабор.

Во-вторых, еще на январь 1813 года у России не было ни одного союзника. Точнее был всего 1 — тайный — это Швеция, с которой договор о дружбе против Наполеона был заключен в августе 1813 года, когда Александр Павлович тайно гонял в Финляндию на встречу с Бернадотом (как мы помним из постов о Бернадоте и его Дезире).

Прусский король Фридрих-Вильгельм III боялся воевать. Он хорошо усвоил преподанные ему в 1807 году уроки.

Но, как я писала в конце прошлого поста — патриотический подъем охватил всю Пруссию и был подобен прорыву плотины, который нельзя было остановить. Пруссаки начали собирать ополчение и сдавать деньги на войну ДО официальной отмашки сверху. Более того, в самом конце 1812 года прусский генерал Йорк, воевавший во главе прусской группировке в составе корпуса маршала Макдональда — самовольно вышел из войны с Россией (без согласия прусского короля и маршала Макдональда, которому подчинялся — фактически, он изменил Макдональду). Под городком Тауэрген (это теперь территория Литвы) Йорка окружил генерал Дибич. Группировка Йорка была больше группировки Дибича — и он легко мог вырваться из окружения. Но Йорк и его офицеры в войне 1812 года принимали участие без восторга, и в конце декабря, наблюдая поражение Наполеона, они решили, что надо быть с Россией, а с Наполеоном надо порывать. И вот Йорк заключил с Дибичем соглашение, что прусские войска под командованием Йорка не будут воевать с русскими — до марта 1813 года. И под этим соусом им дали уйти в Пруссию. Фридрих-Вильгельм сначала хотел отдать Йорка под суд, но ситуация, повторю, в его стране складывалась таким образом, что Йорка считали героем — и Фридрих-Вильгельм решил Йорка от греха подальше не наказывать. И вступить все-таки в союз с Российской Империей — иначе свои же подданные «поимеют ввиду».

Народ приветствует Фридриха-Вильгельма после вступления в союз с Россией. Это март 1813 года. Наконец-то появился полноценный союзник.

Англия, конечно, была против Наполеона (она всегда была против Наполеона). Но к 1813 году Англия уже 6 лет как воевала в Португалии и Испании (мы же все помним про королевского стрелка Шарпа в исполнении молодого-красивого-не помятого Шона Бина?).

И вот Англия на этот раз решила, что она, конечно, в коалиции, но даже деньгами особо помогать не спешила, потому что на ее шее висело то, что называется «второй фронт» (и скидывать его со счетов не стоит — они там удерживали Массена и Сульта и огромное число французских войск).

Наконец, Австрия. Наполеон был для них на тот момент «наш зять», Франц II и Меттерних хотели «посидеть на заборе» и поглядеть со стороны, как Александр «пощипет» Наполеона (в то, что он его «дощипет» окончательно — они не верили) — а потом поиметь с этого какой-нибудь профит. Австрия интриговала напропалую — они вовсю подписывали тайные меморандумы и союзы (мы же помним, что именно в Австрию тот же Мюрат отправил своих посланцев сразу после отъезда из России — он понимал, что от Вены очень многое зависит в европейской политике).

И надо отдать должное Александру I — он сумел всех объединить.

Он все-таки питал к Наполеону личную неприязнь. И был в этом последователен, прямо говорил: «Либо я, либо он — вместе мы править не можем». И, надо отдать ему должное, своего добился. Была цель — свергнуть Наполеона с престола Франции. И он шел к ней твердо и решительно. Насколько это соответствовало интересам России — другой вопрос. О том, что важнее — глава государства и его амбиции или нация, страна — мы еще поговорим.

Так что Александр согласился, что англичане и так делают важное дело, гоняя Жерома Бонапарта и Массена по Испании. Расходы на войну он во многом взял в этот раз на себя («всё нормально! деньги — есть!»). Он включил все свое влияние на прусского короля («помянем Луизу! она бы это одобрила!). Он льстил Бернадоту и помог ему захватить Норвегию. Наконец, он все-таки втянул в войну Австрию.

Надо сказать, что даже очень умный и тонкий дипломат Меттерних понимал: на заборе долго сидеть не выйдет. Надо в конце-концов принять чью-то сторону. И хотя Александр I «такую сильную неприязнь» испытывал к Наполеону, что о примирении между ними и речи не шло — австрийцы сознавали, что сам Наполеон, сменивший после женитьбы на «нашей дочке» ориентацию с России на Австрию — может эту ориентацию сменить снова и все-таки помириться с Александром. Россия снова была для него — самой главной страной. И он мог пойти на всё, на любые ухищрения и уступки, чтобы договориться с Александром. И тогда бы Австрия осталась в дураках (и «наша дочка» не спасла бы — Наполеон в критичной ситуации явно бы забил на «тестюшку» и его интересы).

И вот как ни парадоксально, но австрийцы решили примкнуть к союзникам после первого этапа кампании 1813 года, в которой Наполеон выиграл почти все сражения.

Однако этому парадоксу есть объяснение.

И тут самый момент вернуться к Нею.

Ней был при Наполеоне весь 1813 год. У него под командованием уже 3 корпуса, в них большую часть составляют новобранцы. Но тем не менее именно с новобранцами он стал героем битвы у Лютцена: весь день он удерживал позицию вместе с вчерашними рекрутами — и удержал. Во время боя он получил пулевое ранение в правую ногу — но не оставил поле сражения.

Бой при Лютцене.

И вот уже и новобранцы смотрят на него с тем же обожанием, что и те солдаты, с которыми он сражался при Гогенлиндене, Эльхингене, Фридланде.

Карта довольно удобная — видно по часам как продвигались войска. К 6 вечера — французы оттеснили русских с их первоначальных позиций.

Вообще, Лютцен был удивительным сражением: обе стороны посчитали, что выиграли его. Во всяком случае Витгенштейн отписал Александру I, что всё, победа! И Витгенштейну даже дали орден Андрея Первозванного за Лютцен. Однако потом как-то все-таки сообразили, что отступление после боя есть признак пусть и технического, но поражения.

Затем был бой при Баутцене.

Карта — всё видно.

Баутцен был 2-хдневным сражением. По идее, Ней не должен принимать в нем участия, т.к. его 3 корпуса были отправлены на Берлин. Наполеон слишком поздно отправил приказ Нею — развернуться туда, где Ней был нужнее. Но начальник штаба Нея Жомини — еще до получения приказа от Наполеона — убедил своего маршала, что Наполеону точно понадобится помощь Нея в сражении при Бауцене, поэтому Ней успел дойти к концу 1-го дня сражения (20 мая 1813 года). Утром 21 мая 1813 года Ней получил приказ — захватить Голкирхен (внизу справа) — это позволило бы отрезать русско-прусским войскам путь к отступлению. Но тут Ней совершил ошибку. Он спокойно форсировал реку, а затем. а затем зачем-то разделил свой корпус и одну небольшую часть под командованием Лористона отправил к Голкирхену, а сам ударил в тыл Барклаю. Ударил успешно, но не дошел до Голкирхена.

В итоге Наполеон, не дождавшись сигнала от Нея о захвате Голкирхена, начал атаку на центр. Нет, Ней в конце-концов устроил Блюхеру «кровавую баню» в тылу, а Наполеон выиграл сражение.

Но русские и пруссаки снова смогли отойти (по той самой дороге, которую должен был, но не захватил Ней) и прикрывал это отступление тот самый генерал Йорк, который так шустро кинул Макдональда в декабре 1812-го года.

И вот в этом и есть суть происходившего в первую половину 1813 года. То, что толкнуло Австрию в объятия союзников. Да, Наполеон собрал новую армию. Да, Наполеон побеждает. Но — неубедительно побеждает. Русские и прусскаки не бежали (как под Аустерлицем, под Фридландом), а всего лишь отошли.

А кроме того — огромные потери у французов.

У Наполеона больше не Великая армия. Великая армия полегла в России. Это просто армия. Новая армия хоть и насчитывает почти 500 тысяч — состоит из солдат не лучшей выучки, это не закаленные ветераны: это новобранцы, это отказники, это — наконец — даже снятые с флота матросы. Гвардию всё чаще посылают «в огонь» — и гвардия редеет. Этой армии не хватает артиллерии. В России осталось около 1000 пушек — это колоссально много! И эти пушки теперь развернуты против французов. А французы хоть и выгребли все остатки (сняли с крепостей, с учебных полигонов) — но у них при том же Бауцене было в 2 раза меньше пушек, чем у русских и пруссаков. Самое же ужасное — это жалкое состояние кавалерии. Мюрат, прибывший из Неаполя, был в большом расстройстве. Но что делать: если пехотинца можно было худо-бедно обучить за несколько месяцев, то кавалериста (и кавалерийскую лошадь!) трудно подготовить даже за год. А что такое кавалерия? Это быстрая атака, которая необходима, пока не подойдет пехота. Это, наконец, разведка. Наполеон был артиллерии был «короткорук», а без кавалерии — «подслеповат».

И еще стало ясно, что за 17 лет войн с Наполеоном — и его противники кое-чему у него самого научились в плане военного искусства.

В общем, когда Наполеон сам выступил инициатором перемирия в июне 1813 года, Австрийцы поняли, что «орел» уже не тот. Впоследствии, на острове Святой Елены, Наполеон называл это перемирие роковой ошибкой.

Перемирие продлилось с начала июня по начало августа 1813 года. Наполеон хотел подтянуть все, что можно, из Франции. Но подтянуть-то ему удалось совсем немного (они бы и так пришли). А вот союзники «подтянули» куда больше.

В русской армии сменили командование: командующим вместо Витгенштейна сделали Барклая-де-Толли.

Тут опять отступление. Вообще, у императора Александра были определенные сомнения в качестве своего генералитета и офицерского корпуса. Это, может, не очень приятно нам, но тогда считалось, что русский офицер — это плохой офицер. Хорошими считались французские офицеры, австрийские. А вот русские — нет. Зато все отдавали должное простому русскому солдату — тут вопросов не было. «Чудо-богатыри» — да и только.

Поэтому Александр колебался. Кстати, Кутузов до своей смерти в апреле 1814 года оставался в должности главнокомандующего, ее даже у умирающего Кутузова Александр не забрал. И после смерти Кутузова царь сначала сделал командующим Витгенштейна, который очень хорошо показал себя в 1812 году на т.н. «петербургском направлении», но в армии, которая воевала под Смоленском, Бородино и Березине — не пользовался авторитетом. Милорадович игнорировал его приказы и огрызался. Ермолов писал на него доносы (все, как обычно). И как-то так случилось, что Барклай оказался как раз той фигурой, которая устроила бы армию. Например будущий генерал-губернатор Москвы Закревский писал своему другу будущему генерал-губернатору Новороссии Михаилу Воронцову (чью жену потом любил Пушкин, ну, вы помните «Желаю славы я, чтоб именем моим. » — это ей посвящено): «Уж мы успели наделать глупостей вместе с графом Витгенштейном. я думаю, что будет назначен Барклай. Сего крайне не желают люди, живущие в главной квартире, а служащие в линии душевно того желают, да и польза службы сего требует. Но граф Вигенштейн быть главнокомандующим не может, да и не в состоянии: эту справедливость все ему отдают». Вот так Барклай, который в июле-августе 1812 года считался в армии чуть ли не «изменником» за свое бесконечное отступление, меньше чем за год стал любезен именно армии (тем, кто служит «на линии», а не в «главной квартире», т.е. в штабе).

В итоге командующих было четверо: Шварценберг от Австрии, Бернадотт от Швеции (плюс ему дали под начало русские войска — а нельзя было обидеть королевскую особу), Блюхер от Пруссии и Барклай от России. Барклая, впрочем, постоянно переподчиняли Шварценбергу, чтобы сделать лишний реверанс австрийцам. Шварценберг был хороший генерал, но не военный гений. Плюс рядом с Барклаем тусовался сам Александр I и брат его Константин (оба по-прежнему не до конца расстались со своими полководческими амбициями). И тБарклай все эти сложности преодолел.

Кар Филипп цу Шварценберг.

И еще одна вещь была сделана Александром Павловичем — ему удалось заманить на русскую службу Виктора Моро, легендарного французского революционного генерала, победителя при Гогенлиндене, который после обвинений в участии в заговоре против Наполеона был выслан из Франции и с 1805 года жил в Северной Америке. До этого Моро уже делались предложения пойти на русскую службу — но он отвергал их. А вот в 1813 году — принял, приехал из Нового света и хотя и трагически быстро погиб — кое-какие дельные мысли подкинул. А главное — его поступление на русскую службу сыграло довольно сильную роль в сфере «пиара и анонса»: все знали, что Моро долго отказывался (и, может, правильно — ведь Наполеон всегда побеждал), а тут вдруг согласился — может, Моро знает чего? Может, на этот раз Наполеон проиграет? Словом — это все подымало дух армий союзников.

А что Наполеон и дух его армии?

Помимо всех проблем с армией, стремительно ширящимися рядами врагов (тесть родной предал. хотя чего он хотел? он сам всегда подчеркивал, что «бабы» нужны лишь для удовольствия и детей — а на политику они не должны влиять. ну, вот оказалось, что «тестюшка» тоже так считает, даже если «баба» — это его дочка) на его долю выпало слишком много потерь.

Сначала погиб маршал Бессьер. Красавец, личный друг Мюрата, любитель пудренных волос и юных танцовщиц парижской Оперы — он был убит, когда рядом с маршалом Неем обозревал позиции перед битвой под Люценом. Ядро попало прямо в него, сбило с лошади, оторвало ему правую руку и проломило грудь. Он умер через несколько часов в страшных мучениях. Ней грустно сказал по этому поводу: «Такова наша судьба. Прекрасная смерть!»

Затем — тяжкая личная потеря для Наполеона — в конце боя при Бауцене погиб гофмаршал Дюрок. Опять ядро. Опять мучительная и медленная смерть. На этот раз все произошло прямо на глазах у самого Наполеона (т.е. ядро могло прилететь и в него). Дюрок был «тенью» Наполеона с 1796 года. Он был поверенным его тайн, в том числе личных. На месте его смерти Наполеон приказал воздвигнуть часовню и горько оплакивал.

Наполеон у смертного одра Дюрока.

В последние дни перемирия в августе 1813 года, армия Наполеона понесет еще одну тяжелую и значимую потерю — она лишится Антуана-Анри Жомини, начальника штаба Нея, бригадного генерала. но не из-за смерти последнего, а из-за перехода на сторону союзников.

Формально — это не измена (т.к. боевых действий нет и можно перейти на службу русскому императору без клейма «изменник»), но в военной истории Франции Жомини, безусловно, считается предателем.

Тем более, что причиной перехода (если отбросить всю шелуху, которую потом понаписали в том числе сам «виновник торжества») явилось уязвленное самолюбие и неоправданные карьерные расчеты. Жомини давно терпел явное недоброжелательство со стороны маршала Бертье. Маршал был превосходный штабист, но он знал, что штабиста и военного теоретика Жомини уважает даже Наполеон, поэтому-то Бертье много лет препятствовал переходу Жомини в императорский штаб (ну, все-таки Жомини был моложе и Бертье рассматривал швейцарца как человека, на которого его самого могут однажды заменить), держал его в штабе Нея на отдалении, а так же уже давно интриговал против получения Жомини звания дивизионного генерала. А после битвы при Бауцене, когда именно Жомини исправил огрехи Нея и внес серьезный вклад в победу — он был представлен Неем к этому званию. Но тщетно — стараниями Бертье швейцарец снова остался «с носом».

И он и переходит на службу к Александру Павловичу. И станет потом основателем Императорской академии генерального штаба при Николае I. А сын его станет русским дипломатом.

Жомини Антуан Анри.

Знаете, это просто изумительно. Я в новогодние каникулы ездила в Питер и была в Эрмитаже. И специально нашла его портрет в Военной галерее — висит, родимый — портрет французско генерала, воевавшего против России до августа 1813 года — среди портереов героев России: Волконского, Давыдова, Ермолова, Сеславина.

Переход Жомини был крайне неприятным событием для Наполеона: Жомини много знал просто по организации внутриштабной работы, он знал, как мыслит французский штаб, как организуется доставка курьерских сообщений (и эти знания станут бесценными в 1814 году — они сыграют свою роль при взятии Парижа).

Бернадотт, Моро и Жомини — это опасная троица на стороне союзников.

А для Нея переход Жомини был настоящим ударом: хотя между ним и Антуаном-Анри всякое случалось (маршал был вспыльчив и часто ругался со своим начальником штаба, даже бывал к нему несправедлив), но все-таки это были больше «итальянские страсти», за которыми трудно было не различить искреннего доверия, уважения и привязанности к тому, кого он называл «мой упрямый швейцарец», они были вместе больше 10 лет, со времен эпического посольства Нея в Гельветической республике (в Швейцарии в 1802 году — помните: тогда еще Ней начал свою «дипломатию» неожиданно — с арестов недовольных).

Жомини при всех обидах на маршала Нея не мог не осознавать, что их связывают крепкие человеческие узы. Вот что он напишет ему: «Отдаю себе отчёт, что обязан Вам, Вашему доброму ко мне отношению, Вашей поддержке, которая в определённый момент сильно помогла мне достигнуть определённой известности… Полагаю, что вернул свой долг при Ульме и Йене, в Польше, в Тироле, в Испании и в ходе последней кампании. Я выполнил всё, что должен был сделать, хотя мог бы быть ещё полезнее, если бы этого хотели другие. Последние эпизоды показали, что Ваше Превосходительство не ценило мои душевные порывы, не придавало большого значения моей службе и не желало видеть меня подле себя». Обычное письмо для такой ситуации: упреки перемежаются с заверениями в хорошем отношении. Надо сказать — хорошее отношение Нея Жомини все-таки помнил больше и даже после того, как Ней в 1814-м году отказался иметь с ним дело после занятия союзниками Парижа — Жомини пытался спасти своего бывшего начальника во время процесса в 1815-м году.

Суммируя все вышесказанное, приведу слова Клаузевица: важнейшей составляющей для успеха любой армии всегда было «полнокровное чувство победы». И до 1812 года никто не обладал этим чувством в большей мере, чем французская армия. Вот накануне битвы при Бородино — как я уже писала — был чудесный вечер: вся французская армия слилась в единый организм, выпивали, пели, смеялись, и даже зная, что завтра многие из них не переживут, общий настрой был восторженный — потому что все равно «мы победим», потому что «мы — сильнее».

А в 1813 году этого духа победы не было.

И сам Ней напишет в одном из своих писем: «Мы ещё добиваемся успеха благодаря нашей стойкости, но в машине нет больше ни силы, ни единства; нам нужен мир, чтобы всё реорганизовать».

И тем не менее даже после перемирия, когда у союзников по Шестой коалиции все так прекрасно сложилось — Наполеон практически сразу «дает всем прикурить».

Да, 23 августа 1813 года Бернадот и Блюхер разгромили Удино при Гросберене.

Да, 26 августа 1813 года Блюхер выиграл у Макдональда битву при Кацбахе.

Блюхер при Кацбахе.

Но в это же время Наполеон 26 и 27 августа 1813 года наносит сокрушительное поражение союзникам под Дрезденом.

Тоже двухдневный бой — и бой удивительный. У союзников было около 170-230 тысяч войск. У Наполеона — не больше 160 тысяч в момент полного подхода всех корпусов и резервов. И он выиграл этот бой.

Он не мог его проиграть — Дрезден был крупнейшим пунктом снабжения для наполеоновской армии (продовольствие, фураж для лошадей, обмундирование, обозный парк и т.д.). Наполеон говорил: «Пусть меня лучше отрежут от Рейна, чем от Дрездена» (т.е. от самой Франции быть отрезанным не так плохо, как от дрезденских складов).

Когда союзники пошли на Дрезден — Наполеон поспешил со всеми силами к городу. Они пришли туда практически одновременно, но союзники — на день раньше 25 августа 1813 года.

И вместо того, чтобы сразу начать штурм Дрездена — они начинают ждать отставшие войска и обозы. Кроме того, под Дрезденом стало ясно, что в армии союзников отсутствует единоначалие — тут был и Шварценберг (формальный главнокомандующий, но не самый сильный военачальник), и подчиненный ему Барклай (неформальный лидер и самый сильный военачальник), и Александр I, и Фридрих-Вильгельм III (2 коронованных особы).

26 августа 1813 года рано утром Шварценберг начал самостоятельные атаки на город (о которых не знал Барклай, который готовился к атаке после полудня). Наполеон подошел к городу с севера где-то в 10-11 часов утра и вошел в него (Дрезден находится на обоих берегах Эльбы).

Ну, у Наполеона никогда проблемы с «ввязаться в бой» не было. В первый день все атаки союзников были отбиты контратаками французов. К вечеру 26 августа 1813 года Наполеон уже вышел за городские стены на юге и атаковал союзников на их рубежах. К ночи союзники переместились на высоты вокруг города.

Следующий день, 27 августа 1813 года союзники уже с утра занимают оборонительную позицию.

Ребята, вы понимаете? Они пришли туда превосходящими силами, целый день мялись, не рискуя начать атаку, а потом откатились назад и заняли ОБОРОНИТЕЛЬНУЮ позицию.

По-моему, это говорит о Наполеоне — ВСЕ, что можно сказать.

Итак, союзники в обороне. Наполеон — ясен перец — будет атаковать. При этом — для понимания поясню — атака хороша тогда, когда противнику некуда отступать. А союзникам отступать — есть куда: на флангах 2 дороги (на Фрайберг и на Пирну). Так же есть в центре дорога — на Теплице.

А фланги у союзников — слабее (там войска растянуты, в центре — плотненько).

Плюс с раннего утра начался проливной дождь. Что значит — дождь? Это значит, что ружейный огонь солдаты вести не могут (ну, потом что кремниевые ружья). Поэтому — только артиллерия поможет. При этом у союзников больше 600 пушек (это ОЧЕНЬ много).

Однако, повторю, они в основном — в центре. А Наполеон атакует на флангах.

С правого фланга давит Ней, Сен-Сир и молодая гвардия (я право-лево называю со стороны союзников), с левого — Виктор и Мюрат с кавалерией.

Центр держит Мармон.

И французы начали выдавливать с флангов австрийцев и русских.

А где-то в 2 часа пополудни ядро, пущенное с французской стороны — раздробило ноги Виктору Моро, который находился рядом с Александром I. Его со дня на день должны были назначить главнокомандующим всеми союзными войсками. То, что Наполеон с удовлетворением узнал о смерти Моро — это правда: для всей французской армии генерал Моро, перешедший на сторону союзников — предатель, даже несмотря на изгнание его из Франции.

Смертельное ранение Моро.

И, знаете. я в чем-то согласна. В случае с Моро — его служба Александру I — поступок неэтичный и неблагородный.

Моро умрет так же в страшных мучениях: сразу после ранения ему ампутируют обе ноги, но через неделю он все равно скончается. Неделю он мучился — без современных обезболивающих. Это ужасная смерть.

Вернемся к Дрездену. Пока Виктор на левом фланге атаковала генерала Гиулая — Мюрат с кавалерией обошел корпусы Гиулая и Мецко и зашла им в тыл. Пехота Мецко начала отступление, а французы прижали их к берегу. Дальше произошел знаменитейший эпизод, описанный Марселеном Марбо в его мемуарах (кстати, отчаянно рекомендую эту книгу — она редко издается, ее трудно найти на интернет-площадках, но охота за ней стоит того — Марбо за свою мемуарную работу был упомянут в завещании самого Наполеона — тот завещал ему 100 тысяч франков с наказом «продолжать писать». и хотя в мемуарах Марбо много неправды, заблуждений и фантазий, это все равно выдающийся памятник Великой Армии).

«Кирасирская дивизия генерала Бордесуля (французы — мое примечание) оказалась перед построенной в каре австрийской дивизией. Бордесуль предложил австрийцам сдаться в плен, что было отвергнуто австрийским генералом. Тогда Бордесуль указал генералу, что ни одно из его ружей не может стрелять. На это австрийский генерал возразил, что его люди будут отбиваться штыками, а лошади французов по копыта завязли в грязи и не смогут задавить напором.
— Я разобью ваше каре артиллерией.
— Но вы её не имеете. Пушки завязли в грязи.
— Хорошо, если я покажу вам орудия за моим полком, вы сдадитесь?
— Я не буду иметь иного выбора, так как не смогу защищаться.
Затем французский генерал подвел 6 орудий, их обслуга держала горящие фитили, готовясь к открытию огня. Только тогда австрийская дивизия сложила оружие».

Мюрат прислал Наполеону донесение: «Ваша кавалерия захватила 15 тысяч пленных и взяла 12 орудий и 12 знамён, одного генерал-лейтенанта, двух генералов и большое количество старших офицеров и других в наших руках».

А вот на правом фланге — такого категорического успеха не было: там атаковала молодая гвардия и новобранцы Нея. Несмотря на страшные потери русским удалось остановить пехоту контратаками кавалерии (а кавалерии там у французов почти не было). В итоге французы под проливным дождем встали в каре (для понимания: каре — построение «квадратом» — прорвать очень сложно, даже кавалерией — запомним это! это нам пригодится, когда мы будем «проходить» Ватерлоо — его можно лишь «разрушить» артиллерией или пехотной штыковой атакой). И тут Фридрих-Вильгельм и Александр Павлович «взяли командование» на себя и приказали Барклаю (ну, вы понимаете уровень «порядка» в союзной армии — главнокомандующий Шварценберг вообще никем в грош не ставится, 2 монарха решают покомандовать Барклаем напрямую) спустить артиллерию с высот (мы же помним, что русские приготовились к обороне на высотах) и начать шмалять по пехоте Нея. А Барклай — отказался. Кремень-мужик. Логика простая: если мы сейчас спустим вниз по мокрой земле пушки — мы их потом наверх не поднимем.

И к вечеру союзные войска (при том, что много свежих резервов). отступают. С большими потерями (20 тысяч пленных, 15 тысяч раненых, 15 тысяч убитыми, около 40 орудий отдали французам!).

Вот так, ребята. Повоюйте-ка с Наполеоном.

Однако они отступают, но не бегут. Это важно.

Затем генерал Вандамм разбивает союзников при Кульме. А союзники — генерала Жерара при Хагельберге.

Наконец, 6 сентября 1813 года при Денневице Ней вступает в бой с Бюлловым и Бернадотом и. проигрывает.

Чести ради — к Бюллову на помощь подошел Бернадот.

Но все-таки при численном превосходстве (хоть и незначительном: у Нея где-то 60 тысяч, у союзников — 55 тысяч) Ней мог бы действовать лучше.

Ошибка Нея была в том, что он действовал как командир корпуса, а не как командующий всем сражением — он сосредотачивал свое внимание на отдельном участке (и сам водил в атаку войска. на этот раз это — не комплимент).

Поражение «родилось» в считанные минуты, когда Ней отвел назад корпус Удино, чтобы перегруппировать его и получить подкрепление для своей очередной атаки на правом фланге — он этим самым оголил фланг Ренье (видите в центре Ренье?). И туда ударили пруссаки, усиленные подошедшим Бернадотом. Всё. Саксонцы, сражавшиеся под командованием храбрейшего Ренье — дрогнули и побежали. Они увлекли за собой солдат Удино. В итоге — поражение, 8 тысяч пленных, 10 тысяч убитых французов (у союзников столько же убитыми). Отступление.

Однако Наполеон отнесся к сообщению о поражении Нея — гораздо терпимей, чем ожидалось. Говорят, дочитав депешу от маршала, император вздохнул: «У нас действительно очень сложное ремесло». Все-таки Ней был у него в фаворе тогда.

И вот это поражение при Денневице — оно сыграло роковую роль для Нея. Оно, как кажется многим биографам маршала, нанесло чувствительный урон по его вере в свою звезду: вырвавшийся из снегов России и успешно действовавший при Наполеоне — он был поколеблен.

Я могу только одно сказать в его защиту: до сих пор у Нея просто не было ни одного самостоятельного боя. Сульт, Даву, Массена — военачальники, которые умели действовать самостоятельно — не сразу начинали с побед. У них была возможность «тренироваться на кошках». А Ней, так сложилось, он все время был чьей-то то правой, то левой рукой. И никогда не был самостоятелен. Это знал Бернадот. Это знали Жомини и Моро. И теперь это понял сам Ней — он слишком поздно получил роль «головы» в сражении. И первый блин оказался для него комом настолько, что второго и не было.

При Деннивице в плен был захвачен адъютант маршала Нея — Клуэ. Его доставили в шатер к Бернадоту — бывший маршал Франции, а теперь крон-принц Швеции доброжелательно принял Клуэ, пригласил его за стол и разговаривал с ним как с равным: «Моё положение довольно деликатно, мне претит воевать с французами. Наполеон лично несёт ответственность за эту отвратительную ситуацию».

Кронпринц Швеции Карл Юхан (в девичестве Жан-Батист-Жюль Бернадот).

Освобождая Клуэ, Бернадот передаёт с ним пачку писем, адресованных Нею, Мюрату, Бертье, Удино и Макдональдс В этих письмах он утверждает, что союзники не намерены навязывать Франции унизительные условия мира.

Письмо Бернадота Нею прямо совсем задушевное: «Уже много лет мы разоряем землю и до сих пор ничего не сделали для людей. Слава предстоящего подвига, князь, достойна такого воина, как Вы. Французский народ оценит эту выдающуюся услугу наряду с теми, которые мы вместе оказали двадцать лет назад под стенами Сен-Кантена, сражаясь за свободу».

Казалось, все их распри позабыты и вот старый друг, тоже «генерал Республики» взывает к воспоминаниям их молодости, их «лихих 90-х» и просит задуматься о чем-то большем, чем «служение тирану».

Интересно, что ни один из маршалов не удержался от того, чтобы вскрыть письмо Бернадота (а ведь правильнее было бы отослать их нераспечатанными Наполеону). Более того, никто вообще не сообщил об этих письмах своему императору — но он все равно узнал.

Им всем пришлось объясняться с Наполеоном.

Несмотря на то, что все винились и уверяли, что они преданы делу императора — Наполеон понимает, что дух его маршалов поколеблен. И нельзя дальше затягивать эту войну — надо покончить со всем одним решающим ударом.

Решающая битва происходит под Лейпцигом с 16 по 19 октября 1813 года. 3 с половиной дня.

И Наполеон ее проигрывает.

Я не буду долго расписывать «Битву народов». Я лучше помещу карты.

Вот положение дел на 15 октября 1813 года.

Вот положение на 18 октября 1813 года.

Скажу просто (это видно на планах). В начале сражения у Наполеона чуть больше 200 тысяч (где-то 225-230). У союзников в начале 380 тысяч (. ). А к 18 числу подошли еще Бернадот и Беннигсен. И союзников стало до 430 тысяч. А у Наполеона — осталось всего 150 тысяч. И знаете почему? Дело не только в больших потерях. А в том, что Наполеону прямо в ходе боя изменили саксонцы — они перешли на сторону Шестой коалиции. Причем Блюхера подобное поведение возмутило — он с отвращением отправил их в тыл и не задействовал в бою (а вот переживающий за свое «деликатное положение» Бернадот — очень даже задействовал).

Они просто задавили Наполеона числом. Вот и всё.

Шварценберг рапортует государям-союзникам о победе при Лейпциге.

И это правильно — потому что, как показал Дрезден, при малейшей возможности Наполеон превращал поражение в победу. Зачем рисковать?

И тем не менее. Посмотрите еще раз на последнюю карту — французам удалось отступить.

Львиная доля успеха в том, что французы вырвались из затягивающейся петли, принадлежит Нею — он сумел перегруппировать свои войска и вывести из окружения. А вот после гибели блистательного маршала Юзефа Понятовского его корпус был рассеян и спасался «кто как сможет».

Кстати, о смерти Понятовского. Это произошло 19 октября 1813 года, когда раненый Понятовский упал с лошади в реку и утонул. Таким образом, Понятовский поставил «антирекорд» по пребыванию в звании маршала — он получил его всего лишь 16 октября, за 3 дня до смерти (хотя есть мнение, что главный рекорд принадлежит престарелому д’Артаньяну — тот был убит ядром через несколько секунд после вручения маршальского жезла. ).

И вот что я еще хочу сказать.

Ребята! Союзников было в 2 раза больше, чем французов. И они таки умудрились НЕ РАЗГРОМИТЬ Наполеона в чистую. Они пошли брать сам Лейпциг, а не преследовать до упора «негодяйского Бонапартия».

На этой ноте я хотела бы закончить эту главу. Даже раненный лев — все равно лев. И он дерется как лев.

Наполеон был львом. Без дураков.

Монумент на месте «Битвы народов».

m.spletnik.ru