Полезные статьи

Приговор суда по 105

Оправдательный приговор по делу об убийстве (ч.2 ст.105 УК РФ) постановленный на основании вердикта суда присяжных оставлен в силе Верховным судом РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 31 марта 2010 г. N 58-О10-23СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Червоткина А.С.

судей — Боровикова В.П., Фетисова С.М.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 31 марта 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Таранец Е.А. на приговор Хабаровского краевого суда от 29 декабря 2009 года, которым

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей ввиду непричастности к преступлению.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвоката Кротовой С.В., просившей оставить приговор без изменения, выступление прокурора Кузнецова С.В., поддержавшего доводы кассационного представления, полагавшего отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, Судебная коллегия

органами предварительного следствия ФИО обвиняется в том, что он вместе с другим лицом убил П.

Это произошло в период времени с 1 марта по 2 апреля 2005 года в квартире N , расположенной в доме N по ул. в г. в ходе ссоры.

В ходе происшедшего ФИО нанес ногами не менее двух ударов в область живота и не менее одного удара лопатой в область лица потерпевшего.

В это время другое лицо нанесло кочергой не менее одного удара в область головы и не менее двух ударов ногами в область живота потерпевшего П.

В результате указанных действий потерпевшему была причинена закрытая (открытая) тяжелая черепно-мозговая травма с тяжелыми ушибами (кровоизлияниями) головного мозга, с кровоизлияниями над и под твердую мозговую оболочку и под мягкие мозговые оболочки, со сдавлением головного мозга, кровоизлиянием в желудочки головного мозга, перелом костей лицевого черепа, отчего наступила смерть потерпевшего.

В кассационном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Таранец Е.А. ставит вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении ФИО и о направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь в обоснование своей просьбы на то, что при отсутствии единодушного решения по поставленным на разрешение присяжных заседателей вопросам последние находились в совещательной комнате менее 3 часов (туда они ушли 28 декабря 2009 года в 17 часов 16 минут и возвратились из нее в тот же день в 20 часов 10 минут), что противоречит положениям ст. 343 УПК РФ.

По мнению автора кассационного представления, в нарушение ст. ст. 292 и 336 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей адвокат незаконно озвучил информацию, которая не находится в компетенции присяжных заседателей (он говорил о наличии лишь одного обстоятельства, свидетельствующего об убийстве, а все остальные доказательства, в том числе заключение судмедэксперта, носят предположительный характер, заявил, что доказательства стороны обвинения построены на домыслах, слухах, предположениях, то есть являются недостоверными и, соответственно, недопустимыми, защитник утверждал, что Т. нанес 2-3 удара кочергой, сделав при этом необоснованный вывод о том, что удары были очень сильными, однако данный вопрос — сила удара — не исследовался (111 лист протокола судебного заседания), он заявлял, что кочерга — это металлический предмет, просил при этом присяжных заседателей, чтобы они оценили поражающую способность ударов кочергой по голове и штыковой лопатой по лицу плашмя, хотя эти предметы не исследовались (112 лист протокола судебного заседания), адвокат приводил рассуждения о месте удара (темечко), в какую точку соприкосновения пришлась вся сила удара (хотя адвокат — не специалист), он же рассказал присяжным заседателям анатомические особенности строения человека (самой толстой и крепкой частью является лобная кость), что следует учитывать при вынесении решения).

Указав на то, что председательствующий по поводу изложенных выше суждений адвоката в прениях не делал никаких замечаний, государственный обвинитель полагает, что действия защитника повлияли на решение присяжных заседателей.

В кассационном представлении речь идет о том, что в прениях адвокат говорил о возможности совершения преступления иными лицами, он же раскрыл присяжным заседателям нормы УПК РФ (что входит в предмет доказывания), сообщил, что предварительное следствие по делу началось через год после самих событий.

В кассационном представлении также обращено внимание на то, что в ходе прений председательствующий сделал адвокату 5 замечаний о недопустимости высказывания в присутствии присяжных заседателей о необходимости доказывания стороной обвинения умысла, ссылок на судебную практику и т.д. . (по тексту представления), однако адвокат продолжал говорить о необходимости установления стороной обвинения умысла.

Кроме того, государственный обвинитель Таранец Е.А. считает, что присяжный заседатель Т. не могла участвовать в судебном заседании, так как с 1980 по 1996 г.г. она работала в детском саду N , где с 1989 по 1993 г.г. работала мать оправданного: они же проживали в соседних домах.

Вместе с тем данный присяжный заседатель скрыл эту информацию, в связи с чем сторона обвинения была лишена права на мотивированный и немотивированный отвод.

В заявлении (без указания даты) потерпевшая С. поддержала доводы государственного обвинителя.

В возражениях на кассационное представление оправданный Чернышев А.В. и адвокат Ан И.П., не соглашаясь с его доводами, приводят свои суждения относительно законности приговора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления (с учетом заявления потерпевшей), а также возражений на него, Судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ «Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора. лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые. повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них».

Таких нарушений закона в кассационном представлении не приведено.

Доводы государственного обвинителя не имеют под собой фактических и правовых оснований.

Положения ст. 343 УПК РФ соблюдены.

В кассационном представлении его автор приводит произвольные суждения, опровергающиеся материалами уголовного дела.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 3 л.д. 244 — 246) коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для постановления вердикта 28 декабря 2009 года в 17 часов 16 минут, откуда она вышла в тот же день в 20 часов 10 минут.

Председательствующий, ознакомившись с вердиктом, предложил коллегии присяжных заседателей вернуться в совещательную комнату ввиду отсутствия единодушного решения по поставленным вопросам.

В совещательную комнату они возвратились (все происходило в один и тот же день) в 20 часов 15 минут, откуда они вышли в зал суда в 20 часов 40 минут.

В связи с неясностью вердикта председательствующий вновь возвратил их в совещательную комнату, куда они ушли в 21 час, а вернулись оттуда в 21 час 5 минут, после чего был провозглашен вердикт.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей находилась в совещательной комнате в общей сложности 3 часа 24 минуты.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 3 л.д. 130 — 142), в коллегию присяжных заседателей вошла Т.

Оснований для ее безусловного высвобождения из процесса не установлено. О наличии таких оснований председательствующий опрашивал кандидатов в присяжные заседатели (с учетом положений ст. 3 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» N 113-ФЗ).

После удовлетворения ряда самоотводов председательствующий предоставил сторонам возможность, как того требуют положения ч. 8 ст. 328 УПК РФ, задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Государственный обвинитель спросил у оставшихся кандидатов в присяжные заседатели, кто из них или их близких родственников был свидетелем, потерпевшим, обвиняемым по уголовному делу, либо иным образом привлекался к производству по делу, верно ли следующее утверждение — «нет тела, нет дела», кто согласен с этим утверждением, можно ли сделать однозначный вывод о невиновности человека при отсутствии орудия преступления.

Иных вопросов, в том числе, кто с кем знаком и проживает в соседних домах, от стороны обвинения не поступило.

Поэтому нельзя говорить о том, что Т. скрыла от участников процесса какую-либо информацию. В связи с этим невозможно согласиться с утверждением автора кассационного представления о лишении государственного обвинителя права заявить мотивированный либо немотивированный отвод Т.

Таких отводов не заявлено.

Остальные суждения (они изложены выше) автора кассационного представления относительно незаконности действий защитника оправданного в ходе судебных прений также не основаны на законе.

В ходе прений сторон соблюдены положения ст. ст. 292 и 336 УПК РФ.

Приведенные в кассационном представлении фразы, озвученные из уст адвоката при произнесении своей речи в прениях, не свидетельствуют о незаконности действий защитника.

Исходя из принципа состязательности и равноправия сторон в процессе, о чем говорится в ст. 15 УПК РФ, адвокат выполнял свойственную для него функцию, предусмотренную положениями ст. ст. 49 и 53 УПК РФ.

Он использовал законные способы защиты.

В своей речи защитник оценивал (в пределах предъявленного обвинения и в рамках требований ст. ст. 299 ч. 1 п. п. 1, 2 и 4 и 334 ч. 1 УПК РФ) исследованные с участием присяжных заседателей доказательства, высказывая при этом свои выводы о непричастности его подзащитного к содеянному, недоказанности умысла на убийство: он не затрагивал вопрос о допустимости доказательств.

Автор кассационного представления произвольно пытается действия защитника представить как незаконные. При этом он (государственный обвинитель) исходит из собственных умозаключений, не основанных на нормах уголовно-процессуального закона.

Оправдательный приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и мотивированным.

Оснований для его отмены не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Хабаровского краевого суда от 29 декабря 2009 года в отношении ФИО оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

www.ka-nevskaya.ru

Уголовное дело по обвинению К. по ч.1 ст.105 УК РФ

Судья Щеглова А.И. уг. дело № 22 – 4275/11

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Самара 12.09.2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего Давыдова А.И.,

судей Штейн Э.Г. и Нехаев К.А.,

при секретаре Митеревой А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Курганович С.И. и его адвоката Антонова А.П. на приговор Советского районного суда г.Самары от 26.07.2011 года, которым

Курганович С.И., родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в , гражданин , юридически несудимый,

осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к 6 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Штейн Э.Г., доводы осужденного Курганович С.И. и его адвоката Антонова А.П. в поддержку кассационных жалоб, мнение прокурора Бариновой Е.И., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Курганович С.И. осужден за совершение ДД.ММ.ГГГГ убийства ФИО7 при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный Курганович С.И. просит приговор пересмотреть, поскольку при назначении наказания суд не учел в должной мере все имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства, просит применить ст.64 УК РФ при назначении наказания, а также просит переквалифицировать свои действия на ч.4 ст.111 УК РФ, поскольку после нанесения им травм потерпевшая была еще жива какое-то время.

В кассационной жалобе адвокат Антонов А.П. ставит вопрос о снижении назначенного наказания и о применении ст.64 УК РФ.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Суд с достаточной полнотой, всесторонне, объективно исследовал представленные сторонами доказательства, дал им надлежащую оценку, обоснованно признал Курганович С.И. виновным в умышленном причинении смерти потерпевшему.

Сам осужденный не отрицает того факта, что ДД.ММ.ГГГГ он нанес потерпевшей несколько ударов ножом по ногам, в голову и шею ударов не наносил, т.к. не смог бы достать по состоянию здоровья.

Как следует из показаний потерпевшего ФИО9, свидетелей ФИО10 и ФИО11, Курганович С.И. постоянно злоупотреблял спиртными напитками, во время опьянения вел себя неадекватно, очень агрессивно, часто хватался за нож и регулярно в этом состоянии наносил ножевые ранения ФИО7, что объективно подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы трупа ФИО7, на теле которой обнаружены многочисленные шрамы от ножевых ранений.

Свидетели ФИО10 и ФИО11 дали показания, что когда Курганович С.И. ДД.ММ.ГГГГ приехал к ним домой, то сразу рассказал, что ДД.ММ.ГГГГ он ножом убил ФИО7 у нее дома.

Судом дана правильная оценка показаниям осужденного с указанием в приговоре причин признания их несостоятельными. Ссылка осужденного при этом в кассационной жалобе на то, что суд необоснованно их отверг, направлена на переоценку доказательств, которым уже дана оценка суда.

Проанализировав доказательства, имеющиеся по делу, суд правильно исключил возможность причинения потерпевшей установленных заключением судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений и смерти другими лицами, поскольку, как следует из установленных судом обстоятельств дела, ДД.ММ.ГГГГ в квартире находились только Курганович и ФИО7, посторонние лица при их конфликте не присутствовали, дверь квартиры была закрыта на ключ, замки признаков повреждения не имели. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшей и повлекшие ее смерть, были причинены незадолго до ее смерти, все ножевые ранения были причинены практически одновременно в течение короткого промежутка времени; с такими повреждениями период совершения сознательных действий исчисляется минутами и не превышает 3 часов до наступления смерти. Из квартиры никто не уходил и никто в нее не приходил до ДД.ММ.ГГГГ Данные факты свидетельствуют о том, что те повреждения, которые отражены в заключении судебно-медицинской экспертизы, могли быть причинены только Курганович С.И.

Оценивая доводы осужденного о том, что он не имел умысла на убийство ФИО7, что это была обычная семейная ссора, судебная коллегия признает их несостоятельными и направленными на уклонение от уголовной ответственности за содеянное.

Об умысле на убийство свидетельствует тот факт, что удары потерпевшей были нанесены в места расположения жизненно-важных органов — в голову, шею, а также по конечностям, где расположены крупные вены и артерии. Потерпевшая с полученными повреждениями прожила незначительный промежуток времени. Таким образом, характер примененного насилия, локализация причиненных повреждений, количество нанесенных повреждений (не менее 11 ножевых ранений) свидетельствуют о том, Курганович предвидел возможность наступления смерти потерпевшей и сознательно допускал эти последствия, т.е. действовал умышленно. Характер действий осужденного, поведение Курганович непосредственно после нанесения ударов и его реакция на содеянное свидетельствуют о том, что умысел его был направлен на причинение смерти потерпевшей.

Судом в приговоре дана надлежащая оценка всем доказательствам, исследованным в судебном заседании. Оснований не согласиться с оценкой доказательств, а также с выводами суда первой инстанции, судебная коллегия не усматривает.

Суд, оценив все доказательства в совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности Курганович и правильно квалифицировал его действия по ч.1 ст.105 УК РФ.

Доводы осужденного и адвоката о чрезмерной суровости назначенного ему наказания необоснованны, т.к. назначенное наказание соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам дела, личности осужденного, отвечает требованиям ст.60 УК РФ. Как видно из приговора, суд при назначении наказания учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств отсутствие судимостей, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, состояние здоровья, инвалидность, в связи с чем определил минимально возможное наказание по ч.1 ст.105 УК РФ.

С доводами кассационных жалоб о необоснованном неприменении судом ст.64 УК РФ при назначении наказания Курганович согласиться нельзя. Суд правильно не применил ст.64 УК РФ при назначении наказания, так какст.64 УК РФ применятся при наличии исключительных обстоятельств.

Исключительность смягчающих обстоятельств закон связывает с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления. Причем суд должен прийти к выводу о том, что какое-либо отдельное исключительное обстоятельство существенно уменьшают степень общественной опасности совершенного преступления.

Таковых обстоятельств по делу не установлено. Само по себе состояние здоровья виновного лица не может быть признано исключительным обстоятельством и не может служить основанием для снижения ему наказания и применения ст.64 УК РФ.

Суд привел в приговоре убедительные доводы, в силу которых Курганович не может быть назначено иное наказание. Оснований для его снижения судебная коллегия не находит.

Нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, судом при рассмотрении дела не допущены.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Советского районного суда г.Самары от 26.07.2011 года в отношении Курганович С.И. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденного Курганович С.И. и его адвоката Антонова А.П. оставить без удовлетворения.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

pravo163.ru

Приговор суда по 105

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Люберцы, «02» февраля 2006 года

Судья Люберецкого городского суда Московской области Пантелеева С.Ю., с участием государственного обвинителя прокурора г. Люберцы Городова М.Ю., подсудимого П., адвоката Домкина П.А., представившего удостоверение №6792 и ордер №325, при секретаре Остапенко А.Г., Алпатовой Е.В., рассмотрев материалы уголовного дела в П., 1969 года рождения, уроженца г.Люберцы Московской области, гр-на РФ, со средним образованием, женатого, работавшего: таможенный терминал ООО ___ грузчиком, проживающего: Московская область г.Люберцы, Октябрьский пр-кт, д. __ кв. __ , не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ;

У С Т А Н О В И Л :

Подсудимый П. органами предварительного следствия обвиняется в совершении убийства, то есть в умышленном причинении смерти другому человеку. Преступление, как указано в обвинительном заключении, совершено при следующих обстоятельствах: 15 мая 2005 года, в период времени с 02 до 12 часов, П. находясь в квартире по адресу: Московская область г. Люберцы, Октябрьский пр-кт д. . ; будучи в состоянии алкогольного опьянения, умышленно с целью убийства, нанес множественные удары ножом по различным частям тела неизвестной женщине, опознанной как В., 19. года рождения, причинив ей своими действиями следующие телесные повреждения — кожную рану на груди слева на уровне пятого межреберь между средне-ключичной и переднеподмышечными линиями, проникающую в левую плевральную и брюшную полости с повреждением левого легкого диафрагмы и желудка, относящуюся к тяжкому вреду здоровью; 23 кожных раны, расположенных на спине слева с раневыми каналами проникающими в левую плевральную полость с повреждением ткани левого легкого, относящиеся к тяжкому вреду здоровью, — две колото-резаные раны мягких тканей лица в заушной области справа, триколото-резаные раны мягких тканей в области угла нижней челюсти справа, две резаные раны третьего и четвертого пальцев правой кисти, относящиеся к легкому вреду здоровью. От полученных телесных повреждений В. скончалась на месте происшествия. Ее смерть наступила от острой кровопотери в результате множественных колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением левого легкого.

Допросив подсудимого П., который вину не признал, а также свидетелей, указанных в списке лип, подлежащих вызову в судебное заседание, и исследовав представленные органами следствия иные доказательства, суд установил следующие обстоятельства уголовного дела:

В ночь с 14-го на 15 мая 2005 г. П. распивал спиртные напитки с ранее незнакомым С., в квартире, которую временно снимал последний, расположенной по адресу: Московская область г. Люберцы, Октябрьский пр-кт, . примерно в 5-6 часов утра П. и С. пошли в магазин, чтобы приобрести еще спиртного. На улице они познакомились с девушкой В. и пригласили ее в квартиру С. для употребления спиртного. Придя в квартиру, расположенную по вышеуказанному адресу, они втроем стали распивать спиртные напитки. Примерно в 10-11 часов утра в близлежащее отделение милиции пришел С. и заявил, что в квартире у него находится труп женщины. Сотрудники милиции, прибыв по вышеуказанному адресу, обнаружили лежавший на полу, на простыне труп гр-ки В. со множественными колото-резаными ранениями тела, и спавшего рядом с трудом на полу, на другой простыне, голова к голове П., находившегося в сильной степени алкогольного опьянения. В комнате на полу, стене, диване и других предметах имелись множественные пятна крови. На полу валялись два ножа также со следами крови. П. был доставлен в отделение милиции. Указанные обстоятельства суд установил на основании следующих доказательств.

Подсудимый П. в суде показал, что в ночь с 14 на 15 мая 2005 г. он распивал спиртные напитки со С., с которым познакомился в эту же ночь, в квартире последнего. Затем они пошли в магазин за водкой, сколько было времени не помнит. На улице повстречали девушку, оказавшуюся В. и пригласили ее пойти с ними, чтобы распить спиртное. Она согласилась. Придя в квартиру С., они втроем выпили водки, после чего он (П.) и В. пошли на кухню, чтобы заняться сексом, получилось ли у них что-нибудь не помнит. Затем он и В. вернулись в комнату, где находился С., сели за стол и стали вновь употреблять спиртное. Он (П.) был сильно пьян, поэтому выпив еще рюмку водки, сразу уснул и что было дальше не помнит, пришел в себя вечером в отделение милиции.

Свидетель С. в суде показал, что с июля 2004 г. по май 2005 г. включительно он сдава в пользование свою однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: Московская область, г. Люберцы, Октябрьский пр-кт д. С. проживал в квартире с женой и ребенком, затем стал проживать один. После декабря 2004 года С. перестал оплачивать квартиру, т.к. у него возникли проблемы с работой. В конце мая 2005 г. он (С.) заехал в квартиру, сдаваемую С., и увидел, что она опечатана. От сотрудников милиции он узнал, что в квартире совершено убийство.

Свидетель Г. в суде показал о том, что В. была его гражданской женой и 15 мая 2005 г. примерно в 5-6 часов утра она ушла в магазин за сигаретами и не вернулась.

Свидетель А. показала в суде, что ее сын Г. является инвалидом 2-й группы и с августа 2002 года стал проживать в гражданском браке с В., которая приехала из р. Украина, документы у нее были утеряны. 15 мая 2005г. ей позвонил сын и сообщил, что рано утром В. ушла из дома за сигаретами и не вернулась. 16 мая 2005 г. об исчезновении В. они заявили в милицию и им предложили опознать убитую девушку. В убитой девушке ее муж опознал В.

Свидетель П. в суде показал, что он является сотрудников милиции 1-го ГОМ г.Люберцы. 15 мая 2005 г. примерно в 10 часов утра в отделение милиции обратился гр-н С. и сообщил, что в его квартире убита женщина и тот кто ее убил, находится там же. Он совместно с другими сотрудниками милиции вышли по указанному С. адресу, и обнаружили в квартире среди комнаты, лежавший на полу на простыне труп женщины с ножевыми ранениями. Голова к голове с ней лежал на простыне П., находившийся в сильной степени алкогольного о опьянения. С большими усилиями им удалось разбудить П. и он со вторым сотрудником милиции Г. отвели его в отделение милиции.

Свидетель Г. в судебном заседании дал аналогичные показания.

В судебном заседании были оглашены показания свидетеля С., данные им на предварительном следствии, в связи с тем, что место его нахождения суду не было известно о том, что в ночь с 14 на 15 мая 2005 г. он распивал спиртные напитки в квартире, которую снимал во временное пользование у С., совместно с соседом Сергеем и Александром. Затем Сергей ушел домой, а они с Александром пошли за водкой и познакомились на улице с девушкой, которую пригласили пойти с ними, она согласилась. Во дворе дома они втроем распили водку, после чего пришли к нему домой примерно около 6-и часов утра. Втроем они вновь стали распивать спиртное, после чего он уснул в кресле. Проснувшись около 12 часов, он увидел лежавшую на полу на пододеяльнике девушку, у которой волосы и лицо были в крови. На спинет на кофте у нее было много порезов, тело было холодным. Рядом с ней лежал Александр и спал. Он попытался его разбудить но не смог, т.к. Александр был сильно пьян. Он побежал в отдел милиции и рассказал о случившемся. Никакого шума и криков он не слышал, т.к. крепко спал, что могло произойти не знает, дверь квартиры была закрыта изнутри на ключ (л.д. 157-159- 167-169).

Свидетель С. показал в суде, что вечером 14 мая 2005 г. он распивал спиртное вместе с П. у Слащева дома. Затем П. и С. ушел, а он уснул у себя дома. Об обстоятельствах убийства ему ничего неизвестно.

Также были исследованы письменные материалы уголовного дела:

Протокол осмотра места происшествия, схема и фототаблица к нему согласно которым была осмотрена квартира по Октябрьскому пр-ту г. Люберцы, где был обнаружен в комнате, лежавший на полу, на простыне труп женщины со следами насильственной смерти. На полу были обнаружены два ножа с пятнами бурого цвета, похожими на кровь, разбитая бутылки, перевернутый табурет со следами вещества бурого цвета в виде потеков и брызг. На полу, стене диване имелись множественные пятна бурого цвета, похожие на кровь в виде потеков и брызг (л.д. 5-23),

Протокол осмотра трупа В. и фототаблица к нему, которых следует, что труп женщины лежал на полу, на простыне лицом вниз и на нем имелись множественные колото-резаные ранения (л.д. 24-35);

Заключение судебно-медицинской экспертизы с выводами о том, что на трупе В. имелись следующие повреждения: кожная рана на груди слева и уровне 5-го межреберья между среднеключичной и переднеподмышечными линиями, отходящий от нее раневой канал, проникащщий в левую плевральную и брюшную полости с повреждением левого легкого, диафрагмы, желушка; 23 кожные раны, расположенные на спине слева и отходящие от них раневые каналы, проникающие в левую плевральную полость с повреждением ткани левого легкого, две колото резаные раны мягких тканей лица в заушной области справа; 3 колото-резаные раны мягких тканей в области угла нижней челюсти справа; 2 резаные раны третьего и четвертого пальцев правой кисти. Указанные ранения образовались в результате не менее чем 30-ти кратного ударного воздействия плоского колюще-режущего орудия с односторонней заточкой клинка. 24 колото-резаные раны проникающие в левую диафрагмы и желудка квалифицируются как тяжкий вред здоровью, между ними и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь. Смерть В. наступила от острой кровопотери в результате множественных колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением левого легкого. Остальные колото-резаные раны и резаные раны имеют признаки легкого вреда здоровью (л.д. 39-44),

Заключение: биологичеввой экспертизы с выводами о том, что на ножах, в смывах, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от пострадавшей женщины. На ножах следы пота не обнаружены. На окурках сигарет, изъятых с места происшествия обнаружена смола, которая могла произойти от П. и С. (л.д. 132138),

Заключение дактилоскопической судебной экспертизы с выводами о том, что следы пальцев рук изъятые с места происшествия с табуретки и с пачки сигарет «Ява» оставлены П., а с чашки, с бутылки,с пачки сигарет «Ява» оставлены С. (л.д. 146-147).

Доказательства приведенные в обвинительном заключении и поддержанные государственным обвинителем в судебном заседании как каждое в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода о виновности подсудимого П. в совершении убийства В. Выводы органов предварительного следствия о совершении П. указанного преступления носят предположительный характер.

Одним из представленных государственным обвинителем доказательств являются показания П. на предварительном следствии, в качестве подозреваемого в которых он полностью признавал себя виновным в убийстве девушки, однако обстоятельств убийства не рассказывал, ссылаясь на то, что ничего не помнит (л.д. 70-72).

В последующих показаниях на предварительном следствии и в судебном заседании П. отказался от первоначальных показаний, утверждал, что девушку он не убивал. В суде П. объяснил свои первоначальные показания шоковым состоянием и давлением со стороны правоохранительных органов, отсутствием надлежащей зашиты.

Суд считает, что показания П. на предварительном следствии в качестве подозреваемого не могут быть положены в основу обвинения поскольку они не содержат никакой информации об обстоятельствах убийства, из них не понятно почему П. признавал свою вину в убийстве, если об этом ничего не помнит. Данные показания не подтверждаются какими-либо другими бесспорными доказательствами.

Другим доказательством на которое ссылается обвинение является заключение биологической экспертизы с выводами о том, что на спортивной куртке и брюках П. обнаружена кровь человека которая могла произойти от пострадавшей. Подсудимый П. следы крови В. на своей одежде объяснил тем, что лежал на полу рядом с убитой и мог измазаться. Из показаний свидетелей П. и Г., протокола осмотра места происшествия усматривается, что П. действительно спал на полу рядом с трупом В., в комнате на полу и на различных предметах были многочисленные пятна крови. Следовательно, суд полагает, что не исключается возможность образования пятен крови на одежде П. при указанных им обстоятельствах. Тем более, что эти следы крови на брюках и спортивной куртке П. были малочисленные и смазанные.

Других доказательств, которые бы подтверждали, что кровь на одежде П. образовалась в связи с его причастностью к убийству В., следствием не добыто.

Показания свидетелей П. и К. о том, что когда они вели пьяного П. в отделение милиции, на их вопросы по поводу убийсвва он отвечал: «Я не хотел это вышло случайно, водка «сгубила», суд также не может положить в основу обвинения, поскольку из показаний самих же свидетелей усматривается, что П. был сильно пьян, следовательно его фразы относительно убийства не могут являться допустимым доказательством.

Следующим доказательством, на которое ссылалось государственное обвинение, являются показания свидетеля С. на предварительном следствии, указанные выше. Однако суд не может положить их в основу обвинения подсудимого, т.к. показания С. не содержат какой-либо информации об обстоятельствах совершенного убийство. Кроме того, суд не может в полной мере доверять показаниям С., поскольку они в некоторых деталях противоречат и другим доказательствам по делу. Так в показаниях С. указано, что он проснулся в 12 часов дня, после чего пошел в милицию, заявив об убийстве женщины в его квартире. Его показания в этой части противоречат показаниям свидетелей П. и Г. о том, что С. явился в отделение милиции между 10 и 11 часами утра. Кроме того, органами предварительного следствия не проверена причастность С. к указанному преступлению.

Согласно протокола выемки и протокола осмотра предметов (л.д. 161-165). Одежда у С. в которой он находился по его слов в момент убийства и после совершения преступления и размеры окружности джине в поясе 72 см и ширина футболки в плечах 40 см, по мнению суда, явно не соответствуют размерам взрослого крупного мужчины, каким, судя по фототаблице к протоколу проверки показаний на месте происшествия является С. (л.д. 172-178).

Суд был лишен возможности осмотреть одежду С., признанную вещественным доказательством, в судебном заседании поскольку она в ходе предварительного следствия была возвращена С.

Представленные органами предварительного следствия доказательства: протокол осмотра места происшествия, протокол осмотра трупа, заключение судебно-медицинской экспертизы по трупу В., протоколы проверок показаний на месте происшествия с участием П. и С. (л.д. 81-87; 170-178), заключение дактилоскопической экспертизы, показания свидетелей А., Г., С., С., Г., П. подтверждают только факт убийства В. в квартире, снимаемой С. и факт нахождения в это время, в указанном месте П. и С., однако не указывают на причастность П. к убийству.

Таким образом, исследовав, проанализировав и оценив все представленные обвинением доказательства, суд пришел к выводу, что органы следствия не собрали бесспорных доказательств вины П. в убийстве В. и выводы о виновности подсудимого, приведенные в обвинительном заключении носят предположительный характер, в связи с чем по делу должен быть постановлен оправдательный приговор.

П. имеет право на реабилитацию, а также право на возмещение имущественного и морального вреда в порядке, предусмотренном ст.ст. 135-136 УПК РФ.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 304-306 УПК РФ, суд,

П О С Т А Н О В И Л :

П. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.105 ч.1 УК РФ признать невиновным и оправдать его в соответствии со ст. 302 ч.2 п. 2 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Меру пресечения — содержание под стражей П. отменить, освободить его из-под стражи в зале суда. П. имеет право на реабилитацию, а также право на возмещение имущественного и морального вреда в порядке предусмотренном законом.

Вещественные доказательства: кроссовки, брюки, спортивную куртку П., два ножа, окурки сигарет, красную кофту, синий бюстгальтер, бордовые трусы, черные джинсы В. — хранить при деле.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский областной суд через Люберецкий городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы оправданный вправе ходатайствовать о своем участии в суде кассационной инстанции.

www.advodom.ru