Полезные статьи

Практика челябинского областного суда

Оглавление:

Генеральный директор принят на работу 30.10.2013, назначен на должность советом директоров на 1 год согласно уставу ОАО. С генеральным директором при его первоначальном избрании был заключен срочный трудовой договор, действующий в течение одного года с момента его заключения. Ежегодно совет директоров выбирает это же физическое лицо генеральным директором каждый раз на 1 год. Каким образом оформлять трудовые отношения с ним (ежегодно, по окончании срока полномочий, необходимо оформлять увольнение с последующим приемом)? В трудовой книжке ежегодно делается запись об увольнении и приеме?

В соответствии с частью второй ст. 59 Трудового кодекса РФ (далее — ТК РФ) с руководителями организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности по соглашению сторон может быть заключен срочный трудовой договор. В этом случае срок действия трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон (часть первая ст. 275 ТК РФ).

Срок полномочий единоличного исполнительного органа акционерного общества (далее также — АО, общество) законодательством не установлен, но может быть в силу абзаца тринадцатого п. 3 ст. 11 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон N 208-ФЗ) предусмотрен его уставом.

Поскольку в рассматриваемом случае устав ограничивает срок полномочий генерального директора АО одним годом с момента избрания, следовательно, и трудовой договор с ним должен быть заключен на один год. Однако, трудовое законодательство не устанавливает специальных последствий истечения этого срока, а также норм, регулирующих порядок оформления трудовых отношений между обществом и генеральным директором в случае переизбрания на эту должность того же лица.

Поэтому следует иметь в виду, что в силу общих положений п. 2 части первой ст. 77 и части первой ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор считается прекращенным в связи с истечением срока, на который он был заключен, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Учитывая, что о прекращении срочного трудового договора работодатель должен в письменной форме уведомить работника не позднее чем за три дня до дня увольнения (часть первая ст. 79 ТК РФ), можно сделать вывод, что, если такое предупреждение генеральному директору не направлялось и он был вновь избран на данную должность советом директоров и продолжил исполнять свои трудовые обязанности, трудовой договор с ним приобрел характер бессрочного в силу части четвертой ст. 58 ТК РФ. В этом случае каких-либо записей об увольнении и о новом приеме на работу в трудовую книжку вносить не нужно, равно как и нет необходимости в заключении нового трудового договора. Данный вывод находит свое отражение и в судебной практике (смотрите, например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 12.04.2011 N Ф04-1681/11, ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.07.2010 по делу N А33-18690/2009, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2011 N 18АП-299/2011, Шестого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2011 N 06АП-5893/2010)*(1).

Если же общество намерено сохранить срочный характер своих трудовых отношений с лицом, исполняющим функции его единоличного исполнительного органа, то это может быть сделано двумя способами: либо прекращением срочного договора и заключением нового договора на тот же срок с внесением соответствующих записей об увольнении и о приеме на работу в трудовую книжку, либо путем продления срока действия уже заключенного срочного трудового договора на основании дополнительного соглашения к нему (ст. 72 ТК РФ).

Однако следует иметь в виду, что в правоприменительной практике отсутствует единая позиция относительно того, возможно ли продление срока действия срочного трудового договора.

Одни специалисты полагают, что срочный трудовой договор не может быть продлен и подлежит только «перезаключению» (Возможно ли продление срочного трудового договора с председателем профсоюзной организации при повторном избрании на выборную должность, в том числе, если выборная должность является работой по совместительству? // «Налоговый вестник», N 8, август 2006 г.; «Уйти, чтобы остаться», или алгоритм увольнения руководителя-совместителя // О.Н. Скрябина, «Кадровая служба и управление персоналом предприятия», N 10, октябрь 2007 г.).

Роструд в ряде писем (от 08.12.2008 N 2742-6-1, от 15.08.2006 N 1222-6-1) поддержал данную позицию, указав, что трудовое законодательство, допуская заключение срочного трудового договора, не предусматривает возможности и порядка его переоформления и продления. Исключение установлено лишь для определенных категорий работников (например, для беременных женщин — часть вторая ст. 261 ТК РФ, для педагогических работников — части восьмая и девятая ст. 332 ТК РФ).

Согласно другой позиции, которую разделяем и мы, срочный трудовой договор может быть продлен. В силу ст. 57, ст. 58 ТК РФ срок является одним из условий трудового договора. Статья 72 ТК РФ предусматривает возможность изменения любого условия трудового договора на основании письменного соглашения работника и работодателя. Отсутствие в трудовом законодательстве прямого указания на возможность изменения (продления) срока трудового договора не означает запрета на такое изменение его условий. Следовательно, до окончания срока действия трудового договора стороны вправе его продлить. Аналогичным образом ранее рассуждал и Роструд (письмо от 31.10.2007 N 4413-6). В судебной практике встречается аналогичный подход к данному вопросу. Так, по мнению Свердловского областного суда, изложенному в определении от 02.02.2011 по делу N 33-1315\2012, стороны вправе на основании достигнутого соглашения заключить договор на определенный срок. При этом, если выяснится, что причина, обусловившая срочный характер трудового договора, не исчерпывает себя к моменту окончания срока действующего трудового договора, стороны могут до момента окончания срока этого договора продлить его на определенный срок, оформив такое продление соответствующим соглашением, однако общий срок действующего договора не должен превышать установленного законом предельного срока. Иными словами, судебный орган обусловил возможность продления срочного трудового договора определенными обстоятельствами, при наличии которых продление срочного трудового договора все-таки возможно. Во многих других случаях суды также не усматривали препятствий для изменения условия о сроке трудового договора (смотрите, например, п. 8 Обобщения практики рассмотрения судами Челябинской области гражданских дел по трудовым спорам, г. Челябинск, 2003 г., апелляционное определение СК по гражданским делам Магаданского областного суда от 16.10.2013 по делу N 2-2183/2013, апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 24.09.2012 N 11-23073).

Кроме того, очевидно, что решение органа управления юридического лица о продлении срока полномочий руководителя само по себе не направлено на прекращение трудовых отношений. Следовательно, для утверждения о том, что принятие такого решения в связи с предстоящим истечением срока трудового договора непременно влечет за собой прекращение трудового договора по ст. 79 ТК РФ и заключение нового трудового договора, оснований не имеется (как мы полагаем, кроме тех случаев, когда из такого решения прямо следует, что ранее заключенный с руководителем трудовой договор прекращается в связи с истечением срока его действия).

В случае с руководителем организации противники продления срока трудового договора ссылаются еще и на часть вторую ст. 16 ТК РФ, согласно которой трудовые отношения возникают на основании трудового договора в результате избрания, назначения на должность, утверждения в должности. Якобы поэтому трудовые отношения при переизбрании возникают снова, а работника следует уволить и принять на работу. Однако трудовые отношения могут возникнуть, если их на момент избрания, назначения на должность или утверждения в должности еще не было. При других обстоятельствах указанная норма не применяется. Так, работник, с которым заключен договор по одной должности, в случае назначения на другую должность у данного работодателя, вполне может быть переведен на другую работу (часть первая ст. 72.1 ТК РФ). Таким образом, ст. 16 ТК РФ не препятствует продолжению уже существующих трудовых отношений.

На этом основании полагаем, что продление срочного трудового договора с генеральным директором АО не противоречит трудовому законодательству. При продлении срока трудового договора никакие записи в трудовую книжку не вносятся.

Однако необходимо учитывать, что согласно п. 2 части первой ст. 58 ТК РФ срок трудового договора, с учетом всех соглашений о его продлении, не должен превышать пяти лет, если иной срок не установлен ТК РФ и иными федеральными законами. Буквально прочтение части первой ст. 275 ТК РФ не позволяет утверждать, что эта норма устанавливает какой-либо иной предельный срок трудового договора*(2). Поэтому заключение дополнительного соглашения к трудовому договору о продлении его срока (или установлении нового срока с учетом принятого советом директоров АО решения) в рассматриваемом случае представляется допустимым лишь при условии, что срок действия трудового договора с учетом соглашения (или соглашений) сторон о его продлении не превысит пяти лет.

Однако, если срок действия трудового договора с учетом соглашений о его продлении выйдет за пределы, установленные п. 2 части первой ст. 58 ТК РФ, считаем наиболее обоснованным прекратить трудовой договор с генеральным директором в связи с истечением срока действия и заключить с ним новый трудовой договор на срок осуществления полномочий, определенный уставом АО. В этом случае должна быть соблюдена процедура прекращения трудовых отношений, в частности, генеральный директор должен быть предупрежден об увольнении в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения (часть первая ст. 79 ТК РФ).

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

25 августа 2016 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. Для получения подробной информации об услуге обратитесь к обслуживающему Вас менеджеру.

*(1) В судебной практике, в основном, судов общей юрисдикции встречается и иная позиция по этому вопросу, согласно которой истечение срока трудового договора с руководителем организации, определяемое истечением срока его полномочий, указанного в уставе, является самостоятельным основанием прекращения этого договора; по окончании полномочий лица, занимающего такую должность, срочный трудовой договор прекращается и не продлевается на неопределенный срок (апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 05.07.2013 по делу N 11-6966/2013, апелляционное определение СК по гражданским делам Тульского областного суда от 24.01.2013 по делу N 33-136, апелляционное определение СК по гражданским делам Ростовского областного суда от 23.07.2012 по делу N 33-8476, кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.02.2012 N 33-1920/2012). Однако данная позиция судов не нашла поддержки в законодательстве. Так, согласно изменениям, внесенным в п. 3 ст. 69 Закона N 208-ФЗ и действующим с 1 июля 2015 года, само по себе истечение срока полномочий исполнительного органа общества не влечет за собой их прекращения: прежние органы общества продолжают выполнять свои функции до принятия решения об образовании новых исполнительных органов общества или решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации либо управляющему. Следовательно, логично предположить, что сохраняет свою силу и трудовой договор, заключенный с лицом, исполняющим функции единоличного исполнительного органа АО, и, если такой договор был срочным, очевидно, что в этом случае он приобретает характер договора, заключенного на неопределенный срок.

*(2) Обращаем Ваше внимание на то, что в судебной практике существует и иная точка зрения по этому вопросу, основанная на том, что, поскольку учредительными документами организации может быть предусмотрен более длительный срок полномочий руководителя, чем пять лет, то и трудовой договор с ним может быть заключен на соответствующий срок без учета ограничения, установленного п. 2 части первой ст. 58 ТК РФ (определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 15.07.2010 N 33-19173, определения Рязанского областного суда от 10.08.2011 N 33-1582 и от 25.05.2011 N 33-989).

www.garant.ru

Работник пропустил срок исковой давности. Когда суд вправе восстановить этот срок?

Для того чтобы выиграть трудовой спор с работником, иногда достаточно просто сослаться на пропуск последним срока исковой давности. Это гарантирует отказ работнику в иске, даже в том случае, когда есть очевидные аргументы, доказывающие его правоту. Однако работник может потребовать восстановить данный срок, сославшись на наличие уважительных причин для его пропуска. Отметим, что в последнее время суды стали менее снисходительными в этих вопросах и требуют весомых доказательств невозможности вовремя направить исковое заявление.

Наша коллегия специализируется в разрешении трудовых споров между организациями и работниками.

Наши адвокаты помогут в решении вопросов, связанных с защитой прав работника! Обращайтесь.

Такие причины, как нарушение правил подсудности и нахождение в командировке, все реже признаются основанием для восстановления срока исковой давности. В то же время судебная практика не является полностью однородной, и суды иногда удовлетворяют ходатайства работников, например, когда срок пропущен по причине обращения работника в прокуратуру или трудовую инспекцию. Знание подобных тенденций позволит работодателю спрогнозировать свои риски при споре с работниками.

Срок исковой давности для подачи заявления в суд исчисляется со следующего дня после выдачи трудовой книжки

Трудовой кодекс РФ устанавливает сокращенные, по сравнению с общей исковой давностью, сроки обращения в суд. Так, согласно ч.ч. 1—2 ст. 392 Трудового кодекса РФ срок обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора составляет 3 месяца со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Однако по спорам об увольнении и производным от них такой срок составляет 1 месяц со дня вручения работнику копии приказа об увольнении либо выдачи ему трудовой книжки. Такой короткий срок для обращения в суд приводит к тому, что на практике достаточно распространены случаи их пропуска. Поэтому, как для работника, так и для работодателя, очень важно определить случаи, при которых возможно восстановление пропущенных сроков обращения в суд.

В соответствии с ч. 3 ст. 392 Трудового кодекса РФ все перечисленные сроки обращения в суд по трудовым спорам могут быть восстановлены судом при пропуске их по уважительным причинам. В п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 № 2 разъясняется, что в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора. Такими причинами могут быть признаны болезнь работника, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи. Также это могут быть ситуации, когда работника своевременно не ознакомили с приказом об увольнении или задержали ему выдачу трудовой книжки.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работник получил копию приказа об увольнении и трудовую книжку 21.01.2011. Исходя из этого, срок обращения в суд для истца истекал 22.02.2011. С исковым заявлением истец обратился только 05.03.2011, то есть за рамками предусмотренного срока. Однако суд установил, что в заявлении об увольнении по собственному желанию истец просил уволить его с 12.01.2011. Работодатель же уволил его с 11.01.2011, однако суд отметил, что правовых оснований к тому у него не было, поскольку в заявлении не была указана конкретная дата увольнения. Трудовая книжка истцу была выдана с задержкой, и сразу после этого работник обратился в суд. При этом суд отметил, что первоначальное обращение в судебные органы истцом было совершено в рамках установленного законом месячного срока. В связи с этим кассационная инстанция пришла к выводу о правомерности восстановления истцу срока на обращение в суд (определение ВС Удмуртской Республики от 29.06.2011 по делу № 33-2326/11).

Однако установленный Верховным судом РФ перечень оснований восстановления пропущенного срока обращения в суд не является исчерпывающим. Под уважительными причинами могут пониматься любые обстоятельства, которые с большой долей вероятности могли повлиять на возможность лица своевременно подать иск в суд. Такой позиции придерживается, в частности, Конституционный суд РФ, указывая на необходимость детального рассмотрения каждого конкретного случая обращения работников (определения от 25.02.2010 № 208-О-О, от 23.03.2010 № 352-0-0).

Нарушение работником подсудности может стать уважительной причиной для восстановления срока

В каждом конкретном деле суд учитывает все обстоятельства, которые могли стать причиной пропуска срока. При этом очень многое зависит от личности самого работника.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работница обратилась в суд с иском о восстановлении на работе за пределами месячного срока. Истица указывала, что пропустила срок для обращения в суд в связи с отсутствием необходимых денежных средств. Она не могла воспользоваться помощью адвоката, социальная юридическая служба отказала ей в помощи, кроме того, она является больным человеком, инвалидом с детства, плохо социально адаптирована, лиц, к которым могла бы обратиться за помощью, не имеет. Ответчик возражал против удовлетворения ходатайства о восстановлении пропущенного срока. Суд первой инстанции согласился с мнением работодателя. Однако кассационная инстанция отменила данное решение, так как сочла отказ в удовлетворении иска, основанный исключительно на обстоятельствах пропуска ею срока обращения в суд, без полного и всестороннего установления и исследования ее доводов о наличии уважительных причин пропуска срока, необоснованным. В связи с этим дело было направлено на новое рассмотрение (определение Санкт-Петербургского городского суда от 24.02.2011 № 33-2652/11).

Часто в судебной практике юридическая неосведомленность работника признается уважительной причиной в случае пропуска работником сроков обращения в суд. Как правило, это обосновывается тем, что суды признают изначальную зависимость работника от работодателя и стараются максимально защитить права и интересы именно работников. В частности, так обычно решаются споры, связанные с подачей работником заявления с нарушением подсудности либо требований к форме и содержанию искового заявления. В результате при повторном обращении работника в надлежащий суд, либо с заявлением по установленной форме суды находили причины пропуска срока на обращение в суд уважительными и восстанавливали его.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работник обратился с иском к работодателю о взыскании заработной платы. Данное заявление поступило в суд по истечении 5-ти месяцев после произведенного увольнения и получения трудовой книжки. Истец ходатайствовал о восстановлении пропущенного срока. Свою позицию он мотивировал тем, что обратился в районный суд по данному спору, однако исковое заявление определением суда от 25.02.2011 было оставлено без движения, копия указанного определения была получена истцом через почтовую связь только 12.05.2011, а определением суда от 11.04.2011 исковое заявление было возвращено в связи с неподсудностью. Ответчик настаивал на пропуске сроков, но суд с возражениями ответчика не согласился и признал эту причину уважительной. Он отметил, что перечень причин в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 № 2 является примерным и суд, оценивая, является то или иное основание достаточным для принятия решения о восстановлении пропущенного срока, проверяет и учитывает всю совокупность обстоятельств конкретного дела, не позволивших работнику своевременно обратиться в суд за разрешением трудового спора (определение Санкт-Петербургского городского суда от 10.10.2011 № 33-15239/2011).

Однако.следует отметить, что в отдельных случаях суды не признают уважительной такую причину, как подача иска не по подсудности и его последующее возвращение работнику.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работница обратилась в районный суд с иском о восстановлении на работе без соблюдения правил подсудности, поэтому определением суда исковое заявление ей было возвращено. После этого работница обратилась в надлежащий районный суд, уже с пропуском срока исковой давности. Ответчик заявил ходатайство о применении его последствий, которое суд удовлетворил, так как не счел обращение истицы в суд без соблюдения правил подсудности обстоя-тельством, препятствующим соблюдению сроков, установленных ст. 392 ТК РФ. При этом суд принял во внимание, что после возвращения истице искового заявления обращение с соблюдением правил подсудности последовало только спустя длительный период времени, несмотря на то, что работница располагала профессиональной юридической помощью (определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.08.2011 № 33-12905).

Аналогичное решение содержит определение Санкт-Петербургского городского суда от 30.08.2011 № 33-12905.

Важно учесть, что согласно ст.ст. 28 и 29 Гражданского процессуального кодекса РФ по спору, вытекающему из трудовых отношений, работник имеет право обратиться в один из судов общей юрисдикции: либо по месту нахождения ответчика, либо по месту исполнения обязанностей по трудовому договору. Поэтому, если работник обращается в суд по месту жительства и исковое заявление возвращается в связи с неподсудностью данному суду, это обстоятельство пропуском срока являться не будет потому, что ключевое значение имеет только факт первоначального обращения в судебные инстанции в установленный срок.

Отметим также, что работники часто ссылаются на обращение с заявлениями и жалобами в различные несудебные органы. Судебная практика в подавляющем большинстве случаев не признает такое обращение уважительной причиной пропуска срока исковой давности, поскольку само по себе такое обращение не является пре пятствием к своевременному обращению в суд с соответствующим иском.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работодатель производил начисления заработной платы работнице с нарушением закона без учета минимальной заработной платы. Работница неоднократно обращалась к нему в устной форме с требованием о выплате недополученной заработной платы, причем письменного отказа в выплате не получала, напротив, ей обещали разобраться. Не дождавшись ответа, она в течение более полугода обращалась в различные инстанции и длительное время ждала ответов от них, и лишь затем обратилась в суд, когда срок исковой давности был уже пропущен. Суд отказал работнице в его восстановлении, отметив, что сам по себе факт обращения в прокуратуру, Госинспекцию труда, отсутствие письменного отказа работодателя в выплате недополученной заработной платы не препятствовал истице своевременно обратиться за судебной защитой (определение Пермского краевого суда от 11.05.2011 № 33-4448).

Подчеркнем, что, несмотря на социальную значимость трудовых правоотношений, объективных препятствий к подаче иска юридическая безграмотность работника не создает. Так, Верховный суд РФ в определении от 17.06.2010 № 85-В10-2 прямо указал, что юридическая неосведомленность, в силу которой работник сначала предварительно обращается в прокуратуру и трудовую инспекцию, не может служить основанием для восстановления пропущенного им срока на обращение в суд.
Таким образом, в последнее время суды все меньше склонны рассматривать юридическую неосведомленность работника, в силу которой он сначала обращается во внесудебные органы, и только потом, уже с пропуском срока исковой давности, в суд, как уважительную причину для такого пропуска. Некоторые суды связывают это с тем, что обращение истца за защитой своих прав в различные несудебные органы не только не оправдывает допущенного пропуска срока, а напротив, свидетельствует об отсутствии непреодолимых препятствий для своевременной подачи иска в суд (определение Свердловского областного суда от 11.08.2011 № 33-11092/2011). Аналогичные выводы содержат определения Московского городского суда от от 04.05.2011 № 33-13211, от 22.07.2011 №33-20218 и др.
Но есть и противоположная точка зрения, согласно которой суды находят уважительной такую причину пропуска работником срока обращения в суд, как предварительное обращение в различные несудебные инстанции: прокуратуру, профсоюзные организации или трудовую инспекцию. Правда, такие обращения оцениваются судом в качестве уважительной причины пропуска срока лишь в совокупности с другими обстоятельствами.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работники обратились в еуд с требованием выплатить компенсацию за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда. Работодатель заявил о пропуске трехмесячного срока на обращение в суд. Однако, суд признал эти доводы несостоятельными. Он указал, что истцы обратились в государственную инспекцию труда с заявлением о проведении проверки по факту невыплаты компенсации за неиспользованный отпуск при прекращении трудовых отношений. По результатам проверки в адрес компании было вынесено предписание о выплате работникам компенсации. При этом генеральный директор компании в письме государственному инспектору труда обязался погасить задолженность, однако этого не сделал. В связи с этим, по мнению суда, у истцов имелись основания считать, что их права будут восстановлены во внесудебном порядке и пришел к выводу о том, что работники по уважительной причине не имели возможности своевременно обратиться в суд из-за действий ответчика. Кроме того, в судебном заседании представителем ответчика не представлено доказательств того, что при увольнении истцам были выданы расчетные листки, из которых возможно было установить, за какой период и в каком_ размере не выплачена компенсация за неиспользованный отпуск, что также лишало их возможности своевременно обратиться в суд (определение Липецкого областного суда от 27.10.2010 по делу № 33-2538/2010).

Отметим, что пропуск срока на обращение в суд по причине обращения в прокуратуру или трудовую инспекцию довольно часто подвергался критике со стороны многих специалистов. В частности, уполномоченный по правам человека в Саратовской области Лукашова Н. В. заявляла о том, что ст. 392 Трудового кодекса РФ следует дополнить положением, согласно которому течение срока на обращение в суд прерывается в случае предварительного обращения работника для разрешения трудового спора в трудовую инспекцию или прокуратуру (доклад Совета
Федерации Федерального Собрания РФ 2009 года «О состоянии законодательства в Российской Федерации. Мониторинг правового обеспечения основных направлений внутренней и внешней политики»). Однако в настоящее время практика идет по тому пути, что работник вправе сам выбрать способ разрешения спора и это не приостанавливает срок исковой давности.

На иски о причинении вреда здоровью срок исковой давности не распространяется

Обращение работника за квалифицированной помощью к адвокату, впоследствии ненадлежащим образом исполнившему взятые на себя обязательства, может быть признано судом уважительной’причиной пропуска срока исковой давности. Кроме того, важно помнить о том, что если в исковом заявлении содержатся, наряду с другими обстоятельствами, требования работника, которые не имеют сроков исковой давности, такие иски сами по себе восстановления сроков не требуют. Например, требование о возмещении вреда здоровью, на которое исковая давность не распространяется в силу ст. 208 Гражданского кодекса РФ.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Рассматривая жалобу работодателя о неправомерном восстановлении работнику срока подачи искового заявления, суд признал данный довод кассационной жалобы необоснованным. Суд установил, что обращение истца в различные несудебные органы, а также обращение за квалифицированной помощью к адвокату, впоследствии ненадлежащим образом исполнившим взятые на себя обязательства, не препятствовало работнику после окончания лечения обратиться в суд. Поэтому данные обстоятельства не должны были расцениваться судом в качестве уважительной причины пропуска указанного срока. Но, учитывая социальную значимость спорных правоотношений, в частности обеспечение права работника на социальную защиту в случае болезни, и наличие иска о возмещении вреда здоровью, судебная коллегия пришла к выводу, что срок на обращение в суд восстановлен правомерно и восстановление срока подачи заявления не может являться основанием для отмены решения суда (определение Свердловского областного суда от 14.02.2012 по делу № 33-1804/2012).

Кроме этого, срок на обращение в суд на практике восстанавливается работнику в случаях, когда он объективно не мог узнать о нарушении своих прав. Например, когда уволенный по основанию п. 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ работник не знал о восстановлении в штатном расписании должности, которую он ранее занимал (обзор судебной практики Верховного суда Республики Мордовия по гражданским делам за 1-е полугодие 2010 года).

Амбулаторное лечение не является препятствием для обращения в суд

Следует отметить, что в вопросе о восстановлении сроков обращения в суд по трудовым спорам наметились некоторые благоприятные для работодателя тенденции. На сегодняшний день существующая судебная практика свидетельствует о постепенном сужении в сторону большей объективности толкования указаний, изложенных в постановлении Пленума Верховного суда РФ. В частности, уважительной причиной пропуска срока на обращение, по мнению различных судов, является не любая болезнь, а только та, которая действительно препятствует работнику обратиться в суд.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работник обратился с иском о восстановлении на службе и просил восстановить ему пропущенный срок исковой давности, так как приказ о его увольнении был издан 25.03.2011, а с 30.03.2011 по 14.04.2011 и с 03.05.2011 по 13.05.2011 он находился на стационарном лечении. Он заявил, что в периоды амбулаторного лечения его психофизическое состояние после увольнения и перенесенных операций не позволяло ему обратиться в суд с иском. Ответчик в своем возражении просил в восстановлении срока отказать. Суд пришел к выводу, что учитывая характер имеющегося у истца заболевания — варикозное расширение вен — и то обстоятельство, что он неоднократно находился на амбулаторном лечении, его доводы о том, что он объективно не имел возможности на обращение в суд с иском, несостоятельны. Сам факт увольнения для истца действительно являлся стрессовой ситуацией, но подача иска в суд — это действие, направленное на защиту нарушенного права, которое к травмирующей ситуации отнести нельзя. Подача искового заявления не требует личного присутствия истца в суде, он вправе направить исковое заявление через почтовую связь. Поэтому заявленные истцом причины пропуска срока правомерно не признаны районным судом уважительными, объективно препятствующими своевременной подаче иска (определение Рязанского областного суда от 02.11.2011 № 33-2221).

Более того, судами учитывается характер и тяжесть заболевания, при этом некоторые суды признают, что обращению в суд препятствует лишь нахождение на стационарном, а не на амбулаторном лечении (кассационное определение ВС Удмуртской Республики от 30.05.2011 № 33-1878/11 и определение Рязанского областного суда от 02.11.2011 № 33-2221). Похожие выводы содержатся в обзоре кассационной и надзорной практики судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда за 3 квартал 2008 года от 24.12.2008

Работник должен доказать, что командировка препятствовала своевременно обратиться в суд

Необходимо учитывать, что суды могут отказать работнику в восстановлении срока при злоупотреблении им своим правом. Например, судом было отказано в восстановлении срока работнику, который представил документы о прохождении лечения в дневном стационаре. Однако в тот же период он лично участвовал в судебных заседаниях по другим гражданским делам, в связи с чем суд счел, что состояние здоровья истца не препятствовало реализации им права на судебную защиту в пределах установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ трехмесячного срока (определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.09.2011 № 33-14182/20.11).

Аналогичным образом суды толкуют такое основание пр’опуска срока, как нахождение в командировке. Работник должен доказать, что командировка действительно препятствовала обращению в суд.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Истец обратился 19 ноября 2010 года в суд с иском о признании приказа об увольнении от 20.08.2010 незаконным. В связи с тем, что работодатель уклонялся от выдачи ему трудовой книжки, работник смог получить ее лишь 12.10.2010, в результате обращения в городскую прокуратуру. Истец просил восстановить пропущенный срок обращения в суд в связи с тем, что с 25.10.2010 по 16.11.2010 он находился в другом городе. Ответчик считал причины пропуска срока не-уважительными. Суд в восстановлении срока истцу отказал, поскольку определил начало течения срока давности с 13.10.2010, а окончание — 13.11.2010, то есть истец имел возможность с 13 по 25 октября подать заявление в суд, так как в этот период за пределы города не выезжал (определение Пермского краевого суда от 07.02.2011 № 33-1044).
В судебных решениях отмечается, что само по себе нахождение работника в другом городе не препятствует ему обратиться за судебной защитой, особенно при наличии перерывов в отъездах.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работница была уволена 24.11.2009, а с иском о взыскании задолженности по заработной плате обратилась лишь летом 2010 года. Пропущенный срок она просила восстановить на том основании, что о нарушении своего права узнала только 21.05.2010. В то же время в период с 19.05.2010 по 15.10.2010 она находилась в командировке и не могла обратиться в суд с иском, а также она имела намерение участвовать в судебном разбирательстве лично. Суд нашел указанные причины пропуска срока неуважительными и удовлетворил ходатайство ответчика о применении его последствий. При этом суд исходил ив того, что во время нахождения в командировке истица приезжала в город и обращалась в прокуратуру, а значит, имела возможность обратиться и в суд, в частности, направив заявление почтой (определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.06.2011 № 33-9548).

Позиция суда о том, что нахождение сотрудника в командировке не является уважительной причиной для пропуска срока исковой давности также содержится в кассационном определении Вологодского областного суда от 25.03.2011.№ 33-1279.

Срок исковой давности начинает исчисляться с момента обнаружения работодателем нарушения права на возмещение ущерба

Работодателю традиционно сложнее доказать уважительность причин пропуска срока на обращение в суд. Для восстановления пропущенного срока работодателю необходимо доказать наличие независящих от его воли обстоятельств, препятствовавших своевременной подаче иска (обзор судебной практики Челябинского областного суда от 12.10.2009 за 3-й квартал 2009 года). Какие-либо иные обстоятельства, помешавшие работодателю обратиться в суд в рамках установленного законом срока, российские суды отказываются признавать уважительными.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. В компании был выявлен материальный ущерб 6 марта 2009 года. По заявлению работодателя было возбуждено уголовное дело по факту присвоения денежных средств. 05.02.2010 работник дал чистосердечное признание работодателю, в котором полностью признал свою вину в присвоении денежных средств в размере 90 тыс. руб., и обещал погасить долг. 02.02.2011. После невыплаты работником очередного платежа, работодатель обратился в суд с иском о взыскании материального ущерба. Работодатель полагал срок исковой давности соблюденным, так как 05.02.2010 имело место признание долга, но в суде ответчик просил признать его пропущенным. Суд встал на сторону работника и указал, что обращение работодателя в следственные органы не препятствовало истцу обратиться в суд с иском о возмещении материального ущерба, поскольку факт наличия этого ущерба был установлен 06.05.2009 (определение Пермского краевого суда от 13.04.2011 № 33-3589).

В случае заключения соглашения с работником о добровольном возмещении ущерба с рассрочкой платежа, работодатель вправе обратиться в суд в течение года с момента нарушения работником его положений. Но в том случае, если работодатель пропустит этот срок без уважительных причин, восстановить его он не сможет.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работодатель заключил с работником соглашение о возмещении ущерба. Последний платеж от работника поступил 19.06.2009. После неполучения очередного платежа от работника работодатель 07.05.2010 обратился к мировому судье, который 02.06.2010 отказал в выдаче судебного приказа. 03.09.2010 работодатель обратился в районный суд с жалобой на определение мирового судьи, который отказал работодателю в принятии заявления в связи с истечением срока исковой давности. Это решение работодатель пытал-‘ ся обжаловать в кассационной инстанции, которая посчитала, что обращение к мировому судье не влечет перерыва течения срока исковой давности по смыслу ст. 203 Гражданского кодекса РФ и п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15, а последующие обращения истца в суд имели место уже после истечения годичного срока, то есть после 19.06.2010 (определение Пермского краевого суда от 28.02.2011 № 33-1623).

В то же время при соблюдении работодателем сроков обращения в суд у него есть все шансы на получение компенсации ущерба. И хотя судебная практика по успешному восстановлению работодателем пропущенного срока исковой давности, установленного ст. 392 Трудового кодекса РФ, сегодня минимальна, можно отследить определенные положительные тенденции в пользу компании. Наиболее положительный для работодателя момент, который прослеживается в решениях судов, это признание практикой факта, что годичный срок по спорам о добровольном возмещении работником ущерба начинает исчисляться не с момента обнаружения работодателем ущерба, а именно с момента обнаружения им нарушения своего права на возмещение.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА. Работница подала встречный иск к работодателю о взыскании сумм ранее уплаченных ею по договору о компенсации ущерба работодателю. В исковом заявлении она указала, что внесенные ею платежи были выплачены под давлением работодателя. Также она обратиласьс просьбой о применении последствий пропуска срока исковой давности. Свое заявление истица мотивировала тем, что работодателю стало известно о факте недостачи в декабре 2007 года, а иск к ней был предъявлен в мае 2009 года. Суд первой инстанции иск работницы удовлетворил. Кассационная инстанция оставила решение суда без изменения. Работодатель обратился в надзорную инстанцию, которая установила, что действительный размер ущерба работодателю стал известен только в 09.07.2008 в результате проведения ревизии. После ревизии работница 30.07.2008 письменно обязалась погасить ущерб до 31.12.2008. Но в нарушение своих обязательств, после 02.09.2008 она платежи не вносила. Следовательно, работодатель имел право на обращение в суд в течение года с момента нарушения своего права на возмещение ущерба, то есть с 02.09.2008 по 02.09.2009. Таким образом, иск, предъявленный работодателем 26.05.2009, был подан с соблюдением установленных сроков (определение ВС РФ от 30.07.2010 № 48-В10-5).

В данном случае, если бы работодатель не заключил соглашение с работником о возмещении ущерба, то срок исковой давности исчислялся бы с момента обнаружения работодателем недостачи.

gribakov.com