Полезные статьи

Определение конституционного суда от 6 марта 2003

Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 108-О "По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 108-О
«По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей М.В.Баглая, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, Л.О.Красавчиковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В.Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина Г.В.Цицкишвили, установил:

1. В жалобе гражданина Г.В.Цицкишвили, обвиняемого в совершении преступления и содержащегося под стражей, оспаривается конституционность пункта 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации, согласно которому защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу. Как следует из представленных материалов, на основании названной нормы Перовский районный суд города Москвы отказал адвокатам гражданина Г.В.Цицкишвили в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля адвоката Т.В.Иргашевой для подтверждения факта фальсификации следователем материалов уголовного дела.

По мнению заявителя, пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации, как не позволяющий использовать показания защитника в качестве доказательства по делу не только в случаях, когда это связано с необходимостью соблюдения адвокатской тайны, нарушает его право на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированное статьей 48 Конституции Российской Федерации, а также противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, закрепленному статьей 123 ( часть 3 ) Конституции Российской Федерации.

2. Норма, содержащаяся в пункте 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации (как и корреспондирующая ей норма пункта 2 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), направлена на защиту конфиденциальности сведений, доверенных подзащитным адвокату при выполнении им профессиональных функций. Каких-либо иных целей, кроме создания условий для получения обвиняемым квалифицированной юридической помощи и обеспечения адвокатской тайны, законодатель в данном случае не преследовал.

Предусмотренное пунктом 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации освобождение защитника от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали ему известны или доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению интересов обвиняемого и является гарантией беспрепятственного выполнения защитником возложенных на него функций; в этом заключается смысл и предназначение указанной нормы. Такое понимание адвокатского иммунитета вытекает из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 6 июня 2000 года N 128-О по жалобе гражданина В.В.Паршуткина на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР.

Следовательно, в вопросе о конституционности пункта 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации неопределенность отсутствует, а значит, отсутствует и предусмотренное частью второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» основание для принятия данной жалобы к рассмотрению.

3. Освобождая адвоката от обязанности свидетельствовать о ставших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано нежеланием разглашать конфиденциальные сведения, пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации вместе с тем не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данная норма также не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию.

В подобных случаях суды не вправе отказывать в даче свидетельских показаний лицам, перечисленным в части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации (в том числе защитникам обвиняемого и подозреваемого), при заявлении ими соответствующего ходатайства. Невозможность допроса указанных лиц — при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и законных интересов непосредственно касаются конфиденциально полученные адвокатом сведения, — приводила бы к нарушению конституционного права на судебную защиту и искажала бы само существо данного права.

4. В силу закрепленного в Конституции Российской Федерации принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон ( статья 123, часть 3 ) суд обязан во всех случаях обеспечивать равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.

Отказ в удовлетворении ходатайства при рассмотрении конкретного уголовного дела может иметь место только при наличии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований. Их установление и оценка являются прерогативой судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входят.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Пункт 2 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации подлежит применению в соответствии с его конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Определении.

2. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цицкишвили Гиви Важевича, поскольку для разрешения поставленного в ней вопроса не требуется вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Председатель Конституционного Суда Российской
Федерации

www.garant.ru

Определение Конституционного Суда Российской Федерации 6 марта 2003 года № 57-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Аринина Александра Николаевича и Миргазямова Марата Парисовича на нарушение их конституционных прав пунктом 3 статьи 64 Фед

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Аринина Александра Николаевича и Миргазямова Марата Парисовича на нарушение их конституционных прав пунктом 3 статьи 64 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”

6 марта 2003 года

заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г.Стрекозова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы граждан А.Н.Аринина и М.П.Миргазямова,

1. Граждане А.Н.Аринин и М.П.Миргазямов в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просят признать не соответствующим статьям 3 (части 1, 2 и 3), 32 (части 1 и 2) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации пункт 3 статьи 64 Федерального закона от 19 сентября 1997 года “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, согласно которому суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом в случаях нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательной комиссии, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

По мнению заявителей, эта норма ограничивает полномочия суда по отмене итогов голосования, результатов выборов и выявлению адекватности выражения в них реальной воли избирателей, подменяя такое выявление формальным “определением достоверности результатов волеизъявления избирателей”, принявших участие в голосовании, чем умаляются и ограничиваются избирательные права и право граждан на судебную защиту.

2. Оспариваемое в жалобе положение уже было предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Постановлением от 15 января 2002 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 64 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” и статьи 92 Федерального закона “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации” оно было признано неконституционным, поскольку при незаконном отказе в регистрации кандидата ограничивает полномочие суда по отмене итогов голосования, результатов выборов и выявлению адекватности отражения в них реальной воли избирателей, подменяя такое выявление формальным “определением достоверности результатов волеизъявления избирателей”, принявших участие в голосовании, чем умаляются и ограничиваются избирательные права и право граждан на судебную защиту.

В соответствии с этим Постановлением в июне 2002 года законодатель внес изменения в Федеральный закон “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”. В пункте 3 его статьи 77 (новая редакция) установлено, что суд может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования о результатах выборов в случае незаконного отказа в регистрации кандидата, признанного таковым после дня голосования, если это нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Таким образом, в силу требований Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” данная жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению. Установление же того, имели ли место подобные нарушения в том или ином конкретном случае, требует исследования соответствующих фактических обстоятельств, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, а является прерогативой судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Аринина Александра Николаевича и Миргазямова Марата Парисовича, поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

cikrf.ru

Если сведения, имеющие значение для дела, не связаны с осуществляемой защитой, защитник, как и любое другое лицо, может быть допрошен в качестве свидетеля

Есть ли постановление (определение) Конституционного Суда РФ о том, что, если защитник владеет необходимой информацией, оправдывающей подсудимого, может ли он давать показания как свидетель?

Ответы юристов (3)

Не исключает право адвоката дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений; данная норма также не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию (п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 УПК РФ». Оцените ответ.

Есть вопрос к юристу?

Статья 18 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» содержит запрет истребовать от адвокатов, а также от работников адвокатских образова­ний, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов све­дения, связанные с оказанием юридической помощи по конкрет­ным делам. Статья 8 этого же Закона устанавливает запрет на вызов и допрос адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, став­ших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает ана­логичное правило в отношении сведений, которые стали известны адвокату в связи с осуществлением его профессиональной деятель­ности. Так, адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказа­нием юридической помощи. В отношении сведений об этих обстоя­тельствах адвокат наделен свидетельским иммунитетом (пункт 40 статьи 5, подпункт 3 пункта 3 статьи 56 УПК РФ). Конституционно-правовое истолкование запрета допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоятельствах дела, для це­лей реального обеспечения адвокатской тайны, дано в Определени­ях Конституционного Суда РФ № 128-О от 6 июля 2000 г. «По жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конститу­ционных прав и свобод пунктом 1 части второй ст. 72 УПК РСФСР и ст.ст. 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР», и № 108-О от 6 марта 2003 г. «По жалобе гражданина Цицкишвили Г.В. на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части тре­тьей статьи 56 УПК РФ».

Есть целый ряд определений и постановлений Конституционного Суда РФ по этому вопросу:

Определения Конституционного Суда РФ от 16 июля 2009 г. № 970-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гаврилова Александра Михайловича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации; от 23 сентября 2010 г. № 1147-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Узбекистан Эшонкулова Азамата Хатамбаевича на нарушение его конституционных прав статьей 56, частью пятой статьи 246 и частью третьей статьи 278 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Определения Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. № 451-О-П по жалобе гражданина Карелина Михаила Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями подп. 6 п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 93 Налогового кодекса РФ, п. 1 ст. 8 и п. 3 ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; от 6 марта 2008 г. № 449-О-П по жалобе некоммерческой организации «Коллегия адвокатов “Регионсервис”» на нарушение конституционных прав и свобод положениями п. 1 ст. 93 и п. 2 ст. 126 Налогового кодекса РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. № 428-О-П по жалобе гражданки Кирюхиной Ирины Петровны на нарушение ее конституционных прав ч. 6 ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса РФ и п. 6 ст. 14 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы».

Определение Конституционного Суда РФ от 29 мая 2007 г. № 516-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалоб граждан Гольдмана Александра Леонидовича и Соколова Сергея Анатольевича на нарушение их конституционных прав ст. 29, п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 2 и 3 ч. 3 ст. 56 и п. 1 ч. 1 ст. 72 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. № 439-Опо жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 108-О по жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав п. 2 ч. 3 ст. 56 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О по жалобе гражданина Паршуткина Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав и свобод п. 1 ч. 2 ст. 72 УПК РСФСР и ст. 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР.

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. № 8-П по делу о проверке конституционности ст. 1 и 21 Закона РФ от 21 июля 1993 года «О государственной тайне» в связи с жалобами граждан В.М. Гурджиянца, В.Н. Синцова, В.Н. Бугрова и А.К. Никитина.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

m.pravoved.ru

2.2 Практика Конституционного суда РФ о свидетельском иммунитете в уголовном процессе / Свидетельский иммунитет в уголовном процессе

В ходе нашего исследования мы уже не раз ссылались на практику Конституционного суда Российской Федерации. Справедливо подчеркнуть, что практика Конституционного суда РФ имеет ключевое значение при исследовании института свидетельского иммунитета.

Можно выделить следующие практические материалы Конституционного суда РФ, имеющие значение для исследуемой темы:

— Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. №13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»;

— Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [1] ;

— Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. №108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»;

— Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г. №6-П «По делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А.Шевякова».

В своем определении от 6 февраля 2004 г. №44-О Конституционный суд РФ подчеркнул, что положение, содержащееся в части третьей статьи 56 УПК РФ, не может служить основанием для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля, дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие.

Несмотря на то, что положения ч.5 ст. 246 и ч.3 ст.278 УПК РФ, предоставляющие государственному обвинителю право ходатайствовать о вызове в суд свидетелей и допрашивать их, и ч.3 ст.56 УПК РФ, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. Вместе с тем эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п.1 ч.2 ст.75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания п.2 ст.50 Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Интересное дело, было рассмотрено Конституционным судом 25 апреля 2001 года (дело о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А.Шевякова). Наш интерес связан с аргументами подателя жалобы о несоответствии ст.265 УК РФ ст.51 Конституции РФ и позицией Конституционного суда РФ.

Забегая вперед отметим, что в настоящее время статья 265 УК РФ уже исключена из кодекса (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. №162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (с изменениями от 11 марта 2004 г.) [2] ), однако, в момент рассмотрения дела Конституционный суд РФ не нашел оснований для признания положений ст.265 УК РФ противоречащими Конституции РФ.

Напомним, статья 265 УК РФ устанавливала уголовную ответственность за о ставление места дорожно-транспортного происшествия.

По мнению заявителя, содержащейся в данной статье нормой, по существу, вводится уголовная ответственность за отказ содействовать в расследовании дорожно-транспортных происшествий, а на водителя, совершившего преступление, возлагается обязанность сохранять и предоставлять правоохранительным органам доказательства своей вины, что противоречит положению статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, то есть фактически нарушается принцип свидетельского иммунитета.

Как мы уже отметили, Конституционный суд РФ п ризнал ст.265 УК РФ не противоречащей Конституции Российской Федерации. Однако было высказано и особое мнение ( Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л.Кононова «По делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А.Шевякова» [3] ).

Судья А.Л Кононов в обоснование своей позиции привел примеры из мировой практики: « как правило, органы конституционного надзора признавали, что обязанность сообщения в полицию о дорожно-транспортном происшествии ограничена, с учетом свидетельского иммунитета, лишь информацией, необходимой для оказания эффективной помощи пострадавшим и быстрого восстановления дорожного движения, и не может быть использована для уголовного преследования водителя (КС Республики Корея, решение от 27.08.90г.). Требование к водителю, совершившему транспортное нарушение, сообщить о себе в полицию противоречит праву не свидетельствовать против себя, поскольку обязывает его признать себя виновным в нарушении с риском подвергнуться наказанию (КС Испании, решение от 23.12.95г.). Подобное требование ставит обязанное лицо перед проблемой выбора между свидетельствованием против себя самого или совершением нового правонарушения в виде сообщения ложных сведений, или молчанием, влекущим риск применения принудительных мер, что должно рассматриваться как покушение на свободу действий и нарушение права на уважение личности. Требование предоставить посредством своего собственного заявления предпосылки для обвинения или применения соответствующих санкций является необоснованным и не совместимым с человеческим достоинством (КС ФРГ, решение от 16.11.98г.). Весьма реальной и серьезной является возможность того, что разрешение использовать в уголовном процессе сделанное по обязанности сообщение о дорожно-транспортном происшествии могло бы повысить вероятность злоупотребления этим со стороны государства. Получение любой такой информации происходит в обстоятельствах, которые не позволяют использовать ее в уголовном процессе, поскольку это нарушало бы основной принцип правосудия, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против самого себя (ВС Канады, решение от 10.06.99 г.)».

Выводы А.Л. Кононова о несоответствии ст.265 УК РФ оказались пророческими, законодатель исключил ее из уголовного закона.

Таким образом, можно констатировать не просто становление института свидетельского иммунитета в Российской Федерации, но и его последовательное совершенствование, приведение в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека.

[1] Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 2004г. — №5.

[2] Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 15 декабря 2003г. — №50. — Ст.4848.

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2001 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А.Шевякова» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 2001 — №5.

www.allpravo.ru

Определение конституционного суда от 6 марта 2003

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 6 марта 2003 года N 58-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Колганова Владимира Васильевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 10 и подпунктом 2 пункта 1 статьи 16 Федерального закона «О ветеранах»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей М.В.Баглая, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, Л.О.Красавчиковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева, заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г.Стрекозова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина В.В.Колганова,

1. Гражданин В.В.Колганов в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующими статьям 18 и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации подпункт 2 пункта 1 статьи 16 Федерального закона «О ветеранах» от 12 января 1995 года (в редакции от 2 января 2000 года), согласно которому ветераны боевых действий (в том числе военнослужащие и другие лица, принимавшие участие в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в Афганистане и других государствах) имеют право на получение от кредитных организаций разовых льготных кредитов на приобретение (строительство) квартир, жилых домов, садовых домиков, благоустройство садовых участков, организацию подсобного или фермерского хозяйства в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также пункт 3 статьи 10 того же Федерального закона, согласно которому порядок возмещения расходов на эти цели за счет средств федерального бюджета определяется Правительством Российской Федерации.

Как указывается в жалобе, пункт 3 статьи 10 Федерального закона «О ветеранах» не устанавливает срок, в течение которого обязанность Правительства Российской Федерации утвердить порядок по возмещению расходов по предоставлению льгот должна быть исполнена, а подпункт 2 пункта 1 статьи 16 данного Федерального закона не содержит указания на условия предоставления названной льготы (какой банк выделяет кредит, на какой срок, в каком размере, под какой процент и т.д.); в результате такой неопределенности заявитель не может реально воспользоваться предоставленной льготой и восстановить право на ее получение в судебном порядке.

2. В соответствии со статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

Норма о предоставлении ветеранам боевых действий льготных кредитов на жилищное строительство сформулирована, вопреки мнению заявителя, достаточно четко и ясно. Она закрепляет одну из мер социальной защиты ветеранов и направлена на улучшение их условий жизни и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы названной категории граждан, — напротив, ею устанавливается дополнительная льгота. Введение, приостановление и отмена льгот относятся к полномочиям законодателя и зависят от финансовых возможностей государства, в компетенцию же Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», разрешение отнесенных к компетенции органов законодательной и исполнительной власти вопросов не входит.

Таким образом, оспариваемые положения пункта 3 статьи 10 и подпункта 2 пункта 1 статьи 16 Федерального закона «О ветеранах» не нарушают конституционные права заявителя, поскольку направлены на предоставление дополнительных льгот ветеранам боевых действий, а потому в силу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данная жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Колганова Владимира Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Конституционный Суд
Российской Федерации

Текст документа сверен по:
рассылка

docs.cntd.ru