Полезные статьи

Налог с нефтедобычи

Минерально-сырьевые ресурсы России и Украины: состояние и тенденции развития

Е. А. Козловский и С. В. Гошовский

Минерально-сырьевая политика СССР строилась на принципе самообеспечения и оптимального развития отдельных комплексов добычи полезных ископаемых. В результате были созданы технологические цепочки, позволявшие экономично использовать минерально-сырьевые ресурсы. Ликвидация СССР привела к частичному, а в большинстве случаев, полному распаду этих «цепочек», что нанесло ущерб как добытчикам, так и потребителям минерального сырья.

К сожалению, государственные органы новых стран устранились от управления исследованием и использованием этих ресурсов, передав почти все права частному сектору, тогда как в мире в руках государства находится, например, в Австралии 30-40%, Великобритании — 33-35, Канаде — 40, США — 50-70, Японии — 75-80% национальных природных ресурсов.

Особенно беспокоит резкое сокращение геологоразведочных работ, что не позволяет добиться даже простого воспроизводства погашаемых запасов. Дело усугубляется и тем, что значительная часть последних подлежит списанию: их подсчёт производился в других экономических условиях, сейчас же каждое горнодобывающее предприятие должно добиваться рентабельности самостоятельно, что в условиях мирового рынка сделать не так просто. В итоге за годы «перестройки» добыча основных видов полезных ископаемых снизилась во всех странах СНГ.

Минерально-сырьевые базы России и Украины развивались в определённой зависимости друг от друга. Напомним, что именно с Криворожско-Донецкого железо-угольного комплекса началось в послепетровской России создание металлургической промышленности. И вплоть до 1930-х годов он, наряду с железоделательными заводами Урала, оставался основным для СССР.

Позже вошли в строй предприятия Кузбасса, Центрального Казахстана, Салаира и др., а главное – карьеры Курской магнитной аномалии — КМА, обеспечившие основные потребности страны в железной руде. Подготовлена была и резервная база металлургической промышленности – Чаро-Токкинский бассейн в Восточной Якутии и ряд месторождений на Дальнем Востоке. Представлены они рядовыми, но легкообогатимыми магнетит-джеспилитовыми рудами.

К началу нынешнего тысячелетия общемировая добыча железной руды достигла 926 млн. т, в том числе в России — 80 млн., Украине – 50 млн., что значительно меньше по сравнению с 1990 г. Её запасы в России составляют 52 млрд., Украине – 20 млрд. т.
Основная масса подтверждённых запасов (более 95%) железных руд Украины сконцентрирована в пределах пяти провинций Большого Кривого Рога – крупнейшего в мире, представленного докембрийскими железистыми кварцитами. Их общие подтверждённые запасы составляют 26 млрд. т со средним содержанием 35% железа, в том числе 1,7 млрд. т богатых (58,3% Fe) руд. Кроме криворожских магнетит-мартитовых руд разрабатываются бурые железняки Керченского бассейна.

В состав металлургического комплекса Украины следует включить и марганцевые руды Никопольского бассейна, представленного тремя зонами (сверху вниз): оксидной, оксидно-карбонатной и карбонатной. Доля руд первой зоны (наиболее ценных) – 15%, последней (самые трудноупорные) – 78,5%. Глубина залегания 10-110 м, мощность рудных залежей – до 4,5 м, протяжённость зон по простиранию – до 200 км, ширина – 25-50 км. Суммарные запасы – 2,4 млрд. т, в том числе оксидных руд 335 млн. т, смешанных – 168 млн. т, карбонатных — 1,9 млрд.т. Для сравнения: общемировые запасы марганцевой руды составляют 8,9 млрд. т, в том числе в Казахстане — 0,5 млрд. т, Грузии — 0,2 млрд. т. Россия располагает лишь мелкими месторождениями марганцевых руд, причём низших (карбонатных) сортов.

Монополистом в СНГ в отношении второго чёрного легирующего металла – хрома является Казахстан: его доля в общемировых запасах — 8,7%, в добыче – 19,6% (на первом месте ЮАР — 81 и 50% соответственно). На Украине перспективы обнаружения промышленных залежей хромовых руд связаны с гибербазитовыми массивами Побужья, прогнозные ресурсы которых до глубины 600 м оцениваются в 300 млн. т, при среднем содержании триоксида хрома до 28%. Российская Федерация также не имеет собственной базы хрома, поэтому в обеих странах следовало бы полагаться на Кимперсайский комплекс Казахстана, но он в первые же годы «перестройки» перешёл в руки японских предпринимателей.

Конечно, для каждой отдельно взятой компании совершенно безразлично, где покупать дефицитное сырьё, в данном случае – хром, феррохром и другие сплавы на основе хрома: лишь бы было подешевле! А такой товар в избытке могут предложить ЮАР (добыча руды – 6,6 млн. т, Зимбабве (0,6 млн. т) и другие страны.
Сырьевая база железорудной промышленности России весьма разнообразна по типам и масштабам месторождений, степени концентрации запасов в регионах, условиям добычи руд, их обогатимости, удалённости от потребителей и прочим факторам. Вместе с тем, ряд железорудных предприятий имеют неблагополучные сырьевые базы.

После распада СССР Россия осталась практически без промышленных месторождений марганцевых руд. Преобладающим типом является труднообогатимый карбонатный, на долю которого приходится около 91% балансовых запасов, остальная часть – легкообогатимые окисные и окислённые руды.

Россия не имеет разведанных запасов металлургических сортов хромитов. Поэтому усиление геологоразведочных работ по поиску хромовых руд, в том числе металлургических сортов, с целью создания соответствующей минерально-сырьевой базы, является одной из важных задач геологической службы страны.

Металлургия не мыслится без коксохимии и других вспомогательных производств (флюсы, огнеупоры и пр.). Всё это на Украине есть. Особое значение имеет наличие достаточно крупных запасов коксующихся углей, которые следует рассматривать в качестве одного из главных составляющих именно металлургического, а не топливно-энергетического комплекса. Каменные угли отрабатываются в Донецком и Львовско-Волынском бассейнах, а бурые распространены преимущественно в Днепровско-Донецкой впадине и в Закарпатье. Общие запасы каменных углей 43 млрд., бурых – 2,6 млрд. т.

Пик добычи приходился на 1976 г. – 218,11 млн. т, нынешняя – около 80 млн. т. Государственной программой развития угольной промышленности Украины предусматривается довести добычу угля в 2006 г. до 100 млн. т. Однако её реализация сталкивается с большими трудностями, связанными с достижением в ряде шахт Донбасса предельных глубин (до 1500 м), чем обусловлен рост травматизма и аварийности (горные вывалы, взрывы метана и др.). Эта проблема является весьма актуальной и для шахт Восточного Донбасса.

В отличие от России Украина обладает ограниченными запасами жидких и газообразных углеводородов. Небольшие месторождения нефти и газа сосредоточены в Донецко-Днепровской впадине, Предкарпатье и в акваториях Чёрного и Азовского морей. Запасы нефти составляют 138 млн. т, газа – 1118 млрд. м 3 , конденсата – 80 млн. т, прогнозные ресурсы нефти — 1,7 млрд. т, газа – 7 трлн. м 3 . Добыча не в состоянии обеспечить потребности страны в углеводородах, поэтому она вынуждена их импортировать, главным образом из России. При этом складывается конфликтная ситуация из-за ценообразования, тарифов на прокачку газа через трубопроводы в страны Западной Европы, квотирования потоков туркменского газа, несанкционированного открытия заслонок на трубопроводах, проходящих через территорию Украины, и отбора из них газа, и пр.

Структура топливно-энергетического баланса России резко отличается от структур других стран СНГ, что не может не сказаться на будущей перспективе. Расчёты показывают, что общая потребность России в первичных энергоресурсах будет расти медленно и только к 2010 г. достигнет уровня 1995 г., а к 2020 г. повысится на 5%.

Большие разведанные запасы природного газа (35% от мировых), сконцентрированные, в основном, в крупных и уникальных месторождениях, позволяют рассчитывать на преимущественное развитие газовой промышленности с доведением годовой добычи газа к 2010 г. до 740  860 млрд. кубометров. Но не следует забывать о переходе основных месторождений газа в режим падающей добычи, что требует предпринимать необходимые меры по поиску новых месторождений.

Особенно сложным является положение в нефтедобывающей промышленности. Свыше 70% запасов российских нефтяных компаний находится на грани рентабельности. Если десять лет назад доля вовлеченных в разработку запасов с дебитом скважин 25 т/сутки составляла 55%, то сейчас такую долю составляют запасы с дебитами скважин до 10 т/сутки, а запасы нефти высокопродуктивных месторождений, дающих около 60% добычи, выработаны более чем на 50%. Доля запасов с выработанностью свыше 80% превышает 25%, а доля с обводненностью в 70% составляет свыше трети разрабатываемых запасов. Продолжает расти доля трудноизвлекаемых запасов, которая уже достигла 55-60% от разрабатываемых.

Надо подчеркнуть, что освоение угольных сырьевых ресурсов России осуществляется темпами, не соответствующими их потенциалу. Следует признать, что нынешние проблемы угольной отрасли порождены определённой недооценкой её роли в народно-хозяйственном комплексе страны. Между тем прогнозируемое развитие атомной энергетики на первую половину XXI века сбалансировано с имеющейся сырьевой базой урана только на первую четверть столетия, т. е. до 2025-го, от силы до 2030 года. К тому же, с началом экономических реформ российским правительством ни разу не разрабатывался топливно-энергетический баланс страны на перспективу.

Искажены ценовые соотношения на взаимозаменяемые энергоресурсы, что привело к деформации структуры спроса с чрезмерной ориентацией его на газ и со снижением конкурентоспособности угля. Последнее обстоятельство явилось следствием грубейшего технико-экономического просчёта и безответственности руководства ТЭК и страны, допустивших под маркой газовой паузы провал в разработке современных технологий использования дешёвых энергоносителей (уголь, торф и др.).

Украина располагает крупными запасами урановых руд, успешно разрабатываемых в том числе и методом подземного выщелачивания. Основной геолого-промышленный тип — натрово-метасоматический, по классификации МАГАТЭ — «метасоматические месторождения». На втором месте — уран в угольно-песчаных породах палеогена — «месторождения в песчаниках» по МАГАТЭ, на третьем — месторождения в К-кремнистых высокотемпературных метасоматитах — «интрузивные» по МАГАТЭ.

Как известно, атомная энергетика стремительно развивается во всем мире.
Украина, не обладающая собственными ресурсами углеводородов, кроме угля, вынуждена будет вернуться к рассмотрению проектов АЭС, тем более, что резерв необходимого для них топливного сырья имеется. Единственный в России Стрельцовский комбинат обеспечивает менее половины потребности страны в этом сырье. Положение в Казахстане гораздо лучше: на его предприятиях вырабатывается около 2 тысяч т урана.

Переходя к проблемам цветных, редких и благородных металлов, подчеркнем, что главной на Украине является титановорудная отрасль. К настоящему времени выявлено более 40 месторождений титано-магнетитовых руд. На базе разведанных запасов работают два комбината: Верхнеднепровский горно-металлургический и Иршинский горно-обогатительный. Их продукцией снабжались не только пигментные предприятия Украины, но и металлургические комбинаты СНГ. Общемировое производство оксида титана в концентратах превышает 4 млн. т (доля Украины — 3,7%), а подтвержденные запасы — около 1 млрд. т.

Титановые месторождения Украины представлены практически всеми геолого-промышленными типами — как эндогенными (в расслоенных гипербазитовых интрузивах), так и экзогенными (остаточные концентрации, россыпи тяжелых минералов разного возраста и др.). Их общие запасы в балансе СНГ составили более 42%. Ранее определенная часть вырабатываемых концентратов шла на выплавку губчатого и металлического титана, однако из-за высокой себестоимости их производство не превышало десятков тысяч тонн. Основная масса концентратов использовалась для производства диоксида титана — главного компонента пигментных материалов и наполнителей.

Ресурсы цветных металлов Украины представлены в основном нетрадиционными геолого-промышленными типами месторождений и поэтому с трудом поддаются экономической оценке, особенно в условиях современных рыночных отношений. Потребности Украины в меди удовлетворяются за счет импорта, в том числе из стран СНГ. В ряде районов Украины обнаружены небольшие месторождения никель-кобальтовых руд как первичных сульфидных (прогнозные ресурсы — до 15 млн. т), так и силикатных (разведанные запасы в 10 объектах 200 тыс. т).

Проблема для Украины производства алюминия стоит не менее остро, чем в России. Еще при существовании СССР в Николаеве был сооружен крупный глиноземный завод, а в Запорожье — металлургический комбинат. Расчет строился на импорте больших объемов зарубежных бокситов и глинозема с последующим получением промежуточной (глинозем) и конечной (алюминий) продукции, а также переадресовку части сырья на заводы Восточной Сибири, с избытком обеспеченных электроэнергией местных гидроэлектростанций.

Такая схема сохраняется и сейчас, но в урезанном виде. Что касается собственного алюминиевого сырья, то оно представлено мелкими месторождениями высокожелезистых бокситов (прогнозные ресурсы до 100 млн. т), массивами щелочных нефелинов (Приазовье), обогащенных цирконием, танталом, ниобием. Их запасы — до 3 млрд. т горной массы.

В России свыше половины разведанных запасов бокситов сосредоточено в северном регионе и около 28% на Урале. Более 84% бокситов добывается на Урале, в том числе 73,6% – в Северо-Уральском бокситоносном районе.

Характерными особенностями минерально-сырьевой базы меди в России является главенствующая роль в запасах и добыче месторождений сульфидного медно-никелевого и колчеданного геолого-промышленных типов. Минерально-сырьевая база меди России характеризуется высокой степенью промышленного освоения ее балансовых запасов, достигшей к настоящему времени 52%.

Несмотря на кризисные явления, охватившие в последние годы никелевую промышленность, Россия по-прежнему занимает первое место в мире по разведанным запасам и добыче никеля. В начале 1990-х годов на долю России приходилось 95% разведанных запасов и 91% добычи никеля в странах СНГ.

Как предсказывает компетентный анализ, в ближайшие годы состояние с собственным производством свинца и цинка в России ещё более ухудшится. Помимо выбытия мощностей по добыче цинка на уральских медно-цинковых месторождениях, запасы на разрабатываемых свинцово-цинковых месторождениях в других районах уменьшатся к 2010 г. на 80-85%.

Потребность России в олове почти на треть превышает его производство, а разница покрывалась за счёт импорта. Сложившееся в оловодобывающей промышленности положение представляется достаточно трудным. Ряд предприятий плохо обеспечен разведанными запасами. К их числу относятся предприятия, осваивающие запасы оловянных коренных и россыпных месторождений в Магаданской области и Чукотском АО, где прекратил деятельность ряд горно-обогатительных комбинатов.

По оценке, вольфрамодобывающие рудники обеспечены запасами в среднем на 34 года, но по отдельным рудникам прогнозная продолжительность добычи колеблется от 8 лет до 40 лет. Через 10-15 лет на половине вольфрамодобывающих предприятий запасы будут исчерпаны, а оставшиеся рудники будут разрабатывать в основном бедные руды.

Потребности Украины в вольфраме и молибдене удовлетворяются за счет импорта, однако собственные проявления этих двух металлов известны в тех же районах Украинского щита, что и олова, а также в Приазовье. Крупные концентрации ванадия связаны с титано-магнетитовыми рудами Волыни. Его запасы в качестве попутного компонента утверждены в Иршанском рудном районе. Извлечение галлия предполагается наладить из импортируемых бокситов на Николаевском глиноземном заводе.

Повышенные концентрации (до 4,5 г/т) германия установлены в коксующихся каменных углях Донбасса. На коксохимических заводах Украины ранее из надсмольных вод извлекалось до 4-4,5 тонн германия. В лигнитах Малобеганьковского месторождения (Закарпатье) отмечены зоны с высоким содержанием (до 500 г/т) и значительными запасами этого важнейшего попутного компонента. В Житомирской области разведано Пертанское месторождение бериллия, представленное полевошпатовыми и слюдисто-кварц-полевошпатовыми метасоматитами со средним содержанием 0,55% ВеО (в основном в виде фенакита).

С пегматитами связаны промышленные концентрации лития — в виде сподуменовых (Приазовье) и петалитовых (Кировоградская область) пегматитов. При их обогащении получают сподуменовый концентрат, содержащий 5,07% оксида лития, при извлечении 88,5% и выхода 18,8% от исходной руды. Однако главную ценность таких пегматитов представляют попутно получаемые концентраты кварца, полевого шпата и тонколистовой слюды.

В ряде пегматитовых полей установлено наличие промышленных концентраций редких земель, иттрия, тантала и ниобия. К эксплуатации подготовлено только Азовское месторождение, представленное блоком субщелочных пород — сиенитов, общей площадью около 20 км 2 . Для освоения этого объекта потребуется 12,5 млн. долл., при сроке окупаемости 2,2 года. Кроме перечисленных, заслуживают внимания также проявления скандия, стронция, кадмия, висмута и др.

Никитовское месторождение в Донбассе было единственным в СССР поставщиком ртути. По требованию «зеленых» в начале «перестройки» рудник законсервировали, и Украина осталась без своей ртути, годовая добыча которой достигала 400-600 т — до 10% от общемировой. Ныне мировая добыча ртути упала до немногим более 2 тыс. т.

В последние десятилетия во всем мире, особенно в США, активизировались поисковые работы на золото, в том числе и нетрадиционного типа — дисперсное. На Украине давно были известны проявления традиционного золота — жильного (Нагольный кряж в Донбассе) и метасоматического (Кривой Рог и др.), а также субвулканического (Береговский и Раховский районы в Закарпатье).

Сейчас проблема с золотом в стране выглядит следующим образом. Помимо Карпат, где на месторождениях Мужиевском и Сауляк разведано 56 т металла, а общие его ресурсы оцениваются в 400 т (плюс 5500 т серебра, 2,7 млн. т свинца, 5,3 млн. т цинка), значительные прогнозные ресурсы золота (400 т) предполагаются в Донбассе (Бобриковское и другие месторождения). Однако основной золотоносной провинцией считается Украинский щит с прогнозными ресурсами 2400 т этого металла.

В России и Украине со всей остротой встала проблема воссоздания стратегических запасов минерального сырья. Как известно, перечень их видов может меняться в зависимости от военно-политических и экономических приоритетов государств, структуры материального производства и прогнозируемой обстановки, конъюнктуры мирового рынка, состояния внешнеэкономических связей и других обстоятельств.

Можно утверждать, что нынешнее сокращение минерально-сырьевой базы наших стран является прямым следствием снижения финансирования геологоразведочных работ. Прежний значительный прирост запасов различных видов полезных ископаемых обеспечивался в советское время опережающими геологическими исследованиями.

Сегодня выработанность месторождений достигла опасной черты. Поэтому необходимо срочно возвратиться к решению проблем поиска, в частности, к разработке методики оценки ресурсов месторождений по материалам космических съемок, усовершенствованию глубинных методов исследований недр на базе сверхглубокого бурения и системы глубинных исследований недр и другим научно-практическим задачам, т.е. к восстановлению стратегии глобальных исследований недр страны, по которым советские геологи, занимали лидирующее положение в мире.

Для СССР с точки зрения его экономических перспектив всегда была важна общенациональная система управления геологическими исследованиями территории государства. Разрушение государственной геологической службы привело к тому, что геологоразведочные работы сократились в три раза, в результате чего прирост запасов уже не компенсирует спад добычи почти всех видов полезных ископаемых.
Поэтому следует констатировать следующее:

— минерально-сырьевые базы наших стран вступили в фазу прогрессирующего кризисного состояния и с точки зрения государственных интересов, используются неэффективно;
— сохранение или дальнейшее наращивание дисбаланса в системе производство-потребление-экспорт добытого сырья и продуктов его переработки фактически закрепляет статус России и Украины как сырьевых придатков промышленно развитых стран Запада;

— отсутствие государственной стратегии развития и использования минерально-сырьевой базы, основанной на самообеспечении с необходимой долей экспорта и ограниченного импорта, является угрозой национальной безопасности наших стран и ведёт к утрате геополитических приоритетов в минерально-сырьевом секторе мира;

— низкая эффективность действующей налоговой системы, не учитывающей ликвидности полезных ископаемых, технического состояния действующих предприятий, приоритетности сохранения рабочих мест в дотационных районах, а также особых геополитических интересов наших стран, не обеспечивает максимально возможное использование имеющихся минерально-сырьевых баз и требует дальнейшего реформирования.

Между словами и делами политиков наших стран относительно экономического сотрудничества существует значительный разрыв: есть общие идеи — весьма разумные, а вот практического воплощения нет. У нас, естественно, вызывает удивление, в частности, заявление президента Украины у пограничного столба на небольшом керченском острове, который пригрозил «выходом» из планируемого единого экономического пространства.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: почему для развала Советского Союза в своё время потребовалось одно-единственное ночное весёлое «заседание» в Беловежской пуще, а решение таких государственно значимых вопросов, как согласование минерально-сырьевой политики, ограничивается бесконечными малопродуктивными разговорами.

Может быть пора уже переходить к конкретным делам и в области геологии? Ведь она, как известно, не признаёт административных границ и является основой развития национальных экономик и их опорой в построении единого экономического пространства.

Важнейшими направлениями государственной политики стран СНГ в области минерального сырья и недропользования с нашей точки зрения должны являться:

— разработка новой государственной минерально-сырьевой политики по исследованию недр стран СНГ;
— разработка концепции функционирования национальных геологических служб как главных органов управления государственным фондами недр, воспроизводством минерально-сырьевых баз и национальными системами геологического изучения недр;

— восстановление и развитие межгосударственной системы геологического изучения недр с целью создания опережающего прироста и воспроизводства запасов полезных ископаемых за счёт средств государств и недропользователей. С этой целью необходимо разработать программу опережающего прироста запасов в объёме не менее чем в 1,5 раза превышающем объёмы погашения их в результате добычи;

— принятие межнационального Горного кодекса в качестве основополагающего правового документа в системе горного законодательства, в соответствии с которым должны формироваться все другие законодательные и подзаконные акты в области горных отношений, с полным отражением в нём геологоразведочного и горного производства и всех основ горного дела, включая регламентацию поставок и воспроизводства запасов полезных ископаемых, а также вопросов налогообложения;

— разработка и внедрение новейших ресурсосберегающих технологий по всему циклу добыча – обогащение – металлургический передел и до производства конечной продукции;
— оценка и вовлечение в переработку «техногенных» минеральных ресурсов – лежалых хвостов обогащения и рудных отвалов прошлых лет разработки с целью экономически эффективного извлечения из них полезных компонентов.

При совершенствовании системы платежей за право пользования недрами необходимо учитывать ликвидность полезных ископаемых, предусмотреть возможность получения недропользователями льгот за разработку нерентабельных, остаточных и трудно извлекаемых запасов, реанимацию ранее законсервированных горнодобывающих предприятий.

Обеспечение прироста разведанных запасов в распределённом фонде недр должно стать исключительно важной задачей недропользования. При оценке части выявленных ресурсов в новых районах с целью снижения геологических и финансовых рисков целесообразно разработать принципы совместного финансирования геологоразведочных работ за счёт бюджетных средств и средств горнодобывающих компаний.

Следует признать, что давно назрела необходимость усовершенствовать систему оценки месторождений полезных ископаемых, в частности, критерий оптимальности, используемый при определении границ балансовой принадлежности запасов в качестве основополагающего критерия. Точно так же следует разобраться с «ворвавшейся» в нашу жизнь сомнительной оценкой запасов по прогнозным ресурсам (Р1, Р2, Р3), чреватую фальсификацией понятия «прирост запасов» – основного «мерила» прочности минерально-сырьевой базы стран СНГ.

И последнее. Необходимо подчеркнуть, что при проведении эффективной политики в сфере минерально-сырьевой безопасности нужно учитывать последствия глобализации минерально-сырьевых ресурсов и определить роль наших стран в будущем мировом минерально-сырьевом обеспечении.

По запасам многих полезных ископаемых Россия, Украина и другие страны СНГ занимают доминирующее положение в мире, и наша общая минерально-сырьевая база уже в ближайшие годы может войти в резерв мирового минерально-сырьевого обеспечения. Это обстоятельство требует заблаговременной организации эффективного международного сотрудничества с целью стабилизации мирового рынка минерального сырья в общих интересах мирового сообщества и с выгодой для стран СНГ.

Хотелось бы выразить надежду, что Соглашение о сотрудничестве в области изучения, разведки и использования минерально-сырьевых ресурсов стран СНГ, подписанное в марте 1997 г. послужит основой для результативной деятельности геологических служб наших стран. Определённую надежду на это даёт успешно прошедшая в июле этого года в Минске Х сессия Межправительственного совета по разведке, использованию и охране недр. Там был рассмотрен ряд насущных проблем, в том числе предложение российской стороны о выполнении крупномасштабной НИР по тематике «Анализ состояния минерально-сырьевой базы стран СНГ с учётом сырьевого потенциала и проведённых геологоразведочных работ».

Необходимо, чтобы наши правительства поняли: восстановление общей научной геологической школы – главное условие развития национальных минерально-сырьевых баз, обеспечивающих политическую и экономическую независимость каждой из стран СНГ на постсоветском пространстве.

Е. А. Козловский
вице-президент РАЕН,
д. т. н., профессор

С. В. Гошовский,
директор Украинского
государственного геолого-
разведочного института,
д. т. н., профессор

www.promved.ru

Суть и особенности применения ускоренного метода начисления амортизации

Отправить на почту

Ускоренный метод начисления амортизации, согласно Налоговому кодексу, может быть применен к основным средствам (ОС) при наличии определенных условий (ст. 259.3 НК РФ). Когда организация вправе применять повышающие коэффициенты для начисления амортизации и какие при этом должны быть соблюдены условия, рассмотрим подробнее.

Условия применения ускоренной амортизации: перечень ситуаций

Ускоренная амортизация – это перенесение стоимости актива в себестоимость продукции ускоренными темпами.

Поскольку амортизационные отчисления принимаются в расходы по налогу на прибыль, налоговое законодательство жестко регламентирует вопрос ускоренного списания затрат.

При амортизации основного средства ускоренным методом разрешено применение одного повышающего коэффициента из числа возможных. Запрет на использование нескольких коэффициентов ранее содержался только в письмах Минфина, но с 01.01.2014 был законодательно закреплен в п. 5 ст. 259.3 НК РФ и подп. «б» п. 8 ст. 2, ч. 1 ст. 6 закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса» от 30.09.2013 № 268-ФЗ.

В финансовом ведомстве считают, что налогоплательщик обязан указать в учетной политике, какой коэффициент из всех допустимых будет использоваться для начисления амортизации ускоренными темпами (письмо Минфина России от 14.09.2012 № 03-03-06/1/481).

О том, какие методы применяются для исчисления амортизации в налоговом учете, узнайте здесь.

В каких ситуациях допустимо применение ускоренной амортизации

Перечень ситуаций, допускающих применение ускоренных темпов начисления амортизации:

  • Условия агрессивности среды. Применение повышающего коэффициента закреплено за основными средствами, эксплуатируемыми в условиях высокой агрессивности среды. Повышающий норму амортизации коэффициент не более 2.
  • Ведение сельскохозяйственной промышленной деятельности предусматривает ускоренную амортизацию всех объектов основных средств (подп. 2 п. 1 ст. 259.3 НК РФ). Повышающий коэффициент увеличения нормы амортизации не более 2.
  • Работа предприятия в промышленно-производственной или туристско-рекреационной зоне дает право применение коэффициента в пределах 2 на все объекты основных средств, используемых в деятельности (подп. 3 п. 1 ст. 259.3 НК РФ).
  • Условие энергетической эффективности ОС. При законодательном определении класса энергоэффективности основного средства коэффициент для объектов с высокой эффективностью не более 2.
  • ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! С 01.01.2018 повышающий коэффициент 2 не применяется в отношении зданий с высокой энергоэффективностью (подп. 2 п. 1 ст. 1закона «О внесении изменений…» от 30.09.2017 № 286-ФЗ).

  • Нахождение на балансе лизингодателя (лизингополучателя) основного средства – предмета договора лизинга применяется коэффициент 3.
  • Использование для морской добычи углеводородов. Право на ускоренную амортизацию не более чем в 3 раза имеют организации, обладающие лицензией на данную деятельность, и операторы морской нефтедобычи. Распространяется такая льгота на оборудование, используемое для разработки нового месторождения (п. 8 ст. 2, ч. 1 ст. 6 закона № 268-ФЗ).
  • С 01.01.2018 применяется ускоренная амортизация в 3-кратном размере в отношении активов водоснабжения и водоотведения по списку, утвержденному Правительством РФ.
  • В Налоговом кодексе не содержится запрета на использование нескольких коэффициентов для разных групп основных средств. Критерии применения коэффициентов должны быть указаны в учетной политике предприятия.

    В последующем будут внесены дополнительные поправки, позволяющие всем предприятиям использовать коэффициент не выше 2 для основных средств, включая технологическое оборудование, перечень которого будет утвержден Правительством РФ к 2019 году.

    Как влияет модернизация на применение ускоренной амортизации, читайте в статье «Модернизация ОС не отменяет его ускоренную амортизацию».

    Применение повышающих коэффициентов для ОС, функционирующих в агрессивной среде

    Применение повышенной нормы амортизации допустимо при эксплуатации ОС в условиях агрессивной среды, повышенной сменности. Увеличение – не более 2. Дата постановки ОС на учет должна быть не позднее 01.01.2014. Применение подобной нормы запрещено для объектов ОС 1, 2 и 3-й амортизационных групп при использовании нелинейного метода.

    Под агрессивной средой понимают природные или техногенные факторы внешней среды, ускоряющие износ основного средства (абз. 3 подп. 1 п. 1 ст. 259.3 НК РФ):

    1. климатические условия Крайнего Севера;
    2. контакт ОС со взрывоопасными или токсичными материалами и т. д.

    Согласно позиции чиновников, использовать повышающие коэффициенты можно при соблюдении следующих требований:

  • в сопроводительной документации не указано, что они предназначены для работы в агрессивной среде;
  • если такое упоминание имеется, то пользоваться льготой можно, если условия эксплуатации не соответствуют указанным в прилагаемых к активу документах.
  • В Минфине считают, что если в документах указано на возможность работы в агрессивной среде, то применение ускоренной амортизации не оправдано.

    Судьи, напротив, указывают на то, что для применения повышающих коэффициентов достаточно самого факта наличия агрессивной среды (постановление ФАС Поволжского округа от 13.02.2014 № А65-9516/2013).

    Применение коэффициентов распространяется только на объекты, подверженные влиянию агрессивной среды. Остальные ОС предприятия, если они при этом находятся в условиях нормальной эксплуатации, не могут амортизироваться быстрее (письма Минфина России от 14.10.2009 № 03-03-05/182, ФНС России от 17.11.2009 № ШС-17-3/205@).

    Ускоренная амортизация объектов лизинга

    Организации, имеющие на балансе объект лизинга, могут начислять амортизацию ускоренными темпами с коэффициентом не более 3. Исключение составляют объекты 1, 2 и 3-й амортизационных групп.

    Когда объектом лизинга является все предприятие как единый имущественный комплекс, ускоренная амортизация начисляется по всем ОС, кроме относящихся к 1, 2 и 3-й амортизационным группам (письмо Минфина России от 24.09.2007 № 03-03-06/1/692).

    Чиновники Минфина России указывают на то, что лизингодатель имеет право продолжать начисление ускоренными темпами даже в случае, если произошла смена лизингополучателя (письмо от 14.07.2009 № 03-03-06/1/463).

    Новый лизингополучатель может применять повышающие значения в пределах 3 при получении объекта лизинга, находящегося ранее в аренде у другого пользователя. Новый владелец может самостоятельно устанавливать размер увеличения, не ориентируясь на прошлые данные (письмо Минфина России от 09.09.2013 № 03-03-06/1/37022).

    Если объект лизинга используется по договору, заключенному ранее 01.01.2002, то на него начисляется ускоренная амортизация по следующим правилам (п. 3 ст. 259.3 НК РФ):

      • начисления соответствуют методу, использовавшемуся на момент передачи имущества;
      • начисление происходит с использованием коэффициента не более 3;
      • имущество, амортизируемое нелинейным способом, должно быть выделено в отдельную подгруппу.
      • Амортизация ОС, участвующих в научно-технической деятельности

        Ускоренная амортизация предусмотрена для всех предприятий в части использования основных средств для научно-технической деятельности. Размер коэффициента не должен превышать 3 (подп. 2 п. 2 ст. 259.3 НК РФ).

        Под научно-технической деятельностью понимается деятельность по получению новых знаний в любой из отраслей наук при обеспечении единства науки, техники и производства. (ст.2 закона «О науке и государственной научно-технической политике» от 23.08.1996 № 127-ФЗ).

        Минфин отмечает, что к этой категории относятся также научно-исследовательская и опытно-конструкторская деятельность (письмо от 28.08.2009 № 03-03-06/1/554).

        Списывая амортизацию ускоренным методом, налогоплательщик уменьшает налогооблагаемую базу по налогу на прибыль. А поскольку согласно ст. 252 НК РФ все расходы должны быть экономически обоснованы и документально оправданы, налогоплательщику следует очень внимательно отнестись к вопросу списания амортизации ускоренными темпами.

        Узнавайте первыми о важных налоговых изменениях

        nalog-nalog.ru