Полезные статьи

Наказание за измену рассказы

Наказание за измену рассказы

Распутин Оргии при царском дворе

Белоснежка 10 лет спустя

Красная Шапочка: современная версия — порно пародия

Инцест: Запрещенные семейные игры

Инцест на 8-ом месяце

Инцест по-итальянски 12: Вкус Мамочки

Тарзан — Членомонстр джунглей

Секс по-русски. Старая Сказка

Инцест: От лишившего невинности папы до горячей мамы

Инцест брата и сестры лолиты

Эротические приключения красной шапочки

С Тетушкой не грех

Колобок. русская сексуальная пародия на сказку

Все фильмы и видео на данном сайте являются постановочными. Всем моделям на момент съемок 18 и более лет.

x-filmec.ru

Оказывается мой сын ебёт мою жену.

Приглядитесь, может и у вас такое же, но прежде чем устраивать истерики в своей семье, прочтите этот рассказ. И так.

Нам с Ольгой чуть за сорок. У нас сын Алексей, он уже женат. Мы раньше жили в двухкомнатной квартире, а когда парень вырос, мы оставили ему квартиру, сами же переехали в другую. И вот однажды приезжаю с командировки раньше, открываю своим ключом дверь и захожу домой. В прихожей верхняя одежда жены и сына. Я тихо разделся, в доме тишина, но из кухни доносятся какие-то звуки думаю, сидят пьют чай,. Тихо приоткрываю дверь, а там сын нагнул свою маму на кухонный стол и по взрослому трахает ее, намахивая голой задницей.

У Ольги лицо покраснело, сейчас кончит, а Лёха старательно так пашет. Я стою не жив не мёртв. Удивление поглотило меня, ведь трахает в натуре! И чем больше я наблюдаю за ними, тем быстрее исчезает из головы удивление и нарастает любопытство. И это за каких-то 5-6 секунд. Я вернулся в комнату и присел на кресло. Думаю пусть кончат, а сам рассуждаю, — жену можно понять, ей недостаёт секса из-за частого моего отсутствия. Это даже хорошо, чтоу нее это происходит с сыном, потому, что секс с сыном не имеет будущего, а вот секс с чужим мужиком гораздо хуже по понятным причинам. Вопрос в другом, а Лёхе-то чего не хватает?

У него своя жена, как-то похвастался, что и любовница есть… Слышу на кухне Лёха и Ольга оба застонали, Ольга как всегда начала материться, значит точно кончает, я встал и открыл дверь в кухню. Они оба увидели меня и замерли в жутком оцепенении. Сын молча выпрямился, его член сразу обмяк, он натянул на себя свои джинсы и опустив голову, по быстрому слился, оставив все объяснения своей маме.

Она встала со стола, выпрямилась, поправила подол домашнего халата, виновато поглядела мне в глаза и тихо произнесла, — я тебе всё объясню… А потом также виновато спросила, — что теперь будет?

— Для начала покорми своего мужа, потом объяснимся, почти строго приказал я.

Ужин сегодня был, как ни когда, в ход летела красная икра и сто граммов, заказанный под заказ шашлык и суп харчо. Она только успевала угодить мне, лишь бы не споткнуться на самой мелочи. Лишь бы не перепало из-за пустяка…

Наевшись вдоволь, я приказал, — а теперь вставай раком, как с сыном трахалась. Ольга подчиняясь каждому моему приказу исполняла все мои прихоти с первого раза. Она была готова исполнить любые мои прихоти. Член у меня уже стоял во всю и увидев смазку на ее половых губках, я нагнулся и принюхался к ее пизде, она пахла Лёхиной спермой. Как ни странно, но мне был приятен именно запах спермы моего сына. Моё возбуждение подскочило до предельных высот и я с огромным удовольствием не спеша засадил своего жеребца в эту раздолбанную дырочку. Ольга тихо застонала, а я по праву хозяина этого владения начал свои мощные фрикции, давая понять ей, что я являюсь ее самцом и ни кто больше! Моё сексуальное напряжение было так велико, что я вскоре вывалил в ее вагину столько семени, сколько у меня не было даже в молодости. В этот миг я подумал, что такое сексуальное напряжение у меня произошло благодаря увиденному сексу моей жены с сыном. Мне почему-то было приятно вспоминать увиденное…

-Налей ещё, сказал я свое жене, оближи мой член и сделай ещё бутерброд. А пока я отдыхаю, ты мне расскажешь, как давно вы трахаетесь и что вас привело к этому? И не врать мне, всё равно всё узнаю!

Ольга виновато присела на корточки нежно взяла мой опавший член и вылизала все уголкимоего члена. Было приятно от того, что она послушна как наложница. За тем она поглядела мне в глаза, как бы сдавая свою работу на показ, и увидев мой удовлетворённый взгляд подала мне бутерброд с икрой. Она села на кухонный табурет и дрожащим голосом начала свой рассказ. Её голос дрожал не то от волнения, и не то от страха за измену, она только изредка смотрела сквозь меня, боясь остановить свой взгляд.

— Ты же помнишь любимый, как часто тебе приходилось ездить по командировкам в конце девяностых. Я сильно страдала от этого, а наш Алексей уже стал испытывать сексуальное влечение. Согласись, что там, где мы тогда жили, публика населяющая район, оставляла желать лучшего, — блядь на бляди, а уж о сифилисе разгуливающем среди молодёжи я просто молчу. Многие мамочки тогда водили своих мальчиков и девочек для лечения. Уберегая нашего сыночка от случайных девок, я тогда и приняла решение стать его первой женщиной и стать его любовницей до поры, до времени. К тому времени он тогда в свои 14 лет уже во всю мастурбировал. Я не могла допустить того, чтобы он ещё и ВИЧ подхватил.

-Ну и как ты его соблазнила?

— Всё началось с того дня, как я зашла к своей соседке за приправой. Входная дверь была открыта, прошла к спальне, где был шорох и открыла дверь спальни, чтобы поздороваться, но увидела, как наш сын занимаются с ней сексом. Алёша сидел на краю кровати, опираясь на руки, в то время как она, обхватив его молодое тело широко расставленными ногами, неистово качалась на его члене. Позади их стоял сын соседки и мастурбировал, прижавшись своей грудью к ее спине и поддерживая ее на весу. Его руки ласкали ее раскачивающиеся груди. Все трое были абсолютно голыми. Тут они все с тревогой посмотрели на меня.

— Оля, обратилась она ко мне, я тебе сейчас всё объясню… Она ни сколько не смутившись, сошла с ног моего сына. В тот миг я увидела его эрогированный покачивающийся член и обратила внимание, что он уже имел далеко не детские размеры. У меня даже в паху все потекло. Она накинула на себя халат и увлекла меня с собой на кухню. Там она достала справку, что ее сын заражён сифилисом и другую, что результаты по окончании курсов лечения имеют отрицательные результаты. Я попросила ее прокомментировать эти документы, и она рассказала, что ее сын заразился от девочек в их классе. С той самой поры, она пришла к выводу, что уж лучше ему трахается с мамой, чем с кем-то. Я поняла, что наш сын оказался у соседки по праву дружбы с одноклассником ее сына и не стала устраивать скандала по совращению нашего сына.

В тот раз я забрала своего сына из этой развратной квартиры и заставила его сдать анализы даже на ВИЧ. Парень сильно страдал из-за отсутствия секса, который он познал с мамой своего одноклассника. Мне ни чего не оставалось делать, как привлечь Алёшу на свою сторону. Сначала я у него просто отсасывала, опорожняя его яичники, ну, а потом дошло дело и до настоящего секса. С тех пор он иногда приходит ко мне. Ему нравится со мной. Ты уж прости, что так всё сложилось, мне ведь тоже трудно терпеть твоё отсутствие милый.

— Да уж, обстановочка в нашем районе была хоть куда, я согласен. Ладно, а что было с вами потом, когда мы переехали в новый район. Только не ври и рассказывай как всё было, а главное пойми, что я не собираюсь вас наказывать, я ведь сам в детстве спал со своей мамой. Оля удивлённо подняла глаза, она словно нашла палочку выручалочку, и радостно посмотрела на меня.

— Ты точно не накажешь Лёшиньку?

— Давай Оля лучше рассказывай и во всех подробностях…

— Ну что рассказывать, ты в командировку, а Лёша в нашу постель, тело молодое, требует секса, вот он и заменял тебя все эти годы, пока не женился. Я научила его всем премудростям взрослого секса, а он оказался хорошим учеником.

— Ладно хватит, рассказывать, с вами всё понятно. Позвони ему прямо сейчас и назначь время на завтра. Раз ты такая активная, будем теперь тебя вдвоём с сыном трахать, уяснила? Хватит прятаться от меня, я всё должен знать о вас обоих и контролировать!

На следующий день у нас сыном состоялся разговор, я его успокоил и сказал, что инцест встречается в семьях не редко, просто ни кто это не афиширует. Что и у меня по молодости было такое с его бабушкой, когда она осталась без мужа. Что поддерживать здоровье своей маме, это не так уж и позорно. И всё равно Алексей был напряжён, хотя нескрываемая улыбка на его лице и стоячий член в плену его джинсов, означали психологическую разрядку в нашей семье. У меня и самого стоял член как подосиновик на обочине. Оля уже была готова к нашим ласкам, но побаивалась, что мы вдвоём ее порвём на две половинки.

-Ладно, хватит разговоров, ты мне сегодня покажешь, как ты любишь свою мать, а я посмотрю нужно тебя наказывать или нет. Алексей, вернувшись с ванной, в оцепенении стоял и смотрел на нас, как мы обнимаемся в кровати с его мамой и какую роль я отведу ему.

-Иди Лёша замени своего папочку. Он неторопливо, но уверенно лёг на мамочку, которая сама развела ноги и извернувшись, легла на него сверху. Её взгляд скользнул по моему, и она уплыла в страну наслаждений. Голова сына скрылась почти полностью между грудями жены. Она лежала сверху, медленно двигаясь вверх-вниз на его члене. Я заглянул в промежность жены, где увидел прекрасную картину, как член сына то появлялся, то исчезал в ее вагине, увлекая за собой скользкие малые губки. Алексей извернулся и припал долгим поцелуем к одной из ее сочных ягодиц, потом раздвинул гладкие и круглые половинки ее задницы и засунул свой язык в ее широко раздвинутое анальное отверстие, делая его гладким и влажным. Он старался показать мне всё, чему научила его мама.

— Да, да сынок, когда твой язык в моей попке, я схожу с ума, но я хочу что-нибудь по тверже. Ты знаешь, чего я хочу сынок…

— Лёха, ты слышал, что сказала твоя мать? Давай вставь свой член в ее задницу и доставь нам обоим удовольствие, а я погляжу на то, чему тут научила тебя твоя мамочка.

Подавляя остаточное явление, Алексей мастурбировал свой член и переместился им прямо к анальной дырочке, поставив сою маман в позу раком.

— Спасибо, папа. Иногда я думаю, что мамочкина попка лучшая ее часть. Она такая горячая и узкая, она так хорошо умеет ее сжимать, что порой я схожу с ума.

— Ну не томи, вставь уж, мы с женой сказали это враз и удивились этому. Лёша тем временем уперся и проник в хорошо смазанную анальную дырочку его мамы.

— Да подумал я про себя, они тут без меня не скучали и сразу вспомнил, что давно не посещал свою маму, которая наверно тоже соскучилась по своему сыну и просто по сексу.

— Дорогой, обратилась ко мне Ольга, подойди ко мне и позволь мне отсосать у тебя. ах! Алексей, начинай там. Засунь свой член, чтобы я почувствовала яички на своих ляжках. Хочу чувствовать два твердых члена, двигающихся одновременно внутри себя. Она приняла мой член в свой ротик и мы размеренно начали накачивать свою женщину с обоих сторон. Голос жены внезапно оборвался, когда мой член вынудил ее широко раскрыть рот и начал свое долгое путешествие вниз к ее горлу. Теперь Ольга была полностью заполнена двумя членами. Ей жутко понравилось это чувство. Она не могла двигаться, но наш сын и я начали входить в нее с разных концов, осторожно двигая ее вперед-назад на двух членах в ее анус и горло. Ее груди болтались в воздухе, а мышцы ее ануса, судорожно сжимали твердый член сына. Мои руки встретились с руками сына, лаская ее великолепную грудь, сжимая ее с двух сторон. Ольга сходила с ума от четырёх рук и двух членов, обслуживающих ее похоть одновременно.

Лёха поднял голову вверх и начал принимать от мамы вернее от ее попки, приятные чувства. Он покачивался на ней, иногда вытаскивая свой член полностью и после того, как анус смыкался, он с силой загонял свой член обратно в узкую дырочку. Так они оба получали больше удовольствия, а я тем временем излился в ротик своей супруге пятью мощными струями. Лёха ещё крепился, и его обороты увеличились. Оля, борясь с моей спермой и ощущениями в анусе уже дико застонала и замерев, издала рык львицы. По ее ляжкам потекли соки, а половые губки задрожали от оргазма словно осиновые листочки. Вот так она иногда кончала. Мой член от перевозбуждения стоял как замороженный и я лёг на спину. Ольга стремглав перебралась на меня и поймав рукой мой член, махом разместила его в своей текущей вагие. Она жалобно охнула и из ее глаз полились слёзы счастья, — какие вы молодцы мальчики, прошептала она, расслабив своё тело на моём. Алексей тем временем снова засадил своей маме с задней калитки и я почувствовал его член. О-о-о, это было чудесно. Я чувствую, как как он движется внутри вместе с моим членом. Это просто чудо…

Ольга тем временем получая одновременно два члена в анус и вагину, широко раскрыла глаза от наполненности внутри ее. Она была так удивлена до селе невиданным чувствам, что кончала раз за разом. Она уже вся истощилась от пережиых чувств, что лежала между муже и сыном как тряпочка. Силы были на пределе, оргазмы поражали ее своё яркостью, ее родные мужчины своей неустанной силой. Наконец алексей наполнил ее кишечник своей молодой спермой, а я повернув ее в классическую позу начал драть как сидорову козу с такой силой, что унее чуть не отрывалась голова. Пизда ее расслабилась, стала широкой, жена вся обмякла и принимала мой член как наказание и извинение за измену.

Сын услышал, как я стал тяжело дышать, не от прихода, а от усталости и тронув меня за плечо, произнёс, — дай я, дай я. Я отвалился и увидел как мой сын словно ястреб повис над ней и начал неистово трахать свою мамку. Она снова начала испытывать оргазм, но сын продолжал летать на ней как на батуте, ублажая ее растерзанную пизду. Соки лились на простынь ручьями, такого с моей женой не было ни когда и вдруг она потеряв сознание, обмякла и наклонила голову. Мы с сыном испугались, но поняв, что это не обморок, а обычная расслабуха, ещё по разу слили в нее своё семя. Мы отвалились и лежали с двух сторон своей любимой женщины.

— Ну как вы себя чувствуете мальчики? Лично я впервые в жизни получила то, чего хотела, я умерла и родилась вновь. Спасибо мальчики, я даже помолодела. Кажется вы меня так растрахали, что у меня начались месячные на три дня раньше… Я отдохну, хорошо?

— Странно, ноя бы ещё слил подумал я про себя, но жену тревожить уже не хотелось.

— Сынок, обратился я к сыну, а ты маме куни делал? Он улыбнулся и положительно покивал головой.

— Я люблю это делать пап, наша мама сладкая как мёд и пахнет она всегда как восковая сота.

— Ну что сынок, придётся тебе освоить ещё и миньет, так ты окупишь свою провинность передо мной, согласен?

Член у меня уже стоял, в другие дни, мне хватало и двух раз кончить, а тут я чувствовал подъем сил, что готов был ещё раз породниться с собственным сыном. Ни сколько не возмутившись, сын перебрался через свою мать, улёгся между моих ног и осторожно прикоснулся губами моей головки. Я не раз давал другим мужикам в командировках отсосать, но это прикосновение было особенным, меня словно стукнуло маленькой олнией, -так было приятно.

-Ну же сынок, смелее, ведь ты создан из этого чудо- члена, это твоя вотчина. Алёша полностью погрузил в свой рот мой член, а я словно парил в облаках. Вскоре Лёша привстал и мы оказавшись в позе 69, начали оттачивать свои члены своими губами. Кончили мы, как ни странно враз, обменявшись спермой. Мы лежали уже рядом, как Оля вставила своё, — ну вот и помирились, а главное вы теперь стали не только моими партнёрами но и партнёрами между собой…

Если честно, дорогой читатель, я чувствовал себя ни сколько не униженным, да и жене был благодарен, за верность, а измена с сыном, это всего лишь родственные отношения. Она оберегла его от влияния улицы, а он ее от измен с чужими мужиками.

Мы лежали все удовлетворённые своими желаниями, а я подумал, — как всё благополучно закончилось, хотя это наверное начало наших отношений. Я подумал, что надо будет съездить к моей маме в гости, как она там? Ведь телефонные разговоры, это совсем не то…

— Милый, ты думаешь о своей маме?

-А как ты догадалась?

— Она на днях звонила и спрашивала когда ты приедешь… Может пригласим ее в гости?

— Ты не против Оля, если я с ней пересплю? Она мне тоже звонила и давно соскучилась по мне.

— Что ты милый, я ведь всё понимаю, я ведь тоже мать…

— Надо же, как всё повторяется, добавил я глядя на свою жену. Вот уже и ты стала любимым партнёром своего сына. Я знаю как крепка дружба и любовь сына с его матерью, испытавших привязанность сексом. Уверяю, что Лёша тебя не будет забывать, ведь мать и жена в одном лице, это необъяснимое чувство. Лёха всё слушал и его удивлению не было конца, он просто всё впитывал.

-Вот и я говорю милый, привези ее на недельку, а когда ты снова уедешь, я напомню ей, как она склоняла меня на кунилингус в молодости.

— Вы что трахались с моей мамой языками!

-А ты думаешь, почему мы ни когда не ссорились, дурачок ты мой любимый…

www.erotictext.ru

Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

  • Введите дополнительный текст около ссылок социальных сетей. Например кто автор этого сайта.
    • Автор: А. И. Солженицын
    • Произведение: Один день Ивана Денисовича
    • Это сочинение списано 20 922 раз

    В своей знаменитой повести «Один день Ивана Денисовича» Александр Исаевич Солженицын описал только один день заключенного – от подъема до отбоя, но повествование построено так, что читатель может представить себе лагерную жизнь сорокалетнего крестьянина Шухова и его окружения во всей полноте. Ко времени написания повести ее автор был уже очень далек от социалистических идеалов. Эта повесть – о противозаконности, противоестественности самой системы, созданной советскими руководителями.

    Образ главного героя – собирательный. Основным прототипом Шухова часто называют Ивана, бывшего солдата из артиллерийской батареи Солженицына. При этом сам писатель был заключенным, который каждый день своего пребывания в лагере наблюдал тысячи сломанных людских судеб и трагедий. Материалом для его повести стал результат страшного беззакония, который не имел ничего общего с правосудием. Солженицын уверен, что советские лагеря были такими же лагерями смерти, как фашистские, только убивали там собственный народ.

    Иван Денисович давно понял, что для выживания недостаточно ощущать себя советским человеком. Он избавился от идеологических иллюзий, бесполезных в лагере. Это его внутреннее убеждение ярко демонстрирует сцена, когда кавторанг Буйновский объясняет герою, почему солнце в зените бывает в час дня, а не в 12 часов. Декретом правительства время в стране перевели на час вперед. Шухов удивлен: «Неуж и солнце ихним декретам подчиняется?» С советской властью у Шухова теперь другие отношения. Он – носитель общечеловеческих ценностей, которые не удалось в нем разрушить партийно-классовой идеологии. В лагере это помогает ему выстоять, остаться человеком.

    Судьба заключенного Щ-854 похожа на тысячи других. Он честно жил, пошел на фронт, но попал в плен. Из плена ему удалось бежать и чудом пробиться к «своим». Этого было достаточно для серьезного обвинения. «В контрразведке били Шухова много. И расчет был у Шухова простой: не подпишешь – бушлат деревянный, подпишешь – хоть поживешь малость. Подписал».

    Что бы ни делал Шухов, он преследует ежедневно одну цель – выжить. Заключенный Щ-854 старается следить за каждым своим шагом, по мере возможности подрабатывать и вести сносное существование. Он знает, что обычная практика при таком серьезном обвинении, как у него, – добавлять срок заключения. Поэтому Шухов не уверен, что окажется на свободе в назначенное время, но запрещает себе сомневаться. Заключение Шухов отбывает за измену родине. В документах, которые его заставили подписать, значится, что Шухов выполнял задания фашистов. Какие именно – не смогли придумать ни следователь, ни подследственный. Не думает Шухов и о том, почему сидит он и еще много всякого народа, не терзается вечными вопросами без ответов.

    По натуре Иван Денисович принадлежит к природным, естественным людям, которые ценят сам процесс жизни. И у зека есть свои маленькие радости: выпить горячей баланды, выкурить папиросу, спокойно, с наслаждением, съесть пайку хлеба, приткнуться, где потеплей, и минуту подремать, пока не погнали на работу. Получив новые ботинки, а позже валенки, Шухов радуется, как ребенок: «…житуха, умирать не надо». За день у него случилось много удач: «в карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся».

    В лагере Шухова спасает труд. Работает он увлеченно, жалеет, когда кончается смена, припрятывает себе на завтра удобный для каменщика мастерок. Он принимает решения с позиции здравого смысла, опираясь на крестьянские ценности. Труд и отношение к работе не дают Ивану Денисовичу потерять себя. Он не понимает, как можно относиться к работе недобросовестно. Иван Денисович «умеет жить», мыслить практически, не бросать слов на ветер.

    В разговоре с Алешкой-баптистом Шухов высказывает свое отношение к вере и Богу, руководствуясь опять-таки здравым смыслом. «Я ж не против Бога, понимаешь, – объясняет Шухов. – В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в ад и рай. Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите?» На вопрос, почему он не молится Богу, Шухов отвечает: «Потому, Алешка, что молитвы те, как заявления, или не доходят, или в жалобе отказать». Вот он, ад, – лагерь. Как же Бог такое допустил?

    Есть среди героев Солженицына и те, кто, совершая маленький подвиг выживания каждый день, не теряет достоинства. Старик Ю-81 сидит по тюрьмам и лагерям, сколько советская власть стоит. Другой старик, Х-123, – яростный поборник правды, глухой Сенька Клевшин, узник Бухенвальда. Пережил пытки немцев, теперь в советском лагере. Латыш Ян Кильдигс, еще не потерявший способности шутить. Алешка-баптист, который свято верит, что Бог снимет с людей «накипь злую».

    Капитан второго ранга Буйновский всегда готов вступиться за людей, он не забыл законов чести. Шухову с его крестьянской психологией поведение Буйновского кажется бессмысленным риском. Капитан резко возмутился, когда надзиратели на морозе приказали заключенным расстегнуть одежду, чтобы «перещупывать, не поддето ли чего в обход устава». За это Буйновский получил «десять суток строгого». Все знают, что после карцера он навсегда лишится здоровья, но вывод заключенных такой: «Залупаться не надо было! Обошлось бы все».

    Повесть «Один день Ивана Денисовича» была опубликована во времена «хрущевской оттепели» в 1962 году, вызвала большой резонанс в читательской среде, открыла миру страшную правду о тоталитарном режиме в России. Солженицын показывает, как терпение и жизненные идеалы помогают Ивану Денисовичу выжить в нечеловеческих условиях лагеря день за днем.

    resoch.ru

    Справедливость

    Марья Семеновна Штуцер, старший специалист энергоснабжающей организации города N, обнаружила, что храм святого архистратига Божия Михаила потребляет энергии больше 800 кВт в месяц, а стало быть, по закону и оплата должна быть в три раза большей. И Марья Семеновна уведомила об этом настоятеля, отца Стефана, соответствующим письмом.

    Тот на следующий день явился в офис энергопоставляющей компании расстроенный и принялся объяснять, что храм у них небогатый, приход – организация некоммерческая, неприбыльная, за таинства деньги с прихожан не берут, за требы – кто сколько даст, а продажа свечей и разного церковного товара никак не может покрыть затраты, которые возникнут, если плату за свет поднимут втрое.

    Марья Семеновна, терпеливо выслушав священника, доброжелательно и вежливо отвечала, что закон одинаков для всех и она, при всем уважении, ничего поделать не может, так что платить, по-видимому, все же придется, а иначе как же будет пополняться бюджет, если все станут искать отговорки и какие-то обходные пути. Отец Стефан расстроенно, но согласно кивал головой. Он и не знал, как еще и к кому ему подступиться, чтобы решить эту проблему.

    Наконец, как водится, Марья Семеновна посоветовала ему обратиться к вышестоящему начальству, которое только одно и может как-то разрулить сложившуюся ситуацию.

    Конечно, Марья Семеновна лукавила, ведь когда несколько недель назад ее хорошая знакомая приватно сообщила, что ей надо помочь «грамотно» облегчить непосильное налоговое бремя, Марья Семеновна активно и даже с профессиональным азартом подключилась к поиску возможных путей, и эти пути были благополучно найдены, чем и была закреплена давняя дружба. Но ведь то подруга…

    Словом, Марья Семеновна отправила отца Стефана к вышестоящему начальству и, довольная своей терпеливостью и доброжелательностью, скоро забыла об этом случае.

    Прошло несколько месяцев, и вот откуда не ждали свалилось на голову Марьи Семеновны несчастье. Квартира, которую она с таким трудом и влезши в долги приобрела в недавно построенном коттедже… Словом, этот коттедж, оказалось, был построен незаконно в незаконном месте и теперь должен быть снесен, причем за счет самих собственников. У Марьи Семеновны, когда она узнала об этом и удостоверилась, что это не сон, а страшная явь, едва не случился удар. Она немедленно подключила все свои связи, но связи оказались не слишком тесными и дружественными, да и не слишком влиятельными, так что кроме искреннего сочувствия и множества всевозможных советов она ничего не получила. Пришлось подавать в суд на организацию, продавшую квартиру, но оказалось, что та давно обанкротилась и исчезла яко дым, так что совершенно непонятно было, что делать дальше. И вот по подсказке всё той же подруги Марья Семеновна решила отправиться с покаянием за советом к известному в округе старцу – духовнику Свято-Вознесенской обители отцу Иакинфу.

    Марья Семеновна была человеком крещеным, православным, как она сама считала, и добрым. Иногда она заходила в храм поставить свечечки за родных – живущих и усопших, ежегодно набирала крещенскую водичку, бывала несколько раз на пасхальной службе и даже однажды исповедалась и причастилась. Словом, вспомнив всё, что следовало вспомнить по этому поводу, и вооружившись необходимой дополнительной информацией, Марья Семеновна отправилась в покаянное паломничество. Она понимала, что что-то нужно принести Богу, какую-то жертву за все свои прежние грехи, о которых она старалась не вспоминать, но которые сами о себе напоминали время от времени, так что она, в общем, представляла, в чем именно ей нужно каяться и за что ей «всё это».

    Приехала она в обед, расположилась в монастырской гостинице и в четыре часа пополудни прошла на вечернюю службу в главный соборный храм. Ей объяснили, возле какого именно аналоя должен будет исповедовать отец Иакинф, и она сразу подошла и заняла очередь, потому что народ уже теснился, ожидая выхода старца на исповедь. Вскоре за Марьей Семеновной выросла целая толпа. Все ждали старца. И он вышел вскоре после начала службы. Положил на аналой Евангелие и крест, устроился рядом на небольшой скамеечке, и исповедующиеся стали подходить к нему один за другим, становясь на колени, а старец накрывал их голову епитрахилью и исповедовал.

    Марья Семеновна сильно волновалась, пыталась собраться с мыслями, но никак не могла и хотела только, чтобы «всё это мучение» поскорее закончилось. Наконец подошла ее очередь.

    Она уже знала, что прежде надо каяться в своих грехах, а уже затем рассказывать о проблемах и бедах. Так она и поступила и начала сразу с главного, что больше всего тяготило ее душу: с искренними слезами раскаяния поведала о сделанных в молодости абортах, а также об измене мужу, которая произошла относительно недавно – несколько месяцев назад – в результате внезапно развившегося, но так же скоро закончившегося «производственного романа». Обо всём этом Марья Семеновна действительно искренне сожалела и никогда больше ничего такого совершать не собиралась. Старец выслушал ее внимательно, тяжело вздохнул, помедлил, как показалось Марье Семеновне, в затруднительном раздумье, а потом ответил:

    Старец задумался, а потом проговорил: «Как же с вами поступить: по закону или по снисхождению. »

    – Я вот даже не знаю, как с вами поступить, честное слово… По закону или же по снисхождению. Грехи-то ваши тяжкие, и наказание за них по закону положено суровое… Вот за детоубийство, например, я должен вас на 25 лет отлучить от Причастия, за супружескую измену, да еще и с женатым мужчиной, – тоже лет на 14… Но и это еще не всё… Вы ведь и так не причащаетесь, не исповедуетесь. А между тем надо ведь вам как-то чувствительно понести тяготу необходимого и справедливого наказания, чтобы очистились грехи и Бог помиловал вас. Давайте договоримся так: вы обязуетесь ежедневно вычитывать полностью утренние и вечерние молитвы, а также главу из Евангелия и кафизму из Псалтири. Кроме того покаянный канон за убиенных во чреве младенцев с ежедневными тридцатью поклонами (отец наш преподобный Феодор Студит полагает это малейшей мерой поклонов). Ну и еженедельно неукоснительно бывать в храме на службе. Причем с вечера в субботу и в воскресенье с утра, но так, чтобы все службы выстаивать от начала и до конца. И было бы очень правильно и хорошо, если бы вы стояли не иначе как в притворе и у каждого входящего просили прощения и молитв. Прямо вот так и говорили бы с поклоном: «Простите меня и помолитесь о грешной Марии». Ну и мясо хорошо бы вам больше не есть, не по гнушению, конечно, а во искупление прежних грехов, а кроме обязательного поста в среду и пятницу поститься бы еще и в понедельник. Ну и через три года я жду вас снова на исповедь. Если Богу будет угодно и будем мы с вами живы, можно будет подумать и об облегчении епитимьи… Ну, с Богом, родная!

    И отец Иакинф чуть привстал со своей скамеечки, благословляя Марию и давая понять, что разговор окончен.

    И тут она вдруг с ужасом осознала, что не сможет – просто не сможет! – при всем желании исполнить то, что повелел ей старец, и ей стало страшно. Она заплакала так горестно и безысходно, как не рыдала еще никогда в жизни. И этот не прерываемый ничем плач продолжался несколько минут.

    «Помни, что и к тебе Господь не по закону отнесся, а по любви. Будь милосердна»

    И тут неожиданно отец Иакинф обнял ее по-отечески тепло, сердечно и проговорил в самое ухо:

    – Что, тяжело тебе, милая. Тяжело, я знаю. И по закону ты не сможешь понести наказание. Не сможешь, я это понимаю. Но и ты тогда не по закону с людьми поступай, а по совести, по любви, по снисхождению… вот тогда и на тебе исполнится закон Христов. Иди, причащайся и больше не греши. Старайся жить по-христиански, исправляйся потихоньку, кайся в своих грехах и помни, что и к тебе Господь не по закону отнесся, а по любви. Будь милосердна…

    Марья Семеновна сразу поняла, о чем говорил старец.

    Она причастилась и, успокоенная, просветленная и тихая, уехала домой. И буквально в тот же день, когда она вернулась, ей пришло уведомление, что вопрос со сносом коттеджа совершенно неожиданно улажен на уровне городской администрации. Кто-то там, как оказалось, в соседнем подъезде жил из сильных мира сего.

    А Марья Семеновна в ближайшую субботу пошла в храм архистратига Божия Михаила, встретилась с отцом Стефаном, еще раз подробно расспросила обо всех обстоятельствах дела, и в течение недели ей с Божией помощью, похлопотав немного, удалось решить вопрос с оплатой электроэнергии в храме положительно. И – что немаловажно – вполне законно.

    pravoslavie.ru