Полезные статьи

Моё кофе закон

Здравствуйте, я ваше кофе: новые нормы русского языка вступили в силу

В День знаний, 1 сентября, вступили в силу новые нормы русского языка. Теперь, согласно приказу Министерства образования, кофе стал среднего рода, а йОгурт превратился в йогУрт.

Данные нормы закреплены в современных словарях русского языка, которые по решению Минобрнауки признаны в России официальными с начала учебного года. В их числе – «Орфографический словарь русского языка» Б. Букчиной, И. Сазоновой и Л. Чельцовой, «Грамматический словарь русского языка» под редакцией А. Зализняка, «Словарь ударений русского языка» И. Резниченко и «Большой фразеологический словарь русского языка» с комментарием В. Телия.

За словом «кофе» официально закрепили и мужской, и средний род. Изменилось и орфографическое написание некоторых слов. Так, например, слово «каратэ» теперь разрешено писать «карате». А «интернет» нужно писать с большой буквы. Интересна судьба «брачующихся», которые теперь называются «брачащиеся».

Теперь можно не страдать, вспоминая, как правильно говорить: «договОр» или «дОговор» — разрешены обе нормы, на равных правах теперь существуют и «по срЕдам» и «по средАм». Официально допустимы теперь нормы «йОгурт» и «йогУрт».

Как пишет «МК», один из создателей “Орфографического словаря” Инна Сазонова утверждает, что все четыре указанных выше словаря появились в результате огромного исследования и прошли строжайшую экспертизу в научных институтах. А в «Орфографическом словаре» особое внимание обращено на те грамматические формы, где люди чаще всего делают ошибки.

Комментарии

Я дико извиняюсь, но кофе мужского рода так-то

Всё сделали для того, чтобы равшаны проще получали гражданство. Чтобы власть лилА елей в ухи путриотам об увеличении народонаселения путираши под руководством ктоеслинеон и его ПЖиВ!!

Пусть еще разрешат «ЗвОнит», «Калидор», «Салдинг», «Салофан».

И министра образования надо переименовать в МЕНЕСТРА

гость 1 сентября 2016 г.
09:34

А слово путен в попен.

В кафе и до этого каждая вторая говорила: ваше кофе, пожалуйста.

Ещё забыли — местов нет, каво, еслиф. И вообще, надо всех классиков перепечатать, а то они не по-русски пишут

Следующим шагом будет преобразование слова «если» в «еслиф».

Одно слово Велик и могуч.
Чо хочу то и ворочу.
Так а зачем вааще правила?
Как хочу так и пишу ведь большинство понимают.

Вообще-то ничего не преобразовали, а только добавили новые варианты употребления.
С нахрапу это вам незаметно?

Наконец-то исправлена многовековая ошибка.
Слово «кофе» испокон веку было среднего роду, а вот слово «кофей» — мужского.

Я как сын своих родителей с литературным образованием буду учить своих детей РУССКОМУ языку а не руззкому

Как слышу так и пИшу ещё введут

гость 1 сентября 2016 г.
09:42

Советую вам пойти еще дальше. Вспомнить дореволюционное написание.

Пора учить китайский

Какой легкий способ заработать — просто внести идиотские изменения в орфографический словарь, попутно оправдав и узаконив повальную безграмотность населения.

Да здраствуит мырмылад и зимир))))))

А слово «полис» (страховой) надо сделать «полюсом».

Пропал дом. (с) Хе-хе

Про кофе было известно лет 20-25 назад, уже утвердили.

Кофе и виски — это он, оно — это г#овно, и министерство образования.

про транвай было?

1 сентября 2116 года

Детям в школе разрешили писать «Ваша бесплатная кофе»

С этого начинается разрушение национальной культуры, основа которой — язык.

«основа которой — язык»

Угу, основа которой — кофе, который в России собирают с деревьев летом

Выбраковывающиеся, я настаиваю!

куда катится мир?? ну давайте уже все, где чаще всего делают ошибки, исправим в таком же роде, эти -тся и -ться неубиваемые, давайте оба варианта утвердим, чего париться? я в шоке.

Не вылавировали, а перелавировали.
Не перевыколпаковать, а заколпаковать.

кому как, а мне как резало слух, когда произносят кофе в ср.роде, свеклА, а не свЁкла, тот же твОрог, дОговор, уже не переделать. может, ребятишки вырастут нормальными)) их с детства будут к этому приучать.. Ну хоть бы в эту тему уже не лезли, реформаторы блин, должно же быть что-то святое.

Я-пас! Кофе-мужского рода! Не поддавайтесь и учите детей красивому и могучему русскому языку!

Тоже режет слух, ФеклА, а не Фёкла.

Ой, забыли главное слово переделать — «звОнит»!

Круто ты попал на тиви (с)

Господа, чего вы распыхтелись? Никто не будет утверждать явные ошибки, так что русскому языку ничего не грозит. Но язык наш, слава богу, не древняя латынь, он — живой, и развивается по своим законам. Было бы глупо и ненаучно отрицать те естественные процессы, которые в нем происходят. Соответственно — про кофе. Изначальное написание — кофей — не вызывало сомнений в принадлежности этого слова к мужскому роду (и оно — слово — даже склонялось). Но й на конце постепенно отпал, слово приобрело привычный нам вид и стало похоже по форме на слова среднего рода, к тому же перестало склоняться. Так что мужской род это слово сохраняло лишь по традиции. А язык всегда стремится привести все похожие случаи к одному «знаменателю» — иначе же будет бардак! Сегодняшняя ситуация — лишь официальное признание того, что сложились варианты нормы (то есть примерно равное количество людей — коренных носителей языка, русских по национальности) считают кофе словом мужского рода (по традиции, тиражируемой учебником, правилом) и среднего рода (по реальной форме и руководствуясь исключительно языковым чутьем). Новые правила лишь закрепили этот факт. Еще лет через сто кофе окончательно станет словом среднего рода — это неизбежно, это закон развития языка, а не прихоть ученых.

1.09.2016 10:18 ————- твОрог и творОг — допустимы оба варианта

Скоро не будет ни мужского, ни женского рода — останется только средний.
Как в Европе — ни папы, ни мамы, а только — родитель.

m.amic.ru

Какого рода слово кофе — разбираемся в русском языке

Юлия Верн 190 273 14

Кофе — это не только вкуснейший напиток, но еще и предмет неутихающих споров филологии. Вопрос «Кофе какого рода?» невероятно популярный и уже успел набить оскомину. Уже многие годы литераторы борются за мужской род, самоуверенные спорят с ними, защищая форму «оно», а незнающие мечутся между двумя сторонами, пытаясь понять, какой же вариант все-таки правильный. Отсюда возникают противоречащие определения «вкусный» или «вкусное». И все-таки, кофе какой или какое? Кофе мужского рода или среднего?

Начало спора о напитке

Еще около ста лет назад Василий Ильич Чернышев, советский филолог, обратил внимание на связанные с напитком противоречия, несмотря на то, что было лишь начало двадцатого века. Род слова кофе уже тогда оказался открытым вопросом, несмотря на традиционную форму слова «кофей» или «кофий», указанным в Википедии. Они оба — устаревшие формы названия напитка мужского рода. Но слова эти не исконно русские, а заимствованные и измененные от английского «coffee» или же нидерландского «koffie», где благородный напиток употребляется в мужском роде. Доподлинно страна заимствования неизвестна. Так какого рода слово кофе?

Ароматный напиток известен очень давно

Вообще, история вряд ли может сказать, как правильно употреблять это слово. Во многих языках род менялся от мужского до среднего, и, согласно историческим данным, были даже женские формы. Самое раннее слово, которое известно языковедам настоящего, найдено у арабов. У них оно читалось как «qahwa» и имело женский род, хотя первоначально по смыслу обозначало один из сортов вина. Некоторые европейские языки слово взяли из турецкого, где «kahve» — исключительно среднего рода, поэтому оно так и прижилось.

Но в русском языке первые появления напитка в словарях датированы восемнадцатым веком (1762 год), опираться можно на них, не обращая внимания на различные варианты из других языков. Поэтому, для того, чтобы убедиться в достоверности истории кофе, словарь русского языка любого года выпуска может стать самым надежным источником. Все-таки, кофе в русском языке должен соответствовать его традициям и официальным правилам, не завися от правил в других странах.

Современные правила русского языка

История филологии — наука, несомненно, важная и достоверная, но, к сожалению, она не всегда может дать ответы на все вопросы. Нельзя отрицать, что язык напоминает живой организм, он постоянно меняется и преобразуется. Основываясь только на исторических формах слов, нельзя уверенно сказать, к какому роду слово кофе принадлежит.

Конечно, языковые институты при изменении каких-либо норм сначала отмечают их, но не сразу вводят, словари остаются без изменений, стараясь сохранить те старые правила, которые являются крепкой основой для филологической культуры любой нации. Только когда по-новому начинает говорить половина или большая часть носителей языка, изменение наконец-то закрепляют в изданиях. Так произошло с родом слова кофе.

В трех основных словарях слово «кофе» мужского рода

Официальные изменения внесли в 2002-ом году. До этого момента существовали три основных словаря, определяющие разговорные нормы (в них до сих пор значится информация о том, как правильно нужно говорить.):

  • толковый словарь известного всем Даля (написан в 1880-1882 годах);
  • словарь не менее знаменитого Ожегова (1949 год);
  • современный и реже используемый словарь Ефремовой (1996 год).
  • Полезно знать:
    Три главных российских словаря указывают, что кофе в русском языке исключительно «он», поэтому правило это остается главным в литературной речи, не допускающей использование каких-либо других вариантов.

    Да и в вопросах, посвященных кофе, Википедия род указывает исключительно как мужской, лишь с редкой допустимой возможностью использовать его как слово среднего рода.

    Но в 2002-ом году ситуация изменилась, «Русский орфографический словарь», созданный Лопатиным (еще кратко именуемый «РОС»), опубликовал данные, согласно которым употребление кофе в мужском роде и среднем допустимо для разговорной речи и считается абсолютно правильным. Впрочем, в отношении огромной части населения подобное решение, принятое Министерством образования, было правильным — ведь на улицах то и дело можно услышать форму слова среднего рода.

    С другой стороны, не стоит забывать, что использование местоимения «он» уместно в отношении напитка, именно того, что разливают по чашкам, в случае же, если собеседники обсуждают самое растение, как таковое, с листьями, плодами, то вполне правильно будет назвать местоимение «оно». Остальные формы слова определяются в индивидуальном порядке, например, кофейная гуща или гуща кофе, будут женского рода.

    Кофе как напиток — «он», кофе как растение — «оно»

    Использование «кофе» в творчестве и жизни

    Узнать о правильном использовании слова кофе словарь, конечно, может помочь, как и Википедия, но использовать стоит и другие источники. Например, обратить внимания на творчество знаменитых людей, употребляющих в своих текстах этот предмет споров. С кофейной ситуацией отсылку чаще всего делают к Ивару Калниньшу, актеру Советского Союза (ныне — Латвии), который в рекламе напитка уверенно говорит: «Кофе — только он». Подобными утверждениями зачастую пестрят рассказы, романы, авторы которых хотят указать правильное использование слов и защитить своих читателей от ошибок.

    Более того, владельцы кофеен, баристы, другие люди, рассматривающие напиток именно с профессиональной стороны, никогда не говорят «оно» по отношению к кофе, так что стоит обязательно обратить внимание на их мнение. Все-таки, люди из кофейной индустрии не могут ошибаться.

    В любом случае, при желании ответить на вопрос «какого рода кофе», стоит вспомнить литературные нормы и правила. Разговорная речь, ее правила, безусловно, существуют с некоторыми изменениями, но отрывать ее от правил, складывающихся на протяжении всей истории, не стоит. Спрашивать кофе какой или какое — значит показывать свою безграмотность и элементарное незнание правил русского языка. Пусть для незнающих тайну кофе, Википедия род его определяет как мужской и как средний, не лишним будет блеснуть эрудицией в повседневной жизни и использовать исключительно правильную форму, закрепленную на протяжении многих десятков лет на страницах самых достоверных словарей.

    kivahan.ru

    Кофе стал среднего рода

    Ошибки в русском языке узаконили

    31.08.2009 в 21:37, просмотров: 328780

    Все меняется. В том числе и нормы русского языка. С 1 сентября согласно приказу Министерства образования можно будет употреблять слова совсем не так, как мы привыкли. К примеру, слово “кофе” теперь имеет не только мужской, но и средний род. Эти новые правила взяты из четырех свежеопубликованных словарей, “содержащих нормы современного русского литературного языка”. Теперь то, что раньше считалось ошибкой, официально закреплено правилом.

    Четыре словаря, в которых изложены новые варианты использования слов в русском языке, — это “Орфографический словарь русского языка” Букчиной, Сазоновой, Чельцовой, “Грамматический словарь русского языка: Словоизменение” Зализняк, “Словарь ударений русского языка” Резниченко и “Большой фразеологический словарь русского языка” Телия.

    Опубликован в газете «Московский комсомолец» №25145 от 1 сентября 2009

    Популярно в соцсетях

    • Самое интересное
    • Комментарии

    Оставьте ваш комментарий

    Что еще почитать

    © ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец» Электронное периодическое издание «MK.ru»

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-45245 Редакция — ЗАО «Редакция газеты «Московский Комсомолец». Адрес редакции: 125993, г. Москва, ул. 1905 года, д. 7, стр. 1. Телефон: +7(495)609-44-44, +7(495)609-44-33 , e-mail info@mk.ru. Главный редактор и учредитель — П.Н. Гусев. Реклама третьих сторон

    Все права на материалы, опубликованные на сайте www.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.

    Использование материалов, опубликованных на сайте www.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

    Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
    Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

    www.mk.ru

    Кофе сдался среднему роду: новые нормы русского языка

    После того, как 1 сентября Министерство образования и науки России во главе с недавно назначенной Ольгой Васильевой утвердило список словарей, закрепляющих нормы современного русского языка, в Интернете (теперь это слово следует писать только с большой буквы) развернулась ожидаемая бурная дискуссия между сторонниками и противниками нововведений и измененных правил. Одобренные словари отныне, в любом случае, становятся официальным эталоном государственного языка Российской Федерации для всех чиновников.

    Всего официальных словарей в России теперь четыре – «Орфографический словарь русского языка» Б. Букчиной, И. Сазоновой и Л. Чельцовой, «Грамматический словарь русского языка» под редакцией А. Зализняка, «Словарь ударений русского языка» И. Резниченко и «Большой фразеологический словарь русского языка» с комментарием В. Телия. Новый орфографический словарь окончательно закрепляет за словом «кофе» кроме мужского также и средний род. Слово «Интернет» следует писать только с большой буквы.

    По мнению чиновников Минобрнауки, на самом деле, никакие правила русского языка не меняются – утвержденные словари лишь фиксируют изменения, которые «де-факто» в языке уже произошли и закрепились. Нормой теперь становится ударение на первый слог в слове «дОговор», хотя по-прежнему можно говорить и «договОр», так же, как, на выбор, «по срЕдам» и «по средАм». Обычными русскими словами стали «офшор», «ремейк», «риелтор», «файл-сервер» и «файф-о-клок».

    О русском языке как о живом организме в интервью Радио Свобода рассуждает публицист и литератор, поэт Лев Рубинштейн:

    ​– У русского языка десятки лиц: есть язык уличный, бытовой, есть языки профессиональных групп, есть, например, язык писательской компании (и он совсем не такой, как на каких-то официальных литературных чтениях). А есть язык российских государственных чиновников. Вы сталкивались ли с такими российскими чиновниками, кто, действительно, заглядывает в словари, у кого в кабинетах традиционные декоративные собрания сочинений великих писателей, в красивых дорогих переплетах – потрепанные, потому что их хотя бы открывали? Вы таких людей находили?​

    – Нет, вы знаете, что-то мне такие не попадались. В каких-то единичных случаях бывают чиновники, у которых есть хоть какой-то гуманитарный «бекграунд», в качестве исключения – да, такие люди бывают. Но в целом язык чиновников, насколько я помню и советские годы, и позже, конечно, резко отличался и отличается от того нормативного русского языка, который пользовались, например, я и мои друзья. Это были всегда довольно разные языки. И часто чиновники вкладывали в слова совершенно не те значения, которые вкладывал, например, я. Поэтому какая будет норма у чиновников – мне совершенно, честно говоря, неинтересно, это все равно будет для меня чужой язык. И не будут они ни в какие словари смотреть.

    – Дети в подавляющем большинстве все ходили и ходят в обычную среднюю русскую школу. Что же тогда происходит с речевым аппаратом ставшего взрослым человека, как только он встает на первую ступеньку российской государственной лестницы, а до этого – советской?

    – Прежде всего, чиновник подражает другим образцам. Любой чиновник встроен в какую-то иерархию, и, так или иначе, он вольно или невольно старается говорить так же, как говорит его начальство. Я это заметил еще в поздние советские годы, когда разное мелкое партийное начальство примерно разговаривало, как Леонид Ильич Брежнев. В совершенстве копировать Брежнева было трудно, он был, конечно, непревзойденным образцом косноязычия – но я замечал, что люди очень старались. Они пытались невнятно произносить какие-то согласные звуки; люди, даже не с юга России, произносили южнорусское фрикативное «г», потому что высокое начальство было примерно из этих мест, типа Днепропетровска. И они так разговаривали, и мелкое начальство так же разговаривало, и все так разговаривали. А подчиненные Сталина, вероятно, тоже как он пытались разговаривать, единственное – они его акцент не воспроизводили. А так – тоже этими тихими голосами, скупыми короткими фразами. Я помню речи, в записи, каких-то деятелей сталинского времени. Так что тут школа ни причем, школой для них является подражание вышестоящим.

    – Произнесение слова «кофе» в среднем роде для меня, и не только для меня, казалось когда-то верхом безграмотности. Хотя моя учительница русского языка в средней школе и говорила, лет 30 назад, что «кофе идет семимильными шагами к тому, чтобы стать среднего рода». За что все долго боролись: за хорошее или за плохое?

    – С одной стороны, грамотный человек все-таки старается придерживаться некой узаконенной нормы, и это «нормально», потому что иначе, если бы не было нормы, то мы бы лет через 50 перестали бы друг друга понимать. Норма нужна, но она не может быть догмой. Норма, так или иначе, всегда идет за статистическим процессом. Очень многие люди употребляют слово «кофе» в среднем роде, и я совершенно не против того, чтобы это в словаре узаконилось – но я сам никогда так не буду говорить. Есть какие-то вкусовые вещи, и поэтому какие-то изменения в языке и даже в ударениях я могу принять, а какие-то нет. И я даже не всегда могу объяснить, почему. Даже если будет нормой, скажем, употребление глагола «позвонить» как «позвОнишь», я никогда так говорить не стану, мне это режет слух. «Кофе» я не буду употреблять в среднем роде. В словарях моей молодости, например, существовало слово «фОльга», с ударением на первый слог, но я не помню, чтобы кто-нибудь реально так произносил. А оказывается, нормой является «фОльга». Вы скажете – «фОльга»? Я – нет.

    – Я даже помню, что когда-то «какао» был мужского рода. Несколько поколений назад кому-то, наверное, «какао» в среднем роде резало слух, как сейчас «кофе» среднего рода.

    – Да-да. Но в юные годы я знал немало интеллигентных пожилых москвичек, что называется, «из бывших», и они многие слова произносили на мой слух диковинно. Они говорили «кОстюм» или «патэфон». Потому что так говорили в их молодости.

    – Или «галстух», у Михаила Булгакова встречающийся постоянно, например, вспоминается.

    – Именно, «галстух». Все меняется. Но я подчеркиваю, что руководствуюсь одновременно двумя вещами – я уважаю норму, закон, но я не в меньшей степени уважаю собственные привычки.

    – Нужно ли вообще тогда какую-либо норму закреплять, если мы говорим о том, что изменения в языке стремительны? Или, может быть, устанавливать нормы – и тогда уж требовать их соблюдения потом?

    – Но никто этого не сможет потребовать! В петровские времена были установлены какие-то специальные нормы именно для дворян, для дворянских детей, как надо говорить там, как надо говорить тут. У Ломоносова в свое время было «Учение о трех стилях», которое являлось очень полезным, потому что языковая мешанина была страшной. Но я человек демократически настроенный, и я, во-первых, не считаю, что надо кому-то навязывать норму, а во-вторых, это невозможно.

    – Люди, которые сейчас жалуются на то, что происходит стремительная деградация языка, говорят, что если слово «договОр» уже можно произносить как «дОговор», то, например, различия между глаголами «надеть» и «одеть» тоже скоро сотрутся, «крЕмы» окончательно станут «крЭмАми», и сказать «звОнит» будет вполне нормальным. В какой момент можно будет говорить уже о потере красоты и эстетичности в языке?

    – Нет, красота – вещь конвенциональная, и как мы договоримся, то и будет считаться красотой. Я насчет «лингвистической катастрофы» тоже часто и много думаю, только она для меня, конечно, не в различии ударений. Кстати, «дОговор» мне почему-то не режет слух, в отличие от «позвОнишь» или «кофе» среднего рода. Хотя я, повторяю, так говорить не буду! Это не свидетельствует о деградации языка, разумеется, потому что язык все время меняется. Он даже на моей, достаточно долгой, но все-таки не настолько уж долгой, памяти тоже часто менялся. Мы этого просто не замечаем. Деградация языка мне видится совершенно в другом – в том, что совершенно размываются значения слов. Ударения – это не самое главное. И, если какой-нибудь депутат скажет: «Пойдемте-ка выпьем черное кофе», – ну, и пусть скажет. Они и без того много чего говорят.

    – Но вы с ним на кофе не пойдете, да?

    – Даже не представляю себе ситуацию, при которой я бы сделал такой выбор. Кстати, я общаюсь с людьми более-менее своего круга, хотя и достаточно широкого, и почему-то для всех, с кем я контактирую, вопроса, какого рода слово «кофе», не существует. Я не уверен, что из-за того, что в каком-то словаре что-то появится, кто-то станет облегченно и радостно говорить «мое кофе». Я таких людей не знаю. Но они есть, наверное.

    – А может ли стремительно наступить момент, когда даже самые известные, например, строки Пушкина большинство людей не будут понимать? Так же, как сейчас невозможно взять и прочитать, допустим, «Слово о полку Игореве»?

    – «Слово о полку Игореве» действительно мало кто может в оригинале прочитать. А что касается «Евгения Онегина», то я скажу печальную вещь: вы об этом тревожно говорите в некотором будущем времени, а я сильно подозреваю, что это уже так есть сейчас! Более того, мы в моей молодости, как все, читали в школе «Онегина» и учили наизусть всякие «письма Татьяны», а потом, только прочитав комментарии Юрия Лотмана, я понял, что я там тоже далеко не все правильно понимал.

    ru.krymr.com

    Моё кофе закон

    Старый, но всё еще актуальный анекдот:

    Девушка, студентка филологического факультета, подрабатывает официанткой в кафе. Изо дня в день она слышит фразу клиентов: «Принесите одно кофе, пожалуйста». И постоянно внутренне вздрагивает, прекрасно зная, что кофе – не среднего рода, а мужского. И вот однажды, один из посетителей, немолодой степенный грузин, говорит:

    – Дайте один кофе, пожалуйста.

    – Вот, слушайте все! – радуется студентка. – Наконец-то кто-то говорит правильно!

    – Один кофе. – повторяет грузин, – . и один булочка!

    Недавно мне в голову забралась навязчивая идея: почему же кофе мужского рода? Поскольку я не филолог, а программист, то привык мыслить логически.

    Стал искать закономерности: море, солнце, варенье, доверие, досье, дыхание, сооружение. Список можно бесконечно продолжать. Существительные, оканчивающиеся на букву «е» имеют средний род. Неужели стоит следовать кем-то написанному правилу про исключение или лучше говорить то, что само на языке вертится? В поисках ответа я забрел на интересную статью:

    «Почему очень часто слово «кофе» употребляют в среднем роде? Только ли от безграмотности? Вовсе нет. Дело в том, что мужскому роду слова «кофе» сопротивляется сама система языка. Это слово заимствованное, неодушевленное, нарицательное, несклоняемое и оканчивающееся на гласную. В подавляющем большинстве такие слова в русском языке относятся к среднему роду. «Кофе» попало в исключения, потому что были когда-то в языке формы «кофий», «кофей» — мужского рода, они склонялись, как «чай»: выпить чая, выпить кофия. И вот памятником давно умерших форм и является мужской род слова «кофе», в то время как законы живого языка втягивают его в средний род.

    И эти законы очень сильны. Следовательно, то, что «кофе» становится словом среднего рода, происходит не от безграмотности людей, а потому, что таковы законы развития языка.»

    Вывод: Правильно говорить «один кофей» и «одно кофе».

    Совет: Лучше говорить «одна чашка кофе».

    pikabu.ru