Полезные статьи

Лебедев о налогах

Разные тезисы о налогах и налоговой системе

1. ВОЙНА С СОБСТВЕННЫМ НАРОДОМ БЕССМЫСЛЕННА И БЕСПЕРСПЕКТИВНА

СЕЙЧАС: Вся налоговая система и все налоговое законодательство построено на идее (и в терминах) борьбы с «неплательщиками налогов», под которыми подразумеваются просто все налогоплательщики. Налоговая система позволяет налоговым органам в любой ситуации «обнаружить» «уклонение» от налогов и насчитать любые суммы пени и штрафов. Законодательство играет роль обоснования этих штрафов, а вовсе не четких и однозначных «правил игры».

Идея кооперации и понимание налоговой системы как своего рода «общественного договора» отсутствуют начисто. Как следствие, налогоплательщики (т.е. весь народ) — совершенно есетственно — воспринимают налоги как ничем необоснованные и нескрываемые поборы (грабеж), налоговые органы — как врагов, а государство в целом — как ярмо. «Налоговое планирование» и иные формы ухода от налогов считаются абсолютно нормальными и по _этической оценке_ не отличаются от утаивания денег от бандита на улице. Война в Чечне и иные неприемлемые обществом государственные расходы лишь усиливают этот аспект.

На войне — как на войне. Понятно, что на войне используются любые средства борьбы с врагом. Налоговые органы и государство в целом для «борьбы с укрывательством от налогов» принимают все менее осмысленные, все более запутанные и все более грабительские (в точном — этическом — смысле этого слова) законодательные акты. Народ изобретает все более изощренные ответные меры. Огромные — и зачастую лучшие — силы и тех и других тратятся на абсолютно непроизводительную деятельность, делая российскую экономику неконкурентноспособной, вложения (за исключением спекулятивных) — нерентабельными, и ведя общество в целом к упадку и стагнации.

Эта изматывающая война государства с собственным народом абсолютно бесперспективна. Что бы ни говорили чиновники и что бы ни писали газеты, народ в этой войне прав, а государство — виновно.

ДОЛЖНО БЫ БЫТЬ: Война должна быть заменена сотрудничеством с подавляющим большинством налогоплательщиков. Если общество не готово платить какие-то налоги или нести черезмерное налоговое бремя, то налоги и бремя должны подстраиваться под то, что общество готово отдавать в качестве налогов (см. также про «налоговый предел» ниже). Важно, чтобы в целом это был «общественный договор», а не произвольное насилие государства над гражданами. А это подразумевает согласие обеих сторон, т.е. налогоплательщики должны быть _согласны_ (а не вынуждены, как сейчас) платить налоги.

В частности, имея ввиду нынешнюю ситуацию, защита «плательщиков налогов» от налоговых органов, от бессмысленной деятельности и затрат должна быть поставлена выше борьбы с «неплательщиками». Законодательные нормы сначала должны рассматриваться с точки зрения «честного плательщика налогов» — и, если существуют ситуации, в которых эта норма затруднит нормальную хозяйственную деятельность плательщика, — отвергаться, независимо от того, насколько эти нормы затруднят «уход» от налогообложения.

Сейчас государство является грабителем граждан, а должно бы быть партнером. Насилие должно быть заменено на добровольное сотрудничество. Все иные подходы этически являются лишь обоснованием грабежа, а в стратегическом плане не имеют никакой перспективы.

Это ключевой тезис. Все остальные в значительной степени являются следствиями или применением основного тезиса к различным частным аспектам и ситуациям.

2. ПРИОРИТЕТ ОБЩЕСТВА НАД ГОСУДАРСТВОМ И «НАЛОГОВЫЙ ПРЕДЕЛ»

СЕЙЧАС: По факту жизни не существует никаких ограничений на номенклатуру, базу и величину устанавливаемых государством налогов, на величину пени и штрафов и пр. Считается, что если за написанный кем то текст проголосовало достаточное количество депутатов, а потом этот текст подписал Президент, то это и есть Закон. Само словосочетание «законотворческая деятельность» подчеркивает, что наши законы порождаются силой ума отдельных «творцов», и вообще никак не обязаны быть связаны с обычаями, традициями и взаимоотношениями существующего общества.

Это все та же звездная научно-техническая болезнь, когда горстка «творцов» (пусть даже прошедших процедуру выборов) — естественно, «во благо народа» — считает себя вправе диктовать этому народу, как ему следует жить, прикрывая это задачами построения светлого (коммунистического, демократического, рыночного — «ненужное зачеркнуть») будущего.

Возвращаясь к налогам, — государство в целом сейчас может установить любые налоги и на что угодно. Если (например, из-за всеобщего помешательства) депутаты проголосуют, а Президент подпишет 100% (или 200%) налог с оборота, то в рамках нынешней правовой системы — каким бы идиотизмом это не казалось конкретному налогоплательщику или всем им вместе — соответствующий текст будет «Законом». Не существует ни конституционных, ни даже культурных ограничений на подобного рода деятельность государства.

ДОЛЖНО БЫ БЫТЬ: Имея ввиду нынешнюю ситуацию, идеальное решение — внести поправку в Конституцию (или принять Конституционный Закон), который бы ограничил нынешний налоговый беспредел, а именно, — установил легко считаемый «налоговый предел».

Другими словами, если сумма налогов, сборов и любых иных _обязательных_ по законодательству платежей в любые бюджеты и/или государственные фонды, предприятия и пр. превышает некоторый легко считаемый порог, фиксируемый, например, в процентах от нормальной добавленной стоимости (база — все поступления на счет юридического лица минус все платежи другим российским юр.лицам), то налоги, сборы и пр. должны уменьшаться до величины этого порога.

Сам этот порог также должен быть зафиксирован в Конституции (или указанном Конституционном Законе) с тем, чтобы если какие-либо законы и иные нормативные акты будут содержать положения, явно или неявно противоречащие «налоговому пределу», действовали нормы о налоговом пределе.

Наконец, чтобы стимулировать развитие экономики и постепенное снижение налогового бремени, можно было бы установить, что указанный выше «Налоговый предел» может быть уменьшен Законом, Указом Президента или Постановлением Правительства РФ. Но увеличение налогового предела, в том числе и после его уменьшения в указанном выше порядке, может быть осуществлено исключительно и только в порядке, предусмотренном для внесения поправок в Конституцию РФ.

3. ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ПОДЧИНЯТЬСЯ ОБЩИМ НОРМАМ ПРАВА И МОРАЛИ

СЕЙЧАС: Государство поставило себя вне закона, вне общих норм права и вне общественной морали. В частности:

а) В обществе (и в Конституции) признан принцип презумпции невиновности. Однако налоговые органы списывают деньги со счетов налогоплательщиков (т.е. экспроприируют собственность плательщика) на основании собственного одностороннего решения — без согласия налогоплательщика и без решения суда, что вопиющим образом нарушает принцип презумпции невиновности.

б) Реально область налогообложения регулируется подзаконными актами, постановлениями, инструкциями и пр., которые трактуют двусмысленности и неясности законов не в пользу плательщиков налогов (а иногда и прямо противоречат законам). Поскольку речь идет об ограничении прав и принудительном изъятии собственности, то эта область должна была бы регулироваться только федеральными законами (как ограничивающие конституционные права граждан по владению собственностью).

в) Мораль, здравый смысл и ГК РФ признают, что права требования к должнику могут переуступаться без согласия должника и что в случае совпадения кредитора и должника в одном лице происходит зачет требований, для чего достаточно заявления одной стороны.

Однако требования к бюджетам (как к должникам — например, по оплате госзаказа) или к внебюджетным фондам (например, со стороны пенсионеров) не принимаются в оплату налоговых и/или иных (пенсионных) платежей. («Мало ли что мы вам должны — налоги все-равно платите в полном объеме»).

г) Пени и штрафы насчитываются только на долги налогоплательщиков, но не наоборот. На обратные платежи (долги, зачеты) никаких пени (процентов) не начисляется.

Список можно продолжить, но суть не изменится — это «игра в одни ворота»: государство является участником хозяйственных взаимоотношений, но не подчиняется установленным общим правилам этих взаимоотношений (т.е. действует преступно и беззаконно), порождая сильнейшее расстройство этих правил и взаимоотношений.

ДОЛЖНО БЫ БЫТЬ: Государство и его органы должны были бы действовать в рамках общих норм права:

а) В случае несогласия налогоплательщика налоговые органы должны доказывать свою правоту в суде, выступая как и любой другой (обычный) истец. Принудительное изъятие имущества возможно только на основании решения суда.

б) Отменить все позаконные акты, инструкции и пр. и запретить принятие подобных актов в будущем. Установить, что все двусмысленности и неясности в законодатльстве должны трактоваться в пользу налогоплательщика.

в) Налоговые органы, внебюджетные фонды и пр. должны быть обязаны засчитывать права требования к соответствующим бюджетам и фондам в качестве налоговых и иных платежей в соответствии с общими нормами обязательственного права ГК РФ (независимо от числа переуступок этих прав требования). Проект закона (указа) прилагается.

г) Ответственность за просрочку платежей должна быть симметричной и соответствовать «цене денег».

4. ОТ НАЛОГОВЫХ НАДЗИРАТЕЛЕЙ — К НАЛОГОВОЙ ПОЛИЦИИ

СЕЙЧАС: Как следствие общего отношения к налогоплательщикам как к «неплательщикам налогов» действует система поголовной ежеквартальной отчетности. Другими словами, ежеквартально каждый налогоплательщик должен доказывать налоговой инспекции и всем внебюджетным фондам, что он уплатил налоги и пр. (что опять же нарушает принцип презумпции невиновности).

Это все равно, как если бы вместо милиции (полиции), занятой поимкой воров, каждый гражданин должен был бы ежеквартально в специальной организации доказывать, что он ничего за истекший период не украл.

ДОЛЖНО БЫ БЫТЬ: Налоговая инспекция — как таковая — упразднена. Уплата налогов — дело налогоплательщика. На нынешнем этапе (см. ниже последний тезис о добровольности) сохраняется только налоговая полиция, которая занимается поиском и поимкой нарушителей закона так же, как обычная полиция ловит обычных правонарушителей.

В принципе, можно оставить и ежеквартальную (или ежегодную) отчетность, но тогда нужно придать этой отчетности смысл для плательщика, а именно, установить, что если отчет принят, и данные в отчете не фальсифицированы, то никакие органы государства не
вправе возбуждать никаких исков в отношении уплаты налогов и пр. в «сданном» периоде.

5. БУХГАЛТЕРСКИЙ И НАЛОГОВЫЙ УЧЕТ КАК РАСТРАТА ОБЩЕСТВЕННЫХ РЕСУРСОВ

СЕЙЧАС: Объем нормативной документации, регулирующей эту область, просто огромен. Честно подсчитать и заплатить все налоги так, чтобы потом никто не мог это оспорить, просто невозможно. Для соблюдения законодательства нужны специально обученные люди (бухгалтерия). Гигантские (и, зачастую, наиболее квалифицированные) ресурсы общества расходуются на непроизводительную деятельность по «правильному оформлению» уже заключенных сделок, «налоговому планированию», ведению учета, выбиванию налоговых льгот и послаблений и пр., ослабляя и без того не слишком сильную экономику страны. Огромный пласт людей, который просто не может себе позволить эти издержки вынужденно уходит в «тень» (тем самым спасая экономику от краха).

ДОЛЖНО БЫ БЫТЬ: Налоговая и бухгалтерская системы должны быть очень просты и понятны, чтобы для выполнения требований законодательства не требовалось специального образования и значительных затрат времени и сил.

Все нынешнее многообразие форм, баз исчисления и целевого направления налогов можно преобразовать во внутренние инструкции для государственных органов, как распределять и направлять полученные от налогоплательщиков средства.

Для налогоплательщиков следует отменить все многообразие налогов, сборов, пошлин и пр., а оставить, например, только:

  • для юр.лиц — НДС, считаемый так, как считался налог на кооперативы в 1990 году (база — все поступления на счет юр.лица минус все платежи другим российским юр.лицам).
  • для физ.лиц — подоходный налог, считаемый по фиксированной ставке (без деклараций, которые у нас опаснее, чем неуплата налогов).

Тогда контрольные функции по юр.лицам можно возложить на банки, по физ.лицам — на юр.лиц (удержание у источника выплаты). А бухгалтерию (в современном понимании) вообще не вести. Равно как (см. предыдущий тезис) упразднить налоговую инспекцию и все связанные с ее существованием издержки.

ПОСЛЕДНЕЕ. ОТ НАСИЛИЯ И ГРАБЕЖА — К ДОБРОВОЛЬНОМУ СОТРУДНИЧЕСТВУ

СЕЙЧАС: Принудительное изъятие налогов нарушает принцип неприкосновенности частной собственности и этически отличается от грабежа на улице только тем, что производится под благовидными предлогами типа выплаты пенсий и пр. Достаточно бандиту начать выплачивать какие-нибудь пенсии (кому он решит и как он решит), а также говорить, что он — не грабит, нет — забирает ваши деньги на благие цели, как картинка станет этически неразличимой. Содержание деятельности — грабеж, т.е. принудительное открытое изъятие частной собственности.

ДОЛЖНО БЫ БЫТЬ: Это конечно сейчас звучит как фантастика — примерно как предложения о свободе цен и рыночной экономике в былое время. Но существенно изменить ситуацию можно только переходом к принципу _добровольности_ уплаты налогов, отказом от насилия, от принудительности, от грабежа.

Только в этом случае будет изменена этическая картина взаимоотношений налогоплательщиков и государства. Только в этом случае отказ от уплаты налогов может стать общественно и этически порицаемым. Только в этом случае государство сможет претендовать на роль установителя правил игры и арбитра в спорах, поскольку перестанет грабить собственных граждан.

СМЕЖНЫЕ РЕПЛИКИ:

1. Установить, что налогоплательщики вправе самостоятельно переводить средства на финансирование конкретных социальных, правоохранительных и других государственных и муниципальных структур, с зачетом этих платежей в счет уплаты налогов. Помимо прочего, такое решение приведет к нарушению монополии государства на распределение средств и созданию хоть какого-то механизма ограничения расходов государства на общественно неприемлемые цели.

2. Введение зачета прав требований (проект Закона прилагается) помимо решения проблем невыплаты пенсий, оплаты госзаказа и проч. приведет также к тому, что:

  • появится рыночная оценка того, сколько стоят обязательства государства;
  • денежный поток через бюджеты и фонды частично будет замещен бумажным, что уменьшит возможность злоупотреблений и притягательность соответствующих гос.структур для преступного сообщества;
  • 3. Налоговый кодекс должен быть очень коротким (2-3 страницы) и понятным каждому. Иначе, независимо ни от чего, он будет инструментом государственного рэкета, а не элементом нормальной хозяйственной деятельности свободных хозяйствующих субъектов.

    Комментарии (3)

    Именно тогда началось собирание налогов в том виде, какое мы имеем сейчас: налоги берутся за одно, а тратятся на другое. То есть, рассуждая с точки зрения сеньора: «Мне не хватает денег на новую любовницу — введу-ка я налог на тень от плетня».

    А если рассматривать налоги с позиций демократического общества, то сначала нужно определиться с тем, а зачем вообще нужны налоги? Абстрактные ответы типа: «на государственные нужды» здесь не проходят, потому что сразу возникают вопросы: а почему именно такие нужды, а почему именно такие суммы, и т.д. Кроме того, всегда есть определенные группы, на чьи нужды эти деньги идут.

    Мне кажется, что в демократическом государстве надо смотреть не на источники налогов, а на цели, для которых они собираются. И именно исходя из целей и должны бы вводиться налоги.

    И то не на любые цели, а только на те, в которых граждане этого государства объективно заинтересованы, а субъективно — нет. И налог должны платить именно те группы граждан, на которые распределяются результаты затрат на эти цели.

    В качестве примера попробуем рассмотреть один из налогов и определим его целевую функцию

    Налог на пользователей автомобильных дорог. Не знаете такого? А организация, в которой вы работаете, за вас его платит. Причем этот налог собирается только исходя из численности работающих, но без всякой связи с дорогами, автомобилями и пр. Ну так вот. Какова цель этого налога? Поддержание дорог в рабочем состоянии, очевидно.

    Теперь: кто должен оплачивать деятельность по исполнению данной целевой функции? Кто объективно заинтересован в этом, а субъективно — нет?

    Автовладельцы. Вот автовладельцы бы и должны платить этот налог. Вроде бы все? Нет. Одни ездят больше, другие меньше. Это надо учесть. Как? Проще всего — по затратам горючего. То есть с точки зрения системного анализа такой налог должен быть акцизом на автомобильное горючее.

    Аналогичный анализ можно провести и для других налогов.

    Возьмем и проанализируем теперь НДС. Поскольку в технологической цепочке НДС компенсируется, то вся сумма целиком ложится на покупателя конечного продукта. А так как физические лица тратят на товары, в которых присутствует НДС, практически весь доход то НДС фактически является подоходным налогом с физических лиц. И неважно, что этот налог назвали иначе — анализ явно показывает его суть, хоть он и собирается совершенно диким образом.

    Этот способ сбора имеет и еще одну негативную черту. Он делает менее выгодным производство, чем перепродажу.

    Вообще, грубо говоря, налоги должны платить те, кто их получает (или будет получать). Поясню.

    Разумной налоговой политикой было бы для каждого налога объявить, для каких категорий людей он предназначен..

    налог на пользователей автодорог зависит от выручки а не от численности.

    Тезис партнёрства в налогах — это половинчатое решение. Самый правильный тезис — Долой налоги ВООБЩЕ, как институт отнятия собственности (заработанной ли, выигранной ли, полученной ли по наследству). Любой человек вправе заключать партнерские отношения с кем хочет. Государство надо рассматривать как субъект предпринимательства, предоставляющий специфичный сервис, а граждан как потребителей этого сервиса. (Некоторые виды сервиса конечно же подпадают под понятие «естественная монополия», то есть могут предоставляться только государством) За сервис предполагается ФИКСИРОВАННАЯ плата, независимо от величины дохода потребителя.
    Основной задачей правительства тогда будет — зарабатывание денег и трата их на себя, на госинвестиции и на социальные нужды.
    Народные представители должны будут только следить за тем, что правительство работает эффективно, приниамть законы, определяющие норму прибыли в бизнесе с названием «Государство», фонд заработанной платы и т.д.

    www.libertarium.ru

    Ленинградское региональное отделение

    Андрей Лебедев о материале «Коммерсанта» о налоговых послаблениях в моногородах

    На Пикалево обкатают льготный механизм. Резидентов моногородов поддержат налоговыми послаблениями
    Депутаты Законодательного собрания Ленобласти в трех чтениях приняли два законопроекта, устанавливающих льготы по налогам на прибыль и имущество для резидентов территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Пока преференции коснутся только одного моногорода Ленобласти — Пикалево (Бокситогорский район). Эксперты «Ъ» считают этот механизм эффективным, однако уверены, что региональные власти без помощи федеральных не смогут справиться с проблемами моногородов.
    Согласно областному закону, регламентирующему ставку по налогу на прибыль для резидентов моногородов, вместо положенных 20% первые пять лет они будут платить 5%, а с шестого по десятый год — 10%. Отчисления в федеральный бюджет на льготный период не предусмотрены и будут направляться только в областной.
    Еще один закон полностью освобождает резидента в первые пять лет реализации проекта от регионального налога на имущество, а в последующие пять лет обязывает его платить 1,1%. Стандартная ставка составляет 2,2%.
    Что касается муниципального земельного налога в размере 1,5%, то, как сообщил «Ъ» заместитель председателя комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Ленобласти Дмитрий Мерешкин, у областных властей с местными есть принципиальная договоренность об его «обнулении» на пятилетний срок. Он также добавил, что льготы смогут получить резиденты, которые инвестировали в проект сумму 2,5 млн рублей и более. В будущем налоговые преференции планируется ввести и для других моногородов региона — Сясьстрой и Сланцы, если они будут признаны Минэкономразвития России в качестве ТОСЭР. Пикалево получило одобрение федерального министерства на создание ТОСЭР летом прошлого года.
    «Этот статус сложный и накладывает на нас определенные обязательства. Если в течение двух лет инвесторы не начнут реализацию своих проектов, то нас лишат этого статуса»,- пояснил председатель комитета экономического развития и инвестиционной деятельности Ленобласти Дмитрий Ялов.

    По его словам, на льготы могут рассчитывать только новые резиденты, среди которых «БТК-Групп» с предприятием по пошиву форменной одежды, а также «ЭКО-культура», в планах которого — строительство тепличного комплекса для овощей в закрытом грунте.
    Дмитрий Мерешкин сообщил, что сегодня численность экономически активного населения в Пикалево составляет 11 тыс. человек, 6 тыс. из которых ездят на работу в соседние населенные пункты Ленобласти. «За 10 лет мы должны сократить долю работников, занятых в градообразующем предприятии, предложив им другие места»,- сказал Дмитрий Мерешкин.
    Согласно подсчетам комитета экономического развития Ленобласти, из-за налоговых льгот за 10 лет регион недополучит 2,8 млрд рублей по налогу на прибыль и 1,1 млрд рублей по налогу на имущество. Впрочем, за счет новых резидентов Пикалево в экономику области планируется привлечь 19,3 млрд рублей и создать 1882 рабочих места. Кроме того, разработчики законопроекта предполагают, что к 2027 году размер средней зарплаты в моногороде возрастет с 36 тыс. до 71 тыс. рублей.
    Большинство парламентариев Ленобласти восприняли данных законопроект положительно. Исключением стал лидер фракции ЛДПР Андрей Лебедев . «Меня не покидает ощущение сюрреализма. Согласно данным Счетной палаты РФ, существующая система господдержки моногородов характеризуется формализмом, отсутствием исполнительной дисциплины и ответственности за принятые решения и их последствия. Все больше программа поддержки моногородов напоминает латание дыр в дорожной отрасли. Им выгоднее сливать бюджетные миллиарды на заплатки, хотя нужна масштабная реконструкция. Фракция ЛДПР будет голосовать против этого законопроекта»,- заявил Андрей Лебедев.
    Однако эта позиция на итоги голосования депутатов не повлияла: большинство из них проголосовало «за» и приняло законопроекты в трех чтениях.
    Начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко считает, что налоговые льготы — неотъемлемая часть всех территорий опережающего социально-экономического развития и что государство вынуждено их давать, в обмен снимая с себя значительную часть расходов на инфраструктуру, социальную сферу. «Теряя часть одних видов налогов, государство получит другие — НДС, НДФЛ. Развитие экономики приносит плоды, и льготы всегда многократно окупаются, если создаются новые предприятия, рабочие места. Немного удивляет нижняя планка инвестиций — 2,5 млн рублей. Для создания значимого количества рабочих мест сумма должна быть в сто раз больше»,- сказал Георгий Ващенко.
    Он также добавил, что региональные власти не смогут решить проблемы моногородов. «Силами региональных властей не справиться, особенно если в регионе таких городов несколько. В России действует федеральная программа «Комплексное развитие моногородов», рассчитанная до 2025 года. Она предусматривает создание не менее 230 тыс. рабочих мест в этом году. В 100 городах будут созданы ТОР, в 150 — будут реализовываться проекты по реконструкции инфраструктуры с помощью Фонда развития моногородов»,- добавил Георгий Ващенко.
    Согласно данным эксперта-аналитика АО «Финам» Алексея Калачева, в августе прошлого года в реестре резидентов ТОСЭР России значилось 42 резидента, в конце прошлого года их было 79, а на текущий момент — 113. «ТОР могли бы стать механизмом для привлечения инвесторов в экономику моногородов, а главное — диверсифицировать ее, ведь обязательным условием является запрет резидентам на деятельность, аналогичную профилю градообразующего предприятия. Но на точность расчетов и прогнозов по привлечению в регион инвестиций и созданию новых рабочих мест рассчитывать не стоит. Это лишь предполагаемые цифры. Как показывает опыт создания особых экономических зон, теперь признанный не слишком эффективным, реальность может сильно отличаться от прогнозов»,- сказал Алексей Калачев.

    leningrad.ldpr.ru

    В офисе НРБ прошел обыск

    Сотрудники петербургского управления СКР провели во вторник в Москве обыски в центральном офисе Национального резервного банка (НРБ), владельцем которого является известный бизнесмен Александр Лебедев. Мероприятие проводилось в рамках расследования уголовного дела о неуплате НРБ налогов на сотни миллионов рублей. Сам господин Лебедев считает обвинения надуманными и заявляет, что спор с налоговиками должен разрешаться в арбитражном суде.

    О появлении днем в помещении НРБ на проспекте 60-летия Октября группы следователей первым написал в Twitter сам владелец банка Александр Лебедев. Он не стал сообщать подробности проводимого в банке мероприятия, ограничившись словами, что в бизнес-центре «Принципал Плаза», где находится головной офис НРБ, «все штатно». Чуть позже господин Лебедев уточнил, что, по его данным, обыск связан с расследованием скандального уголовного дела о неуплате налогов. Как рассказывал ранее “Ъ”, это уголовное дело было возбуждено главным следственным управлением СКР по Санкт-Петербургу в мае этого года по материалам налоговой службы, проверявшей деятельность НРБ и предъявившей банку претензии.

    В свою очередь, официальный представитель СКР Владимир Маркин подтвердил “Ъ”, что расследование в отношении «неустановленных лиц из числа руководства» ОАО «АКБ “Национальный резервный банк”» в рамках статьи о неуплате налогов (п. «а» и п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ) продолжается. «По данным следствия, руководство банка в 2011 году уклонилось от уплаты налогов на общую сумму более 380 млн руб.»,— пояснил господин Маркин. По его словам, именно с «целью установления лиц, причастных к уклонению от уплаты налогов, в главном офисе банка в Москве и помещениях аффилированных с ним компаний проводятся обыски, изымается документация о деятельности банка за 2011 год».

    Отметим, что ранее претензии налоговиков к банку оценивались значительно большей суммой. Как считали в межрегиональной инспекции по крупнейшим налогоплательщикам №9 ФНС, в 2011 году НРБ недоплатил в бюджет 485 млн руб., включая налог на прибыль, штрафы и пени. Именно такая сумма фигурировала в акте выездной налоговой проверки от 21 января 2013 года. Банк начал судиться, но безуспешно. В марте представители НРБ проиграли разбирательство в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области, который признал претензии ФНС законными. Это решение было обжаловано в 13-м арбитражном апелляционном суде. Но еще до нового заседания стало известно, что петербургское ГСУ СКР на основе выводов налоговых инспекторов уже возбудило уголовное дело и даже через суд добилось ареста денег НРБ на корреспондентском счете в ГУ ЦБ по Москве, который не снят до сих пор.

    Сам господин Лебедев тогда называл претензии налоговиков и следователей необоснованными и говорил, что вопрос должен решаться в арбитраже. Он пояснял, что петербургский филиал НРБ, который стал объектом проверки ФНС, уже давно закрыт, но до этого он разместил деньги в закрытом паевом инвестиционном фонде, что инспекторы и посчитали уходом от налогов. При этом банкир отдельно отмечал, что арест счетов не скажется на деятельности НРБ, а ударит только по собственникам банка.

    Вчера на претензии следователей Александр Лебедев заявил: «Ищут доказательства умысла уклонения от уплаты налогов в 2011 году. Умысел выразился во внесении акций в ПИФ — предмет судебного спора». При этом он выразил сомнения, что в банке можно найти вообще какие-либо улики, свидетельствующие о плане ухода от налогов в 2011 году. Самого господина Лебедева, как он пояснил, в банке не было, и никто его не искал.

    www.kommersant.ru

    Лебедев о налогах

    По мнению А.Лебедева, в налогах надо «стремиться к простоте», потому что возвращение НДС — «это почва для злоупотребления». Стремиться, по словам президента Национального инвестиционного совета, нужно к ситуации, когда «как можно меньше будет бюрократов, а простые и низкие налоговые ставки стимулируют желание заниматься малым бизнесом».

    Напомним, что на заседании правительственной комиссии по проектировке федерального бюджета 11 марта было принято решение о том, что ставка НДС в 2006г. останется на уровне 18%, льготная ставка НДС — 10%.

    На заседании комиссии были также приняты предложения по налоговому пакету, который разрабатывали Минфин и МЭРТ. Данный пакет включает в себя возмещение НДС по капитальным вложениям, переход с 2007г. на уведомительный порядок возмещения НДС по экспорту, перенос убытков на будущий период, дополнительную амортизационную премию в размере 10%, а также полный учет расходов на НИОКР.

    В свою очередь, депутат Госдумы Михаил Задорнов заявил, что единственный способ наладить возмещение НДС — прописать всю процедуру в законе и лишить налоговую службу «места для маневра». По его словам, дело заключается не в ставках, а в произволе налоговой службы.

    «Даже при более или менее нормальных ставках налоговая служба ведет себя так, что бизнес не понимает, чего ждать, и часть своих капиталов пытается увести, потому что не понимает, как будут требовать налоги даже при существующих ставках за прошедшие годы», — подчеркнул М.Задорнов.

    При этом он отметил, что основным приобретением от решения правительства относительно НДС является возмещение налога на добавленную стоимость по коммунальному строительству, что послужит серьезным финансовым ресурсом для бизнеса. «Таким образом, ставки останутся стабильными, но определенный финансовый ресурс будет в руках у бизнеса», — подчеркнул М.Задорнов.

    По его словам, отменить НДС — «это экзотика», поскольку данный налог сейчас дает около 45% дохода федерального бюджета, а в 2003г. от взимания НДС бюджет получил 65 млрд руб. «Возмещать НДС все равно придется, потому что это косвенный налог, и его в конечном счете должен платить потребитель, а для производителей он должен быть нейтральным и не влиять на финансовые результаты», — считает депутат Госдумы.

    www.rbc.ru