Полезные статьи

Коллектор на дому работа

Городской типаж: «Как я работала коллектором»

В специальном выпуске рубрики «Городской типаж» корреспондент сайта «Собака.ru» устроилась на работу коллектором и на собственном опыте узнала, кто терроризирует должников звонками и какие методы применяются для взыскания средств.

После регистрации на Head Hunter, я изучила требования к кандидату на коллектора. Почти все позиции были связанны с телефонным взысканием задолжностей, только раз попалась работа в банке с официальным трудоустройством, где нужно юридическое образование, и «работа на выезде», где требовались мужчины старше тридцати «крупного телосложения, с прошлым в силовых структурах».

Требования на должность телефонного коллектора размыты: наличие коммуникабельности, стрессоустойчивость — только личностные качества. Для эксперимента я составила два резюме: одно правдивое, другое — липовое, чтобы подходило по всем параметрам. Положительный ответ получило второе, и я была уверена, что, когда я не смогу предоставить ни одного документа, подкрепляющего резюме, со мной попрощаются. Но на собеседовании мне предложили заступить на следующий день и ни паспорта, ни других бумаг не попросили.

День 1.

В 9 утра мне выдали буклет, облегчающий интеграцию в профессию, и проводили в кабинет — комнату типа школьного класса информатики. Столы с перегородками, гул — несколько сотрудников уже звонили кому-то. Мой «сосед по парте» Павел рассказал, что до моего появления он был единственным работником младше 28 лет. Компания набирает возрастной персонал: голос внушительнее, реже меняют работу, ответственный и больше хотят заработать. Паша был убежден, что меня взяли, только пока не появятся более подходящие кандидаты, и рассказал, что его самого, студента-заочника, ещё держат только за отличные результаты: они пропорциональны количеству задолженностей, которые были возвращены под давлением работника. Так система подталкивает людей на самые изощренные, порой жестокие способы выбивания денег.

Пока я получала инструктаж от Паши, мне принесли задание: таблицу с именами, телефонами и общей информацией о человеке. У некоторых были указаны номера родственников должника, контакты его соседей, коллег по работе, начальства. Общение с окружением должника – тяжелая артиллерия, к которой прибегают только самые ярые коллекторы. Таковыми являются почти все, кто в этом деле долго. На меня, как на новичка, «повесили» простые задания — людей предпенсионного возраста. Их считают самыми сговорчивыми и исполнительными. В буклете, что мне выдали, был прописан порядок действий и фраз коллектора при звонке.

Первый звонок. Ирина Михайловна, 52 года, задолженность — десять тысяч рублей. Звоню, называю свое подставное имя (коллекторы не называют настоящих), рассказываю, из какой я организации, и настоятельно рекомендую вернуть долг, иначе Ирину Михайловну ждут неприятные последствия. Я удивилась, что женщина не бросила трубку. Оказалось, что бы ты ни говорил человеку — разумный текст или ругательства — он, в большинстве случаев, тебя выслушивает. Ирина Михайловна скептически уточнила, что же будет, если с возвратом она затянет, и спросила, откуда ей взять эти несчастные десять тысяч: на работе её сократили, а сын, для которого она брала кредит, его гасить отказывается. Перебирая вместе варианты, пришли к выводу, что самым разумным будет взять в долг у друзей. Женщина пообещала в ближайшие дни всё вернуть.

Я чувствовала себя интеллигентом и недоумевала, почему остальные хамят в трубку. Мои возрастные клиенты первый раз сталкивались с звонком из подобной службы. Сам его факт уже их пугал, а мои угрозы придти домой, на работу, позвонить родственникам, и вовсе приводил в ступор. Мне слезно обещали вернуть всё в самое ближайшее время, а такие обещания — половина успеха, ведь есть клиенты, которые в открытую отказываются платить и заявляют об этом. На перерыве Паша был в шоке от моей беседы с Ириной Михайловной и рассказал, что самое главное — не вступать с должниками в позитивные отношения. Единственное, что движет должниками — страх: их нужно без конца терроризировать звонками, иначе они будут думать, что беседуют с подружкой и не дойдут до банка.

У новичка есть два пути: либо ты не выдерживаешь и уходишь через месяц, либо втягиваешься и остаешься надолго. Те люди, которых я увидела сегодня, были из «втянувшихся». Местным гуру считался мужчина, похожий на программиста, обладатель низкого голоса. Он сразу спрашивал у должника, где тот находится. Согласитесь, пугает? По его легенде, команда коллекторов собирается выехать на квартиру нашего клиента, поэтому ему важно знать, есть ли там кто-то. Чтобы отменить выезд, должнику давались пара часов до закрытия банка, чтобы все погасить. Голос, который обычно используют в трейлерах к фильмам ужасов, никого не оставлял равнодушным. Иногда ему даже перезванивали, просили перенести погашение на утро, так как должник застрял в пробке: хотя, понятно, ему никто ничего такого не должен.

В числе лучших работников также был 35-летний армянин почему-то с именем Виталя и со всем набором южанина: акцент, синтаксические ошибки, вечное недовольство и сдвинутые брови, которые чувствуешь даже на расстоянии. Когда звонит коллектор-армянин, у людей складывалось ощущение, что им звонят настоящие бандиты. Виталя выполнял заказы, которые были связаны с очень большими задолженностями или самыми просроченными кредитами. За три дня, проведенные на службе, мне ни раз приходилось слышать его «Ты чё, э?», «Слы-ы-ышь!», «Да у тя проблемы будут!» и другие перлы цивилизованной коммуникации XXI века.

Женщин в службе хватает. Из возраст приближается к 40 годам, а уровень стервозности к своему апогею. Как сказал Паша, каждая из них прошла школу жизни в больничных очередях и теперь неубиваема. В их арсенале — переход на личности и система «вы мне слово — я вам три». Если таким дамам попадается не слишком грамотный абонент, они вполне могут сообщить, что должник последний бездарь, а скоро вообще станет нищим.

Я вернулась на рабочее место, где меня ждали «Рандомные номера» — те, что есть в списке сразу нескольких коллекторов: заемщикам с самыми просроченными кредитами компания звонит несколько раз на дню, используя при этом разных сотрудников. Эти люди явно были более подготовлены к моему звонку: меня сбрасывали и отправляли в самые неожиданные места. Один мужчина успел назвать меня «негодяйкой» еще до того, как я представилась.

День 2.

Я стала выстраивать речь иначе: «Вы погасили задолженность? — Нет? — У Вас сутки на уплату кредита. В противном случае вечером наши сотрудники прибудут по месту вашей прописки и совершат изъятие предметов быта на сумму долга». Мне казалось, упомянуть точное время и адрес будет действенно. Точнее, я надеялась на это. Ведь если оплаты не будет, а к ним, разумеется, никто не явится, должники поймут, что все это только угрозы.

Второй день показал, что Паша был прав. Ирина Михайловна обрадовалась моему звонку, как радуются старым приятелям. Женщина заявила, что пока не занималась вопросом поисков средств, но обязательно это сделает. Как и прочим, я пригрозила ей личной встречей на территории её квартиры.

Удивительно, но некоторые должники не против были даже поговорить. Одна девушка брала кредит на пластику груди. Результатом она осталась недовольна, потому и платить не хочет. Мужчина, что не выплачивает остаток кредита на BMW, сетовал на поломку санузла. 30-летний предприниматель Артём, святая душа, не мог в ближайшее время погасить задолженность, потому что летел в Таиланд. Жалобные истории и скандальные пререкания при этом мое дело никак вперед не продвигали, и я неожиданно для себя почувствовала, что понимаю, почему другие коллекторы готовы говорить абонентам страшные вещи.

День 3.

Я знала, что это мой последний рабочий день, и хотела сделать его максимально продуктивным. Пара вчерашних номеров пропали из списка — значит угрозы о визите наших сотрудников всё-таки работают. Ирина Михайловна и Артем всё ещё значились среди тех, с кем мне предстояло вести беседы.

Отложив других абонентов, я решила испытать метод телефонного «террора» на них двоих. С 9 утра я звонила каждые полчаса (максимум за день коллектор может сделать 10 звонков по одному номеру). Ирина Михайловна не выдержала, заняла денег у сестры и отправилась в банк. Я не переходила границ, лишь звонила и спрашивала, как обстоят дела.

Предприниматель Артём был более стрессоустойчив. Он то не брал телефон, то обещал, что вот-вот заедет и погасит долг. Случайно я обнаружила его слабое место: «В противном случае нам придется связаться с вашей женой!». Его интонация моментально изменились, он уверил меня, что такие радикальные меры ни к чему, и он все оплатит. В семь вечера задолженность была устранена.

Мои результаты, конечно, незначительны. Если учесть тот факт, что в день я обзванивала по 50 человек, а то и больше, можно сказать, что я самый настоящий коллектор-неудачник. Но я понаблюдала за людьми вокруг меня, за самой собой: это работа давит и угнетает, хотя откровенных ругательств и угроз не так много, ты целый день находишься в конфликтном состоянии. А ведь заработная плата всего около 25-30 тысяч рублей — разумеется, эти деньги не окупают вечную озлобленность и депрессивность.

m.sobaka.ru

Телефонный коллектор раскрыл профессиональные тайны: в должниках — старики и покойники

10% «клиентов» изначально не планировали возвращать кредит

07.02.2016 в 15:56, просмотров: 70960

. В Санкт-Петербурге коллекторы «украсили» подъезд дома, где живет должник, надписями «Вор».

Их коллеги из Саратова адресовали другому клиенту банка емкое послание «Убью!», написанное под его окном.

В Челябинске суд заключил под стражу «охотника за долгами», который прострелил плечо должнику из травматического пистолета.

А в Красноярском крае коллекторы довели 40-летнего бизнесмена, задолжавшего 3 миллиона рублей, до того, что он застрелил во сне беременную жену, двоих детей, а после сам пустил себе пулю в лоб.

Все это — дела рук вымогателей лишь за четыре дня минувшего января. Правда, такими действиями обычно занимаются «дикие коллекторы» — проще говоря, вышибалы, у которых часто нет никаких полномочий. Но должникам от этого не легче.

Кто они — люди, в погоне за долгами готовые творить любой беспредел? И что скрывается «за кулисами» коллекторских агентств? Ответить на эти вопросы корреспонденту «МК» решился один из столичных коллекторов, приоткрывший завесу тайны над своей непростой, а порой и откровенно страшной работой.

Я б в коллекторы пошел — пусть меня научат

— На работу в коллекторское агентство я устроился после того, как потерял работу прошлой осенью, — говорит мой собеседник, согласившийся дать интервью на условиях анонимности. — Зарплата скромная — от 20 тысяч рублей, зато работаешь из дома: нужен только компьютер. Я звонил должникам с программы интернет-АТС, доступ к которой мне предоставляла моя контора. Оформление на работу, конечно, в моем агентстве странное — сканы всех документов я им выслал на почту, на чем дело и закончилось. Никаких договоров с этой конторой я не заключал и не подписывал. Просто получал деньги на выданную мне карточку раз в месяц — и все.

— В чем заключалась ваша работа?

— В обзвоне должников. Мне дали доступ к сайту с их базой по всей России. По каждому должнику там очень подробная информация — от ФИО и возраста до места регистрации и места работы. Ну и подробные данные по долгу, конечно. В базе, кстати, есть вообще все телефоны, которые должник указал при оформлении кредита, — не только его, но и родственников, друзей, знакомых. Обычно банковские работники говорят, что им ни в коем случае звонить не будут. Это бред — я должен был обзванивать абсолютно все номера, указанные в анкете каждого должника. Так что указывать в банке телефоны близких — это всегда риск.

— Конечно, никаких бумаг о неразглашении персональных данных вы не подписывали?

— Все верно. Я мог бы спокойно скопировать эту базу себе, а потом пользоваться ею по своему усмотрению. Кто и как этими данными распоряжается — одному Богу известно.

— Вас учили, как общаться с должниками? Были какие-то ограничения?

— Мне во время учебы по Skype (да-да, ее я тоже проходил из дома) говорили, чего нельзя делать, когда с ними говоришь. Нельзя грубить, хамить, издеваться над именем, полом, расой, национальностью — одним словом, всем, что касается личности должника. Пугали штрафами до 10 тысяч рублей и увольнением — правда, о таких наказаниях от коллег за все время работы я не слышал.

— А про время, когда можно звонить, что-то говорили? Много случаев, когда «охотники на должников» беспокоят их глубоко за полночь.

— Сколько раз в день звонить тому или иному должнику, решает не сам коллектор, а специальная программа. Как она работает — я не знаю, не специалист, но начальство нам с коллегами про нее говорило. У нее есть ограничения по времени звонков — в будние дни с 8.00 до 21.00, в праздничные и выходные — с 10.00 до 19.00 (согласно закону «О потребительском кредите», вызванивать должников можно по будням с 8.00 до 22.00, а по выходным с 9.00 до 20.00. — Авт.). Правда, есть один момент — она совершенно не учитывает регионы. Я же звоню из Москвы по всей России — вплоть до Камчатки, и когда у нас разрешенное для звонков время, у абонента может быть глубокая ночь. Поэтому в том, что коллекторы трезвонят ночами, ничего удивительного нет.

Язык до выплаты доведет

— Каждый разговор коллектора с должником строится по строго определенной схеме: вначале представляюсь, кто я и откуда. Правда, называю при этом вымышленное имя и фамилию — из соображений безопасности. Конечно, несправедливо: я знаю о должнике все, он обо мне — ничего, но что поделаешь. Потом сообщаю информацию о долге, узнаю, как должник планирует его оплачивать. Наконец, идет «нагрузка»; на жаргоне коллекторов это слово (произошедшее от понятия «грузить» родом из 90-х) означает давление на должника.

— И чем же «грузят» должников?

— Да всем подряд — целым набором статей УК РФ, судом, распространением негативной информации о должнике там, где он живет, работает или учатся его дети. Близких могут запугать соучастием в мошенничестве или даже укрывательством преступника-должника (законом это запрещено. — Авт.). Одним словом, арсенал «ужасов» у коллекторов внушительный. Самое страшное для должника — если руководство коллекторского агентства решило направить к нему «выездную группу». Все ужасы, которые показывают по телевизору про коллекторов, — дело рук именно этих ребят. Чем обернется их очередной выезд, не знает никто: ни банк, ни агентство, ни сами работники «выездной группы».

— И кому из должников выпадает такой «счастливый билет»?

— Тем, кто раз за разом отказывается платить. С «выездными бригадами» шутки плохи — там работают мужики крепкого телосложения, лица которых «не обезображены» ни интеллектом, ни совестью. Туда идут работать либо качки-спортсмены, либо уволенные по разным причинам сотрудники МВД, ФССП, УФСИН или ЧОП. В 90-е годы таких типов называли просто «быки». На самом деле на серьезные нарушения закона они идут редко — ведь за это могут потом и сами получить по полной. Больше пакостят по мелочи — то краской дверь зальют, то ее ручку какой-нибудь гадостью измажут, то проволоку в замочную скважину вставят и сломают. «Классика» — это нехорошие надписи в подъезде про должника. Еще могут «отрабатывать» места, где он обитает, — плести всякую чушь про беднягу соседям и его начальству на работе, жаловаться на него участковому. Могут прийти в школу, где дети должника учатся, и рассказать учителям, что он наркоман и не платит кредит, а потом ту же информацию донести до социальных служб.

— А какой у них стимул? Неужто зарплаты запредельные?

— Вообще, чем дольше должник не платит — тем выше награда коллектору. К примеру, долг просрочен меньше чем на 3 месяца — и, «выбив» его, сотрудник агентства получает 7% от суммы. Больше — уже 13%. Сколько получают «выездные группы», я не знаю, но наверняка награда у них хорошая. Правда, здесь есть один интересный момент — он касается кредитов, просроченных на 3 года. По закону у долгов есть срок исковой давности. Если банк не подал в суд на должника в течение трех лет, такая возможность у него отпадает на основании 196-й и 200-й статей ГК РФ. И если коллекторы пытаются взыскать с вас деньги в этом случае — это нарушение закона, подпадающее под статью 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения». Просто далеко не все должники об этом знают — и отстаивают свои права.

СПРАВКА «МК»

Далеко не все должники знают о том, что, если банк не подал в суд на взыскание просроченного кредита в течение 3 лет с момента первой просрочки, такая возможность отпадает у него по Гражданскому кодексу РФ. Вторая часть 200-й статьи ГК РФ «О начале течения срока исковой давности» гласит, что «по обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения». Срок исполнения — это время, до которого плательщик обязан внести платеж по кредиту. Соответственно, если он не внесен, начинает идти срок исковой давности. 196-я статья ГК РФ гласит, что общий срок исковой давности составляет три года со дня, установленного 200-й статьей ГК РФ. Получается, что ровно столько времени у банков есть для того, чтобы подать в суд на должника. Однако финансовые организации не всегда укладываются в три года — происходит это в основном при передаче долгов коллекторским агентствам. В это время нередко возникают накладки технического характера — ведь дело должника банк должен передать коллекторам не только в электронном, но и в бумажном виде. Вся эта бюрократия занимает немало времени, и срок исковой давности в результате вполне может быть нарушен. И если в этом случае коллекторы пытаются выбить деньги из должника, то их действия подпадают под 179-ю статью УК РФ «Принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения».

— Как вообще контролируется работа «охотников за долгами»?

— Я обзванивал должников с программы интернет-АТС. Начальник говорил, что все наши разговоры записываются и потом анализируются. Я в это не верю. Это каким накопителем информации надо обладать, чтобы записывать весь этот бред? Скорее всего слушают разговоры выборочно, время от времени. А может, и не слушают вообще. Ну и мы сами пишем отчеты по каждому звонку — конечно, очень субъективные. Так что контроль здесь сомнительный.

— Кем были ваши коллеги? Кто идет в коллекторы?

— В основном это парни и девушки 20–25 лет, текучка среди которых огромна. Это «пушечное мясо» коллекторских агентств. Их сразу же настраивают на то, что должники — это асоциальные личности, тунеядцы и бездельники, с которыми нужно вести себя пожестче. У коллекторов-новичков вскоре появляется агрессивное отношение к должникам, и они, выбивая из них долги по телефону, начинают нарушать все правила, оскорблять собеседников и крыть их матом. Это рано или поздно вскрывается, и начинающий коллектор теряет работу. Ну, или начальство может к нему придраться и под выдуманным предлогом выгнать (договора же все равно нет). Самое интересное в том, что опытных профессионалов, работающих не один год, в каждом агентстве единицы, и они крайне вежливы. Представьте: вы должник. Вам друг за другом звонят десять идиотов, пугают вас всеми возможными и невозможными карами и заваливают SMS с угрозами, после чего вы начинаете откровенно бояться брать в руки телефон. И тут — о чудо — вам звонит коллектор-профессионал. Он вникает во все ваши проблемы, выслушивает, сочувствует, успокаивает — и вот вы уже готовы с радостью расстаться с наличными, ведь для хорошего человека, как говорится, ничего не жалко. Это психология — ничего лишнего. Так что мастера по выбиванию долгов не трезвонят должникам сутками, а аккуратно «снимают сливки».

— Вы говорите, что есть и коллекторы-девушки. А как люди воспринимают звонки от них? Лучше или хуже, чем от мужчин?

— В принципе, человеку не так важно, коллектор какого пола ему звонит. Его же в любом случае будут «грузить» и запугивать — разница лишь в том, женским голосом это будет делаться или мужским. И на оба варианта реакция у людей, понятное дело, негативная.

Долг платежом опасен

— Всех должников можно разделить на две группы, — говорит мой собеседник. — 90% — это те, кто взял у банка деньги, но не рассчитал силы и теперь не может их отдать. Оставшиеся 10% — люди, которые изначально возвращать деньги не планировали. Большинство тех, кто входит в первую группу, — это жертвы «кредиток»: толком не научившись ими пользоваться, они залезли в долги и довели их до передачи в коллекторское агентство.

— А что нужно для того, чтобы банк отдал возвращение долга на откуп коллекторам?

— Тут все зависит от самих банков. Одни — терпеливые и отдают коллекторам лишь долги совсем обнаглевших должников, которые не платят по своим кредитам месяцами. Но есть и другие, которые могут обратиться к «охотникам за долгами» после первой же просрочки платежа у своего клиента, даже не вникая в детали.

— Можете описать типичного должника?

— Вы, может, удивитесь, но это пожилой человек. Таких очень, очень много. Родственники на них «повесили» кредиты, а потом оставили. Они встречаются везде — от Кавказа до Дальнего Востока, от Чукотки до Урала, от Новосибирска до Норильска. И вы не представляете, каково это — звонить в забытую Богом деревню и «грузить» нескольких оставшихся там стариков. Еще в списках должников часто попадаются покойники, документы о смерти которых либо некому выслать в банк, либо эти бумаги просто потерялись в бюрократической суете. Мне приходилось «грузить» матерей-одиночек с детьми (а то и с детьми-инвалидами) на руках, людей, потерявших работу из-за сокращения, разорившихся бизнесменов, находящихся в ступоре из-за происходящего. Список можно продолжать до бесконечности. Это психологически очень тяжело — и во многом поэтому я проработал коллектором всего два месяца.

— А какие случаи из вашей коллекторской практики вам запомнились больше всего?

— Как я говорил, о каждом звонке коллектор пишет короткий отзыв. Там указывается, с кем он общался — с самим должником, его родственником, коллегой или третьим лицом. И вот мне нужно звонить очередному «клиенту», парню лет 25. В базе видно, что всех его близких уже давно прозвонили мои коллеги — и все они со скорбью констатировали смерть должника. «Что же это такое?! Зачем мне опять их мучить?» — думаю про себя, но номер должника набираю: задание есть задание. И слышу в трубке удивленное: «Да, я, чего хотели, кто это?» Оказалось, что парень всех близких попросил коллекторам говорить, что он умер, но это было довольно давно, и он думал, что мы про него забыли. А из базы должников его никто не удалял — ведь свидетельства о смерти не было. И со мной он «прокололся», неожиданно воскреснув из мертвых.

— Наверное, хватает и печальных историй?

— Хватает, и одну из них помню как сейчас. Мне дали задание связаться с должником — девушкой-художником 25 лет. Она единственный ребенок в семье, отец — отставной военный, мать — пенсионерка. Ее телефон не отвечает, звоню отцу. Тот берет трубку, говорит, мол, я в суде сейчас, а дочь мою вы больше не услышите. Оказалось, она жила в питерской коммуналке, а соседом ее был какой-то «джентльмен удачи». Однажды он напился, пошел по соседним комнатам искать деньги на «добавку» и зашел к художнице. Та спонсировать его отказалась, и ублюдок, недолго думая, девушку зарезал, забрал деньги и продолжил на них гулять. Отец, как выяснилось, как раз был на суде над убийцей. Вы извините, говорю, что вынужден спрашивать все эти вещи, если вам сейчас тяжело отвечать на мои вопросы, может, я позже перезвоню. На что он мне ответил: «Да нет, сынок, спрашивай, мне хоть будет с кем поговорить, пока ждем начала суда. » И я заплакал. Вскоре после этого случая моя карьера коллектора закончилась — и, сказать по правде, работать им я не пожелаю никому.

Комментарий эксперта

Сергей КРЫЛОВ, генеральный директор Лиги защиты должников по кредитам: «Зима — жаркое время для коллекторов, и это не случайно. Декабрь — это закрывающий месяц в банках, когда им нужно отчитываться. Кроме того, к новогодним праздникам у людей обычно скапливаются деньги, и коллекторы это хорошо знают. А в конце января — начале февраля у финансовых организаций часто возникают разрывы в отчетности, которые тоже нужно закрывать, и тут на сцену выходят «охотники за кредитами», не брезгующие ничем в погоне за долгами. Так что тем, кто задолжал деньги, сейчас нужно быть особенно осторожными».

Как правильно вести себя с коллекторами — советы от «МК»

— Старайтесь демонстрировать в общении с коллекторами отсутствие страха и готовность отстаивать свои права на любом правовом уровне. Смотрите им прямо в глаза, не прячьте взгляд и не оправдывайтесь.

— Не срывайтесь на «охотников за долгами», не грубите им и ни в коем случае не угрожайте. Помните: все, что вы скажете, может быть использовано против вас.

— По возможности ведите аудиозапись вашего общения с коллекторами: в случае обострения ситуации или угроз в ваш адрес направляйте файл в прокуратуру. В этом случае вполне возможно, что агентство предпочтет списать ваш долг как неликвидный, чем ставить под удар весь бизнес.

— Если вы подозреваете, что за вами ведется слежка со стороны коллекторского агентства, идите в полицию и пишите заявление о преследовании, которое может быть сопряжено с угрозой вашему здоровью или жизни. Это действие покажет вашу решимость и даже в том случае, если уголовное дело не заведут, охладит пыл коллекторов.

— Если вы мужчина и коллекторы из «выездной бригады» пришли к вам домой, выходите с ними на разговор, не привлекая домочадцев; на всякий случай попросите близких запереться в квартире. Если же общаться с «охотниками за долгами» вживую приходится одиноким женщинам или пенсионерам, им лучше заручиться поддержкой любых представителей сильного пола — от соседей до сотрудников полиции.

— В живом общении с «выездной бригадой» будьте готовы к напору и угрозам со стороны коллекторов — они будут проверять вас «на прочность». Отвечайте коротко, четко и односложно. Верный признак того, что вы все сделали правильно, — коллекторы начинают говорить о том, что подадут на вас в суд. Это значит, что их методы работы исчерпаны.

Заголовок в газете: Нет повода не выбить
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27027 от 8 февраля 2016 Тэги: Мошенничество, Суд, Уголовное дело, Школа, Дети Организации: МВД Полиция Арсенал Skype Места: Россия, Москва, Санкт-Петербург, Красноярск, Челябинск

www.mk.ru

Работа коллектором на телефоне

Боевой отдел продаж разыскивает учеников и специалистов на вакансию оператора -коллектора на телефоне, которые готовы стать частью нашего сообщества на ближайшие несколько лет.

Задачи, которые вам предстоит выполнять:

  • Делать больше 60 исходящих звонков в день или принимать входящие звонки / заявки (телефония и все расходы оплачиваются компанией).
  • Изучать имеющийся материал по проектам (презентации, карточки с часто задаваемыми вопросами, прайс-листы, буклеты).
  • Выявлять потребность у потенциальных клиентов по предоставляемым контактам и утвержденному сценарию диалога (холодные звонки, тёплые звонки и заявки).

Что у вас должно быть для работы:

  • Грамотная речь и отсутствие акцента;
  • Стабильный интернет, компьютер, гарнитура;
  • Skype, для общения с руководителем группы и коллегами;
  • Интернет-кошелёк или банковская карта на которую сможете получать выплаты;
  • Постоянная занятость (с 9-10:00 до 18:00-19:00 с перерывом на обед в любое удобное для вас время)
  • Гарантированная фиксированная стоимость за 1 звонок — от 6 рублей + бонусные баллы за качество выполняемой работы, которые потом можно обменивать на «плюшки» (доход операторов начинается от 12 000 рублей и, в среднем, достигает 24 000 рублей, конечно же есть те, кто получает больше — мы рады помочь вам обработать качественно проект заказчика и заработать больше)
  • Бонусы за качественную работу по результатам проекта и положительную обратную связь от заказчика;
  • Множество интересных проектов и возможность карьерного роста до менеджера по продажам второй линии или куратора рабочей группы;
  • Удалённая работа на дому;
  • Регулярные обучения и интерактивы для повышения квалификации;
  • Подробнее об автоматизированных выплатах для наших сотрудников (на примере менеджера по продажам и руководителя рабочей группы):

    Присылайте резюме и сопроводительные письма на hr@ojok.ru или звоните нам по номеру +7 900 58 966 58.

    Связанные запросы: оператор колл центра, оператор на телефоне на дому, работа коллектором, работа в банке коллектором, коллекторские агентства, обработка должников, обзвон должников.

    ojok.ru

    Рассказ бывшего коллектора: «Люди работают жестко, не гнушаются ничем»

    Поделиться сообщением в

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    Внешние ссылки откроются в отдельном окне

    С этого дня на всей территории Кемеровской области запрещена деятельность коллекторских агентств. «Другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы наших людей убивали», — так необходимость принятия закона о запрете коллекторов объяснил губернатор региона Аман Тулеев.

    Непосредственным поводом, вызвавшим такую реакцию Тулеева, стал случай в соседней Новосибирской области: женщина, которая не смогла вернуть взятые в долг в прошлом году 5 тысяч рублей, заявила полиции, что неизвестные ворвались в ее квартиру, избили мужа и ребенка, а ее саму изнасиловали. Сумма, которую у нее требовали, составляла 240 тысяч рублей.

    Прокуратура области во вторник сообщила о возбуждении уголовных дел о разбое и насильственных действиях сексуального характера.

    Принятие закона, регулирующего деятельность коллекторов в России, на федеральном уровне пока находится на начальной стадии обсуждения в Госдуме.

    Однако сообщения о жестоких методах, которые используют коллекторы, появляются в СМИ регулярно.

    В Ульяновске в конце января коллектор бросил в окно частного дома бутылку с легковоспламеняющейся жидкостью, в результате чего пострадали 56-летний хозяин дома и его двухлетний внук.

    Прокуратура Екатеринбурга расследует дело о том, как коллекторы заблокировали ребенка в квартире, залив клеем замки и перерезав телефонные провода. В четверг появились сообщения, что эта семья до сих пор продолжает получать угрозы от коллекторов насилия и изъятия имущества.

    Региональные российские СМИ пестрят сообщениями о том, как коллекторы заливают замочные скважины клеем или монтажной пеной, пишут оскорбительные сообщения во дворе, на двери квартиры или машины, которые, по их — иногда ошибочному — мнению, принадлежат должнику.

    Русская служба Би-би-си попросила бывшего коллектора рассказать о том, что подразумевает такая работа и кто ей занимается. Бывший сотрудник одного из крупных коллекторских агентств Санкт-Петербурга, представившийся как Альберт Берг, заявил, что ушел из этого бизнеса как раз потому, что столь жесткие методы работы с должниками — не для него.

    «Не гнушаются ничем»

    Альберт Берг: Я проработал в коллекторском агентстве около двух лет. У меня образование высшее юридическое, я офицер ГРУ в отставке и очень много лет работал в охране. Поэтому меня сразу взяли на работу, у меня было свое подразделение. Но когда я увидел их методы по выбиванию долгов, то я написал заявление, ушел по собственному желанию. Мои моральные принципы мне просто не позволили там работать.

    Мне не сразу открылось все, что они делают. Я хороший специалист, и они видели, что мне не позволяют мои принципы, и изначально меня не допускали до каких-то выездов. Я консультировал людей, говорил, что можно делать, их это не устраивало, потому что я был слишком мягок. Я говорил: «Так нельзя делать, вы что», а они говорили: «Все будет хорошо, у нас везде связи».

    Я из-за этого и ушел, потому что слишком уж перегибают палку и очень все аморально. Конечно, закон не соблюдается. Люди работают очень жестко, не гнушаются ничем.

    Сейчас по Петербургу, я бы сказал, более 70% тех, кто работает в коллекторских агентствах, — это люди, так скажем, далеко не квалифицированные. Много людей с уголовным прошлым, и их начальство прекрасно знает об этом. Они сами набирают такой народ, и методы становятся все жестче и жестче. Невский и Кировский районы — одни из самых жестких по коллекторскому бизнесу.

    День из жизни коллектора

    Начинается день с собрания. Есть определенный костяк, который собирается, — так скажем, самое старшее звено. Это, допустим, шесть человек, а у этих шести человек еще в подчинении по пять-шесть человек у каждого. Им объясняется роль и задача на сегодняшний день, даются адреса. Объезд по три-четыре адреса в одном районе.

    Бригада выезжает на одной-двух машинах и жестко работает. Начиная от расклеивания листовок с разными похабными словами, надписи краской, всякая нецензурная брань. Дверные глазки замазывают, замочные скважины. Реально портят все. Были же случаи, что человек на самом деле не проживал по этому адресу, просто квартиру сдавал (нередки случаи и когда коллекторы просто ошибались номером дома или квартиры — 1, 2 — прим. Би-би-си).

    Командир звена все понимает, он грамотный. Любые методы — хотя такого, как в Новосибирске, где изнасиловали, конечно, не было никогда. Старались без крови, но были и жесткие случаи, когда приходилось и людей бить. Это все в зависимости от ситуации.

    Как показывает практика, неважно, какой долг — три тысячи или 100 тысяч рублей, всегда действовали устрашающими методами. Доходило до того, что у человека что-то забиралось просто по беспределу, то есть это уже разбой. Телефон, золото, что-то еще. Человек был настолько напуган, что он, конечно, заявление не пишет никуда.

    Это везде так, во всех коллекторских агентствах. Это все скрывают. У каждого большого агентства есть своя пресс-служба, и, когда им звонят, они, естественно, отвечают — нет, «оно не наше».

    Людей доводили до таких истерик! Были же случаи, что вешались люди, выпрыгивали из окна из-за пяти, трех тысяч рублей, потому что оскорбления идут очень жесткие. По телефону звонят и родственникам, и тебе — с матом говорят: «Мы тебя изнасилуем, убьем, и детей твоих тоже».

    Так они работают. У всех по 50 номеров телефонов, дешифраторы у многих, которые голос изменяют. Он может начать разговаривать одним голосом, а затем сразу переходит на женский — на самом деле мужчина разговаривает, а в трубке женский голос. Если начальство у тебя не додумывается до какого-то метода, ты можешь даже техническое новшество какое-то ввести. И у нас ребята предлагали, и это все так аморально было.

    Разговаривают очень грубо, давление психологическое идет. Естественно, эти звонки не прекращаются ни днем, ни ночью, хотя по закону никакие банки не имеют права звонить после 10 вечера до 9 утра (в выходные можно звонить только до 20:00 — прим. Би-би-си).

    Кто идет в коллекторы?

    Когда берут людей на работу, смотрят на то, может ли человек этим заниматься. Категории какие есть? Есть молодые, которые коляски жгут за пять тысяч (в феврале за это приговорили к условному сроку сотрудника крупнейшей микрофинансовой организации в стране «Домашние деньги» — прим. Би-би-си). Есть наркоманы, которые официально не работают, их просят просто. Есть люди за сорок, которые там работают. Это высшая категория: бывшие отставники, спортсмены.

    Есть, конечно, и юридическая сторона: несколько человек, которые действительно подкованы. Они, в основном, сидят в офисе, но могут поехать и на выезд.

    Если человек неэффективно работает, конечно, какая-то беседа проводится, могут наложить штраф — вычесть из зарплаты. Более того, проценты получали все. Долг вышибаешь — с него проценты, помимо зарплаты. А зарплаты-то хорошие на самом деле, поэтому идут туда работать всякие отморозки. Он ничего не может делать, он может только материться и руками махать. Все коллекторские агентства такие, в основном.

    Конечно, есть какие-то задержания [сотрудников коллекторских агентств]. Все, в основном, ходят под подпиской, если нет широкой огласки. Если она есть, то естественно, происходит как в «Домашних деньгах», которые коляски палили и двери портили. А итог-то какой? Ну да, посадили человека, который просто исполнитель, маленький человек, а тот, кто этим руководил всем, на свободе и также продолжает ездить и беспредельничать.

    Финансовая неграмотность

    Есть такая практика в микрозаймах: они специально молчат целый год или даже полтора, чтобы вырос процент выше 300 тысяч. Пять тысяч взял человек, у него долг вырос за полтора года до 350. Потом они начинают действовать.

    А человек, как правило, у нас неграмотный, если его не трогают, он думает: ну что, значит забыли, что там, пять тысяч всего. А через год его нашли и говорят: с тебя 350 тысяч. И начинается это вышибание. Соответственно, он еще идет в кабалу какую-то или в суд.

    Самое удивительное, что наши российские суды часто становятся на сторону коллекторского агентства. То есть человек взял пять тысяч, но суд присуждает: отдайте 100, потому что договор подписали. А получает он 15 тысяч, и у него еще дети есть ( статья 333 Гражданского кодекса РФ позволяет суду уменьшить неустойку, если она «явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства» — прим. Би-би-си).

    Я думаю, куда вообще смотрят власти? Давно пора закон какой-то принять. Сейчас хотят, но это бесполезно, я думаю, потому что власти сами дали зеленый свет, чтобы занимались микрозаймами.

    Это все настолько омерзительно, потому что люди-то в нищете. Они живут за порогом бедности, и они идут, этот микрозаем берут в надежде, что они его потом вернут. А потом проценты набегают, и это просто такая долговая яма. Как так, если люди квартиру уже продают? Взял 30 тысяч, у него 400 тысяч набежало, он квартиру продает.

    Боязнь народного гнева?

    Коллекторы стараются не появляться нигде. Я им просто объяснял: «Вот ты приехал, а представь, если к тебе приедут? У тебя есть жена, дети». Некоторые боятся, что его вдруг найдут или опознают. А некоторым все равно: они считают, что все по закону, это такая просто повседневная работа.

    Но бывают такие случаи, и у нас тоже было, что случайно [должник и коллектор] на Невском в кафе встретились, узнали друг друга. Была очень большая драка.

    Был еще такой случай в (названо крупное агентство микрозаймов): человек отсидел 12 лет, вышел. Он жил в Адмиралтейском районе, на первом этаже, с дочкой, которой было 20 лет.

    Она пошла в университет. Обычно он слышал, когда входная дверь в подъезд захлопывалась, а тут он не услышал. Смотрит в глазок и видит: один в ее сумке роется, второй держит ее за куртку. Он берет травматический пистолет, который у него был незаконно куплен естественно, выбегает, стреляет одному в голову, другому в живот.

    Оказалось, что она взяла микрозаем 30 тысяч, папе ничего не сказала. Надо было каждую неделю по 1200 рублей класть, а она две недели просрочила.

    Его задержали, ночь он просидел, с утра суд. Он уважаемый в криминальном мире человек, и на суде говорит: «Я в глазок посмотрел и увидел, что дочку мою любимую трясут. Что я мог подумать? Какие-то воры».

    Его отпустили под подписку, а потом ему ничего не было, потому что те не стали заявление писать. Единственное — он тому, которому в голову стрелял, глаз выбил. Его попросили, он им 500 тысяч заплатил. Он компенсировал так.

    Они разрешили все мирным путем, потому что он приехал и сказал: «Ребята, если будет тут какое-то поползновение к моей дочке, я тюрьмы не боюсь, положу вас всех». Ему сказали, мол, мы претензий не имеем, но за глаз отдай, пожалуйста, человеку.

    То, что с коллекторством для меня покончено, — это не то слово. Я работаю сейчас в охране, консультирую. Конечно, люди обращаются: есть долги, допустим, у предприятия, и мы можем помочь с юридической точки зрения. Подготовить документы, в суд подать. А чтобы ездить, выбивать — сейчас не 90-е годы.

    www.bbc.com