Полезные статьи

Иски актеры

Суд по выселению из квартир сотрудников екатеринбургской оперы отложен: актеры встретились с Якобом, и стороны готовы на мировую

Ленинский районный суд Екатеринбурга отложил до 15 октября рассмотрение исков администрации города о выселении из муниципальных квартир артистов Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета. Об этом ходатайствовали представители учреждения культуры, так как они рассчитывают, что проблема с выселением артистов может быть решена в досудебном порядке.

Адвокат оперного Тарас Абрамов объяснил в суде, что на прошлой неделе представители театра встретились с главой администрации Екатеринбурга Александром Якобом. В ходе встречи стороны договорились подготовить варианты досудебного решения проблемы. Как рассказала Znak.com присутствовавшая на встрече свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова, пока стороны настаивают на взаимоисключающих вариантах: мэрия требует от театра освободить занятые квартиры, а театр, напротив, настаивает на сохранении жилплощади за своими работниками. «Полной картины пока нет. Однако стороны услышали друг друга и решили подготовить взаимные предложения к 17 сентября. Моя позиция остается прежней: все артисты, кому ключи вручались жертвователями, должны остаться в квартирах, – отметила Татьяна Мерзлякова. – Надо помнить, что это артисты они не должны ходить по судам, они должны готовиться к премьерам».

Рассматривающая иски мэрии судья Ольга Василькова на сегодняшнем заседании также выразила надежду, что вопрос будет решен в досудебном порядке и с учетом интересов граждан.

Как сообщалось, в июне текущего года мэрия Екатеринбурга подала в Ленинский райсуд два иска о выселении из муниципальных квартир сотрудников Театра оперы и балета. Данные иски, по мнению юристов театра, являются «пробными камнями», и если суд встанет на сторону мэрии, то на улице окажутся десятки артистов. В общей сложности выселение может коснуться 41 семьи, в том числе двух несовершеннолетних детей. В пользовании работников оперного находится 39 принадлежащих городу квартир и комнат: 29 из них находятся в маневренном фонде города, 10 ранее были предоставлены по договорам аренды.

Сейчас в суде рассматривается иск о выселении из муниципальной трехкомнатной квартиры на улице Начдива Онуфриева солистки оперы Ксении Ковалевской, артиста балета Михаила Николаева и еще трех человек. Эту квартиру превратили в «коммуналку», чтобы наделить заветными квадратными метрами всех нуждающиеся в жилье работников.

Второй иск подан мэрией к солистке оперы, заслуженной артистке России Екатерине Нейжмак, которая с семьей проживает в муниципальной квартире по улице Сурикова, 32 уже 18 лет. Данную квартиру солистке при приеме на работу пообещали Владислав Вяткин, который на тот момент руководил оперным, и известный уральский строитель, президент Союза строителей Свердловской области Виктор Суруда, возглавлявший строительную компанию «Уралэнергострой». Спустя несколько недель певице торжественно вручили ключи от квартиры в доме, построенном «Уралэнергостроем». Формально квартира была передана застройщиком муниципалитету. Артистке обещали, что в дальнейшем квартира перейдет в ее собственность, но этому постоянно что-то мешало.

При этом артистка отмечает, что ежемесячно ее семья, помимо коммунальных платежей (5-7 тыс. рублей в зависимости от времени года), исправно платит за жилье в городскую казну еще и аренду в размере около 7 тыс. рублей.

Стоит отметить, что после того, как семья Нейжмак получила повестку с требованием выселиться из квартиры, у мужа солистки случился сердечный приступ. Мужчина был прооперирован и находится на лечении.

Вопрос с выселением артистов оперного из муниципальных квартир поднимался и раньше. В апреле 2012 года артисты, чтобы отстоять свое право проживать в служебных квартирах, даже проводили пикет. После вмешательства СМИ и депутатов свердловского Заксобрания удалось найти компромисс: Оперный театр согласился освободить более десятка квартир, «уплотнив» часть сотрудников, однако ценные кадры, нуждающиеся в жилье, остались жить в муниципальных квартирах. Были и те, кто из-за квартирного вопроса был вынужден уйти из театра.

www.znak.com

Уволенные из Театра на Таганке актеры подали в суд

Пять из двенадцати работников Театра на Таганке, с которыми в июле не были продлены трудовые договоры, подали иски (есть у «Известий») в Таганский районный суд Москвы с требованием признать незаконным и отменить приказ директора театра Ирины Апексимовой об их увольнении. Истцы требуют восстановить их на работе, а также взыскать с театра неполученный заработок за всё время вынужденного прогула (в среднем около 30 тыс. рублей).

«Незаконным увольнением истцу был причинен моральный вред, выразившийся в нравственных переживаниях в связи с утратой работы. Исходя из конкретных обстоятельств данного дела, с учетом объема и характера причиненных нравственных страданий, степени вины работодателя, а также требований разумности и справедливости, истец оценивает размер компенсации причиненного ему морального вреда в сумме 1 тыс. рублей», — отмечается в исках.

Среди истцов три актера — Виктор Карпеко, Александра Цыганова и Александр Фролов, — а также заведующий пожарно-сторожевой службой Владимир Червяков и реквизитор Ольга Воронина. Истцы отказались комментировать ситуацию.

Председатель вторичного профсоюза Театра на Таганке, заслуженный артист России Иван Рыжиков подтвердил «Известиям», что он получал письма с уведомлениями об окончании действия трудового договора сотрудников театра, являющихся членами профсоюза.

— Но мы направили ответы, что не согласны с таким решением. Люди, которых увольняют, были приняты в труппу Юрием Любимовым, это его ученики, прошедшие тщательный отбор. Они работают в театре по 10–15 лет. И мы будем отстаивать их интересы, как и интересы других наших сотрудников, — сказал глава профсоюза.

В заявлениях истцы ссылаются на коллективный договор театра. Согласно этому документу, увольнение работников возможно только после согласования с худсоветом и профкомом Театра на Таганке. Однако по словам Рыжикова, главным аргументом администрации театра является тот факт, что коллективный договор на момент увольнения сотрудников уже закончил свое действие. Но при этом в документе оговорено, что его действие продолжается до тех пор, пока не будет заключен новый договор.

Директор Театра на Таганке Ирина Апексимова в разговоре с «Известиями» сказала, что все действия совершались в соответствии с законодательством.

— Я закон не нарушала, — подчеркнула Апексимова.

Заслуженный артист России Алексей Граббе не согласен с увольнением актеров. Он считает, что перед принятием решения о непродлении трудовых договоров с актерами необходимо было посоветоваться со старожилами театра.

— Прежде чем кого-то уволить, надо было спросить мнение не только отдельных представителей профкома, но и более широкого круга людей, в том числе старожилов театра. Анатолий Васильев, например, ответственный за любимовский репертуар, которому предстоит восстанавливать спектакли, с ним надо было обязательно посоветоваться, — уверен Граббе.

Глава первичного профсоюза Театра на Таганке Сергей Трифонов считает, что в данном случае «нет повода для исков».

— В отсылках на коллективный договор есть лукавство — он прекратил свое действие 30 июня, в то время как договорные обязательства были расторгнуты 17 июля. По той профсоюзной организации, которую я возглавляю, у людей нет претензий, в том числе у тех, кого, к моему сожалению, не удалось отстоять, — сказал Трифонов.

Актриса и продюсер Ирина Апексимова была назначена на пост директора Театра на Таганке 4 марта, сменив на посту Владимира Флейшера. В июне 40 сотрудников Театра на Таганке получили уведомления о расторжении срочных договоров с 15 июля. В связи с происходящими событиями Московская городская территориальная организация Российского профсоюза работников культуры направила обращение главе департамента культуры Москвы Александру Кибовскому с просьбой применить дисциплинарное взыскание в отношении Ирины Апексимовой согласно ст. 195 ТК РФ (подразумевает дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения).

Московский Театр на Таганке (Театр драмы и комедии) был основан в 1946 году. До 1964 года главным режиссером являлся Александр Плотников. В январе 1964 года главным режиссером был назначен Юрий Любимов, значительно преобразовавший театр и труппу. При Любимове в «Таганку» пришли Валерий Золотухин, Инна Ульянова, Вениамин Смехов, Николай Губенко, Владимир Высоцкий и др.

Под руководством Любимова театр приобрел репутацию самого авангардного театра страны. В 2011 году в результате конфликта с труппой Юрий Любимов покинул театр. До 4 марта 2013 года в качестве директора и худрука «Таганку» возглавлял Валерий Золотухин, на смену которому пришел Владимир Флейшер.

iz.ru

Публикации

Тверской суд Москвы 12 апреля провел слушания по иску премьера балетной труппы Николая Цискаридзе к Большому театру. Заявитель просил отменить дисциплинарные взыскания в виде выговоров, которые были ему сделаны дважды в феврале этого года, но добился лишь частичного удовлетворения своих требований.

Аркадий Смолин, специальный корреспондент РАПСИ

Вероятно, Цискаридзе на привлечение суда к урегулированию конфликта с работодателем вдохновил пример Анастасии Волочковой. Десять лет назад балерине уже удавалось выиграть у Большого театра процесс по незаконному увольнению, которого явно опасается Цискаридзе. 26 ноября 2003 года Тверской суд Москвы принял решение о восстановлении балерины в составе труппы.

Символично, что приказ об увольнении Волочковой подписал ныне действующий гендиректор Большого театра Анатолий Иксанов. Официальной причиной стал отказ балерины продлить трудовой договор на полгода – до 31 декабря 2003 года.

Однако в ходе разбирательства дела выяснилось, что при решении вопроса о продлении трудового договора балерина, в частности, потребовала своего участия в качестве примы в трех балетах Большого театра, гастроли которых должны были пройти в Великобритании. В ответ на что Иксанов заявил, что не относит Волочкову к той категории звезд, которые могут представлять российский балет на международной сцене. Тем более, по его словам, Большой театр не может предоставить ей партнера из-за не подходящей для балерины физической формы.

Такую оценку своей персоны Волочкова оценила в 30 миллионов рублей морального ущерба. Однако 15 апреля 2004 года Басманный суд Москвы отклонил иск балерины к гендиректору Большого театра.

Анастасия Волочкова // Виталий Белоусов, РИА Новости

Иски Цискаридзе и Волочковой стали сенсацией для рядовой публики, но вовсе не для театральных специалистов. В этой среде за последние десять лет судебные иски к руководству театров стали весьма распространенной и даже обыденно практикой. Обычно таким способом актеры пытаются компенсировать творческую пробуксовку собственной карьеры.

Характерным примером может служить дело актера Московского драматического театра на Малой Бронной иска Александр Терешко. По данным новостных агентств, 21 декабря 2012 года он подал иск на 100 тысяч рублей против художественного руководителя. Сообщалось, что последние пять лет актер не выходил на сцену, не участвовал в репетициях, не гастролировал, лишь только числился в труппе. Причина такого положения дел, по мнению Терешко, в том, что худрук последовательно старался помешать реализации творческих планов актера.

Еще более обидная история произошла с актером Театра на Таганке Никитой Семенов-Прозоровским. В декабре 2011 года СМИ стало известно, что он был вынужден подать в суд по поводу своего увольнения, о котором узнал лишь спустя десять лет после того, как оно официально было оформлено. Все эти годы актер работал у иных режиссеров, снимался в кино, озвучивал мультфильмы в полной уверенности, что трудовая книжка находится на Таганке и рабочий стаж по ней идет.

Однако в 2009 году Семенов-Прозоровский от коллеги узнал, что несколько артистов были давно уволены из Театра на Таганке в связи с переводом в «Содружество артистов Таганки», и он в их числе.

Роль СМИ

В ходе слушаний стало известно, что взыскания были наложены на Цискаридзе из-за дачи интервью без согласия руководства. Сам Цискаридзе считает, что интервью он давал в нерабочее время, никакой негативной или ложной информации его высказывания не содержали, поэтому меры дисциплинарного взыскания были применены необоснованно.

Николай Цискаридзе // Максим Блинов, РИА Новости

Как бы там ни было, этот случай наглядно демонстрирует ставший очевидным в последние годы факт, что посредничество СМИ в конфликте актеров и руководства театров в России стало едва ли ни обязательным условием. В провинции такой конфликт обычно оканчивается судом, в Москве – обращением к властям.

В свое время много споров было вокруг иска директора Краснодарского театра драмы Татьяны Кривошеевой к уволенному актеру театра Станиславу Сальникову с требованием выплаты моральной компенсации в размере 500 тысяч рублей за нанесенный статьей «Театр амбиций» ущерб чести и достоинству истицы. Суд в своем решении счел, что деловая репутации директора театра действительно подорвана и обязал Сальникова выплатить Кривошеевой 3 тысячи рублей.

В опубликованной в «Новой газете Кубани» статье актер высказал свои сомнения в компетенции директора и выразил опасение за будущее театра. Поводом же для публикации критического материала, вероятно, стало решение директора театра не продлевать контракты с рядом ведущих актеров, по мотивам, в частности, неподобающего поведения и нарушения устава учреждения.

Похожая история произошла с актером сахалинского театра кукол Сергеем Омшенецким. В 2012 году против него подали два иска министр культуры Сахалинской области Ирина Гонюкова и новый директор театра Татьяна Федотушкина.

Причиной стали две статьи, которые актер разместил в спецвыпуске театрального вестника «Антракт». «На тот момент «Антракт» нигде не был зарегистрирован. У вестника даже учредитель отсутствовал. Это моя личная инициатива, поддержанная тогдашним руководством, а именно художественным руководителем Антониной Добролюбовой», — объяснял Омшенецкий.

Федотушкина и Горюнова посчитали, что статьи порочат их деловую репутацию. Однако местные наблюдатели связывают иски со скандалом, который разразился вокруг внезапного увольнения со своего поста худрука театра Антонины Добролюбовой. Тогда это решение областного министерства культуры вызвало яростное сопротивление труппы, которая в знак протеста даже объявила голодовку.

Излишне мотивационную отмечать схожесть этих прецедентов с нынешним дело Цискаридзе. Однако надо заметить, что в Москве, в отличие от провинции, до суда подобные дела доходят редко, во многом благодаря вмешательству государства в театральные разборки.

Художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников // Владимир Песня, РИА Новости

Характерен пример скандала вокруг Московского драмтеатра им. Гоголя, ныне превратившегося в Гоголь-центр. 2012 год прошел под знаком бесконечных забастовок, митингов половины труппы театра, громких открытых (и, видимо, закрытых тоже) писем во все инстанции. Труппа и сотрудники Театра Гоголя требовали уволить директора и художественного руководителя, «остановить развал театра». При этом актеры заявляли, что не могут подать иски в суд по поводу предложений об увольнении, поскольку официальных решений и документов не было.

Роль трупп

Однако ошибочно считать российских актеров беззащитными жертвами театральной системы. Гораздо чаще в противостоянии с руководством они выступают и инициаторами и бенефициарами конфликта.

Расправы актерских трупп с неугодными худруками, по словам театральных критиков, давняя русская традиция. В истории каждого московского театра есть свой съеденный режиссер.

Историки театра любят рассказывать, как артисты театра Ермоловой в пятидесятые сначала выжили из сего храма Мельпомены Андрея Лобанова, а в восьмидесятые – Валерия Фокина. Жертвой труппы Театра Пушкина, по рассказам знатоков московского закулисья, стал Борис Морозов, а Театра Армии – Юрий Еремин и Леонид Хейфец. Театральные ветераны вспоминают, как на Малой Бронной последовательно свергли Анатолия Эфроса, Александра Дунаева и Сергея Женовача. Ну а за тем как Таганка во имя Юрия Любимова разделалась Эфросом, после чего уже сам Любимов повторил судьбу предшественника, а за ним едва сразу не последовал Золотухин, — с интересом следили даже те, кто никогда не был в театре.

Однако в последние годы эта традиция приняла совсем уж патологические масштабы.

В 2010 года часть коллектива Театра им. Станиславского вынудила уйти со своего поста назначенного годом ранее худруком Александра Галибина. Тогда многие расценили случившееся как конфликт актеров, практически не участвующих в спектаклях, с прогрессивно мыслящим новым руководителем театра.

В 2011 году труппа Театра Маяковского заставила художественного руководителя театра Сергея Арцибашева покинуть свой пост по собственному желанию. Правда, для формирования этого желания ему пришлось проконсультироваться с профильным департаментом.

Сергей Арцибашев // Сергей Пятаков, РИА Новости

Смелому решению предшествовало несколько худсоветов, в ходе которых актеры высказывали претензии Сергею Арцибашеву за слабый репертуар, отсутствие громких премьер, подбор спектаклей, техническое состояние помещения… В конце концов они и предложили ему уйти с поста худрука. После того как Арцибашев не понял намек актерам пришлось писать открытое письмо с предложением департаменту по культуре рассмотреть соответствие Арцибашева занимаемой должности.

Однако не успели артисты Театра Маяковского обрести нового театрального начальника в лице Миндаугаса Карбаускиса, как последнему уже в октябре 2011 года пришлось обращаться к столичным властям с просьбой уладить конфликт с директором театра Евгенией Куриленко.

Роль контрактов

Выходом из этой ситуации, когда труппа может каждые три месяца менять руководителей по своему вкусу, а руководство увольнять лично ему неугодных актеров по выдуманным поводам, специалисты видят в переходе театральной системы на контракты.

«Налицо кризис управления», — считает театральный критик Павел Руднев. «Театр не знает, как разговаривать с властью; власть не знает, что делать с театрами. Чиновники, любящие, чтобы все было тихо, злятся на неуправляемые труппы; труппы, зная, на что власть злится, этим эффективно пользуются», — приводит слова критика The Village.

Суть этого кризиса управления, вероятно, заключается в том, что были упущены все возможности и сроки для перевода пожизненных контрактов, как это было принято в Советском Союзе, на срочные, как это произошло почти во всех других областях жизни и искусства в России. По этой причине с каждым годом становится все более очевиден тот факт, что государству не под силу содержать такую армию театральных мастеров: около 700 гостеатров в целом по стране, и, по некоторым оценкам, около ста тысяч артистов только в Москве.

Театральный критик Марина Давыдова считает, что контрактная система не ограничит свободу артистов, а скорее дарует им эту свободу. И в частности она позволит заменить коллективные письма и пикеты цивилизованным спором через суд. Ведь в контракте четко прописано, как должен вести себя работодатель по отношению к каждому работнику и что должен делать конкретный работник по отношению к работодателю. Любое нарушение этих договоренностей – повод для обращения в судебные инстанции.

«Так что в данном случае правильнее говорить не об ограничении свободы. А скорее об ограничении права на ничегонеделание. Отсутствие прозрачности, ротации и контрактной системы постоянно будет чревато какими-то скандалами», — считает Давыдова.

Роль зрителей

В заключение хочется заметить, что зрители глубоко заблуждаются, когда считают, что они никак не способны повлиять не несправедливую политику руководства, актерских трупп или властей.

В XVIII-XIX веке, пока в Европе бушевали монархические революции, в Британии едва ли ни главным местом противостояния народа и власти стал театр.

В XVIII веке ряд бунтов театральной публики, вызванных попытками руководителей театра повысить цены на места, были обессмерчены на гравюре под названием «Театральный бунт в Ковент-Гардене в 1763 году».

Зрители ломали скамейки в партере, забирались на сцену, разрушали декорации и избивали актеров. Театры приняли меры для самообороны. Почти в каждом театре вдоль всей линии рампы были установлены довольно высокие остроконечные металлические шипы.

Актерам во время бунта приходилось начинать спектакли при пустом зале. Театр заполнялся лишь к середине действия, когда зрителям разрешалось входить лишь за половинную плату. Перед входом публика покупала детские дудки, свистки, трещотки и во время спектакля использовали все эти шумовые инструменты под лозунгом «Старые цены!» Практически каждый спектакль шел при таком оглушительном шуме.

Крупнейший в истории сцены театральный бунт продолжался 42 дня и закончился победой зрителей. В итоге в1843 году театральная монополия была ликвидирована, старые цены вернулись.

rapsinews.ru

Актеры «Уральских пельменей» требуют с экс-директора 28 млн рублей

Пять актеров шоу «Уральские пельмени» — Вячеслав Мясников, Александр Попов, Максим Ярица, Дмитрий Соколов и Сергей Калугин — подали иск к Сергею Нетиевскому и ООО «Творческое объединение «Уральские Пельмени». Иск подан от этих частных лиц, они требуют с Нетиевского 28,3 млн рублей. Исковое заявление принято к рассмотрению в последний рабочий день 2017 года, первое заседание назначено на 30 января.

В самой команде на запроc «URA.RU» о сути иска не ответили. Ранее пиар-менеджер шоу заявляла, что не будет комментировать ситуацию по судам. Представители стороны Нетиевского также сказали, что пока прокомментировать иск не могут, отметив лишь, что это какой-то очередной хозяйственный спор, детали которого станут понятны после первого слушания дела.

Конфликты в команде продолжаются с 2015 года. После разногласий в коллективе бессменного директора Сергея Нетиевского (он в свое время вытащил команду на СТС) сменил актер шоу Сергей Исаев. Нетиевский был директором «Уральских пельменей» с 1998 года, когда команда еще играла в КВН. К осени 2015 года он фактически единолично организовывал гастроли команды — был генеральным продюсером Idea Fix Media и учредителем First Hand Media.

Смена директора выглядела просто как техническое решение — так оно преподносилось в паблике. На самом же деле команда обвинила Нетиевского в том, что контролируемые его компаниями финансовые потоки «непрозрачны», и сняла его с поста директора. Летом 2016 года стало понятно, что миром разойтись директору «Пельменей» и его бывшим коллегам, однокашникам и друзьям не удастся, конфликт вышел в публичную плоскость. В прессе началось регулярное освещение многочисленных арбитражных процессов.

Так, Нетиевский попробовал вернуться на пост директора, восстановился по суду. Потом выяснилось, что на нем числятся права на товарный знак команды (он передал его команде), а некоторые шоу нельзя прокатывать на СТС без его согласия. В мае 2017 года Нетиевский подал на творческий коллектив и его нового директора Евгения Орлова в суд, обвинив последнего в выводе активов.

Ранее «URA.RU» рассказывало, что все чаще актеры популярного шоу говорят о примирении с Нетиевским: кажется, от конфликта устали все стороны.

Однако суды продолжаются: так, 23 января в Девятом аппеляционном суде Москвы продолжится рассмотрение дела в отношении восьми бывших квнщников, включая авторов и именитых актеров команды, таких как Андрей Рожков, Дмитрий Брекоткин и Дмитрий Соколов. Компания Сергея Нетиевского ООО First Hand Media просит аннулировать выданные бывшим коллегам займы по договорам с ее дочерней компанией (Idea Fix Media). Всего было заключено 15 таких договоров на сумму 73,5 млн рублей (каждому по 4,9 млн рублей) — Нетиевский заявлял, что речь, по сути, идет о выводе денег из компании. 17 января продолжится рассмотрение еще одного дела — сторона Нетиевского обвиняет нынешнего директора Евгения Орлова в выводе активов.

m.ura.news

Актеры, ставшие бедными. Часть 2

Бедность — не порок! А вот транжирство и не умение управлять финансами — уже серьезное обвинение. Но, к сожалению, от такого не застрахован никто. Даже голливудские знаменитости.

Предлагаем ВТОРУЮ часть нашего списка «Актеры, ставшие бедными». А если вы пропустили первую часть — читайте статью до конца: там есть ссылка.

Ким Бейсингер

Как этой, некогда безумно популярной актрисе, удалось вогнать себя в огромные долги? Ведь гонорары за её роли в «Секретах Лос-Анджелеса», «Девяти с половиной недель» и «Бэтмене» могли обеспечить финансами не только её, но и на внуков хватило бы.

Ответ прост: сама виновата. Череда денежных неудач началась с отказа от участия в фильме — хотя был подписан контракт. И Ким оказалась должна 8.1 миллионов долларов. Ей даже пришлось объявить о банкротстве.

Для того, чтобы выбираться из финансовой ямы она пошла на многое. Даже на участие в «50 оттенках».

Рэнди Куэйд

Горбатая Гора, День независимости, Дни грома — фильмов много. У Рэнди даже есть «Золотой Глобус». Такая черта, как транжирство, у этого парня проявилась давно: в 1989 году он с супругой купил дом, который не мог себе позволить, отдав за него 1.3 миллиона. Но тем не менее он еще долгие годы мог оставаться на плаву.

Проблемы начались годами позже, когда актер стал вести себя чрезвычайно странно. Из-за неадекватного поведения Рэнди стали снимать с ролей, и как следствие — актер лишался заработка.
Серьезным случаем стал день, когда он не смог заплатить 10 тысяч за проживание в отеле. и сбежал оттуда, так и не погасив долг. И как снежный ком, на Рэнди и его жену посыпались иски. Актер вынужден был скитаться по улицам без жилья — пришлось продать огромный дом. А потом пара и вовсе сбежала за границу, в Канаду — от судов и долгов.

Памела Андерсон

А эта дама из 90-х задолжала огромную сумму Налоговой Службе. Миллионы и миллионы денег ушли на погашение штрафов. Пришлось даже избавиться от огромного особняка в Австралии.

Дон Джонсон

Для одной части наших читателей Дон Джонсон — это папа Дакоты Джонсон, актрисы из «50 оттенков». А для других — тех, кто по-старше, Дон знаком по сериалам «Полиция Майами» и «детектив Нэш Бриджес» Легендарные сериалы 80-х и 90-х про бравых полицейских и находчивых сыщиков.

В какой-то степени мистер Джонсон — рекордсмен данного выпуска: банкротство он объявлял аж четыре раза! Всему виной разгульный образ жизни и полная финансовая безграмотность. Одна надежда на дочь: хочется верить, что Дакота не оставит отца наедине с долгами, и Дон Джонсон на старости лет не окажется на улице.

Брендан Фрейзер

О нем узнали после фильма «Джордж из джунглей», а в начале 2000-х он был известен по роли в трилогии «Мумия». Также Брендан появлялся в сериале «Клиника», где сыграл одну из самых драматичных ролей с невероятно душещипательной историей.Ролей не много, но как минимум одна была частью коммерчески успешной франшизы. Что же пошло не так?В 2007 случился развод, и суммы, которые он обязан был уплатить бывшей супруге, плюс издержки на содержание ребенка были такими огромными, что к 2013 году он попросту не смог выполнять финансовые обязательства.

zen.yandex.ru