Полезные статьи

Законы ур-наму

Законы ур-наму

Ранее считалось, что этот первый дошедший до нас свод законов принадлежал Ур-Намму, основателю III династии Ура. Теперь многие ученые склоняются к мысли, что автором этого кодекса был его сын Шульги (2093-2046 г.до н.э.). На сегодня мы, к сожалению, располагаем только плохо сохранившейся глинянной табличкой с копией законов, сделанной несколько столетий спустя.

. Ежемесячно он установил в качестве регулярного жертвоприношения своего 90 гур ячменя, 30 овец и 30 ка масла. После того как Ан и Энлиль передали Нанне царственность Ура, тогда Ур-Намму , сын, порожденный богиней Нинсун, для своей возлюбленной матери-родительницы, по справедливости и истинности его. семь . он воистину дал ему . Наммахани, энси Лагаша воистину он убил.

Могуществом Нанны, владыки Града, он возвратил корабль Магана Нанны . дабы он стал славен в Уре.
В те времена поля были обложены податью нискум, над торговым судоходством был поставлен начальник моряков, над пастухом был поставлен взиматель быков, взиматель овец, взиматель ослов.

Тогда Ур-Намму, могучий муж, царь Ура, царь Шумера и Аккада, могуществом Нанны, владыки Града, по праведному повелению Уту , воистину установил справедливость в Стране, воистину он изгнал зло, насилие и раздор. Он отстранил начальника моряков от торгового судоходства, взимателя быков, взимателя овец и взимателя ослов — от пастуха и тем установил свободу в Шумере и Аккаде.

В те времена он . Уммы, Марада и Казаллу .
Он установил семь . Он сделал бронзовую меру в 1 ка, гирю в одну мину он утвердил, гирю в один сикль он утвердил (по отношению к) мине.

В те времена берега Тигра и Евфрата .
. Старшего садовника он поставил. Сирота не был отдаваем во власть богатого, вдова не была отдаваема (во власть) сильного, человек сикля не был отдаваем (во власть) человеку мины,

Несколько строк разрушено.

Статьи законов

§ 4. Если жена человека завлекла другого человека, и он спал с ней, он (т. е. муж) убьет эту женщину. В прелюбодеянии этом он (т. е. прелюбодей) будет свободен (от наказания).
§ 5. Если человек злонамеренно лишит невинности девственную рабыню другого человека, этот человек должен уплатить пять сиклей серебра.
§ 6. Если человек оставил свою жену, не бывшую прежде замужем, он должен уплатить одну мину серебра.
§ 7. Если он оставил (бывшую) вдову, он уплатит полмины серебра.
§ 8. Если же он сожительствовал со вдовой без . брачного контракта, он не должен платить ей ничего.
§ 10. Если человек возвел на другого человека обвинение в . (колдовстве) и подверг его испытанию Рекой и бог Реки очистил его, то тот, кто подверг его испытанию, должен уплатить три сикля серебра.
§ 11. Если человек возвел на жену другого человека обвинение в прелюбодеянии, но бог Реки очистил ее, обвинитель должен уплатить одну треть мины серебра.
§ 12. Если (будущий) зять вошел в дом своего (будущего) тестя (с подарками), а затем тесть отдал его невесту другому человеку, он (тесть) вернет ему принесенные им дары вдвойне.
§ 13. . он уплатит ему два сикля серебра.
§ 14. Если раб или (?) рабыня сбежали (?) и пересекли пределы города, (а другой) человек вернул ее (их?), хозяин уплатит тому, кто вернул (их?) два (?) сикля серебра.
§ 15. Если человек другому человеку оружием (?) конечность повредил, он уплатит десять сиклей серебра.
§ 16. Если человек другому человеку сломал орудием кость, он уплатит одну мину серебра.
§ 17. Если человек другому человеку ножом (?) отрезал нос, он уплатит две трети мины серебра.
§ 18. Если пальцы (?) ему он отрезал . за каждый палец (?) он уплатит . сиклей серебра.
§ 19. Если зубы ему он выбил, он уплатит два сикля серебра (за каждый зуб?).
§ 21. . он принесет. Если рабыни у него нет, он может уплатить десять сиклей серебра. Если серебра у него нет, он может уплатить любым имуществом.
§ 22. Если чья-либо рабыня сочла себя равной своей госпоже бранила ее, она (госпожа) натрет ей рот 1ка соли.
§ 23. Если чья-либо рабыня сочла себя равной своей госпоже ударила .
§ 25. Если человек выступил свидетелем (в суде) и уличен во лжи, он уплатит пятнадцать сиклей серебра. .
§ 26. Если человек выступил свидетелем (в суде), но отказался принести клятву, он возместит спорную сумму.
§ 27. Если человек злонамеренно возделал поле, принадлежащее (другому) человеку, и он (собственник) возбудил против него судебное дело, но тот пренебрег, этот человек потеряет свои труды.
§ 28. Если человек поле другого человека воде дал затопить он отмерит (хозяину поля) три гура ячменя за каждый ику поля.
§ 29. Если человек другому человеку отдал пахотное поле для возделывания, но тот поля не возделывал и превратил его в залежь, он отмерит (хозяину поля) три гура ячменя за каждый ику поля.
(Далее текст разбит за исключением некоторых обрывков фраз.)

www.tiamat.ru

FullHistoria

Подробно о истории

Междуречье. Законы Ур-Намму ( ок. 2112—2094 г. до н. э.)

Законы Ур-Намму, основателя династии Ура дошли до нас в очень поврежденном виде, но уже позволяют представить отношения человека с другими людьми в государстве, если древний полис – это место, где они начинают становиться объектами и субъектами права, некая основа государства в его правоотношениях с человеком, если государство первично.

В сравнении с подобной статьей из Кодекса Хаммурапи [2] (п. 2.2) прослеживается односторонний порядок возмещения ущерба от нанесенного оскорбления в более мягком выражении.

Если человек возвел на другого человека обвинение в . [колдовстве] и подверг его испытанию Рекой и бог Реки очистил его, то тот, кто подверг его испытанию, должен уплатить три сикля серебра. [1]

Посмотрим на следующую норму.

Если человек возвел на жену другого человека обвинение в прелюбодеянии, но бог Реки очистил ее, обвинитель должен уплатить одну треть мины серебра. [1]

Если принять во внимание, что ущерб в денежном выражении по ней примерно в два раза больше чем по предыдущей можно прийти к выводу скорее о компенсации морального вреда мужу, чем самой женщине с учетом подчиненного положения женщин просматриваемого в следующих трех нормах.

. Если жена человека завлекла другого человека, и он спал с ней, он [т. е. муж] убьет эту женщину. В прелюбодеянии этом он [т. е. прелюбодей] будет свободен [ от наказания].

Если человек злонамеренно лишит невинности девственную рабыню другого человека, этот человек должен уплатить пять сиклей серебра.

Если человек оставил свою жену, не бывшую прежде замужем, он должен уплатить одну мину серебра. [1]

Если получателем возмещения ущерба по следующим деяниям выступало государство в лице царя Шумера и Аккада c механизмом принуждения, управляемого волей его, то следующие санкции были скорее возмещением компенсации государству в лице царя ( или наоборот ) за покушение на его исключительную власть в исполнении наказаний (плата за самосуд), чем возмещением вреда здоровью.

Если человек другому человеку оружием (?) конечность повредил, он уплатит десять сиклей серебра.

Если человек другому человеку сломал орудием кость, он уплатит одну мину серебра.

Если человек другому человеку ножом (?) отрезал нос, он уплатит две трети мины серебра.

Если пальцы (?) ему он отрезал . за каждый палец (?) он уплатит . сиклей серебра.

Если зубы ему он выбил, он уплатит два сикля серебра [за каждый зуб?] .[1]

А здесь его (государства) регулятивно-принудительная функция, с учетом корректности перевода, что вызывает сомнения в связи с истощаемостью почв.

Если человек другому человеку отдал пахотное поле для возделывания, но тот поля не возделывал и превратил его в залежь, он отмерит [хозяину поля] три гура ячменя за каждый ику поля. [1]

Следующий перевод дела показывает начинающееся расхождение между фактическим и теоретическим применением закона. Судьи принимали вместо обрядовости клятвы показания свидетелей при вынесении решения.

Акалла, сын Луниншубур, (и) Уршуанна были свидетелями того, как Каку, сын Ниншубур, купил 12 больших саженцев финиковой пальмы у Лунанны, отца Урабу, за 3 шекеля серебром (в качестве) их полной стоимости. Однако Урабу опроверг утверждения свидетелей. (После чего) Каку поклялся (что на самом деле он приобрел саженцы у отца Урабу, Лунанны). (Поэтому) постановили, что сад должен (принадлежать) Каку. [2]

Начало политической карьеры. Роль семейного воспитания и образования в формировании мировоззрения О. Кромвеля
Оливер Кромвель родился 25 апреля 1599 г. в Гентингдоне — центре одноименного графства, в унылом провинциальном городке с населением в 1000-1200 человек, монотонная жизнь которого оживлялась только событиями на рыночной площади и большими недельными ярмарками. Это был типичный уголок сельской Англии, где хозяйственные заботы земельных д .

Предпосылки отмены крепостного права. Социально-экономическое и политическое положение России в первой половине XIX в.
Отмена крепостного права в России явилась условием, обеспечивающим утверждение капитализма. Причиной, заставившей правительство пойти на реформы, был кризис феодально-крепостнической системы. Существование крепостного права обусловливало экономическую и политическую отсталость России. Развитие промышленности, подъем сельского хозяйства .

Просвещенный абсолютизм Екатерины II.
Время царствования Екатерина II называют эпохой просвещенного абсолютизма. Смысл просвещенного абсолютизма состоит в политике следования идеям Просвещения, выражающейся в проведении реформ, уничтожавших некоторые наиболее устаревшие феодальные институты (а иногда делавшие шаг в сторону буржуазного развития). Мысль о государстве с просве .

www.fullhistoria.ru

Законы Ур-Намму

. Ежемесячно он установил в качестве регулярного жертвоприношения своего 90 гур ячменя, 30 овец и 30 ка масла. После того как Ан * и Энлиль * передали Нанне * царственность 1 Ура *, тогда Ур-Намму, сын, порожденный богиней Нинсун *, для своей возлюбленной матери-родительницы, по справедливости и истинности его. семь . он воистину дал ему . Наммахани*, энси 2 Лагаша* воистину он убил.

Могуществом Нанны, владыки Града 3 , он возвратил корабль Магана* Нанны . дабы он 4 стал славен в Уре.

В те времена поля были обложены податью нискум 5 , над торговым судоходством был поставлен начальник моряков, над пастухом был поставлен взиматель быков, взиматель овец, взиматель ослов.

Тогда Ур-Намму, могучий муж, царь Ура, царь Шумера и Аккада, могуществом Нанны, владыки Града, по праведному повелению Уту *, воистину установил справедливость в Стране, воистину оВ изгнал зло, насилие и раздор. Он отстранил начальника моряков от торгового судоходства, взимателя быков, взимателя овец и взимателя ослов — от пастуха и тем установил свободу в Шумере и Аккаде·

В те времена он . Уммы* (?), Марада* и Казаллу* .

Он установил семь . Он сделал бронзовую меру в 1 ка, гирю в одну мину он утвердил, гирю в один сикль он утвердил [по отношению к] мине.

В те времена берега Тигра и Евфрата .

. Старшего садовника он поставил. Сирота не был отдаваем во рласть богатого, вдова не была отдаваема [во власть] сильного, человек сикля не был отдаваем [во власть] человеку мины 6 , <Следует большая лакуна).

§ 4. Если жена человека завлекла другого человека, и он спал с ней, он [т. е. муж] убьет эту женщину. В прелюбодеянии этом он [т. е. прелюбодей] будет свободен [ от наказания].

§ 5. Если человек злонамеренно лишит невинности девственную рабыню другого человека, этот человек должен уплатить пять сиклей серебра.

§ 6. Если человек оставил свою жену, не бывшую прежде замужем, он должен уплатить одну мину серебра.

§ 7. Если он оставил [бывшую] вдову, он уплатит полмины серебра.

§ 8. Если же он сожительствовал со вдовой без . брачного контракта, он не должен платить ей ничего.

§ 10. Если человек возвел на другого человека обвинение в . [колдовстве] и подверг его испытанию Рекой 7 и бог Реки очистил его, то тот, кто подверг его испытанию, должен уплатить три сикля серебра.

§ 11. Если человек возвел на жену другого человека обвинение в прелюбодеянии, но бог Реки очистил ее, обвинитель должен уплатить одну треть мины серебра.

§ 12. Если [будущий] зять вошел в дом своего [будущего] тестя [с подарками], а затем тесть отдал его невесту другому человеку, он [тесть] вернет ему принесенные им дары вдвойне.

§ 13. . он уплатит ему два сикля серебра.

§ 14. Если раб или (?) рабыня сбежали (?) и пересекли пределы города, [а другой] человек вернул ее [их?], хозяин уплатит тому, кто вернул [их?] два (?) сикля серебра.

§ 15. Если человек другому человеку оружием (?) конечность повредил, он уплатит десять сиклей серебра.

§ 16. Если человек другому человеку сломал орудием кость, он уплатит одну мину серебра.

§ 17. Если человек другому человеку ножом (?) отрезал нос, он уплатит две трети мины серебра.

§ 18. Если пальцы (?) ему он отрезал . за каждый палец (?) он уплатит . сиклей серебра.

§ 19. Если зубы ему он выбил, он уплатит два сикля серебра [за каждый зуб?].

§ 21. . он принесет. Если рабыни у него нет, он может уплатить десять сиклей серебра. Если серебра у него нет, он может уплатить любым имуществом 8 .

§ 22. Если чья-либо рабыня сочла себя равной своей госпоже бранила ее, она [госпожа] натрет ей рот I ка соли.

§ 23. Если чья-либо рабыня сочла себя равной своей госпоже ударила .

§ 25. Если человек выступил свидетелем [в суде] и уличен во лжи, он уплатит пятнадцать сиклей серебра. .

§ 26. Если человек выступил свидетелем [в суде], но отказался принести клятву, он возместит спорную сумму.

§ 27. Если человек злонамеренно возделал поле, принадлежащее [другому] человеку, и он [собственник] возбудил против него судебное дело, но тот пренебрег, этот человек потеряет свои труды.

§ 28. Если человек поле другого человека воде дал затопить 9 он отмерит [хозяину поля] три гура ячменя за каждый ику поля.

§ 29. Если человек другому человеку отдал пахотное поле для возделывания 10 , но тот поля не возделывал и превратил его в залежь, он отмерит [хозяину поля] три гура ячменя за каждый ику поля.

(Далее текст разбит за исключением некоторых обрывков фраз.)

1 Царственность (nam-lugal)—харизма власти, особая, божественная субстанция, сошедшая с небес «в начале времен». 2 Жрец-правитель в ряде шумерских городов-государств. 3 То есть Ура. 4 Корабль (?). 5 О сущности этой подати сведений нет. 6 То есть бедняк не был отдаваем во власть богачу. 7 То есть обвиняемого подвергли водной ордалии по навету. 8 В тексте, очевидно, ошибка: «может не платить». 9 То есть допустил небрежность при орошении собственного поля. 10 То есть в аренду.

studfiles.net

Кодекс царя Ур–Намму

Удивительными бывают порой судьбы археологических открытий. В 1902 г. весь мир был потрясён находкой французского археолога М. Жеке. Участник экспедиции де Моргана, проводившей археологические изыскания в Сузах, Жеке обнаружил более чем двухметровую плиту из чёрного диорита, так называемую стелу Хаммурапи. А года за два до этого в руинах Ниппура экспедицией Пенсильванского университета были найдены два скромных обломка глиняной таблички, которые не привлекли к себе особого внимания и благополучно отправились в Музей Древнего Востока в Стамбуле, где лежали в коробке вместе с множеством других табличек. Через какое–то время хранитель стамбульского музея Ф. Р. Краус обнаружил эти два обломка шумерской таблички и, соединив оба фрагмента, занёс их в каталог Ниппурской коллекции под номером 3191. Тогда же Краус определил, что табличка содержит текст законов. Прошло много лет. И вот в 1952 г. Крамер, работавший в стамбульском музее, получает письмо от Крауса, который уже вернулся на родину. В письме содержится совет обратить внимание на табличку под номером 3191. После этого наступили дни кропотливого, напряжённого труда по расшифровке сильно повреждённого, почти непонятного текста. Усилия учёного не пропали даром: табличка оказалась копией свода законов основателя третьей династии Ура — царя Ур–Намму.

Ур–Намму царствовал приблизительно в 2112 ? — 2094 гг. до н. э. Таким образом, кодекс Ур–Намму, древнейший из обнаруженных в настоящее время сводов законов, был составлен на три с половиной столетия раньше, чем кодекс царя Хаммурапи.

Ур–Намму своими законами «установил в стране справедливость, искоренил беспорядок и беззаконие». Он заботился о том, чтобы «сирота не становился жертвой богача, вдова — жертвой сильного». Так говорится в введении к кодексу, из которого удалось прочесть всего пять статей. Приведём три из них:

«Если [человек человеку орудием] его руку или ногу повредит, 10 сиклей серебра он должен заплатить» (§ 16).

«Если человек человеку орудием кость… перебил 1 мину серебра он должен заплатить» (§ 17).

«Если человек человеку орудием повредил лицо (?) 2/3 мины серебра он должен заплатить» (§ 18).

Не будем вдаваться в подробный анализ законов Ур–Намму, оставим это специалистам — историкам и юристам.

Поговорим об Ур–Намму, который, если верить его надписям, «дал засиять справедливым законам», «сделал постоянными судебные решения». По мнению исследователей, свод законов Ур–Намму, форма, в которой он был составлен, послужили образцом для позднейших законодателей. Интересно, что на так называемой стеле Ур–Намму, хранящейся в университетском музее в Филадельфии, изображён бог Нанна, передающий какой–то предмет своему наместнику на земле. К сожалению определить, что именно Нанна вручает царю, невозможно, но эта сцена напоминает изображённую на стеле Хаммурапи, которому бог Шамаш вручает символы власти и даёт право устанавливать законы. Не проявилось ли и здесь стремление следовать традиции?

Восстановить свод законов Ур–Намму в полном объёме пока не удалось, большая часть текста разрушена. Из 370 строк, составлявших, как полагают исследователи, полный текст свода законов Ур–Намму, расшифровать удалось лишь 90. По вопросу об общем числе статей в своде Ур–Намму мнения учёных разошлись. Существует предположение, что в нашем распоряжении имеется лишь первая табличка из двух или более, составлявших полный текст кодекса. Всё это усложняет задачу, стоящую перед исследователями законодательной деятельности Ур–Намму. Однако кое–что всё–таки удалось прояснить. Так, известно, что первая статья касалась вопросов, связанных с посадками — скорее всего речь шла о деревьях; пятая была посвящена распределению воды в ирригационных каналах (а может быть, умышленному или неумышленному затоплению чужого поля); в девятой статье рассматривался вопрос о колдовстве. Всё это, однако, фрагменты; на их основании можно строить сколько угодно догадок, но истину установить трудно. Зато три статьи, которые мы привели выше, сохранились полностью и являются бесценным материалом для выводов и сопоставлений.

Интересно отметить, что законы Ур–Намму отличаются от законов Хаммурапи. Шумеры не знали и не применяли принципа «око за око, зуб за зуб» — он был им чужд. В ту отдалённую эпоху существовало более гуманное и справедливое право, требовавшее не телесного наказания, а денежного штрафа, возмещения за причинённый кому–либо ущерб. Разумеется, в основе этого, с нашей точки зрения более справедливого, законодательства лежали прежде всего социально–экономические условия. Это так. Но не сыграл ли здесь известную роль унаследованный от предшествующих поколений, уходящий корнями в глубь веков «инстинкт справедливости», который возник из чувства общности людей, преданных одним богам и служащих одному правителю? Это следует принимать во внимание, говоря о мягкости и «прогрессивности» законов Ур–Намму. Кодекс Ур–Намму — одна из глав затерявшейся во мраке тысячелетий истории шумерского законодательства, промежуточное звено между установлениями древнейших законодателей и кодексами позднейших правителей, таких, как Липит–Иштар и Хаммурапи.

Царь Ур–Намму, как и его последователи в области законодательства, не был оригинален в формулировке своих законов. Провозглашённые им принципы были основаны на традиционном праве, которое действовало на протяжении многих поколений и опиралось на древнейшие обычаи и прецеденты, каковыми являлись судебные постановления, принятые в годы правления древнейших династий. И во вступлении, где Ур–Намму сообщает о своих победах над врагами, о своей приверженности к справедливости и о стремлении к всеобщему благу, он тоже не оригинален.

Вернёмся на триста лет назад. Мы в Лагаше. Идёт 2350 год до н. э. После периода процветания и славы, когда правители этого города–государства властвовали над всем Шумером, наступили тяжёлые времена. Властолюбивые, рвущиеся к новым завоеваниям, ненасытные правители Лагаша довели своих подданных до полной нищеты. Подати растут, налоги увеличиваются, никто не уверен в завтрашнем дне. Богачи притесняют бедняков. У сборщиков налогов слишком длинные и цепкие руки. Всё, даже богатства храмов, захвачено царями. И тогда (как пишет автор уже известной нам надписи)

…Когда бог Нингирсу, витязь бога Энлиля, Уруинимгине царство Лагаша передал… власть его установил. Божественные решения прежние он [т. е. Уруинимгина] к ним [т. е. людям] приложил, слово, которое царь его Нингирсу ему сказал, он установил.

Первый царь–реформатор в истории человечества, Уруинимгина, «восстановил свободу» и силой установленных им законов сделал так, что ни один «жрец снабжения в сад матери бедняка не вхаживал», сделал так, что, если «сын бедняка закинет сеть, никто не заберёт его рыбу».

Он приказал детей Лагаша от… грабежа, убийства, разрушения дома освободить (букв, «очистить»), право их создал. Чтобы сирота [и] вдова мужу, силу имеющему, не предавались, с богом Нингирсу Уруинимгина слово это установил.

Как много общего в этих словах со словами вступления к кодексу Ур–Намму! И хотя у нас нет прямых оснований считать, что Уруинимгина из Лагаша составил свод законов, мы можем с полным правом утверждать, что он был законодателем и поборником справедливости, и притом скорее всего первым в истории Шумера.

На основании прочитанных документов — надписей царей, мифов, эпических сказаний и пр. — создаётся впечатление о шумерах как о народе, приверженном правде, добру и справедливости, истине и добродетели, закону и порядку и осуждающем всё, что этому противоречит. Это, правда, проявлялось не столько в их повседневном поведении, о котором мы, по существу, не так уж много знаем, сколько в официальных декларациях царей, настойчиво подчёркивавших тот факт, что именно они устанавливают законы, укрепляют порядок, согласие и справедливость в стране, защищают слабых от притеснений сильных, бедных от произвола богатых, искореняют преступников, воров и угнетателей. Приведённые выше фрагменты гимна Нанше (текст этого документа, давно уже найденного в Ниппуре, был составлен на основании девятнадцати табличек и фрагментов и прочитан лишь в 1951 г.) выдвигают эту богиню в число главных богов древнего Шумера. Она изображена в этом гимне как покровительница слабых, утешительница вдов и сирот, защитница обездоленных. Более того, в её власти «превратить сильных в слабых». А это могут только главнейшие боги. Законодательная деятельность правителей Лагаша, которому покровительствовала богиня Нанше, была особенно активной и распространяла своё влияние на другие города Шумера.

Итак, шумерские цари были владыками, законодателями и судьями. О том, что в далёком прошлом правитель Шумера выполнял и функции судьи, свидетельствуют мифы — самые древние документы. В них, например, бог войны и охоты, сын Энлиля Нинурта, именуется «судьёй». В мифах обиженные приходят с жалобами к правителю, который должен помочь восстановить справедливость. В одном из мифов говорится:

Как Баба [богиня–покровительница города Лагаша]

старается быстрее донести просьбы к царю,

Как Нинурта, владыка, сын Энлиля, изрекает приговоры…

В другом мифе Нинурта, празднуя победу над злым демоном Асагом, «судит» те силы, которые помогали Асагу, и тем самым упрочивает своё положение «судьи». В роли «судей» выступают и Уту, и другие божества–покровители различных шумерских городов.

Однако оставим небеса и мифы и вернёмся на землю в ту эпоху, когда число подданных шумерских царей возросло и круг их обязанностей расширился настолько, что они уже не могли выполнять функции судей.

Шумеры уважали и чтили традицию. Они неохотно меняли однажды установленное и были убеждены, что созданная ими на протяжении тысячелетней истории цивилизация существовала вечно в неизменной, ниспосланной богами форме. Не будем оспаривать наивных представлений шумеров о ходе истории. Но не согласиться с ними — и не столько с ними, сколько со специалистами–шумерологами — относительно того, что известные по документам последних веков III тысячелетия обычаи основаны на уходящей в глубь столетий традиции, мы не можем. То же следует сказать о законодательстве и судопроизводстве.

Итак, верховным судьёй в городах–государствах Шумера был царь. И хотя правители теперь практически не вершили суд, а судебный процесс от имени энси согласно традиции и действующим законам вели специально назначенные для этого судьи, в определённых случаях без санкции энси приговор не мог быть исполнен. Например, как явствует из текстов, относящихся ко времени царствования Уруи–нимгины, правители города Лагаша постановили, что решение о разводе может войти в силу только после утверждения его царём или его наместником. Такая традиция существовала в некоторых городах, в случаях продажи свободного человека в рабство.

Приговор, вынесенный или утверждённый энси или царём, считался окончательным и обсуждению не подлежал. В одной из надписей Гудеа говорится: «Месть и проклятие богов обрушатся на того, кто осмелится нарушить приговор владыки». Среди многочисленных судебных документов эпохи третьей династии Ура, когда система судопроизводства достигла наивысшего развития, попадаются судебные протоколы с пометкой: «Судебное постановление утверждено царём».

www.e-reading.mobi

КОДЕКС ЦАРЯ УР-НАММУ

КОДЕКС ЦАРЯ УР-НАММУ

Удивительными бывают порой судьбы археологических открытий. В 1902 г. весь мир был потрясен находкой французского археолога М. Жеке. Участник экспедиции де Моргана, проводившей археологические изыскания в. Сузах, Жеке обнаружил более чем двухметровую плиту из черного диорита, так называемую стелу Хаммурапи. А года за два до этого в руинах Ниппура экспедицией Пенсильванского университета были найдены два скромных обломка глиняной таблички, которые не привлекли к себе особого внимания и благополучно отправились в Музей Древнего Востока в Стамбуле, где лежали в коробке вместе с множеством других табличек. Через какое-то время хранитель стамбульского музея Ф. Р. Краус обнаружил эти два обломка шумерской таблички и, соединив оба фрагмента, занес их в каталог Ниппурской коллекции под номером 3191. Тогда же Краус определил, что табличка содержит текст законов. Прошло много лет. И вот в 1952 г. Крамер, работавший в стамбульском музее, получает письмо от Крауса, который уже вернулся на родину. В письме содержится совет обратить внимание на табличку под номером 3191. После этого наступили дни кропотливого, напряженного труда по расшифровке сильно поврежденного, почти непонятного текста. Усилия ученого не пропали даром: табличка оказалась копией свода законов основателя третьей династии Ура – царя Ур-Намму.

Ур-Намму царствовал приблизительно в 2112? – 2094 гг. до н. э. Таким образом, кодекс Ур-Намму, древнейший из обнаруженных в настоящее время сводов законов, был составлен на три с половиной столетия раньше, чем кодекс царя Хаммурапи.

Ур-Намму своими законами «установил в стране справедливость, искоренил беспорядок и беззаконие». Он заботился о том, чтобы «сирота не становился жертвой богача, вдова – жертвой сильного». Так говорится в введении к кодексу, из которого удалось прочесть всего пять статей. Приведем три из них:

«Если [человек человеку орудием] его руку или негу повредит, 10 сиклеи серебра он должен заплатить» (§ 16).

«Если человек человеку орудием кость… перебил 1 мину серебра он должен заплатить» (§ 17).

«Если человек человеку орудием повредил лицо (?) 2/3 мины серебра он должен заплатить» (§ 18).

Не будем вдаваться в подробный анализ законов Ур-Намму, оставим это специалистам – историкам и юристам.

Поговорим об Ур-Намму, который, если верить его надписям, «дал засиять справедливым законам», «сделал постоянными судебные решения». По мнению исследователей, свод законов Ур-Намму, форма, в которой он был составлен, послужили образцом для позднейших законодателей. Интересно, что на так называемой стеле Ур-Намму, хранящейся в университетском музее в Филадельфии, изображен бог Нанна, передающий какой-то предмет своему наместнику на земле. К сожалению определить, что именно Нанна вручает царю, невозможно, но эта сцена напоминает изображенную на стеле Хаммурапи, которому бог Шамаш вручает символы власти и дает право устанавливать законы. Не проявилось ли и здесь стремление следовать традиции?

Восстановить свод законов Ур-Намму в полном объеме пока не удалось, большая часть текста разрушена. Из 370 строк, составлявших, как полагают исследователи, полный текст свода законов Ур-Намму, расшифровать удалось лишь 90. По вопросу об общем числе статей в своде Ур-Намму мнения ученых разошлись. Существует предположение, что в нашем распоряжении имеется лишь первая таб личка из двух или более, составлявших полный текст кодекса. Все это усложняет задачу, стоящую перед исследователями законодательной деятельности Ур-Намму. Однако кое-что все-таки удалось прояснить. Так, известно, что первая статья касалась вопросов, связанных с посадками – скорее всего речь шла о деревьях; пятая была посвящена распределению воды в ирригационных каналах (а может быть, умышленному или неумышленному затоплению чужого поля); в девятой статье рассматривался вопрос о колдовстве. Все это, однако, фрагменты; на их основании можно строить сколько угодно догадок, но истину установить трудно. Зато три статьи, которые мы привели выше, сохранились полностью и являются бесценным материалом для выводов и сопоставлений.

Интересно отметить, что законы Ур-Намму отличаются от законов Хаммурапи. Шумеры не знали и не применяли принципа «око за око, зуб за зуб» – он был им чужд. В ту отдаленную эпоху существовало более гуманное и справедливое право, требовавшее не телесного наказания, а денежного штрафа, возмещения за причиненный кому-либо ущерб. Разумеется, в основе этого, с нашей точки зрения более справедливого, законодательства лежали прежде всего социально-экономические условия. Это так. Но не сыграл ли здесь известную роль унаследованный от предшествующих поколений, уходящий корнями в глубь веков «инстинкт справедливости», который возник из чувства общности людей, преданных одним богам и служащих одному правителю? Это следует принимать во внимание, говоря о мягкости и «прогрессивности» законов Ур-Намму. Кодекс Ур-Намму – одна из глав затерявшейся во мраке тысячелетий истории шумерского законодательства, промежуточное звено между установлениями древнейших законодателей и кодексами позднейших правителей, таких, как Липит-Иштар и Хаммурапи.

Царь Ур-Намму, как и его последователи в области законодательства, не был оригинален в формулировке своих законов. Провозглашенные им принципы были основаны на традиционном праве, которое действовало на протяжении многих поколений и опиралось на древнейшие обычаи и прецеденты, каковыми являлись судебные постановления, принятые в годы правления древнейших династий. И во вступлении, где Ур-Намму сообщает о своих победах над врагами, о своей приверженности к справедливости и о стремлении к всеобщему благу, он тоже не оригинален.

Вернемся на триста лет назад. Мы в Лагаше. Идет 2350 год до н. э. После периода процветания и славы, когда правители этого города-государства властвовали над всем Шумером, наступили тяжелые времена. Властолюбивые, рвущиеся к новым завоеваниям, ненасытные правители Лагаша довели своих подданных до полной нищеты. Подати растут, налоги увеличиваются, никто не уверен в завтрашнем дне. Богачи притесняют бедняков. У сборщиков налогов слишком длинные и цепкие руки. Все, даже богатства храмов, захвачено царями. И тогда (как пишет автор уже известной нам надписи)

…Когда бог Нингирсу, витязь бога Энлиля, Уруи-нимгине царство Лагаша передал… власть его установил. Божественные решения прежние он [т. е. Уруинимгина] к ним [т. е. людям] приложил, слово, которое царь его Нингирсу ему сказал, он установил.

Первый царь-реформатор в истории человечества, Уруинимгина, «восстановил свободу» и силой установленных им законов сделал так, что ни один «жрец снабжения в сад матери бедняка не вхаживал», сделал так, что, если «сын бедняка закинет сеть, никто не заберет его рыбу».

Он приказал детей Лагаша от… грабежа, убийства, разрушения дома освободить (букв, «очистить»), право их создал. Чтобы сирота [и] вдова мужу, силу имеющему, не предавались, с богом Нингирсу Уруинимгина слово это установил.

Как много общего в этих словах со словами вступления к кодексу Ур-Намму! И хотя у нас нет прямых оснований считать, что Уруинимгина из Лагаша составил свод законов, мы можем с полным правом утверждать, что он был законодателем и поборником справедливости, и притом скорее всего первым в истории Шумера.

На основании прочитанных документов – надписей царей, мифов, эпических сказаний и пр. – создается впечатление о шумерах как о народе, приверженном правде, добру и справедливости, истине и добродетели, закону и порядку и осуждающем все, что этому противоречит. Это, правда, проявлялось не столько в их повседневном поведении, о котором мы, по существу, не так уж много знаем, сколько в официальных декларациях царей, настойчиво подчеркивавших тот факт, что именно они устанавливают законы, укрепляют порядок, согласие и справедливость в стране, защищают слабых от притеснений сильных, бедных от произвола богатых, искореняют преступников, воров и угнетателей. Приведенные выше фрагменты гимна Нанше (текст этого документа, давно уже найденного в Ниппуре, был составлен на основании девятнадцати табличек и фрагментов и прочитан лишь в 1951 г.) выдвигают эту богиню в число главных богов древнего Шумера. Она изображена в этом гимне как покровительница слабых, утешительница вдов и сирот, защитница обездоленных. Более того, в ее власти «превратить сильных в слабых». А это могут только главнейшие боги. Законодательная деятельность правителей Лагаша, которому покровительствовала богиня Нанше, была особенно активной и распространяла свое влияние на другие города Шумера.

Итак, шумерские цари были владыками, законодателями и судьями. О том, что в далеком прошлом правитель Шумера выполнял и функции судьи, свидетельствуют мифы – самые древние документы. В них, например, бог войны и охоты, сын Энлиля Нинурта, именуется «судьей». В мифах обиженные приходят с жалобами к правителю, который должен помочь восстановить справедливость. В одном из мифов говорится:

Как Баба [богиня-покровительница города Лагаша]

старается быстрее донести просьбы к царю,

Как Нинурта, владыка, сын Энлиля, изрекает приговоры…

В другом мифе Нинурта, празднуя победу над злым демоном Асагом, «судит» те силы, которые помогали Асагу, и тем самым упрочивает свое положение «судьи». В роли «сулей» выступают и Уту, и другие божества-покровители различных шумерских городов.

Однако оставим небеса и мифы и вернемся на землю в ту эпоху, когда число подданных шумерских царей возросло и круг их обязанностей расширился настолько, что они уже не могли выполнять функции судей.

Шумеры уважали и чтили традицию. Они неохотно меняли однажды установленное и были убеждены, что созданная ими на протяжении тысячелетней истории цивилизация существовала вечно в неизменной, ниспосланной богами форме. Не будем оспаривать наивных представлений шумеров о ходе истории. Но не согласиться с ними – и не столько с ними, сколько со специалистами-шумерологами – относительно того, что известные по документам последних веков III тысячелетия обычаи основаны на уходящей в глубь столетий традиции, мы не можем. То же следует сказать о законодательстве и судопроизводстве.

Итак, верховным судьей в городах-государствах Шумера был царь. И хотя правители теперь практически не вершили суд, а судебный процесс от имени энси согласно традиции и действующим законам вели специально назначенные для этого судьи, в определенных случаях без санкции энси приговор не мог быть исполнен. Например, как явствует из текстов, относящихся ко времени царствования Уруи-нимгины, правители города Лагаша постановили, что решение о разводе может войти в силу только после утверждения его царем или его наместником. Такая традиция существовала в некоторых городах, в случаях продажи свободного человека в рабство.

Приговор, вынесенный или утвержденный энси или царем, считался окончательным и обсуждению не подлежал. В одной из надписей Гудеа говорится: «Месть и проклятие богов обрушатся на того, кто осмелится нарушить приговор владыки». Среди многочисленных судебных документов эпохи третьей династии Ура, когда система судопроизводства достигла наивысшего развития, попадаются судебные протоколы с пометкой: «Судебное постановление утверждено царем».

history.wikireading.ru