Полезные статьи

Жалобы на неконституционность

КС РФ признал закон «О прокуратуре» частично неконституционным

Конституционный суд РФ сегодня рассмотрел жалобу нескольких крупных российских НКО на частые визиты проверяющих и лицензирующих служб, признав жалобу правозащитников обоснованной, а фрагмет закона «О прокуратуре» — неконституционным.

При этом КС попросил корректно интерпретировать СМИ сегодняшнее решение.

«Некорректно задавать вопрос, в интересах кого постановление: НКО или прокуратуры. Постановление утверждает вытекающие из Конституции требования и закономерности развития нашего государства. Успешное развитие гражданского общества невозможно без сильных институтов государства», — заявил судья-докладчик по делу Николай Бондарь по итогам заседания, которого цитрует Интерфакс.

Коллегия судей КС обратила внимание на норму закона «О прокуратуре», в которой не указаны временные рамки, в течение которых проверяемая НКО обязана передать документы прокурорам. Это обстоятельство, указанное в жалобе несколькими НКО, было в итоге признано КС не соответствующим Конституции.

Читайте также:

Судьи КС обосновали решение: до сих пор норма закона позволяла прокурорам самостоятельно определять сроки исполнения своих же требований, что давало им возможность ставить перед НКО непосильные задачи с последствующей ответственностью за их невыполнение.

КС напомнил заявителям, что дела по НКО и прокурорским проверкам теперь могут быть пересмотрены в судах в свете нового решения Конституционного суда.

Среди НКО, пожаловавшихся в Конституционный суд, были такие крупные организации, как «Мемориал», «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной и несколько других. В суд также была представлена письменная позиция членов СПЧ Михаила Федотова и Ильи Шаблинского, которые поддержали тезисы жалобы НКО. Оппонировал им, тоже письменно, государственный юридический представитель в КС Михаил Барщевский.

www.novayagazeta.ru

Жалоба Климентьева А.А. в Конституционный Суд РФ на неконституционность отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав. », Гражданского Кодекса РФ и закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области»

Конституционный Суд Российской Федерации

Заявитель:
Климентьев Андрей Анатольевич, 1953 года рождения, 603005,
Нижний Новгород, ул.Варварская, д.6, кв.9

Органы, принявшие акты:
Федеральное Собрание Российской Федерации, Москва, ул.Охотный ряд, д.1.

Законодательное Собрание Нижегородской области,
г. Нижний Новгород, кремль, корпус 2.

Наименование обжалуемых актов:
1. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав
и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»
(пункт 10 статьи 32, пункт 1 статьи 64) от 19 сентября 1997 г. №124-ФЗ
(с изменениями, внесенными Федеральными законами от 30.03.1999 №55-ФЗ,
от 10.07.2001 №89-ФЗ)

Источник опубликования:
«Собрание законодательства РФ», 22.09.1997, №38, ст. 4339,
(«Собрание законодательства РФ», 05.04.1999, №14, ст. 1653,
«Собрание законодательства РФ», 16.07.2001, №29, ст. 2944).

2. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (статья 211 — в ред. Указа Президиума ВС РСФСР от 24.02.1987 — Ведомости ВС РСФСР, 1987, №9, ст. 250)

Источник опубликования:
Первоначальный текст документа опубликован в издании «Ведомости ВС РСФСР», 1964, №24, ст. 407; текст документа (ред. от 05.01.1988) опубликован в издании «Свод законов РСФСР», т. 2, с. 7.

3. Закон Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области от 4 июня 2002 г. №26-3

Источник опубликования:
Газета «Нижегородские новости» №104-105 (2558-2559) от 08.06.2002

на нарушение конституционных прав нормами пункта 10 статьи 32, пункта 1 статьи 64 Федерального закона от 19 сентября 1997 года №124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», пункта 2 статьи 67 Закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области», а также статьи 211 Гражданского процессуального кодекса РСФСР

I. Основания обращения

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11.06.2002 г. №10-П было признано соответствующим Конституции Российской Федерации положение пункта 1 статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», закрепляющее возможность отмены (аннулирования) регистрации кандидата, в том числе, перед повторным голосованием.

Не оспаривая конституционность данного положения в целом, прощу на основании статьи 46 Конституции Российской Федерации и части первой статьи 96 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» вернуться к анализу указанной нормы и рассмотреть выявившуюся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации положения пункта 10 статьи 32 и пункта 1 статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», а также соответствующего им пункта 2 статьи 67 Закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области» в той части, в которой они допускают отмену регистрации кандидата в день, предшествующий дню голосования, а также в той мере, в какой они позволяют суду в порядке гражданского судопроизводства признавать кандидата виновным в совершении правонарушений, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Кроме того, прошу проверить соответствие Конституции Российской Федерации положения статьи 211 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, в той мере, в какой они позволяют суду (судье) обращать решение суда первой инстанции к немедленному исполнению в случае, когда поворот исполнения решения невозможен и, соответственно, невозможно исправление судебной ошибки.

Указанные нормы были применены Нижегородским районным судом и судебной коллегией Нижегородского областного суда при рассмотрении вопроса об отмене регистрации моей кандидатуры на выборах Главы города Нижнего Новгорода.

II. Изложение фактов

На 15 сентября 2002 г. в городе Нижнем Новгороде были назначены выборы Главы города Нижнего Новгорода, которые проводились на основании Закона Нижегородской области от 4 июня 2002 г. №26-3.Постановлением городской избирательной комиссии от 11 июля 2002 г. Климентьев Андрей Анатольевич был зарегистрирован в качестве кандидата на выборную должность Главы города Нижнего Новгорода.

По данным проводившихся в течение предвыборной кампании социологических опросов Климентьев А.А. был наиболее вероятным претендентом на победу в первом туре выборов, набирая по результатам опросов около 37% голосов избирателей, в то время как его ближайшие соперники Лебедев Ю.И. и Булавинов В.Е. набирали около 30% голосов.

Решением Нижегородского районного суда от 14 сентября 2002 г. на основании пункта 2 статьи 67 Закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области» была отменена регистрация Климентьева А.А. в качестве кандидата на должность главы местного самоуправления г. Нижнего Новгорода на выборах, назначенных на 15 сентября 2002 г. На основании статьи 211 ГПК РСФСР решение было обращено районным судом к немедленному исполнению.

В решении суда в качестве оснований для отмены регистрации Климентьева А.А. указаны нарушение правил ведения предвыборной агитации (подкуп избирателей, заключавшийся, по мнению суда, в обещаниях передачи избирателям материальных благ, обман, попытка ввести в заблуждение избирателей), нарушение порядка формирования избирательного фонда (зачисление двумя гражданами в избирательный фонд кандидата не принадлежащих им денежных средств в сумме 60 тысяч рублей, при общем разрешенном размере избирательного фонда в 6 миллионов рублей). В подтверждение обоснованности такого решения суд указал, что Климентьев А.А. «не представил суду доказательств обратного», т.е. не доказал свою невиновность.

Резолютивная часть решения была оглашена районным судом в 16 часов 14 сентября 2002 г., т.е. вечером дня, предшествующего дню голосования. В 18 часов того же дня избирательная комиссия г. Нижнего Новгорода по одной лишь резолютивной части решения, т.е., даже не имея на руках полного текста решения суда, отменила свое постановление о регистрации Климентьева А.А. В ночь на 15 сентября на основании телефонограмм и факсограмм фамилия Климентьева была вычеркнута участковыми избирательными комиссиями из избирательного бюллетеня.

15 сентября выборы состоялись без кандидата Климентьева А.А. По официальным данным городской избирательной комиссии за Лебедева Ю.И. проголосовало 98699 (32,5%) избирателей, за Булавинова В.Е. — 96747 (31,87%), против всех кандидатов проголосовало 95168 (31,35%) избирателей.

Большое количество избирателей, проголосовавших против всех кандидатов, по мнению экспертов, объясняется отменой регистрации Климентьева А.А. в день, предшествующий голосованию, поскольку избиратели узнавали об этом только непосредственно на избирательных участках.

Таким образом, применением оспариваемых положений федеральных законов и закона субъекта Российской Федерации было ограничено право граждан на участие в подлинных и свободных выборах, а Климентьев А.А. был лишен возможности реализовать свое пассивное избирательное право, гарантированное Конституцией Российской Федерации.

1. Частью 3 статьи 211 Гражданского процессуального кодекса РСФСР установлено, что суд или судья вправе обратить к немедленному исполнению решение по любому делу, если вследствие особых обстоятельств замедление в исполнении решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или самое исполнение может оказаться невозможным.

Нижегородский районный суд, обращая решение об отмене регистрации кандидата к немедленному исполнению, указал, что, «замедление исполнения решения приведет к нарушению избирательных прав граждан — жителей Нижнего Новгорода».

Обращая на основании статьи 211 ГПК РСФСР решение, не вступившее в законную силу, к немедленному исполнению, суд защищал активное избирательное право неопределенного круга граждан — жителей Нижнего Новгорода от возможного или предполагаемого нарушения. Однако, защищая права неопределенного круга лиц, суд лишил конкретного гражданина Климентьева А.А. реального права участвовать в выборах 15 сентября 2002 г. в качестве кандидата.

Фактически, применяя статью 211 ГПК РСФСР, суд решал вопрос приоритетности прав одних граждан по отношению к правам других граждан.

Между тем согласно статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Отмена же регистрации кандидата, как санкция за совершенное правонарушение, должна осуществляться на основе вытекающего из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципа соразмерности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11.06.2002 №10-П). В данном случае принцип соразмерности должен определять, насколько существенным будет нарушение прав той и другой стороны, и возможно ли восстановление нарушенных применением оспариваемой нормы статьи 211 ГПК РСФСР прав сторон в случае выявления судебной ошибки в кассационной или надзорной инстанции.

В случае, когда голосование уже состоялось, поворот исполнения решения об отмене регистрации кандидата невозможен ни при каких обстоятельствах. Вместе с тем, участие в выборах в качестве кандидата лица, совершившего, по мнению суда первой инстанции, нарушение избирательного законодательства, не нарушает активное избирательное право других граждан, поскольку право любого избирателя голосовать как за, так и против данного кандидата сохраняется. В то же время однозначно и безвозвратно нарушаются права значительной части избирателей, которые уже не могут проголосовать за данного кандидата, поскольку он исключен из избирательного бюллетеня. Нарушается и пассивное избирательное право кандидата, исключенного из списка. Причем эти избирательные права (и активное и пассивное) уже не могут быть восстановлены даже последующим исправлением возможной судебной ошибки.

Поэтому оспариваемое положение статьи 211 ГПК РСФСР в случае, если поворот исполнения решения невозможен, противоречит статьям 17 (часть 3), 46 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Указанное положение статьи 211 ГПК РСФСР противоречит и статье 6 Конвенции о защите прав и основных свобод, согласно которой «каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство независимым и беспристрастным судом».

В случае если пересмотр решения в кассационном порядке осуществляется до исполнения решения (до дня голосования), суд кассационной инстанции не связан наступившими последствиями в виде нарушения гарантированных Конституцией России избирательных прав граждан и рассматривает дело только с точки зрения законности и обоснованности решения.

Если же обращенным к немедленному исполнению решением суда первой инстанции права гражданина уже нарушены или ограничены и восстановление этих прав невозможно даже путем отмены в кассационном или надзорном порядке решения суда первой инстанции, суд кассационной или надзорной инстанции оказывается связан наступившими последствиями, и в силу невозможности восстановления этих нарушенных прав вынужден разрешать дело не только и не столько с точки зрения законности и обоснованности самого решения (что само по себе в такой ситуации теряет смысл), сколько с точки зрения возможного наступления дальнейших правовых последствий, под давлением иных обстоятельств, например, связанных с возможным признанием прошедших выборов недействительными, назначением повторных выборов, большими материальными затратами и т.д.

В такой ситуации суд кассационной и надзорной инстанций не может быть беспристрастным и независимым, т.к. своим решением он принимает на себя гражданскую ответственность не за восстановление нарушенного права (здесь суд бессилен что-либо изменить), а за наступление совсем других правовых и политических последствий, с осуществлением правосудия не связанных.

Изложенное подтверждается содержанием определения судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда, рассмотревшего 27 сентября кассационную жалобу Климентьева А.А., на странице 6 которого косвенно признается, что статья 211 ГПК была применена судом первой инстанции неправильно. Однако на этой же странице определения прямо указано, что «решение о снятии с регистрации кандидата, принятое в день, предшествующий голосованию, должно быть исполнено в тот же день, . в противном случае в выборах будет участвовать гражданин, не являющийся кандидатом на выборную должность». Такая формулировка свидетельствует, что суд кассационной инстанции, проигнорировав провозглашенный статьей 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, заранее был убежден в том, что данный кандидат не должен участвовать в выборах, в связи с чем даже неправильное применение процессуального закона, непосредственно приведшее к нарушению конституционного права на судебную защиту, не является основанием к отмене решения. Это свидетельствует о пристрастности суда при оценке всего решения в целом.

Фактически при таких обстоятельствах на суд возлагается функция не по осуществлению правосудия, а по урегулированию политической ситуации в обществе, что противоречит основному предназначению судебной власти.

2. Отмена (аннулирование) регистрации кандидата, как санкция за допущенные нарушения избирательного законодательства, заключается не только и не столько в принятии судом соответствующего решения, сколько в выполнении определенных организационных и технических мероприятий — принятии избирательной комиссией соответствующего решения об исключении лица из списка зарегистрированных кандидатов, изменении текста избирательного бюллетеня и вычеркивании фамилии этого лица из избирательного бюллетеня. Кроме того, поскольку решение об отмене регистрации кандидата по своему характеру является публично правовым актом, затрагивающим права всех избирателей, обладающих активным избирательным правом на данных выборах, оно по смыслу статьи 15 (часть З) Конституции Российской Федерации должно быть официально опубликовано, либо иным образом доведено до всеобщего сведения. Необходимость информирования избирателей об отмене регистрации кандидата предусмотрена и пунктом 7 статьи 45 Федерального закона ««Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Свободные выборы, как высшее непосредственное выражение власти народа, гарантированное статьей 3 (часть 3) Конституции Российской Федерации являются подлинно свободными только тогда, когда граждане участвуют в них осознанно, обладая всей полнотой необходимой информации о зарегистрированных кандидатах. Для этого законодательством о выборах предусмотрены определенные сроки проведения избирательной кампании. При этом в день, предшествующий голосованию запрещена любая агитация.

Последнее правило делает вообще невозможным информирование избирателей об отмене регистрации кандидата в день, предшествующий дню голосования, чем нарушается сам принцип свободных выборов.

Т.е. отмена регистрации кандидата в день, предшествующий дню голосования, даже если эта регистрация отменена на основании решения суда, вступившего в законную силу, является способом не защиты а, скорее, нарушения активного избирательного права граждан.

В связи с этим положение пункта 10 статьи 32 и пункта 1 статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и соответствующего им пункта 2 статьи 67 Закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области», допускающее отмену регистрации кандидата на выборах в день, предшествующий дню голосования, противоречит статье 3 (часть 3), статье 17 (часть 3) статье 32 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

3. Отмена (аннулирование) регистрации кандидата является санкцией за совершенные правонарушения, связанной с ограничением избирательных прав. При этом, несмотря на то, что эта санкция является мерой гражданско-правовой ответственности, ее применение должно быть обосновано с учетом общего правила привлечения лица к юридической ответственности — наличием его вины, поскольку правонарушением признается только виновное действие (бездействие).

Законодательство о выборах, регулируя общественные отношения, связанные с организацией и проведением выборов и обеспечением гарантий избирательных прав граждан, не устанавливает четких критериев и правил установления вины кандидата и оснований привлечения его к юридической ответственности

Правоприменительная практика по данному вопросу сложилась таким образом, что суды, определяя в порядке гражданского судопроизводства меру гражданско-правовой ответственности в виде отмены регистрации кандидата, одновременно предопределяют наличие и степень его вины.

К правонарушениям, являющимся основанием для отмены регистрации кандидата. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в числе других относит нарушение правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании, подкуп избирателей (пункт 1 статьи 64).

Между тем эти правонарушения предусмотрены Кодексом Российской Федерации об административных нарушениях (статьи 5.16, 5.18-5.20). Следовательно при их квалификации должен применяться основанный на положениях статьи 49 Конституции Российской Федерации принцип презумпции невиновности, прямо предусмотренный статьей 1.5 Кодекса об административных правонарушениях.

Рассматривая дела об отмене регистрации кандидата в порядке гражданского судопроизводства, суды как правило устанавливают лишь наличие фактов нарушений правил предвыборной агитации, финансирования избирательной кампании или передачи избирателям материальных благ, не выясняя при этом степень участия и наличия вины в этом самого кандидата. Применяя же санкцию в виде отмены регистрации, они фактически утверждают о совершении кандидатом административного правонарушения, чем нарушают принцип презумпции невиновности.

Между тем согласно статье 118 Конституции Российской Федерации (часть 2) судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Принцип допустимости доказательств в гражданском процессе предусматривает, что обстоятельства, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания (статья 54 ГПК РСФСР). В силу этой нормы и с учетом положений статей 49 и 118 Конституции Российской Федерации при решении вопроса об ответственности кандидата за нарушении избирательного законодательства и применении санкции в виде отмены регистрации, его вина должна быть установлена в порядке административного судопроизводства и подтверждена соответствующим постановлением уполномоченного органа (должностного лица). При этом обязанность по доказыванию вины кандидата должна возлагаться в соответствии со статьей 49 Конституции Российской Федерации на лицо или орган, обратившийся в суд за отменой регистрации данного кандидата.

Таким образом привлечение кандидата к гражданско-правовой ответственности в виде отмены (аннулирования) его регистрации за правонарушение, предусмотренное Кодексом об административных правонарушениях, допустимо лишь в том случае, если вина кандидата в совершении этого правонарушения установлена в порядке административного, а не гражданского судопроизводства.

На основании вышеизложенного ПРОШУ:

1. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 46 (часть 2) и 55 (часть 3) положение части 3 статьи 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в той мере, в какой оно допускает обращение к немедленному исполнению решения суда, не вступившего в законную силу, к немедленному исполнению в случае, когда поворот исполнения решения невозможен.

2. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 3 (часть 3), 17 (часть 3), 32 (части 1 и 2) положение пункта 10 статьи 32, пункта 1 статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и соответствующего им пункта 2 статьи 67 Закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области» в той мере, в какой они допускают отмену регистрации кандидата на выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления в день, предшествующий дню голосования.

3. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 118 (часть 2) положения пункта 1 статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в той мере, в какой они допускают отмену (аннулирование) регистрации кандидата за правонарушение, предусмотренное Кодексом об административных правонарушениях, без установления его вины в порядке административного, судопроизводства.

Прошу рассмотреть данную жалобу еще и в связи с тем, что Федеральный закон ««Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в новой редакции от июня 2002 года содержит аналогичные положения, позволяющие суду по представлению избирательной комиссии отменять регистрацию кандидата без установления его виновности в совершении правонарушений, указанных в этом законе. Кроме того, положение, допускающее отмену регистрации кандидата судом первой инстанции за 5 дней до дня голосования ограничивает право граждан на судебную защиту, поскольку установленный процессуальным законодательством срок на подачу кассационной жалобы составляет не 5, а 10 дней.

1. Копия жалобы — 3 экз.

2. Текст статьи 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации — 3 экз.

3. Текст пункта 10 статьи 32 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 19 сентября 1997 г. №124-ФЗ (в редакции от 10.07.2001) — 3 экз.

4. Текст статьи 64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 19 сентября 1997 г. №124-ФЗ (в редакции от 10.07.2001) — 3 экз.

5. Текст статьи 67 Закона Нижегородской области «О выборах глав местного самоуправления в Нижегородской области» от 4 июня 2002 г. №26-3 — 3 экз.

6. Копия постановления избирательной комиссии г. Нижнего Новгорода от 11 июля 2002 г. о регистрации Климентьева А.А. кандидатом на должность Главы города Нижнего Новгорода.

7. Копия постановления избирательной комиссии г. Нижнего Новгорода от 14 сентября 2002 г. об отмене регистрации Климентьева А.А. в качестве кандидата на должность Главы города Нижнего Новгорода.

8. Копия решения Нижегородского районного суда от 14 сентября 2002 г. — 3 экз

9. Копия определения судебной коллегии Нижегородского областного суда от 27 сентября 2002 г. — 3 экз.

10. Копия протокола об итогах голосования на выборах 15 сентября.

www.democracy.ru

Конституционный суд забраковал жалобу Навального на закон о выборах

Конституционный суд отказал политику Алексею Навальному в рассмотрении его жалобы на положения закона о президентских выборах. Соответствующее определение опубликовано на сайте суда.

В конце декабря 2017 года Центральная избирательная комиссия (ЦИК) отказалась регистрировать группу избирателей, созданную для поддержки самовыдвижения кандидата на должность президента Алексея Навального. Официальная причина – судимость политика (подробнее – в материале «ЦИК не пустил Навального на президентские выборы»). Навальный попытался обжаловать отказ в Верховном суде, но безуспешно.

Политик просил признать неконституционным закон о президентских выборах в той части, которая устанавливает дополнительные ограничения пассивного избирательного права. Согласно положениям статьи 3 этого закона не может быть избранным осужденный к лишению свободы за совершение тяжкого и особо тяжкого преступления и имеющий на день голосования неснятую и непогашенную судимость за указанное преступление.

Конституционный суд отказался принимать жалобу к рассмотрению и напомнил о постановлении от 10 октября 2013 года № 20, в котором подтвердил законность установления ограничения пассивного избирательного права в отношении граждан, осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Вопреки мнению заявителя, полагающего, что федеральный законодатель не вправе ограничивать пассивное избирательное право граждан на президентских выборах, введение такого ограничения имеет особенно важное значение, поскольку возможность избрания на эту должность лица, осужденного к лишению свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления и имеющего неснятую и непогашенную судимость за такое преступление, сама по себе создает крайне высокие риски для правовой демократии.

Тем самым КС признал законными действия законодательных органов, которые ввели дополнительные ограничения для участников президентских выборов.

Определение по этой жалобе окончательное и не подлежит обжалованию, указали в суде.

pravo.ru

КС объяснил, почему возврат жалобы не нарушает права заявителя

Конституционный суд опубликовал ряд актов, среди которых четыре отказных определения на обращения граждан, оспаривавших те или иные положения ст. 401 (обжалование постановления суда) и ст. 412 (внесение повторных надзорных жалоб) УПК. Во всех случаях КС делает вывод: если жалобы возвращаются заявителю, это не значит, что его права нарушены, а для пересмотра судебных решений в порядке надзора важны лишь существенные основания.

Почему запрет – не препятствие

Прошлой весной Минусинский горсуд Красноярского края приговорил Евгения Камаева к четырем годам колонии общего режима (№ 1-131/2015). Мужчина безуспешно пытался обжаловать это решение. Тогда он обратился в Верховный суд – и ему отказали в передачи кассационной жалобы (53-УКС15-1178) для рассмотрения в судебном заседании. Камаев, однако, не стал опускать руки и подал новую, но ее вернули. Последнюю же судья ВС даже не стал рассматривать, сославшись на ст. 401.17 УПК (недопустимость внесения повторных или новых кассационной жалобы, представления). Осужденный посчитал, что эта норма не соответствует Конституции, а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международному пакту о гражданских и политических правах, поскольку она лишает его права на подачу жалобы по иным правовым основаниям в тот же суд кассационной инстанции, если в удовлетворении предшествующих жалоб было отказано постановлением судьи ВС и оставившим его без изменения решением зампреда ВС.

Вынося решения об отказе в принятии к рассмотрению жалобы, КС указал, что данная статья не может расцениваться в качестве препятствующей выявлению и устранению судебных ошибок, свидетельствующих о неправосудности принятого решения, как в кассационном порядке, так и в иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедурах (определение КС № 2201-О).

Когда закон не ограничивает

Алексея Данилова в 2003 году приговорили к пожизненному лишению свободы. Очередная его надзорная жалоба в ВС была возвращена без рассмотрения на том основании, что судьи и зампреды ВС ранее не нашли оснований для удовлетворения предыдущих. Тогда мужчина попытался признать неконституционными ч.1 ст. 401.2 (право на обращение в суд кассационной инстанции), ч. 1 и ч. 2 ст. 412.1 (пересмотр судебных решений в порядке надзора) УПК. По его мнению, содержащийся в них законодательный пробел допускает произвольное толкование и применение норм, что приводит к ограничению осужденного в праве на пересмотр вступившего в законную силу обвинительного приговора по его надзорной жалобе, в которой содержатся новые доводы о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, и влечет возвращение такой надзорной жалобы на том лишь основании, что он уже обращался в суды кассационной или надзорной инстанции.

Пересмотр вступивших в законную силу приговоров в порядке надзора предусмотрен в качестве дополнительного способа исправления возможной судебной ошибки и обеспечения законности решений и используется Президиумом ВС применительно к перечисленным в ч. 3 ст. 412.1 УПК судебным решениям, когда неприменимы или исчерпаны все обычные средства процессуально-правовой защиты, заключил КС. По своей конституционно-правовой природе пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее предназначению. Судебное решение, подлежащее обжалованию в порядке надзора, может быть изменено или отменено в этом порядке лишь в случаях, если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела (ч. 1 ст. 412.9 УПК). Кроме того, закон не ограничивает, в том числе каким-либо процессуальным сроком, лицо, подающее надзорную жалобу, в возможности исчерпывающим образом указать в ней – как самостоятельно, так и с помощью защитника – на те допущенные судом нарушения, которые, по его мнению, являются существенными и могут выступать основаниями для отмены или изменения судебного решения при рассмотрении дела в надзорном порядке, а также привести необходимые и достаточные с точки зрения заявителя доводы, подтверждающие обоснованность обращения в суд надзорной инстанции. Таким образом, положения ст. 412.1 УПК не могут расцениваться как препятствующие выявлению и устранению в порядке надзора судебных ошибок, свидетельствующих о неправосудности принятого нижестоящим судом решения, а потому права Данилова не нарушают. Что касается ст. 401.2 УПК, то заявителем не представлено документальное подтверждение применения судом в его деле положений данной статьи (определение КС № 2233-О).

От чего не вправе отказаться суд

Осужденный Сергей Мусихин просил признать неконституционной ст. 401.1 и п. 1 ч. 2 ст. 401.8 УПК, поскольку они, как он посчитал, позволяют судье ВС выносить постановление об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании без рассмотрения и проверки всех ее доводов. КС, отказывая в принятии к рассмотрении жалобы, указал, что оспариваемые нормы УПК применяются во взаимосвязи с п. 5 ст. 401.10 УПК, согласно которому постановление судьи об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании должно, помимо прочего, содержать мотивы, по которым в ней отказано. При этом ст. 401.10 УПК, применяемая в единстве с ч. 4 ст. 7 УПК, не допускает отказа суда от рассмотрения и оценки всех доводов кассационной жалобы, а также от мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются. Соответственно оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие права Мусихина в указанном им аспекте (определение КС № 2199-О).

Коротко о том, почему положения УПК – гарант

В 2009 году суд присяжных приговорил Руслана Кубашева к пожизненному лишению свободы. Позже мужчина обратился в Никольский райсуд Пензенской области с жалобой на отказ зампрокурора региона о возобновлении производства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам, однако его требования не были удовлетворены. Апелляция это решение засилила, однако Пензенский облсуд его отменил.

В КС Кубашев пожаловался на то, что судья ВС в своем постановлении отказал в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда жалобы о пересмотре приговора облсуда и потому просил признать неконституционными ч. 1 ст. 75 (недопустимые доказательства), ч. 1 ст. 412.5 (рассмотрение надзорных жалобы, представления) и ч. 1 ст. 412.9 (основания отмены или изменения судебных решений в порядке надзора) УПК как позволяющие отказывать в удовлетворении надзорной жалобы об исключении из приговора доказательства, полученного, по утверждению заявителя, с нарушением закона.

Из определения КС № 2203-О следует, что ст. 75 УПК в развитие ч. 2 ст. 50 Конституции, предусматривающей, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона, устанавливает, что если происходит наоборот, то такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для установления любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу. Поэтому положения названной статьи УПК служат гарантией принятия законного и обоснованного решения по нему. Согласно ч. 1 ст. 412.5 УПК, надзорные жалоба или представление изучаются судьей ВС по материалам, приложенным к документам, либо по материалам истребованного уголовного дела. Указанная норма устанавливает предварительный единоличный порядок изучения судьей суда надзорной инстанции поступивших надзорных жалобы, представления, который, как отмечал КС, не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права граждан. Что же касается ч. 1 ст. 412.9 УПК, в соответствии с которой основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела, либо выявление данных, свидетельствующих о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве, то, как неоднократно указывал КС, законоположение не содержит неопределенности, исключающей правильное и единообразное применение закона, не нарушает право на судебную защиту и отвечает роли, месту и полномочиям суда как независимого органа правосудия. Таким образом, отсутствуют основания утверждать, что оспариваемые Кубашевым законоположения нарушают его права в обозначенном им аспекте.

pravo163.ru