Полезные статьи

Дача заключения прокурором

ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ В КУРСКЕ

Юрист Умеренков Олег Николаевич

ВС РФ О пересмотре решений судов по вновь открывшимся обстоятельствам

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 11.12.2012 N 31 «О ПРИМЕНЕНИИ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ЗАЯВЛЕНИЙ, ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПЕРЕСМОТРЕ ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ИЛИ НОВЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ»

1. Судебные акты, которые могут пересматриваться по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>
2. Заявители при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>
3. Требования к заявлению (представлению) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>
4. Срок обращения в суд за пересмотром судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>
5. Порядок рассмотрения заявлений (представлений) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>
6. Основания для пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>
7. Жалобы (представления) на судебное определение, вынесенное по новым или вновь открывшимся обстоятельствам >>>

В данном Постановлении (далее — Постановление N 31) Пленум Верховного Суда РФ дает разъяснения по многим вопросам, возникшим в судебной практике при применении положений гл. 42 ГПК РФ (о пересмотре судебных постановлений, вступивших в законную силу, по новым или вновь открывшимся обстоятельствам).

Постановление N 31 было опубликовано 21 декабря 2012 г.

1. Судебные акты, которые могут пересматриваться по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

В ч. 1 ст. 392 ГПК РФ указано, что могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебные постановления, вступившие в законную силу (далее — судебные акты).

В п. 1 Постановления N 31 уточняется, что суды могут пересматривать по правилам гл. 42 ГПК РФ:

— решения судов первой инстанции;

— определения судов апелляционной инстанции;

— постановления и определения судов кассационной инстанции;

— постановления Президиума ВС РФ.

Также Пленум ВС РФ указал на возможность пересмотра по новым или вновь открывшимся обстоятельствам некоторых судебных определений, которыми дело не разрешается по существу (п. 1 Постановления N 31). По правилам гл. 42 ГПК РФ могут быть пересмотрены только судебные определения, которые исключают дальнейшее движение дела. Такой вывод Пленум ВС РФ сделал на основании аналогии закона (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ), указав на законодательно предусмотренную возможность апелляционного обжалования определений суда первой инстанции, которыми не разрешается дело по существу и которые препятствуют дальнейшему движению дела (п. 2 ч. 1 ст. 331 ГПК РФ).

Напоминаем, что ранее Пленум ВС РФ давал разъяснения о том, какие определения суда первой инстанции исключают возможность дальнейшего движения дела (п. 43 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»). В частности, к ним относятся следующие определения:

— об отказе в принятии заявления о вынесении судебного приказа (ст. 125 ГПК РФ);

— об отказе в разъяснении решения суда (ст. 202 ГПК РФ);

— о прекращении производства по делу (ст. 220 ГПК РФ);

— об оставлении заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК РФ).

2. Заявители при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

В ст. 394 ГПК РФ установлено, что заявление (представление) о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам подается сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле.

В п. 2 Постановления N 31 этот перечень уточнен. По мнению Пленума ВС РФ, правом подать заявление (представление) о пересмотре судебного акта в соответствии с правилами гл. 42 ГПК РФ наделены не только участвующие в деле лица, но и другие лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях.

Также в Постановлении N 31 отмечается, что процессуальное правопреемство допускается и при обращении с заявлением о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 44 ГПК РФ). Иными словами, процессуальные правопреемники лиц, участвующих в деле (к примеру, наследники), могут подать в суд соответствующее заявление.

В п. 2 Постановления N 31 особо оговариваются случаи возможной подачи прокурором представления о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Пленум ВС РФ указал, что это допускается в следующих случаях:

— если дело было возбуждено по заявлению прокурора, поданному в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45, ст. 394 ГПК РФ);

— если прокурор вступил в процесс для дачи заключения по делу в случаях, когда это предусмотрено Гражданским процессуальным кодексом РФ и иными федеральными законами (ч. 3 ст. 45 ГПК РФ).

При этом не имеет принципиального значения, принимал ли прокурор фактическое участие в заседаниях судов различных инстанций (п. 2 Постановления N 31).

Опираясь на аналогию закона, Пленум ВС РФ разъяснил, что прокурор также может подать заявление о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в интересах граждан, неопределенного круга лиц или публичных образований, даже если указанные лица не привлекались судом к участию в деле, но судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях. Вместе с тем в судебной практике подчеркивается, что в соответствии с принципом диспозитивности обращение прокурора в суд при наличии данных обстоятельств является его правом, а не обязанностью (см., к примеру, Апелляционные определения Московского городского суда от 17.05.2012 по делу N 11-2854/2012, от 17.05.2012 по делу N 11-2849/2012).

Следует отметить, что в судебной практике также встречается позиция, согласно которой обязательное участие прокурора в деле о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам не требуется, даже если пересматривается судебный акт по делам, указанным в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, участие прокурора в которых является обязательным (см., к примеру, Определение Московского городского суда от 04.08.2011 по делу N 33-24571).

3. Требования к заявлению (представлению) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

Глава 42 ГПК РФ не содержит положений о том, какие сведения должны быть указаны в заявлении (представлении) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В связи с этим в п. 3 Постановления N 31 разъясняется, что такое заявление (представление) должно содержать:

— наименование суда, в который подается заявление (представление);

— наименование лица, обращающегося в суд;

— наименование участвовавших в деле лиц;

— указание на обстоятельства, которые могут повлечь пересмотр судебного постановления, и ссылку на доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

Также Пленум ВС РФ обратил внимание на необходимость прилагать к заявлению (представлению), подаваемому в апелляционную, кассационную инстанцию или в Президиум ВС РФ, заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу. В нормах гл. 42 ГПК РФ об этом ничего не сказано, поэтому в Постановлении N 31 данный вывод был сделан по аналогии закона (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

В п. 3 Постановления N 31 разъясняется, что налоговое законодательство не предусматривает уплату государственной пошлины при обращении в суд за пересмотром судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

4. Срок обращения в суд за пересмотром судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

В ст. 394 ГПК РФ установлено, что заявления (представления) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам могут быть поданы в течение трех месяцев со дня установления оснований для пересмотра.

В связи с этим Пленум ВС РФ разъяснил, что этот срок является сроком на обращение в суд и при его пропуске без уважительных причин заявление (представление) не может быть возвращено заявителю, а также что суд не вправе отказать в его принятии (п. 4 Постановления N 31). Аналогичное разъяснение уже давалось ВС РФ в «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2011 года» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 01.06.2011, раздел «Судебная практика по гражданским делам» — «Процессуальные вопросы», основано на материалах дела из Определения ВС РФ N 41-Г10-55).

Указанные обстоятельства, как отметил Пленум ВС РФ в п. 4 Постановления N 31, должны исследоваться судом непосредственно в судебном заседании.

Однако к настоящему времени в судебной практике не выработан единый подход к разрешению этого вопроса. Так, некоторые суды занимают позицию, противоположную позиции Пленума ВС РФ (см., к примеру, Определения Московского городского суда от 08.04.2011 по делу N 33-7271, Брянского областного суда от 18.04.2012 по делу N 33-1179/12, Суда Чукотского автономного округа от 21.07.2011 N 33-176/11 по делу N 2-79/07). В свою очередь, ряд судов придерживается позиции, аналогичной той, что изложена в п. 4 Постановления N 31 (см., к примеру, Апелляционные определения Хабаровского краевого суда от 19.10.2012 по делу N 33-6960, Владимирского областного суда от 19.07.2012 по делу N 33-2249/2012, Кассационное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 31.10.2011 по делу N 33-3821).

Сам по себе пропуск установленного трехмесячного срока обращения в суд без уважительных причин является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления (представления). При вынесении судом определения об отказе в удовлетворении заявления (представления) по данному основанию суд по аналогии закона должен обосновать такой отказ (ч. 4 ст. 1 и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ).

Следует отметить, что Пленум ВС РФ допускает отказ в рассмотрении заявления (представления) о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в случае пропуска установленного трехмесячного срока по уважительным причинам. В п. 4 Постановления N 31 указано, что в целях соблюдения прав других лиц и достижения правовой определенности в случае пропуска этого срока суд при решении вопроса о его восстановлении также должен оценить своевременность обращения в суд с заявлением (представлением) после того, как заявитель узнал или должен был узнать о наличии вновь открывшихся или новых обстоятельств.

В судебной практике существуют примеры отказа в удовлетворении заявлений (представлений) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, если в случае такого пересмотра может быть нарушен принцип правовой определенности (см., к примеру, Апелляционные определения Тульского областного суда от 19.07.2012 по делу N 33-2014, Белгородского областного суда от 26.06.2012 по делу N 33-1874, Волгоградского областного суда от 21.05.2012 по делу N 33-4967/2012, от 04.04.2012 по делу N 33-3275012, Кассационные определения Волгоградского областного суда от 14.03.2012 по делу N 33-2699/2012, от 19.01.2012 по делу N 33-156/2012).

В ст. 395 ГПК РФ установлены правила исчисления сроков обращения в суд за пересмотром судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В п. 5 Постановления N 31 даны детальные разъяснения, касающиеся порядка исчисления этого срока применительно к каждому из предусмотренных в процессуальном законодательстве новых и вновь открывшихся обстоятельств.

5. Порядок рассмотрения заявлений (представлений) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

В п. 6 Постановления N 31 указывается, что рассмотрение заявлений (представлений) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется согласно правилам производства в суде соответствующей инстанции с учетом положений гл. 42 ГПК РФ.

Пленум ВС РФ разъяснил, что суд при рассмотрении заявления (представления) в судебном заседании исследует доказательства, представленные в подтверждение наличия вновь открывшихся или новых обстоятельств по делу, заслушивает объяснения участвующих в деле лиц, совершает иные необходимые процессуальные действия, которые должны быть отражены в протоколе судебного заседания (п. 6 Постановления N 31).

В гл. 42 ГПК РФ не определен срок рассмотрения заявления (представления) о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В связи с этим в п. 7 Постановления N 31 по аналогии закона указано, что такие заявления (представления), рассматриваемые ВС РФ, должны быть рассмотрены в срок, не превышающий двух месяцев, а в других судах — не превышающий одного месяца (ч. 1 ст. 386 ГПК РФ). При этом не следует учитывать время со дня истребования дела до дня его поступления в суд апелляционной, кассационной инстанции, а также в Президиум ВС РФ.

6. Основания для пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

В п. 8 Постановления N 31 подчеркивается, что перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 3 и 4 ст. 392 ГПК РФ) является исчерпывающим.

При этом Пленум ВС РФ обратил внимание, что само по себе наличие одного из оснований для пересмотра судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам не влечет автоматически такого пересмотра. В соответствии с ч. 2 ст. 392 ГПК РФ необходимо установить, что эти обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения дела (п. 8 Постановления N 31).

Пленум ВС РФ пояснил, что под обстоятельствами, которые не были и не могли быть известны заявителю (п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ), следует понимать относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место во время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении данного постановления (п. 9 Постановления N 31). Кроме того, в рассматриваемом документе было отмечено, что новые доказательства по делу не могут служить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

В судебной практике уже встречались случаи применения правовой позиции о недопустимости пересмотра судебного акта, вступившего в законную силу, по новым или вновь открывшимся обстоятельствам исключительно по причине обнаружения новых доказательств по делу (см., к примеру, Апелляционные определения Суда Ненецкого автономного округа от 12.10.2012 по делу N 33-142/2012, Тверского областного суда от 26.04.2012 N 33-1594, Определение Краснодарского краевого суда от 14.06.2011 по делу N 33-13088/2011).

Вновь открывшимися обстоятельствами также могут быть различные преступные действия, повлиявшие на исход судебного спора (п. п. 2 и 3 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ). В связи с этим Пленум ВС РФ указал, что заведомо ложные показания свидетеля, заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств (п. 2 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ) в качестве вновь открывшихся обстоятельств следует рассматривать, только если они были установлены вступившим в законную силу приговором суда и повлекли принятие незаконного или необоснованного судебного постановления (п. 10 Постановления N 31).

В то же время Пленумом ВС РФ разъяснено, что преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда (п. 3 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ), являются основанием для пересмотра судебного постановления независимо от того, повлияли ли эти обстоятельства на результат рассмотрения дела (п. 10 Постановления N 31).

Также в рассматриваемом документе отмечено, что указанные выше вновь открывшиеся обстоятельства, связанные с совершением преступлений, но не установленные приговором суда, могут служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, если суд признает эти обстоятельства существенными для дела (п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ). В п. 10 Постановления N 31 отмечается, что такие обстоятельства должны быть установлены определением или постановлением суда, постановлением следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

В п. 11 Постановления N 31 указаны условия для пересмотра судебных актов по различным новым обстоятельствам. При этом следует обратить внимание на такое новое обстоятельство, как определение (изменение) в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума ВС РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума ВС РФ (п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ).

Из приведенного положения можно сделать вывод, согласно которому обзоры судебной практики, включая ежеквартальные, утверждаемые Президиумом ВС РФ, не являются новым обстоятельством в смысле гл. 42 ГПК РФ. Таким образом, принятие обзора судебной практики не может повлечь пересмотр судебного акта по новым обстоятельствам.

Этот вывод в полной мере поддерживается судами общей юрисдикции (см., к примеру, Определение Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 06.06.2012 по делу N 33-558/2012, Апелляционные определения Вологодского областного суда от 27.04.2012 N 33-1479/2012, от 06.04.2012 N 33-1208/2012, Московского окружного военного суда от 26.04.2012 по делу N 33А-196).

Суды в указанных выше случаях обосновывали свою позицию тем, что в ч. 4 ст. 392 ГПК РФ перечень новых обстоятельств является исчерпывающим.

7. Жалобы (представления) на судебное определение, вынесенное по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

Судебные определения, принятые при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, могут удовлетворять требования заявителя (отменяя судебные акты, принятые по этому делу) или отказывать в их удовлетворении (ч. 1 ст. 397 ГПК РФ). В случае удовлетворения требований заявителя, как указал Пленум ВС РФ в п. 12 Постановления N 31, такое определение является основанием для повторного рассмотрения дела соответствующим судом по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РФ для суда данной инстанции (ст. ст. 393, 397 ГПК РФ).

Согласно п. 13 Постановления определение суда первой инстанции, принятое по правилам гл. 42 ГПК РФ, может быть обжаловано путем подачи частной жалобы, представления прокурора в суд апелляционной инстанции, а в случае отказа в удовлетворении частной жалобы (представления) на определение суда первой и апелляционной инстанций могут быть поданы кассационные и надзорные жалобы (представление).

Если жалоба (представление) на определение суда первой инстанции об отказе в пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам будет удовлетворена, то суд апелляционной инстанции отменяет данное определение и судебный акт, о пересмотре которого ставился вопрос. В этом случае дело должно быть направлено в суд, чей судебный акт отменен, для рассмотрения по существу (п. 14 Постановления N 31).

Если же по жалобе (представлению) будет принято решение о необоснованности судебного определения об удовлетворении заявления (представления) о пересмотре судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, то суд должен принять решение о его отмене и одновременно отказать в пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам (п. 15 Постановления N 31). В этой ситуации также должны быть отменены новые постановления, вынесенные по делу.

Напомним, что этот вопрос был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ (Постановление КС РФ от 19.03.2010 N 7-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 397 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Амосовой, Т.Т. Васильевой, К.Н. Жестковой и других»). Ранее действовавшая редакция ч. 2 ст. 397 ГПК РФ не допускала возможности пересмотра определения суда об удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам (до момента принятия Федерального закона от 09.12.2010 N 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации»).

olegumerenkov.ru

Библиотека адвоката Жарова

То, что юрист по семейному и детскому (ювенальному) праву собирал много лет

Участие представителей органа опеки и попечительства в судах

Участие представителей органа опеки и попечительства в судебных заседаниях по гражданским делам.

Антон Жаров, адвокат, специалист по семейному и ювенальному (детскому) праву,

Органы опеки и попечительства — частые участники судебных заседаний по гражданским делам, если в иске так или иначе затрагиваются права ребенка, в том числе и оставшихся без попечения родителей. Однако, привлечение органа опеки к участию в деле вызывает многие вопросы в правоприменительной практике, на которые автор постарался ответить.

Органы опеки какой территории должны привлекаться к делу

Судья, принимая дело к производству, и определяя, каких лиц вызывать в суд, решает этот вопрос самостоятельно, и, в принципе, может привлечь к участию любой орган опеки, принадлежащий любой территории, если почему-то посчитает необходимым услышать их мнение в процессе.

Верховный суд, в обзоре практики рассмотрения дел о спорах о детях, утвержденном в 2011 году, признал правильной практику судов, привлекающих к делу для дачи заключения органы опеки и попечительства как по месту жительства одного родителя, претендующего на воспитание ребенка, так и по месту жительства другого родителя.

Во всяком случае, необходимо привлекать к делу орган опеки и попечительства, обладающий полномочиями по отношению к населению того места, где ребенок фактически проживает. Такой орган опеки, если можно так выразится, «главный» в данном деле, поскольку именно он обследовал условия жизни ребенка, и именно он делает вывод об интересах ребенка, так как разговаривал с ним (тем более, в том случае, если ребенок не достиг десяти или четырнадцати лет, и вряд ли будет вызван в судебное заседание).

Кроме того, объяснимой является практика привлечения судом к делу органа опеки и попечительства по месту регистрации ребенка по месту жительства, даже если ребенок там фактически не проживает.

Действия органа опеки после привлечения к делу

Учитывая, что орган опеки и попечительства привлекается к делу на основании ст. 47 ГПК РФ, он обязан дать заключение по существу спора во всех случаях, когда привлечен к делу. Законодательство не содержит каких-то других оснований для подготовки заключения по делу (например, обязательное издание определения суда), то есть сам факт привлечения органа опеки к участию в деле подразумевает, что целью этого является дача заключения по делу.

Органы опеки участвуют в деле именно как орган государственной власти (или местного самоуправления), орган опеки и попечительства, для дачи заключения по делу. Неправильным (но, увы, широко распространенным) является привлечение к делу органа опеки как «третьего лица». Третье лицо (заявляющее или не заявляющее требований по существу иска) — это те юридические и физические лица, чьи права и законные интересы затрагиваются рассматриваемым иском. Орган опеки и попечительства к рассматриваемому спору непричастен, никакие его права и обязанности не рассматриваются. Поэтому привлекать его в качестве третьего лица — неправильно. Орган опеки и попечительства в процессе действует, подобно прокурору, то есть рассматривает обстоятельства дела — и дает по ним заключение об обоснованности иска и его соответствии интересам детей.

В случае, если орган опеки обращается в суд с иском (например, об ограничении родительских прав), то, выступая на стороне истца, является лишь законным представителем несовершеннолетнего, от имени которого и обращается в суд. Орган опеки, в общем случае, не может подать иск в суд в интересах несовершеннолетнего, если не является его законным представителем (то есть, ребенок — не оставшийся без попечения родителей). И даже те случаи, когда иск подается в защиту прав несовершеннолетнего «при живых родителях», это право особо прописано в ст. 46 ГПК РФ, является исключением. В этом случае, орган опеки (обратившийся с иском), будет действовать и в соответствии со ст. 46 ГПК РФ (как орган, выступающий в защиту гражданина), и в соответствии со ст. 47 (как орган, дающий заключение по делу)

Если иск не связан с воспитанием детей, акт обследования не является обязательным документом для предоставления в суд. Во всяком случае, норм законодательства, устанавливающих обязанность проводить обследование условий жизни ребенка при рассмотрении, например, жилищного или имущественного спора, нет.

Если иск связан с воспитанием детей (например, определение порядка общения с ребенком, определение места жительства ребенка, лишение родительских прав или восстановление в родительских правах и т.д.), то орган опеки и попечительства, в силу ст. 78 СК РФ, обязан провести обследование условий жизни ребенка, а также лиц, претендующих на его воспитание, и предоставить суду акт обследования и основанное на нем заключение по делу.

Акт обследования проводится по месту фактического проживания указанных лиц или ребенка, адрес которого органы опеки получают или из материалов дела, или из судебного запроса (определения, письма). Однако, такой запрос или письмо не является обязательными.

При этом акт обследования условий жизни должен представлен органом опеки на предварительное судебное заседание или в рамках досудебной подготовки (а не на основное судебное заседание), а вот момент предоставления заключения по иску не описан в законодательстве, то есть оно может быть представлено и на последнее перед вынесением решения заседание.

Форма заключения по иску (заявлению)

Заключение по иску или заявлению (например, об установлении усыновления) дается от имени органа опеки и попечительства, а это значит что подписывать его должен руководитель органа опеки и попечительства или специально уполномоченное на это лицо.

Если полномочия органов опеки и попечительства не делегированы органам местного самоуправления, что допускается пунктом первым ст. 34 ГК РФ, органом опеки и попечительства является орган исполнительной власти субъекта федерации.

В Московской области органом опеки и попечительства является Министерство образования Московской области, которое, по доверенности, делегирует право подписания, в том числе, заключений по искам, руководителям управлений и отделов опеки и попечительства по территориальным единицам Московской области. В таком случае, к делу привлекается Министерство образования Московской области (но не отдел или управление), а в суд предоставляется заключение, подписанное, например, начальником управления опеки и попечительства по городскому округу.

В Москве, согласно положениям о Департаменте социальной защиты населения города Москвы, начальники Управлений социальной защиты населения по районам города осуществляют функции по опеке и попечительству, и, следовательно, начальники соответствующих управлений и могут подписывать заключения в суд. Но и в этом случае, к участию в деле юридически грамотно привлекать орган опеки и попечительства субъекта федерации — Департамент соцзащиты, а не его территориальное подразделение — районное управление. Однако, на практике, суды направляют повестки непосредственно в соответствующее территориальное управление соцзащиты.

Учитывая требование Верховного Суда, данное в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» о необходимости подписания заключения определенным должностным лицом, дача заключения по делу устно, в судебном заседании, недопустима.

Разумеется, этот порядок следует применять, по аналогии, и при рассмотрении иных, даже не связанных с воспитанием детей, дел, поскольку суду требуется не заключение представителя органа опеки, явившегося в суд, а заключение органа, а, следовательно, это заключение должно быть подписано первым лицом органа, руководителем.

Непосредственное участие органа опеки в судебном заседании

По общему правилу, орган опеки и попечительства обязан принимать участие в каждом судебном заседании по делу, к которому привлечен. Право просить суд рассмотреть дела без своего участия предоставлено законом только сторонам (то есть, истцу и ответчику, ч. 5 ст. 167 ГПК РФ). У органов, участвующих в рассмотрении дела для дачи заключения, такого права законом не предусмотрено, и неявка в суд представителя органа опеки должна сопровождаться извещением суда о причинах неявки.

Наряду с этим, единственное правовое, предусмотренное ГПК РФ, последствие неявки представителя органа опеки в суд — это рассмотрение дела без его участия. Однако, надо иметь в виду, что поскольку исполнение своих процессуальных обязанностей (дача заключения по делу) невозможно в полной мере, без присутствия на судебных заседаниях (поскольку процесс устный, и всё, что исследуется по делу в суде, должно быть произнесено), суд вправе обратить внимание вышестоящих должностных лиц или прокуратуры на отношение органа опеки к исполнению своих процессуальных обязанностей изданием частного определения по этому вопросу. Автору известны случаи, когда по результатам рассмотрения частного определения суда об игнорировании органом опеки запросов и вызовов суда были приняты кадровые решения в территориальном органе опеки.

Непредставление в суд письменного заключения по делу или акта обследования условий жизни, поскольку они являются доказательствами по делу, может привести к наложению на должностных лиц органа опеки и попечительства штрафа в размере до 1000 рублей.

В ряде случаев присутствие представителя органа опеки и попечительства обязательно. Таких случаев — три. Рассмотрение дела об усыновлении (участие в закрытом судебном заседании при рассмотрении дела по существу, наряду с заявителями и прокурором), а также рассмотрение вопроса об определении места жительства ребенка и (или) порядка общения с ребенком на срок до вступления в силу решения суда по делу. Такая просьба рассматривается в предварительном судебном заседании с обязательным участием представителя органа опеки и попечительства и при наличии письменного (и подписанного надлежащим лицом) заключения по этому вопросу.

Третий случай, когда участие органа опеки и попечительства обязательно — рассмотрения заявления о возвращении ребенка или получении доступа к ребенку в рамках международных договоров Российской Федерации (в частности, по Конвенции о похищении детей), в соответствии с правилами главы 22.2 ГПК РФ.

zharov.info

О правовом статусе депутата представительного органа муниципального образования.

Правовой статус депутата представительног о органа муниципального образования и его деятельность нередко становятся предметами рассмотрения в судах. При этом разрешение данных дел в различных судебных инстанциях осложняется отсутствием специального федерального закона, регулирующего вопросы, связанные со статусом депутата.

На материалах судебной практики нередко исследуется вопрос, являются ли депутаты представительног о органа муниципального образования должностными лицами. В связи с тем, что понятие должностного лица в рамках действующего законодательства о местном самоуправлении и административног о и уголовного законодательства определяется по-разному, суды по данному вопросу зачастую принимают прямо противоположные позиции.

Например, дело двенадцати депутатов Тверской городской Думы, которые были признаны виновными в получении взяток и приговорены Тверским областным судом к различным срокам лишения свободы. Вынося обвинительный приговор в отношении депутатов Тверской городской думы, суд исследовал вопрос о квалификации действий ряда депутатов по ст. 290 (получение взятки) Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ), которая применима к должностным лицам. Суд установил, что депутаты Тверской городской Думы обладали правом принимать и принимали в пределах своей компетенции решения, обязательные для исполнения гражданами и организациями, т. е. выполняли функции представителя власти, а потому в соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ они являлись должностными лицами. Наряду с этим согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» к представителям власти относятся лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть. Причем неважно, на постоянной или непостоянной основе депутат осуществлял свою депутатскую деятельность.

По смыслу УК РФ функции представителя власти могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой. На этом основании суд пришел к выводу, что депутаты являлись должностными лицами коллегиального органа муниципального образования, осуществляли функции представителя власти и получали деньги за действия в пользу взяткодателей, которые входили в служебные полномочия должностного лица.

Совершенно иную позицию заняли суды в Новосибирской области, применяя законодательство об обращениях граждан.

Из решения суда Центрального района города Новосибирска от 01.06.2006 по делу № 2-230-06 следует, что депутат, работающий на непостоянной основе, не является должностным лицом. Новосибирский областной суд в определении от 11.07.2006 по делу № 33-2348 подтвердил этот вывод. Данное дело имело место в Новосибирске, где избиратель З. через суд «обязал депутата горсовета К. письменно отчитаться перед избирателями». В своем заявлении З. указал, что 16 мая 2005г. он обратился посредством направления письменного обращения к депутату городского совета Новосибирска К. за разъяснением судьбы переданных предложений по наказам избирателей, одобренных конференцией граждан 26 марта 2005г. в ходе избирательной кампании по выборам депутатов городского Совета Новосибирска, проходившей в 2005г. Обращение было получено депутатом 19 мая 2005г., однако какого-либо ответа З. от депутата К. не получил. В связи с этим заявитель решил, что нарушены его права как гражданина на получение мотивированного ответа в месячный срок. В ходе судебного заседания представитель К. пояснил суду, что письменных ответов на письменные обращения граждан депутат давать не обязан, поскольку это не предусмотрено действующим законодательство м. Предложения по наказам депутат получил, но рассматривал их только в качестве информационного письма. Кроме того, депутат К. не является должностным лицом, поскольку не работает в городском Совете Новосибирска на освобожденной основе. Из решения суда Центрального района города Новосибирска от 01.06.2006 по делу № 2-230-06 следует, что депутат, работающий на непостоянной основе, не является должностным лицом. Депутата обязали дать письменный ответ избирателю.

Кассационная инстанция такое решение отменила, направив дело на новое рассмотрение. Однако в определении от 11.07.2006 по делу № 33-2348 содержатся весьма неожиданные выводы. Кассационная инстанция подтвердила вывод суда первой инстанции, что депутат, работающий на непостоянной основе, не является должностным лицом. На основании изучения норм законов о статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ, Новосибирского областного Совета, представительног о органа местного самоуправления суд сделал вывод, что ни в одном из названных законов не указаны обязанности депутата вообще и обязанности давать письменные ответы на обращения граждан в частности, а также ответственность депутата за непредоставление ответа на обращение. Анализ названных законов свидетельствует о том, что дача ответов на обращения граждан депутатами не предусмотрена, форма взаимоотношения депутата с избирателями заключается в отчетах перед избирателями округа о своей работе и информировании о своей работе через средства массовой информации.

Конституционный Суд РФ неоднократно высказывался о возможности распространения позиций, высказанных в отношении органов государственной власти, на органы местного самоуправления, поскольку и те и другие являются разновидностью публичной власти. В связи с этим определенный интерес представляют позиции Конституционного Суда РФ, сформулированные в отношении правового регулирования статуса депутатов представительных (законодательных ) органов государственной власти субъектов РФ. Вопрос о гарантиях реализации депутатами законодательных (представительны х) органов субъектов РФ права на осуществление своих полномочий на профессиональной постоянной основе уже был предметом исследования Конституционного Суда РФ, например, определение от 24.05.2005 № 249-О «По жалобе гражданина Гагиева Аюпа Каримсултановича на нарушение его конституционных прав положениями пунктов 2 и 3 статьи 1 и пункта 1 статьи 25 Закона Республики Ингушетия «О статусе депутата Народного Собрания Республики Ингушетия».

Регламентация в конституциях (уставах) и законах субъектов РФ статуса депутата, условий осуществления им депутатской деятельности — на профессиональной постоянной основе или на профессиональной основе в определенный период либо без отзыва от основной деятельности — должна обеспечивать всем депутатам законодательного (представительно го) органа равные возможности по осуществлению депутатских полномочий в полном объеме. В то же время, определяя порядок формирования действующей на профессиональной постоянной основе части парламента, законодатель субъекта РФ призван установить надлежащее правовое основание и процедуры, гарантирующие равноправие депутатов, исключающие принятие по данным вопросам произвольных, субъективных решений.

Вопросы определения числа депутатов законодательного (представительно го) органа субъекта РФ, работающих на профессиональной постоянной основе, и условий осуществления депутатом депутатской деятельности в соответствии с п. 6 ст. 4 и ст. 11 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительны х) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 184-ФЗ) относятся к компетенции субъекта РФ. Вместе с тем механизм реализации права депутатов на осуществление своих полномочий на профессиональной постоянной основе должен быть законодательно урегулирован с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ.

Одним из наиболее сложных, имеющих неоднозначное разрешение в правоприменитель ной практике является вопрос о пределах правового регулирования статуса депутата представительног о органа муниципального образования.

Во многих случаях суды считают, что на депутатов, особенно тех из них, кто работает на постоянной основе, распространяются нормы трудового законодательства .

Верховный Суд РФ высказался о природе отношений депутата, пределах правового регулирования этих отношений, рассматривая закон Республики Коми. Согласно ст. 24 Закона Республики Коми от 16.06.1998 № 25-РЗ «О местном самоуправлении в Республике Коми» (в ред. от 16.07.2002 № 75-РЗ) депутат в период исполнения своих полномочий не мог быть уволен с работы по инициативе администрации организации без согласия соответствующего представительног о органа местного самоуправления, за исключением случаев ликвидации организации.

Анализируя названные нормы, Верховный Суд РФ отметил, что согласно Конституции РФ (пп. «к», «н» ст. 72) трудовое законодательство и установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления отнесены к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Законодатель субъекта РФ, устанавливая общие принципы организации системы государственной власти и местного самоуправления, в т. ч. и принципы, касающиеся статуса депутата представительног о органа местного самоуправления, включая права, обязанности, гарантии, ответственность и ограничения в связи с осуществлением принадлежащих депутату полномочий, обязан соблюдать нормы федерального законодательства , в данном случае трудового. Порядок заключения, изменения и расторжения трудовых договоров установлен нормами федерального законодательства , а поэтому законодатель субъекта РФ не вправе осуществлять правовое регулирование в этой сфере. Законодатель Республики Коми, принимая специальный закон о статусе депутата представительног о органа местного самоуправления, ввел не содержащуюся в Трудовом кодексе РФ (далее — ТК РФ) норму, регулирующую порядок изменения и расторжения трудового договора, а именно предусмотрел особый порядок изменения существенных условий труда и увольнения депутата, чем превысил свои полномочия в области регулирования вопросов трудового законодательства и вторгся в компетенцию федеральных органов государственной власти. Конституционный Суд РФ только подтвердил данную позицию Верховного Суда РФ. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в постановлении от 21.03.1997 № 5-П «По делу о проверке конституционност и положений абзаца второго пункта 2 статьи 18 и статьи 20 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» признание за субъектами РФ права осуществлять опережающее правовое регулирование по предметам совместного ведения не предоставляет им полномочий по решению в полном объеме вопросов, имеющих универсальное значение как для законодателя в субъектах РФ, так и для федерального законодателя и в силу этого подлежащих регулированию федеральным законом. Закон субъекта РФ может определять трудовые гарантии депутатам представительных органов местного самоуправления для беспрепятственно го и эффективного осуществления ими своих полномочий, защищающих их права, честь и достоинство, но эти гарантии не должны противоречить нормам федерального законодательства .

Возможность получения депутатами, работающими на непостоянной основе, выплат в связи с депутатской деятельностью является ещё одним камнем преткновения в деле правовой «самоидентификац ии» представительных органов местного самоуправления. Сложившаяся правоприменитель ная практика свидетельствует об отсутствии единообразного понимания природы и назначения выплат депутатам, работающим на непостоянной основе, в связи с депутатской деятельностью. Из анализа правоприменитель ной практики следует, что в отдельных муниципальных образованиях указанные выплаты установлены в качестве вознаграждения за депутатскую деятельность, имеют фиксированный размер за единицу времени и зависят от качества и условий осуществляемой деятельности, т. е. фактически понимаются как заработная плата за осуществление трудовой функции. Другими муниципальными образованиями указанные выплаты понимаются как компенсационные, установленные для возмещения расходов за депутатскую деятельность. Некоторые муниципальные образования выплаты вообще не производят, мотивируя отказ от выплат неоднозначностью их назначения. Например, в новой редакции Устава муниципального образования город Светлоград в п. 15 ст. 25 предусмотрена возможность возмещения иных расходов, связанных с деятельностью депутата, а в п.16 этой же статьи прописана возможность для депутата Светлоградского городского Совета, работающего на непостоянной основе, получать денежное вознаграждение из средств бюджета города только в соответствии с решением Светлоградского городского Совета. Этим правом городской Совет ни разу не воспользовался, так как бюджет города является дотационным на пятьдесят процентов.

Анализируя возможность получения каких-либо выплат депутатами законодательных органов государственной власти субъектов РФ, не работающими на постоянной основе, Конституционный Суд РФ сформулировал следующую правовую позицию. Согласно п. 2 ст. 12 Федерального закона № 184-ФЗ в случае, если деятельность депутата осуществляется на профессиональной постоянной основе, указанный депутат не может заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательско й, научной и иной творческой деятельности, если иное не предусмотрено законодательство м Российской Федерации. Данное ограничение, связанное с осуществлением депутатской деятельности на профессиональной постоянной основе, обусловливает установление соответствующим депутатам денежного содержания и других выплат, предусмотренных федеральным законодательство м и нормативными правовыми актами субъектов РФ. Депутатам, осуществляющим депутатские полномочия на непостоянной основе, без отрыва от основной деятельности, такие выплаты не полагаются. Основным видом заработка этой категории депутатов является доход от их профессиональной деятельности. На них не распространяется запрет заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательско й, научной и иной творческой деятельности, который установлен для депутатов, осуществляющих депутатскую деятельность на профессиональной постоянной основе. Вместе с тем на депутатов, осуществляющих депутатские полномочия на непостоянной основе, как и на иных депутатов, распространяются ограничения на занятие должностей, несовместимых со статусом депутата и принципом разделения властей.

Вопрос о возможности получения депутатами, работающими на непостоянной основе, выплат в связи с депутатской деятельностью многократно исследовался в судах.

Данный вопрос исследовался Уставным судом Санкт-Петербурга в 2008 г. на предмет законности положений абз. 5 п. б ст. 31 Закона Санкт-Петербурга № 237-30, которыми закреплено, что размер вознаграждения депутату муниципального совета муниципального образования, осуществляющему свои полномочия на непостоянной основе, за проделанную работу, связанную с осуществлением им своего мандата, устанавливается уставом муниципального образования и (или) нормативным правовым актом муниципального совета и не может превышать 12 расчетных единиц в год.

Суд пришел к следующему выводу. Осуществление полномочий депутатом представительног о органа местного самоуправления связано с его избранием. Между депутатом, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе, и представительным органом местного самоуправления не заключается соглашение, регулирующее трудовые отношения, на него не распространяются правила внутреннего трудового распорядка, работником представительног о органа местного самоуправления такой депутат не является. К его деятельности неприменимы критерии оценки труда, характерные для сферы трудовых отношений (например, эффективность, продолжительност ь рабочего времени). Таким образом, деятельность депутата представительног о органа местного самоуправления, осуществляющего свои полномочия на непостоянной основе, связанная с реализацией им своих полномочий, осуществлением трудовой функции не является.

Следовательно, положения ст. 2 ТК РФ, устанавливающие принципы правового регулирования трудовых отношений, включая обеспечение права каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи, и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, на отношения, возникающие между депутатами, осуществляющими деятельность на непостоянной основе, и представительным и органами местного самоуправления, не распространяются . Предусмотренные оспариваемыми положениями выплаты не могут являться вознаграждением за труд и находятся за пределами отношений, регулируемых трудовым законодательство м.

В соответствии с положениями ст. 3 Федерального закона от 19.06.2000 № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» минимальный размер оплаты труда применяется для регулирования оплаты труда и определения размеров пособий по временной нетрудоспособнос ти. Применение минимального размера оплаты труда для других целей не допускается. Конституционный Суд РФ также указывал на недопустимость использования института минимального размера оплаты труда для определения размеров иных выплат, кроме прямо предусмотренных федеральным законодательство м. Из содержания оспариваемых положений следует, что депутат представительног о органа местного самоуправления, осуществляющий свои полномочия на непостоянной основе, может получать вознаграждение только за проделанную, т. е. за реально выполненную, работу, и такая работа должна быть связана с осуществлением депутатом своих полномочий. Положениями Закона Санкт-Петербурга № 237-30 не установлены виды работ, порядок их нормирования, не определен необходимый и достаточный объем выполнения работ, после достижения которого возможно получение вознаграждения депутатом, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе, также не определен критерий оценки работ.

Из содержания взаимосвязанных положений абз.4 и 5 п. 6 ст. 31 Закона Санкт-Петербурга № 237-30 не следует, что предусмотренные выплаты имеют компенсационный характер. Законодателем не определено, на возмещение каких расходов или затрат данные выплаты направлены. Кроме того, согласно оспариваемым положениям основанием данных выплат является проделанная работа, а не расходы или затраты. Таким образом, из содержания оспариваемых положений невозможно однозначно определить правовую природу и назначение предусмотренных выплат для депутатов представительных органов местного самоуправления, осуществляющих свои полномочия на непостоянной основе. На основании изложенного Уставный суд Санкт-Петербурга пришел к выводу о неопределенности правовых норм, содержащихся в положениях абз. 5 п. 6 ст. 31 Закона Санкт-Петербурга № 237-30, что не соответствует положениям п. 1 ст. 3 Устава Санкт-Петербурга .

В ряде случаев вопрос о выплатах депутатам, работающим на непостоянной основе, суды рассматривают с точки зрения неосновательно выплаченных денежных средств. В конце марта 2008 г. прокурором Южно-Сахалинска в Южно-Сахалинский городской суд направлено 23 исковых заявления о взыскании с депутатов, осуществляющих свои полномочия на непостоянной основе, неосновательно выплаченных денежных средств. Поводом к прокурорскому вмешательству стали результаты проверки законности решения городского Собрания городского округа «Город Южно-Сахалинск» от 27.11.2006 № 500/26ВН-06-3 «О компенсации расходов депутатам городского Собрания, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе» и решения городского Собрания городского округа от 28.02.2007 № 594/30-07-3 «О внесении изменений и дополнения в решение городского Собрания от 27.11.2006 №498/26ВН-06-3 «О компенсации расходов депутатам городского Собрания, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе». Проверка показала, что изначально решением городского Собрания предусмотрена выплата денежной компенсации депутатам городского Собрания, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе, за счет средств городского бюджета городского округа в связи с осуществлением ими своего мандата, а также при необходимости денежная компенсация за упущенный заработок или вознаграждение за проделанную работу по распоряжению председателя городского Собрания. Пунктом 1.2 решения городского Собрания городского округа «Город Южно-Сахалинск» от 28.02.2007 в нормативный правовой акт внесены изменения, устанавливающие новую редакцию документа, в соответствии с которой вознаграждение депутатам, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе, устанавливается в размере средней заработной платы заместителей председателя городского Собрания из расчета 11 рабочих дней.

По мнению прокуратуры, возможность определения размеров и установления оплаты труда выборным должностным лицам, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе, федеральным законодательство м не установлена. Вместе с тем федеральным законодательство м предусмотрена такая гарантия депутатам, осуществляющим свои полномочия на непостоянной основе, как сохранение ежемесячного заработка по месту основной работы.

30 июля 2008 г. Южно-Сахалинским городским судом, рассмотревшим в открытом судебном заседании гражданское дело по иску прокурора города Южно-Сахалинска, постановлена резолютивная часть решения суда, согласно которой взысканы с депутата Т. городского Собрания Южно-Сахалинска в бюджет городского округа «Город Южно-Сахалинск» неосновательно выплаченные ей денежные средства в размере 295 156 руб. 25 коп.

Таким образом, судебная практика по делам о статусе депутата представительног о органа муниципального образования представлена на сегодняшний день неоднозначно. Учитывая, что судебная система Российской Федерации не основывает свою деятельность на «прецедентном праве» де-юре, тем не менее, де-факто суды применяют отечественную законодательную базу для того, чтобы хоть как то определить статусные рамки деятельности депутатов представительных органов муниципальных образований. Во многом такая законодательная «вилка» для правового статуса депутата обусловлена отсутствием специального федерального закона о статусе депутата представительног о органа муниципального образования.

Вадим Мироненко, заместитель Председателя Совета МОРО ВСМС по информационно-ан алитической работе

morovsms.ru