Полезные статьи

Виды исков в легисакционном процессе

(IV.3.2) Виды легисакционного процесса

В зависимости от способов действий заинтересованных лиц и содержания требований, а также возможных последствий исполнения судебного решения сложилось 5 конкретных видов легисакционного процесса.

1) Процесс пари , или legis actio sacramento. Эта была наиболее общая усредненная форма процессуальных действий по любым узаконен­ным в своем содержании спорам. Стороны в строго формальных выра­жениях и торжественно высказывали свои претензии друг к другу и на­значали залог, который должен был в частности свидетельствовать и серьезность судебного обращения. Формально суд решал вопрос о при­надлежности залога, который символизировал предмет претензии: выиг­равший дело получал свой залог обратно.

В виде процесса-пари могли рассматриваться как личные (из обя­зательственного права), так и вещные иски. Во втором случае требова­лось представление и самой вещи налицо либо символическим куском (например, при споре об участке земли — кусок дерна и т.п.). Истец, дер­жа в руках особую палку — vindicta , — утверждал свое право на вещь, ответчик со своей стороны говорил то же. При споре об обязательстве символическую роль играл предмет представленного залога. Вопрос и возражение были строго формальными: «По какому праву?» — «По моему!». Затем следовали определение залога, передача вещи на сохранение до решения суда, соглашение о свидетелях и т.п. Этим оканчивалась первая, судебно-властная стадия процесса. Затем стороны избирали непосред­ственно судью из третьих лиц (все вышеописанное шло перед лицом ма­гистрата, как правило, претора), который и разбирал спор, основываясь на свободной оценке его существа, неформальном судоговорении и т.д.

2) Процесс «наложением руки», или legis actio per manus injectionem . Эта форма применялась только по некоторым конкретно пред­писанным законами искам из обязательств. Проведение процесса и воз­буждение дела в виде «наложения руки» было обусловлено предваритель­ным оформлением обязательства в виде сделки-nexum, следствием чего было признание возможности наступления личной ответственности за долг (или, иначе, сделки самозаклада). Истец-кредитор должен был лично за­держать ответчика, сопроводив действие произнесением предписанных правом слов: «Чтобы ты уплатил мне долг. или я накладываю руку». Далее, как предписывалось Законами XII Таблиц, должнику-ответчику давалась отсрочка в 30 дней, затем 60 дней своего рода «временно-обя­занного состояния» под властью кредитора. Особенностью этого вида. про­цесса было то, что сам ответчик не мог оспаривать долг — это должен был сделать за него другой, третье лицо — vindex (отстранив руку истца, vindex как бы принимал ответственность на себя, причем при выяснении неосновательности его вмешательства он присуждался к выплате долга в двойном размере). Как правило, это был родственник или патрон ответчи­ка, а сам вид процесса был тесным образом связан с круговой общинно-родовой соответственностью.

3) Процесс посредством жертвы, или legis actio per pignoris capionem . Этот вид легисакционного процесса первоначально был свя­зан только с обязательствами по купле-продаже животных для жертвоп­риношений, а затем в общей форме перешел на все претензии по этому договору в древнейшем праве. В случае неплатежа за переданную вещь истец, произнося определенные торжественные слова, самоуправно за­бирал вещь обратно (либо иную вещь, принадлежавшую должнику в ка­честве залога); сделать это предписывалось только в праздничный день. Последующие претензии и судоговорение проходили порядком, сходным процессу-пари.

4) Процесс «назначением судьи», или legis actio per judieus postulationem . В этом виде легисакционного процесса центральное мес­то занимал обмен истца и ответчика торжественными процессуальными формулами, имевшими только косвенное отношение к сути их спора и, как правило, представлявшего вынужденное обращение к суду для закрепления тех или иных правомочий, прямо не предусмотренных правом и законами (как бы фиктивно применяя законные процессуальные сред­ства). Истец должен был произнести слова: «Я утверждаю, что ты мне по твоему торжественному обещанию должен. и я спрашиваю: дашь или оспариваешь». Ответчик либо признавал иск, либо произносил отрица­тельные слова — и далее шло назначение судьи. Обыкновенно в этой форме проходили споры о разделе наследства, о разделе общей собствен­ности и т.п.

5) Процесс « под условием », или legis actio per condictionem. Этот вид процесса был связан только с неопределенными исками и, по-видимому, при обязательствах вследствие кражи. Требование истца заяв­лялось аналогично предыдущему виду легисакционного процесса, ответ­ное возражение ответчика предполагало отсрочку, а далее процедуру, сходную с последствиями судоговорения после нексума.

Характерной особенностью всех видов легисакционного процесса было подразделение судебной процедуры на две стадии: так называемое «возведение к праву» ( in jure ) и «обращение к правосудию» ( in judicio ). Первая стадия была собственно провозглашением частной претензии перед законным магистратом в специально предназначенном месте. (Спе­циальное место на римском форуме классической эпохи, то, где были выставлены Законы XII Таблиц, где стояло курульное кресло и т.д. и име­ло официальное наименование in jure , «под правом».) Вторая стадия была менее формальным собственно разбором дела по существу. В процеду­рах, разрешенных в ходе первой стадии, значителен был элемент самоуп­равства. Два вида легисакционного процесса — посредством наложения руки и посредством животного — были, на деле, чистым произволом, и единственное, что придавало им характер не разбоя или грабежа, — это произнесение торжественных слов и, по-видимому, предполагаемое при­сутствие при том свидетелей. Первая стадия, вернее ее рождение, тради­ционно была связана с судом понтификов, т.е. религиозным по смыслу, поэтому сохранение в процедуре торжественного начала было весьма существенным.

Для последующего развития процесса легисакционные виды и формы важны тем, что в них сложилось подразделение на вчинение иска, сопровождавшееся его формальным признанием со стороны управомоченной судебной власти, и на собственно судоговорение, которое пока никак не регламентировалось.

www.bibliotekar.ru

§ 4. Понятие и виды исков

1. Судебные магистраты (главным образом преторы) имели в силу своего imperium право отказать в судебной защите отношения, хотя бы оно и подходило под нормы цивильного права, и, наоборот, дать судебную защиту в случае, не предусмотренном нормами цивильного права.

Поэтому практически первостепенное значение имел вопрос, дает ли претор в данном случае иск (actio). Ответ на этот вопрос можно было найти в преторском эдикте. Смысл термина actio в эпоху легисакционного процесса сводился к определенной деятельности лица, выражавшейся в выполнении установленного ритуала. В классическом римском праве actio есть предусмотренное эдиктом судебного магистрата средство добиться путем судебного процесса решения, соответствующего интересам данного лица.

Постепенно формулы исков в практике претора типизируются, т.е. вырабатываются типические формулы для отдельных категорий исков.

2. Среди многочисленных различных исков необходимо выделить следующие важнейшие виды.

Actio in rem (вещный иск) и actio in personam (личный иск). Юрист Павел противопоставляет*(23) право собственности на вещь, с одной стороны, и право требовать от другого лица что-либо сделать или чего-либо не делать (воздержаться от определенного действия), с другой стороны; право собственности (как и некоторые другие права) может быть нарушено любым третьим лицом, причем заранее неизвестно, кто именно является возможным нарушителем права. Поэтому принято говорить, что для защиты такого права иск дается против любого третьего лица, какое будет нарушать право данного лица; иск в этом случае называется actio in rem — вещный иск. Термин actio in rem показывает, что отвечает по иску тот, у кого находится вещь, или вообще тот, кто посягает на данную вещь. По современной терминологии это называется абсолютной защитой.

В противоположность actio in rem иск, именуемый actio in personam, дается для защиты правоотношения личного характера между двумя или несколькими определенными лицами. Например, А обязался что-то сделать для В; В имеет право требовать совершения этого действия именно от А и ни от кого другого. Следовательно, нарушить право В в данном случае может только А, ибо никто другой не принимал на себя обязательства совершить для В данное действие. Таким образом, возможный нарушитель такого рода права известен заранее, и иск возможен только против этого лица. Поэтому иск в этом случае носит название actio in personam (личный иск). По современной терминологии — это относительная защита.

3. Другое важное различие исков: actio strict! iuris — иск строгого права и actio bonae fidei — иск, построенный на принципе добросовестности. Основное значение этого различия заключается в том, что при рассмотрении исков строгого права судья связан буквой договора, из которого вытекает иск; а при рассмотрении исков bonae fidei положение судьи свободнее: он имеет право принимать во внимание возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости, хотя бы в формулу иска и не было включено особой эксцепции (например, при actio bonae fidei судья учитывает ссылку ответчика на dolus со стороны истца, т.е.

4. Одним из средств для осуществления правотворчества без изменении буквы закона служила actio utilis, т.е. иск по аналогии. Эту разновидность исков можно пояснить на следующем примере. Если одно лицо неправомерно уничтожает или повреждает чужое имущество, то по Аквилиеву закону (республиканского периода, приблизительно III в. до н.э.) причинитель вреда отвечает лишь при условии, если вред причинен corpore corpori, т.е. телесным воздействием на телесную вещь. С помощью иска (из Аквилиева закона) в форме utilis претор распространил защиту потерпевшего вред и на те случаи, когда вред причинен виновным образом, но без непосредственного телесного воздействия на вещь (например, лицо виновным образом уморило чужое животное голодом).

5. Actio ficticia (иск с фикцией). В тех случаях, когда претор признавал необходимым распространить предусмотренную законом защиту на какое-то новое, не предусмотренное в законе отношение, он иногда предлагал (в формуле) судье допустить существование некоторых фактов, которых в действительности не было, и с помощью такой фикции подвести новое отношение под один из существующих исков. В формуле этот прием выражался следующим образом: если окажется то-то и то-то, в таком случае, если бы было то-то, ты, судья, присуди, и т.д. Например, когда назрела потребность допустить передачу требования от одного лица к другому, то для защиты нового лица претор стал давать иск, в котором судье предлагалось предположить (допустить фикцию), что новое лицо (которому передано право требования) является наследником первого лица (а на наследника переходили права и обязанности) (см. ниже, разд. VIII). Тем самым лицо, которому передано право требования, получало исковую защиту.

6. Различались иски штрафные и иски об удовлетворении, или о восстановлении нарушенного состояния имущественных прав (так называемые реиперсекуторные, actiones rei persecuto-riae). Иногда из одного и того же факта вытекали одновременно и штрафной, и реиперсекуторный иски; например, потерпевший от кражи мог предъявить и иск о возврате похищенного (реиперсекуторный иск), и иск о взыскании штрафа (штрафной иск).

7. Специальную категорию составляли кондикции (condictiones). В чем состояло отличие кондикции от actiones, спорно. Можно определить кондикции как иски, основанные на цивильном праве, в которых не указывалось, из какого основания они возникали (абстрактные иски). Например, истец мог потребовать с помощью кондикции платежа известной суммы, причем в формуле иска не указывалось (и это было безразлично), обязан ли ответчик уплатить эту сумму по договору займа или на основании специального письменного договора и т.п., лишь бы долг в этой сумме существовал.

lawbook.online

Легисакционный процесс

ЛЕГИСАКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС — (legis actio) в римском праве первая и древнейшая форма процесса, представляющая собой иск из закона в противоположность самоуправству.

Стадии Легисакционного процесса:

1) in jure — сфера деятельности судебного магистрата (рекса, консула, позже — претора). Лицо, считавшее свое право нарушенным, чтобы возбудить дело в суде, должно было сделать об этом заявление перед магистратом, который устанавливал дозволенность притязания, заявляемого истцом, содержание этого притязания и существование условий его действительности. Цель этой стадии — может ли быть данное притязание предметом судебного разбирательства. Магистрат предоставлял возможность защиты нарушенного субъективного права в суде (т. е. иск) не в любом случае, а лишь тогда, когда притязание соответствовало закону и его формулировкам. Нет иска — нет и права на судебную защиту;

2) in judicio. Спор разрешался судьей по сущестгву. Могла быть начата не раньше, чем через 30 дней. Этот промежуток был установлен с целью предоставления сторонам возможности собрать доказательства. Стороны являлись в суд в назначенное время. Судебное разбирательство начиналось с изложения сторонами сущности спора. Затем они подробно излагали основания своих утверждений. Судья оценивал доказательства по своему собственному усмотрению и объявлял устное решение, не подлежащее обжалованию. В результате производства in jure наступало litis contestatio (прекращение спора) и bis de eadem re ne sit actio (дважды по одному делу иск недопустим).

Формы Легисакционного процесса:

1) legis actio sacramento (самый распространенный) — процесс-пари с залогом при исках о свободе. Словесный поединок между сторонами происходил перед магистратом. На процессе должна была присутствовать спорная вещь или какая-нибудь часть ее. Истец требовал от ответчика обоснования своих действий, от которого ответчик мог отказаться. После этого истец предлагал ответчику внести залог или вносил его сам. Если стоимость спорной вещи превышала 1 000 ассов, сумма залога равнялась 500 ассам и 50 ассам — в других случаях. Залог проигравшей стороны шел в пользу сначала жрецов, а позже — казны;

2) legis actio per sponsionem praejudicialem. Являлся позднейшим изменением legis actio sacramento. Проигравшая сторона теряла треть спорной суммы в пользу выигравшей. Заключался в приглашении явиться через 30 дней для получения извещения о назначении судьи;

3) legis actio per manus injectionem — вещный иск посредством наложения руки. Применялся при наличии судебного решения или неуплате признанного долга. Ответчик приводился к магистрату, и, если не уплачивал долг или не вступался vindex (защитник), истец уводил ответчика, налагая на него оковы весом не менее 15 фунтов и выдавая не менее 1 фунта муки в день. В течение 60 дней ответчик трижды выводился в базарные дни на площадь, после чего мог быть продан или убит;

4) legus actio per pignoris capionem — вещный иск посредством захвата залога. Применялся при сделках, связанных с жертвоприношением, а также солдатами и откупщиками податей без магистрата;

5) legis actio per judicis postulationem — вещный иск, заключающийся в просьбе к магистрату назначить судью. Применялся при разделе обшей собственности.

Большая юридическая энциклопедия. – 2-е изд., перераб. И доп. – М., 2010, с. 266-267.

ponjatija.ru

§ 2. Виды гражданского процесса

Самый древний легисакционный процесс велся посредством законных исков (leges actiones).

К основным чертам легисакционного процесса относятся следующие:

1) он являлся обычным (ordo) процессом, делился на две стадии: in iure — перед магистратом и apud indicem (in iudicio) — перед судом; в нем существовали дополнительные элементы, предусматривающие участие частных лиц, благодаря которым он назывался также «частным судопроизводством» (ordo indiciorum privatorum); все виды leges actiones вводились и регулировались законом (почти все — Законом XII Таблиц) и относились к цивильным искам строгого права;

2) строгий формализм; процесс обставлялся ритуальными формами и жестами, и малейшее отступление от этого порядка приводило к проигрышу дела;

3) исковое требование (petitio) отклонялось, если расходилось с тем, что был должен ответчик (plus petitio);

4) органами легисакционного процесса на стадии in iure являлись в основном преторы (городские и перегринские), эдилы и некоторые другие магистраты. На стадии apud iudicem ими были судьи, арбитры, рекуператоры и постоянные судьи.

Судья (iudex unus или iudex privatus) являлся частным лицом, римским гражданином. Судьями могли назначаться лица, имена которых были занесены в списки судей.

Арбитры не зависели от судей и участвовали обычно в спорах по разделу имущества. Судили, принимая решение большинством голосов. Постепенно различия между арбитрами и судьями стерлись.

Рекуператоры — судьи, рассматривавшие споры между римскими гражданами и перегринами, а также между перегринами разных народностей, судили в совете, принимая решения большинством голосов.

Постоянный суд в Риме разрешал статутные споры, семейные, наследственные, по вещным правам. Этот суд избирался на трибутных комициях. В конце республики он был заменен на суд центумвиров (из 10 отделений). Стороны свободно выбирали, перед каким судом вести спор.

Стадия in iure имела несколько особенностей:

она велась только на форуме (это место называлось ius), под открытым небом. Процесс был публичным;

для ведения процесса было точно определено время (dies fasti) — заранее утвержденные 40 дней. В дни nefasti или в дни религиозных церемоний процесс был запрещен;

завершающим и торжественным актом являлся litis contestatio (утверждение спора перед свидетелями и направление спора судье для вынесения решения).

Формализм легисакционного процесса иллюстрируется известным примером, когда истец, назвав виноградные лозы (вместо деревьев, как этого требовали Законы XII Таблиц), проигрывал тяжбу.

Стадия apud iudicem проводилась судьей в публичных местах во все дни, кроме дней публичных торжеств. Стороны имели два дня для подготовки. Сторона, не явившаяся в суд, считалась проигравшей спор. Суд выносил решение в пользу присутствующей стороны. Приговор (решение) был окончательный и в принципе обжалованию не подлежал.

Формы (виды) legis actiones

По Закону иск вменялся пятью формами: сакраментальной; посредством требования назначить судью для разбирательства дела; посредством кондикиций; наложением руки; захвата (задержания) какой-либо вещи должника в залог.

Рассмотрим первую форму, которая применялась во всех случаях, если законом не предусматривался иной иск.

Legis actio sacramento — иск в сакраментальной форме (посредством присяги, посредством пари — так по-разному современные ученые называют эту форму).

Один из древнейших законных исков подробно описан в Институциях Гая. В соответствии с Законом XII Таблиц (II, I) залог был установлен по искам в 1000 ассов и более, в сумме 500 ассов, по искам на меньшую сумму и по спорам о свободе какого-нибудь человека — 50 ассов.

Если спор велся о движимой вещи, предмет спора должен был быть представлен магистрату; если это была недвижимая вещь, представлялся какой-либо символ вещи (ее часть) — одна овца, если спор шел о стаде, глыба земли, черепица и т.д.

Истец и ответчик должны были подтвердить свои требования перед магистратом с помощью ритуальных слов и жестов. Потом они взаимно призывались дать залог или гарантию о сакраментуме, который первоначально подразумевал клятву, а позднее сумму денег. Сторона, выигравшая спор во второй стадии процесса (apud iudicem), получала залог обратно. Проигравший утрачивал залог в пользу храмов, а позднее государства.

Спор заканчивался уже на первой стадии, если ответчик признавал иск.

В практике перегринского (а затем и городского) претора стал складываться новый порядок судопроизводства — формулярный процесс.

Претор стал давать судье в конце стадии производства in iure письменную формулу (программа, директива), на основе которой судья должен был вынести решение. При этом претор не был связан буквой закона, а учитывал все конкретные обстоятельства дела с позиции доброй совести и справедливости.

Таким образом, он мог дать иск в тех случаях, когда такого иска не было по ius civile. К существенным особенностям формулярного процесса следует отнести: во-первых, его неформальность, так как стороны свободно выражали свои исковые требования, и, во-вторых, усиление роли магистрата, который стал активным создателем формулы и тем самым новых правовых норм преторского права.

Хорошо известен в истории римского права такой эпизод. Некий Луций Вераций расхаживал по улицам Рима и бил прохожих по лицу пальмовой ветвью. За ним шел раб с корзиной медных денег, который по приказу господина тут же отсчитывал пострадавшим сумму штрафа (25 ассов), предусмотренную Законом XII Таблиц. Такое глумление над законом дало преторам повод предусмотреть в эдикте новое судебное разбирательство, позволявшее судье дать по своему усмотрению справедливую оценку «обиде».

Формулярный процесс был введен в третьей четверти II в. до н.э. Законом Эбуция, предоставлявшим сторонам право выбора формы процесса. Две формы процесса — легисакционный и формулярный — существовали параллельно до XVII в., когда легисакционный процесс был отменен.

Основные черты формулярного процесса

Формулярный процесс, как и легисакционный, имел две стадии: перед магистратом и перед судьей. Органы формулярного процесса были теми же, что и в легисакционном. Вызов в суд ответчика, как и в легисакционном, также осуществлялся истцом. Время и место обоих процессов были идентичны. Однако в конце cтадии in iure претор составлял формулу иска и в присутствии свидетелей передавал ее истцу, а тот ответчику.

Формула и ее части. Формула представляла собой письменную инструкцию, в которой магистрат назначал судью (номинация) и предписывал ему, как разрешить спор.

Формула содержала четыре основные (главные) части (демонстрация, интенция, адьюдикация, кондемнация) и две неосновные (прескрипция, эксцепция).

Интенция. Гай определяет интенцию как ту часть формулы, которая выражает притязания истца. Она обязательно присутствует в любой формуле, хотя другие части могут отсутствовать.

Примеры интенции из Гая: «. если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций», «. все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу Агерию», «если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию о праву квиритов».

Кондемнация — часть формулы, на основании которой судья уполномачивается осудить или оправдать ответчика. Например: «. судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай». «Судья, присуди с Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия, если тот не возвратит вещи, столько, сколько Нумерий Негидий должен дать и сделать Авлу Агерию по доброй совести; если же сказанного не окажется, то оправдай». Кондемнация синтаксически связана с интенцией: «если окажется, осуди, если не окажется, оправдай». Присуждение в формулярном процессе могло быть только денежным.

Эксцепция (возражение) представляет собой ссылку ответчика на такое обстоятельство, которое делает неправильным удовлетворение иска, даже если интенция иска основательна.

Павел определял эксцепцию как условие, которое или освобождает ответчика от присуждения или только уменьшает присуждение. Ульпиан писал, что эксцепция названа так, будучи как бы некоторым исключением, которое обычно противопоставляется иску по какому-нибудь делу, для исключения того, что требуется в интенции или кондемнации.

Легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы (ordo iudiciorum privatorum). Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой (cognitio extra ordinaria). Все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии, решение становилось приказом государственного органа, а не частным мнением судьи.

Экстраординарный процесс (или когниционное производство) явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.

В провинциях уже в эпоху республики существовали различные формы экстраординарного процесса для решения дел между перегринами без отечества. Во второй половине II в. н.э. формулярный процесс практически исчезает в провинциях, полностью уступая место когниционному производству к началу III в.

Полное и повсеместное упразднение формулярного процесса происходит в первой половине IV в.

Основные черты экстраординарного процесса:

процесс перестал делиться на две стадии (in iure и apud iudicem) и велся государственным чиновником. Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу;

судья объявлял решение, а копии вручались сторонам. Решение содержало диспозитив (распоряжение) и аргументацию.

решение выносилось не позднее трех лет. Присуждение по делу необязательно выражалось в определенной денежной сумме (как в формулярном процессе), а могло быть направлено на выдачу определенной вещи;

вызов в суд на определенный день вошел в круг административных обязанностей судьи, тогда как в ординарных процессах это была обязанность истца. Никто не вправе был уклоняться от явки в суд;

в случае неявки ответчика разбирательство могло быть заочным. При неявке истца дело оставалось без рассмотрения;

вместо прежней публичности, когда все действия проходили перед форумом, процесс стал проходить в закрытом помещении. Государственные служащие работали в специальных канцеляриях;

были установлены судебные расходы и пошлины, которые оплачивали стороны по предварительно утвержденной таксе. Процесс стал платным;

велся протокол. Все процессуальные действия совершались письменно. Процесс стал письменным;

допускалась апелляция (обжалование) решения, причем неоднократная. Против чиновников низшего разряда можно было подать жалобу высшим чиновникам и даже императору. Жалоба подавалась сразу после вынесения решения. При Юстиниане срок для обжалования был установлен в 10 дней;

доказательства применялись те же, что и прежде. Однако теория об оценке доказательств устанавливала иерархию доказательств.

В процессе применяются презумпции, связанные с распределением бремени доказывания; некоторые факты в нормативном порядке считаются несуществующими, пока заинтересованная сторона не докажет обратное. В оценке доказательств судьи опираются на нормативный материал, что ограничивает их произвол в сравнении с формулярным процессом.

Исполнение решения перестало быть частным делом, а входило в компетенцию магистрата. Для исполнения решения требовалось прохождение определенного срока (в четыре месяца), когда должник мог сам исполнить решение. В случае неисполнения истец мог требовать судебного исполнения; решение суда, по которому разрешалось исполнение, направлялось в государственные органы, они и приводили решение в исполнение.

Таким образом, легисакционный и сменивший его формулярный процессы рассматривались как обычные частные процессы (ordo iudiciorum privatorum). Им противопоставлялись судебные разбирательства с особой процедурой — экстраординарный процесс (cognitio extra ordinaria), который явился последним этапом в развитии римского гражданского процесса.

В экстраординарном процессе все разбирательство велось перед магистратом, процесс уже не делился на две стадии: in iure и apud iudicem, решение становилось приказом государственного органа, а не частным решением судьи.

Отпали формулы исков и судебные договоры. В праве Юстиниана к litis contestatio приравнивался момент, когда стороны в первый раз вступали в устное состязание по делу.

Преклюзивный эффект процесса связывается уже не с litis contestatio, а с вынесенным решением.

Виды исков в легисакционном процессе

Современное позитивное право большинства стран делится на материальное и процессуальное. Под материальным правом понимают совокупность норм, регулирующих поведение субъектов в обширной области имущественных и личных отношений. Процессуальное право — это совокупность норм, регулирующих порядок рассмотрения споров, возникающих из-за нарушения субъективных прав в указанных отношениях.

Особенностью римского права было то, что оно не знало такого разделения, было едино в материально-правовом и процессуальном проявлениях. Единство материального и процессуального элементов проявлялось в категории actio . Определение этой категории приводится в Институциях (I.Кн.4.IV.): “Иск (actio) есть право лица взыскивать судебным порядком то, что ему следует”.

Из этого определения можно выделить по крайней мере три значения (характеристики) данного правового явления.

1. Actio — это иск, процессуальное средство правовой защиты; это обращение к суду с просьбой о защите нарушенного права.

2. Actio- это судебное производство, в котором осуществляется спор (agere iudicium).

Приведенные два значения следует отнести к процессуальным элементам actio . Но оно содержит также важный материально-правовой элемент, поскольку:

3. Actio — это само материально право, доказываемое истцом в споре (иск дается, то есть обращение к суду и последующая защита под надзором государства возможны, если есть материальное право, вытекающее из квиритского права или права магистратов).

(Указанное сочетание процессуальных и материально-правового элементов отчетливо проявляются в следующем определении, содержащемся в Дигестах Юстиниана: “Иск есть ничто иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование”).

Таким образом, actio — это центральное понятие римского права, ибо оно включает в себя и способ защиты права, и способ приобретения права. Оба его элемента (процессуальное средство защиты и материальное право, подлежащее защите) составляют неразрывное единство. Материальное право может реализоваться только с помощью процессуального средства, а процессуальное средство не предоставляется без наличия материального права: нет иска — нет права .

Само римское право представляло собой систему исков ( actiones ) и развивалось оно благодаря предоставлению субъектам все новых исков.

Кроме судебной (исковой) защиты допустимо и внесудебное средство — самозащита.

Самозащита есть самовольное отражениечужого неправомерного нападения, клонящегося к изменению существующих отношений: насилие дозволено отражать насилием ( vim vi repellere licet ). От самозащиты следует отличать самоуправство: самоуправство есть самовольное нападение с целью установления такого положения вещей, которое соответствовало бы действительно существовавшему или воображаемому праву лица, совершающего насилие: самоуправство разрушает само требование. (1)

2.Формы гражданского процесса в Риме. Легисакционный процесс

а) Изменение форм гражданского процесса

В древнейшие времена государство не вмешивалось в отношения между отдельными лицами и поэтому единственным способом осуществления и защиты прав была самозащита: если кто-то не уплатил долг, захватил вещь, то сам потерпевший был вправе силой заставить уплатить долг, вернуть вещь . Элементы самозащиты надолго сохранялись при возникновении споров между гражданами, но уже к началу республиканского периода дела о защите нарушенных прав рассматривались в особом порядке при участии государства. Возник правильный судебный процесс, несущий на себе своеобразные черты. Как уже говорилось выше, основные принципы его были закреплены в законах XII таблиц.

Главная особенность этого судопроизводства — деление процесса рассмотрения спора на две стадии: ius (in iure) и iudicio (in iudicium). Это был общий, обычный порядок рассмотрения частного спора: ordo iudiciorum privatorum. Поэтому такой процесс называли ординарным.

Но ординарный процесс времен республиканского Рима отличался от ординарного процесса периода принципата. Первый осуществлялся действиями, носившими общее обозначение per legis actionum, и потому носил название легисакционный процесс. Второй осуществлялся посредством составления претором условного приказа судье — формулы ( per formulae ) , и потому назывался формулярный процесс. Однако уже в период принципата, наряду с ординарным (обычным) процессом, использовался административный порядок рассмотрения споров в рамках нарождавшейся юрисдикции принцепса. Такой порядок резко отличался от обычного процесса решения дел и поэтому назывался экстраординарным .

В период абсолютной монархии экстраординарный процесс полностью и окончательно вытеснил из судебной практики ординарный процесс разрешения споров .

б) Легисакционный процесс

Предполагают, что данное название коренится в словах legis actio — приведение в действие самого закона, иск из закона. Вероятно такое обозначение ведения спора связано с господствовавшим уже в древности убеждением, что лицо должно осуществлять свое право только законным способом, не допускать насилия и самоуправства.

Для легисакционного процесса необходимо было личное присутствие перед судом истца и ответчика. Но государство тогда не вызывало ответчика и не принуждало его к явке: доставить ответчика в суд было заботой самого истца. Законы XII таблиц давали истцу особые средства для этого: истец был вправе потребовать от ответчика явки в суд там и тогда, где и когда он его заставал, причем ответчик обязан был подчиниться этому требованию. В случае необоснованного отказа, истец опротестовывал отказ перед свидетелями и задерживал ответчика силой; при сопротивлении или при попытке к бегству ответчик подлежал manus iniectio (наложению рук). Это значило, что он как бы по приговору суда передавался в полное распоряжение истца.

Когда стороны являлись перед судебным должностным лицом (консулом, претором) начиналась первая стадия процесса.

На этой стадии действия сторон могли быть различны в зависимости от формы иска. Было известно пять таких форм:

per sacramentum — посредством процессуального денежного залога (древнейший и основной вид производства, применявшийся для любых притязаний);

per manus iniectionum — посредством наложения руки (процедура, завершавшаяся обращением взыскания на личность неисправного должника в соответствии с правилами XII таблиц: выдача должника кредитору, который, в конце концов, приобретал право продать его или казнить);

per iudicis arbitrivae postulationem — посредством требования (о назначении) судьи (процедура, применявшаяся только для некоторых притязаний; особенность ее состояла в том, что, если ответчик отвергал требование истца, он предлагал немедленно назначить судью без всяких формальностей);

per pignoris capionem — посредством захвата заклада (внесудебное принудительное завладение имуществом должника, применявшееся в исключительных случаях);

per condictionem — посредством оповещения (соглашением истца и ответчика о явке к претору в течение определенного срока для назначения судьи).

Форма иска “посредством заклада” была, по утверждению Гая, наиболее общеупотребительной, так как с ее помощью могли быть разрешены любые споры, для которых не требовалось иной, специальной формы.

На подготовительной стадии помимо истца и ответчика необходимо было наличие спорной вещи: ее приносили (приводили) к магистрату, если это было невозможно, приносили часть вещи (кирпич от здания, овцу от стада и пр., кусок земли спорного участка). Истец накладывал на спорную вещь (ее символ) vindicta и произносил: “утверждаю, что эта вещь по квиритскому праву принадлежит мне; как я сказал так вот я наложил свою vindicta ” (символ борьбы за вещь на копьях). Это действие истца называлось vindicatio ( виндикация). На это следовала contravindicatio ответчика: он произносит аналогичную ритуальную фразу и накладывает на вещь свою vindicta. Магистрат требует mittete ambo rem ( оставьте оба вещь ). Истец спрашивает: “на каком основании ты виндицируешь?” Ответчик мог объяснить это, а мог заявить: “таково мое право”. Тогда истец предлагает установить денежный залог ( sacramentum ) :в том, что ты несправедливо виндицируешь, я предлагаю залог в 500 монети я тебе (et ego te). Магистрат решал, у кого на время процесса будет находиться спорная вещь. Получивший вещь во владение, выставлял поручителей в том, что в случае присуждения вещи противнику, она сама и ее плоды будут переданы выигравшему спор.

Затем происходит последнее действие стадии in iure , которое называлось litis contestatio (засвидетельствование спора, установление спора). Оно заключалось в том, что стороны обращались к заранее приглашенным свидетелям с торжественным воззвание: testes estote (будьте свидетелями всего здесь происшедшего).

На этом завершается производство in iure . При этом, как видим, спор не разбирался и решение не выносилось. Это происходило во второй стадии процесса — in iudicium . На этой стадии действовали спорящие и выбранный самими сторонами iudexprivatum (третейский судья, арбитр). Магистрат отсутствовал, таким образом государство в его лице устранялось от решения спора по существу. На этой стадии стороны не совершали обрядов и ритуалов, а в свободной форме делали заявления, приводя доказательства своих прав. Выслушивая их, судья решал, кому должна быть передана вещь и чей залог пойдет в республиканскую казну ( aerarium ).

Очевидны следующие черты легисакционного процесса:

деление процесса на две стадии ( in iure, in iudicium ), когда государство в лице магистрата участвует только в первой стадии, при засвительствовании спора, тем самым устанавливая законные рамки для действий спорящих; сами стороны формулируют свои юридические притязания и возражения;

формализм, обрядность и ритуальность действий на первой стадии, хотя и ведут к медлительности процесса и к риску проиграть спор из-за неправильного произнесения установленных фраз, тем не менее не доходят до чистого символа: за ними стоит ясная цель — обнаружить факты и применить к ним нормы закона;

пассивность государственной власти: спор возбуждается заинтересованным лицом, который своими силами обеспечивает явку противника; решение по делу (осуждение) выносится третейским судьей (частным лицом), государство только наблюдает, чтобы выполнялись установленные правила организации спора.

Эти черты свидетельствуют о своеобразии римского судопроизводства, в котором налицо пережитки самозащиты, но также очевидно стремление установить должную меру законности, стремление в достаточной мере регламентировать отношения, связанные с разрешением споров. “. Анализ древнеримских процессуальных форм показывает нам и в этой области переходную стадию: с одной стороны — сильны еще переживания времен примитивного самоуправства, с другой стороны государственная власть уже начинает проявлять свою деятельность в смысле регламентирования частных отношений. Во всех областях мы присутствуем при зарождении правового порядка. “. (2)

3. Формулярный и экстраординарный процесс

а) Основные черты формулярного процесса. Содержание формулы

Во II в. до Р.Х. неудобства легисакционного процесса, ввиду сильного увеличения количества частных споров (что было вызвано существенным расширением гражданского оборота), превратились в серьезную проблему. Вот как об этом сказано в Институциях Гая (Кн.4, 30): “. все эти судопроизводственные формы мало помалу вышли из употребления, так как в силу излишней мелочности тогдашних юристов, которые считались творцами права, дело было доведено до того, что малейшее уклонение от форм и обрядов влекло за собою проигрыш тяжбы; поэтому законом Эбуция и двумя законами Юлия отменены эти торжественные иски и введено судопроизводство посредством формул”.

Эта реформа осуществлялась в период от 149-126 гг. и по 17 г. до Р.Х. Законом Эбуция вводился в практику формулярный процесс , при этом основная идея его — использование формулы , как главного инструмента засвидетельствования спора, была заимствована из опыта претора по делам перегринов (или из провинций). Законами Юлия от 17 г. до Р.Х. легисакционный процесс был окончательно упразднен. Сохранялось, однако, деление процесса на две стадии.

Общий смысл реформы заключался в том, что обязанность формулировать предмет спора перекладывалась со сторон на претора. Это усиливало, в лице магистрата, участие власти в частном споре; это также подрывало основания формализма прежней формы процесса: претор получил возможность не только отказать в иске, но и навязать сторонам новые правила.

В формулярном процессе стороны перед претором в свободных выражениях излагали свои требования, а претор давал их притязаниям юридическое выражение. Он излагал сущность спора в особой “записке судье”, которая называлась formula, представлявшей собою условный приказ судье.

“Освобожденный от оков строгой формалистики, формулярный процесс оказался в достаточной степени гибким, чтобы воспринять в себя самые разнообразные нарождающиеся отношения и дать место различным, даже самым тонким, оттенкам каждого конкретного случая”. (3)

В качестве типичного примера формулы можно привести следующий текст: “Октавий да будет судьей. Если окажется, что раб Стих составляет квиритскую собственность Авла Агерия, то ты, судья, Нумерия Негидия в пользу Авла Агерия обвини; если не окажется, оправдай”. Ясно, что в зависимости от существа спора текст формулы менялся, но в целом, ее содержание распадалось на устойчивые части. Описание этих частей приводится в Книге 4 Институций Гая:

40. Демонстрация есть та часть исковой формулы, которая вставляется с тем, чтобы указать вещь, о которой идет спор, например. “так как Авл Агерий продал Нумерию Негидию раба”, или “по поводу того, что Авл Агерий оставил на сохранение у Нумерия Негидия раба”.

41. Интенция есть та часть формулы, которая выражает притязание истца, например. “если окажется, что Нумерий Негидий должен дать Авлу Агерию десять тысяч сестерций”; равным образом следующая: “Все, что Нумерий Негидий, как окажется, должен дать, сделать Авлу Агерию”; затем следующая: “Если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию по праву Квиритов”.

42. Адъюдикация есть та часть судебной формулы, в которой судье предоставляется присудить вещь какой-либо из сторон, если, например, между сонаследниками идет спор о дележе наследства, или между соучастниками о дележе общего имущества, или между соседями об установлении границ. Эта часть гласит: “сколько следует присудить, столько, ты, судья, присуди тому, кому должно”.

43. Кондемнация есть та часть формулы, на основании которой судья уполномочивается осудить или оправдать ответчика, например. “Судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай. ”

44. Однако не все эти части находились одновременно во всех формулах; попадается только одна какая-нибудь часть, а других нет; по крайней мере иногда находится только одна интенция. демонстрация, адъюдикация и кондемнация одни никогда не встречаются, так как демонстрация без интенции или без кондемнации не имеет никакого значения. ”

Начиналась формула наименованием судьи, которому дело отсылалось для разбора — iudicis nominatio. Затем, в обычных случаях, следовала intentio — изложение сущности спора, то есть факт, в зависимости от доказательства которого выносится осуждение или оправдание. После этого могла следовать condemnatio — поручение судье обвинить или оправдать ответчика. В сложных случаях могло потребоваться изложение фактов, существенных для решения дела, и тогда перед интенцией делалась вставка — praescriptio , которая моглаиметь разное содержание и обозначение: demonstratio , когда излагаются обстоятельства дела или exceptio , когда излагаются возражения ответчика .

Завершение выработки формулы называлось прежним выражением litis contestatio, хотя в формулярном процессе это происходило без всяких свидетелей. При этом претором, с учетом выбора сторон, назначался судья, как правило, частное лицо ( iudex privatum ); хотя для разбирательства некоторых категорий дел уже появились судебные коллегии (децемвиры и центумвиры). Одновременно устанавливался день судебного заседания (через 30 дней после установления спора, но не позднее 18 месяцев).

Во второй стадии процесса (in iudicium) производство было освобождено от всяких условностей: стороны в свободной форме излагали свои требования и возражения, ссылались на свидетельские показания и документы. Приговор судьи ( sententia ) устно объявлялся сторонам. Юридическая особенность такого приговора состояла в том, что это было мнение частного лица, которое приобретало обязательную силу на основании соглашения сторон при участии государства в лице магистрата (претора).

Именно поэтому осужденный обязан был исполнить это решение. Если он этого не делал в течение 30 дней, то посредством особого иска передавался претором в кабалу кредитору для отработки долга. Таким образом, длительное время, хотя уже было отменено долговое рабство и рассечение неисправного должника, исполнение судебного решения было направлено на личность должника (“личная экзекуция”). Лишь постепенно такое исполнение заменяется “реальной экзекуцией”, то есть направлением взыскания на имущество должника.

В новом процессе сохранился некоторый формализм процесса прежнего. Так, ошибки, допущенные в интенции (в указании предмета или срока, или места требования), вели к потере иска и невозможности вторично предъявить требование, так как сохранялся принцип: “об одном и том же деле нельзя спорить дважды”, на основании которого ординарный процесс не допускал апелляции.

Однако, в целом, введение формулярного процесса оказалось мощным средством совершенствования римского права посредством преторского вмешательства в процесс. Поскольку составление формулы было в его руках, он мог отказать истцу в его цивильном иске ( actiones civiles ), полагая, что защита его цивильного права в данных условиях окажется несправедливым делом. Таким образом, претор мог парализовать действие норм цивильного права, которые уже не отвечали критериям справедливости (equitas).

Кроме того, формулярный процесс послужил для создания большого количества преторских исков ( actiones praetoria ), посредством которых устанавливалась защита таких прав, которые не были предусмотрены цивильным правом. Основанием для таких исков служило не какое-либо цивильное право истца ( ius ), а фактическое обстоятельство (factum), которое делало справедливым его требование.

б) Экстраординарный процесс

Первоначально, еще в республиканский период, возникло обыкновение административного разбирательства, которое проводилось магистратами по обращениям лиц, у которых не было права на иск. Если при разборе дела магистрат (консул, цензор) находил обращение справедливым он самостоятельно выносил решение, не обращаясь к обычной процедуре судопроизводства.

При Августе принцепс приобретает право устанавливать судебный процесс наравне с претором. Обращение к административному, экстраординарному производству происходит все чаще. В результате реформы местного самоуправления при Диоклетиане судебная власть полностью переходит от преторов к префектам (в провинциях — к наместникам). Наконец, в 342 г. формулярный процесс отменяется и все судопроизводство в государстве осуществляется на принципах, выработанных в практике экстраординарного судопроизводства. И эти принципы решительно отличаются от тех начал, на которых строился ординарный процесс.

В новом процессе уже не было деления на две стадии; юридическая квалификация претензии и решение спора производятся одним государственным органом (в лице имперского чиновника). Самое существенное состояло в том, что весь процесс был построен на принципе государственной власти ( imperium ), а не на соглашении сторон litis contestatio). Проявлялось это и в том, что государство брало на себя обязанность по вызову ответчика в суд, и в том, что приговор суда представлял собой приказ носителя власти (decretum), а не мнение третейского судьи (sentetia). На это решение стала возможной апелляция в высшую инстанцию, вплоть до императора.

Изменились и внешние признаки судопроизводства: процесс стал письменным, и все, что в нем происходило, заносилось в протокол. Для покрытия соответствующих издержек были введены судебные пошлины, то есть процесс стал платным. Наконец, ограничилось действие публичности разбирательства, так как оно перешло в закрытые помещения.

4. Виды исков. Исковая давность

Поскольку римское право представляло собой обширную совокупность исков, имелась потребность в их систематизации. Наиболее законченная форма ее представлена в Книге 4 (Титул VI) Институций Юстиниана.

“1. Высшее деление всех исков, посредством которых отыскивается вещь перед правительственным или третейским судьей, распадается на два рода: они бывают или вещные, или личные.”

Вещный иск ( actio in rem ) — это такой, которым возбуждается спор о вещи. “. Лицу, утверждающему, что вещь его, дается вещный иск. 2. Вещный иск дается и в том случае, когда предъявляется право на землю, право узуфрукта в здании, право прохода или прогона через соседнюю землю или право водопровода из соседнего имения. Вещным будет также иск на городские сервитуты. ”

“15. Вещные иски мы называем виндикациями ( actiones vindicationes ). ” Но когда лицо утверждает, что его противник не обладает сервитутом в отношении его имения, то “такие иски тоже будут вещными, но отрицательными ( actiones negativae )”.

Личные иски ( actio in personam ) — это такие, которые возникают из нарушения договора или из правонарушения (деликта — maleficio): “в них истец утверждает, что противник должен дать или сделать”, иными словами, личные иски — это иски, возникающие из обязательств. Применялось большое количество таких исков, поскольку в обороте использовалось множество видов обязательств. Личные иски назывались кондикциями ( condictiones ): “кондицировать, по древнему, значило торжественно заявлять”.

“20. Некоторые иски имеют смешанную природу, т.е. они личные и вещные. Сюда относится иск о разделе наследства, даваемый сонаследникам. ; иск о разделе общего, даваемый лицам для раздела общего имущества; иск об установлении границ, даваемый лицам для разграничения смежных участков”.

Вещные и личные иски имели свое основание или в законе (в цивильном праве) или в юрисдикции претора; отсюда деление их на иски цивильные и иски преторские. Первые также обозначались как “иски строгого права ( actiones stricti iuris )”, вторые — как “иски, основанные на доброй совести ( actiones bonae fidei )”.

“16. Следующее деление заключается в том, что одни иски установлены для отыскания вещи, другие — для штрафа, третьи иски являются смешанными. 17. Для отыскания вещи установлены все вещные иски. Затем те личные иски, которые возникают из договора. 18. Иски, возникающие из правонарушений, установлены, одни только для штрафа, другие — для штрафа и отыскания вещи, и посему являются смешанными. Только штраф достигается иском из воровства. 19. Иск о насильственно захваченном имуществе есть смешанный, так как в нем содержится четвертная стоимость вещи: штраф составляется из тройной суммы. ”

б) Общее понятие об исковой давности

В связи с применением исковой формы защиты нарушенного права, важное значение приобретает проблема определения срока, в течение которого лицо может предъявлять иск. Современное право выработало понятие об исковой давности — то есть о сроке, в течение которого допускается обращение в суд с требованием о защите своего права.

Понимание проблемы ограничения права на иск во времени складывалось в Риме постепенно. Вначале никаких ограничений не существовало: цивильные иски считались вечными (actiones perpetuae). Но уже преторские иски ограничиваются во времени (actiones temporales). При этом применялись так называемые законные сроки для предъявления исков. Законный срок имел пресекательную природу: его истечение автоматически прекращало право лица на иск.

В отличие от законного срока, срок исковой давности может приостанавливаться , когда истец, в силу объективных обстоятельств, не может воспользоваться своим правом (отсутствует по государственным делам и пр.); срок исковой давности может прерываться (например, признанием долга со стороны должника), а затем начинается сызнова. Такая конструкция срока исковой давности (длительностью в 30 лет) появилась в римском праве только в V веке (в 424 г. при императоре Феодосии II).

web-local.rudn.ru