Полезные статьи

Адвокат как субъект преступления

uristinfo.net

§ 4. Уголовная ответственность адвоката

Уголовная ответственность возникает вследствие совершения преступления. Понятие уголовной ответственности может быть раскрыто «только в связи с содержанием охранительных уголовно-правовых отношений» .
———————————
См.: Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. М., 1997. С. 168, 169.

Известно, что право предназначено для воздействия на волевое поведение людей, а предмет правового регулирования составляют общественные отношения. Специфика уголовного права в этом плане заключается в том, что преступление — виновно совершенное, общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания (ч. 1 ст. 14 УК РФ), порождает комплекс уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных правоотношений. Эти отношения тесно связаны между собой, и, чтобы очертить охранительные уголовно-правовые отношения как предмет уголовно-правового регулирования, необходимо определить элементы, относящиеся к каждому из трех указанных правоотношений. Это юридические факты, в связи с которыми возникает правонарушение, субъекты правоотношения, время возникновения и прекращения правоотношения, содержание прав и обязанностей субъектов правоотношения. Только сопоставив названные компоненты, можно определить предмет именно уголовно-правового регулирования.
В настоящее время в научной литературе недостаточно полно освещен вопрос об уголовной ответственности представителя. Это обусловлено рядом причин. Не исключена, пожалуй, и такая, как корпоративная солидарность юристов, что вполне объяснимо с морально-этической стороны рассматриваемого вопроса.
Условно все уголовные противоправные деяния, совершенные адвокатом-представителем в связи с исполнением своих функций по защите доверителя, можно разделить на две группы — преступления, совершенные представителем как специальным субъектом и как общим субъектом ответственности. Объединяет эти две группы преступлений то, что совершаются они представителем против правосудия в интересах доверителя и его близких родственников, как правило, из корыстных побуждений или с целью поднять в глазах настоящих либо потенциальных доверителей свой профессиональный престиж.
К первой группе относится только один состав преступления, закрепленный законодателем в ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств), только в ней прямо указывается на представителя по гражданскому или на защитника по уголовному делу как на субъект преступления.
Ко второй группе относится целый ряд составов преступлений, где представитель при определенном стечении обстоятельств может быть привлечен к уголовной ответственности, но только как общий субъект преступления: воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ); неуважение к суду (ст. 297 УК РФ); клевета на судью, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК РФ); провокация взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ); заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ); подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от них либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ); разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ) .
———————————
КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации — ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).
См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. Изд. 3-е, изм. и доп. М., 2001. С. 753.

Обе группы вышеуказанных преступлений — общественно опасные деяния, совершенные представителями (адвокатами), посягающие на общественные отношения, обеспечивающие законную деятельность судов и содействующих им в этом органов предварительного расследования, прокуратуры, а также органов и учреждений, исполняющих вступившие в законную силу приговоры, решения суда и иные судебные акты, объединенные законодателем в гл. 31 разд. X УК РФ.
Статья 294 УК РФ «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» содержит два основных состава. Первый — вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования правосудию (ч. 1). Второй — вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела (ч. 2).
Действия адвоката — субъекта преступления — могут выражаться в различной форме, а именно: в просьбе или требовании к судье, присяжному или народному заседателю о решении дела определенным образом (т.е. в пользу доверителя), подкрепленных обещаниями благ или выгод материального характера; высказывание угроз; обращение к близким судьи или присяжного либо народного заседателя воздействовать на него в целях решения дела в интересах обратившегося адвоката.
С субъективной стороны данное преступление характеризуется только прямым умыслом, т.е. представитель (адвокат) осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность принятия решения судьями в интересах его доверителя и желает этого. Мотивом данного преступления, как правило, становится личная заинтересованность представителя в исходе дела, целью — воспрепятствование правосудию — принятию судьями законного и справедливого решения.
В случае выполнения представителем действий, составляющих объективную сторону второго основного состава ч. 2 ст. 294 УК РФ, его цель — воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследованию дела.
Статья 297 УК РФ «Неуважение к суду» также содержит два основных состава преступления. Первый состав преступления содержится в ч. 1 данной статьи и состоит в активных действиях, направленных на неуважение к суду, выразившихся в оскорблении участников судебного разбирательства. Второй — соответственно в ч. 2 ст. 297 УК РФ — то же деяние, выразившееся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.
Под оскорблением участника судебного разбирательства со стороны представителя (адвоката) субъекта преступления понимается выраженная в неприличной форме в зале судебного заседания отрицательная оценка личности того или иного участника судебного разбирательства, которая имеет обобщающий характер и унижает его честь и достоинство.
Оскорбление может быть выражено в вербальной форме, в форме действия, направленного против участника судебного разбирательства (например, пощечина, плевок в лицо) .
———————————
КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации — ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).
Там же. С. 755.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется наличием у виновного (представителя) только прямого умысла. Мотив совершения преступления на квалификацию не влияет.
Второй основной состав этого преступления характеризуется теми же признаками, за исключением того, что ответственность предусматривается за неуважение, выразившиеся в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия.
Статья 298 УК РФ «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя» содержит также два основных состава. Первый — действия, выражающиеся в клевете в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч. 1). Второй — то же деяние, совершенное в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта (ч. 2).
Под клеветой в уголовном праве понимается распространение в отношении лиц, указанных в диспозициях ч. ч. 1 и 2 ст. 298 УК РФ, субъектом преступления (в рассматриваемом случае — представителем, заинтересованном в исходе дела) заведомо ложных измышлений, унижающих их честь и достоинство. Клевета считается оконченным преступлением с момента передачи виновным информации третьему лицу, в которой содержатся заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство судьи, присяжного или народного заседателя.
С субъективной стороны это преступление совершается с прямым умыслом. Мотивом может выступать месть за деятельность, связанную с осуществлением правосудия (в связи с рассмотрением дел или материалов в суде). Часть 2 статьи 298 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за клевету в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя. Часть 1 статьи 303 УК РФ «Фальсификация доказательств» прямо предусматривает уголовную ответственность лица, участвующего в деле, или его представителя за фальсификацию доказательств по гражданскому делу, а в ч. 2 — ответственность лица, производящего дознание, следователя, прокурора и защитника за фальсификацию доказательств по уголовному делу.
Под фальсификацией доказательств по гражданскому делу в уголовном праве понимается подделка либо фабрикация вещественных и письменных доказательств (документов, протоколов, актов, писем делового или личного характера, содержащих сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела).
Под фальсификацией доказательств по уголовному делу в уголовном праве понимается подделка либо фабрикация актов ревизий и документальных проверок, вещественных доказательств (предметы, которые служили орудиями преступления, или сохранили на себе следы преступления, или были объектами преступных действий, а также деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, и все другие предметы, которые могут служить средствами обнаружения преступления, установления фактических обстоятельств дела, выявления виновных либо опровержения обвинения или смягчения ответственности), протоколов следственных действий и иных документов.
С субъективной стороны ч. ч. 1 и 2 ст. 303 УК РФ характеризуются наличием прямого умысла. Мотивом преступления, предусмотренного ч. 1 названной статьи, является личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения, а предусмотренного ч. 2 — дополнительно к вышеназванным мотивам еще и ложно понятые интересы службы, и месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью.
Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, может быть только лицо, участвующее в деле, или его представитель (ст. 25.5 КоАП РФ, ст. ст. 182 и 184 ГК РФ), а предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ — только лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник (ст. 49 УПК РФ).
Статья 304 УК РФ «Провокация взятки либо коммерческого подкупа» предусматривает ответственность за попытку передать должностному лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия деньги, ценные бумаги, иное имущество или оказать ему услуги имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Данное преступление покушается на два непосредственных объекта: 1) общественные отношения, обеспечивающие законную деятельность суда, прокуратуры и органов предварительного расследования; 2) общественные отношения, обеспечивающие реализацию прав и законных интересов личности.
Объективная сторона преступления состоит из деяния в форме действия, описанного в диспозиции рассматриваемой статьи Уголовного кодекса РФ.
Субъект, предусмотренный законодателем в этом составе преступления, общий. Но, как было сказано выше, им может быть и представитель (адвокат), действующий в интересах доверителя.
Вина представителя в случае совершения такого преступления будет выражаться в форме прямого умысла, а цель — в искусственном создании доказательств совершения преступления либо шантаже, который может повлиять на исход дела, защитником по которому он является.
Статья 306 УК РФ «Заведомо ложный донос» в самой диспозиции содержит описание деяния (действия), которое определяется как заведомо ложный донос о совершении преступления. Под доносом в рассматриваемом составе преступления понимается заведомо ложное сообщение о совершении преступления, которое нарушает нормальное функционирование судебных органов. Причем заведомо ложные сведения, сообщенные субъектом, могут содержать информацию как об оконченном преступлении, так и о приготовлении или покушении на него. Не имеет значения для квалификации, в устной или письменной форме совершен донос, подробно ли описаны обстоятельства дела, является ли он подписанным или анонимным. Обязательное условие, относящееся к объективной стороне преступления, в данном составе — направление заведомо ложного доноса в органы, имеющие право возбудить уголовное дело против лица или лиц, указанных в нем. Преступление, предусмотренное ст. 306 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента получения адресатом сообщения.

uristinfo.net

Субъекты преступлений в сфере компьютерной информации

Субъекты преступлений в сфере компьютерной информации

Для определения, содержит ли деяние определенный состав преступления и возможна ли уголовная ответственность, необходимо установить конкретное лицо и факт обладания им всей совокупностью установленных в уголовном законе признаков. В число обязательных элементов состава любого преступления входит субъект, поскольку преступление совершается конкретным физическим лицом. Уголовный закон субъектом преступления считает вменяемое физическое лицо, совершившее умышленное или неосторожное общественно опасное деяние и достигшее определенного уголовным законом возраста (ст. 19 УК РФ). Вместе с тем законом предусмотрено положение, когда за отдельное деяние уголовная ответственность наступает для ограниченного круга возможных субъектов. Это обусловлено тем, что некоторые преступления могут быть совершены не каждым вменяемым и достигшим определенного возраста лицом, а лишь теми лицами, которые обладают определенными особенностями, предусмотренными в соответствующей статье Уголовного кодекса. Это составы со специальными субъектами, к числу которых относятся и преступления в сфере компьютерной информации.

Однозначной трактовки понятия субъектов рассматриваемых составов преступлений среди ученых пока не достигнуто. Одни считают, что преступления в области использования вычислительной техники — это в основном и главным образом преступления со специальными субъектами . Другие полагают, что чем выше уровень компьютеризации общества, тем чаще компьютерные преступления будут учиняться общими субъектами .

Законодатель разделил субъектов преступлений в сфере компьютерной информации на следующие категории:
1) лица, осуществляющие неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации (ч. 1 ст. 272 УК РФ);
2) лица, осуществляющие неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации в группе по предварительному сговору или организованной группой (ч. 2 ст. 272 УК РФ);
3) лица, осуществляющие неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 272 УК РФ);
4) лица, имеющие доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети и осуществляющие неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации (ч. 2 ст. 272) или нарушающие правила эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 274);
5) лица, создающие, внесшие изменения в существующие вредоносные программы, использующие, распространяющие такие программы или машинные носители с такими программами (ч. 1 ст. 273 УК РФ).

В этой градации выделяются как общие, так и специальные субъекты. Определение субъекта преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 272 УК РФ, как общего является в принципе правильным, хотя и не совсем полным. В ч. 2 ст. 272 УК законодателем сформулирован дополнительный признак субъекта — лицо, имеющее доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, что позволяет говорить о специальном субъекте. Поэтому субъекты могут быть подразделены на две группы: а) лица, имеющие доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети и осуществившие неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, и б) лица, не имеющие права доступа к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети и при этом также осуществившие неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации. При этом доступ должен рассматриваться не в фактическом понимании, а в уголовно-правовом как умышленные целенаправленные деяния на завладение охраняемой законом компьютерной информацией.

Круг лиц, обладающих правом доступа к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, исследователями рассматривается различно:

— лица, профессиональная деятельность которых постоянно или временно связана с обеспечением функционирования компьютерной системы или сети (программисты, операторы ЭВМ, наладчики оборудования и т.п.) ;
— сотрудники, вводящие информацию в память ЭВМ, другие пользователи, а также администраторы баз данных, инженеры, электрики, ремонтники, специалисты по эксплуатации вычислительной техники и проч. .
Нам представляется, что к числу таких сотрудников нельзя отнести тех, кто имеет возможность просто прикасаться к компьютеру, поскольку круг их функциональных обязанностей не предусматривает обслуживание ЭВМ, системы ЭВМ или их сети и не представляет возможности соприкосновения с информацией, хранящейся в ЭВМ.
В данном случае речь идет лишь о профессиональном доступе, а не о доступе в помещение, где находится ЭВМ. Поэтому причислять их к лицам, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, как нам представляется, нет оснований.

Законодатель не случайно путем введения данного признака в ч. 2 ст. 272 УК РФ сконструировать квалифицированный состав неправомерного доступа к компьютерной информации. Общественная опасность преступления повышается, потому что оно совершается лицом, которое на законном основании имеет доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, и использует это положение для доступа к компьютерной информации, на которую он не имеет права. К лицам, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, относятся лица, деятельность которых связана с профессиональным обслуживанием или пользованием ЭВМ, компьютерной системой или компьютерной сетью, а также обеспечением функционирования последних. Правом доступа к компьютерной информации ее собственником или лицом, владеющим ею на законных основаниях, они не наделены. Они являются лишь законными пользователями компьютерной техники. К ним относятся программисты, операторы ЭВМ, наладчики оборудования, технический персонал, обслуживающий ЭВМ, абоненты сети ЭВМ. Выходя за рамки своих функциональных обязанностей, они совершают уголовно наказуемый неправомерный доступ к охраняемой законом информации. Они используют свое профессиональное мастерство, имеющийся доступ к электронно-вычислительной технике и наносят собственникам или законным владельцам информации ущерб в виде стирания файлов, внедрения в программы логических бомб, внесения искажений в данные и т.п.

Нам представляется, что в круг лиц, имеющих доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, должны включаться: а) лица, которые обладают правом работы с компьютерной информацией, делегированное им собственником (или законным владельцем) информации, в силу занимаемого служебного положения или выполняемых функциональных обязанностей; б) лица, которые по характеру своей трудовой деятельности осуществляют техническое обслуживание компьютерной техники. При этом лицо не должно обладать правом допуска к охраняемой законом компьютерной информации, находящейся в ЭВМ, системе ЭВМ или их сети. Данная категория лиц отличается от лиц, использующих для совершения неправомерного доступа к компьютерной информации свое служебное положение, тем, что последние не имеют непосредственного отношения к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети. Их служебное положение предоставляет возможность совершить неправомерный доступ самим непосредственно или используя в этих целях других лиц. Использование служебного положения означает, что лицо незаконно получает доступ к компьютерной информации, злоупотребляя правами, предоставленными ему исключительно в силу служебного положения (занимаемой должности или в силу закона).

Использование лицом своего служебного положения при совершении уголовно наказуемого деяния в юридической литературе трактуется в двух плоскостях. Одни ученые рассматривают это понятие в «узком смысле» как противоправные действия в пределах служебной компетенции лица, в рамках предоставленных ему прав и полномочий . Другие трактуют это понятие в «широком смысле», связывая с действиями вне служебных рамок, если это обусловлено «авторитетом» либо «влиянием должности» . Служебное положение лица определяется кругом его полномочий: совокупностью прав и обязанностей, возложенных законами, инструкциями, уставами, функциональными обязанностями и т.п. Заключая трудовой контракт, лицо принимает на себя обязательство выполнять служебные обязанности.

К числу лиц, которые могут осуществить неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, используя свое служебное положение, следует относить:
— должностных лиц;
— лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением;
— иных служащих указанных структур, которые по роду своей служебной деятельности осуществляют контроль за эксплуатацией электронно-вычислительной техники, а также тех, кому подчиняются лица, непосредственно работающие на ЭВМ. Это лица, управляющие компьютерной сетью или системой, руководящие операторами или работами по программному обеспечению и т.п.

Несмотря на то что особое внимание исследователей уделяется «внешним» преступникам, в действительности подавляющее большинство компьютерных преступлений совершается «внутренними» преступниками. Так, около 90% злоупотреблений в финансовой сфере, связанных с нарушениями в области компьютерной безопасности, происходит при прямом или косвенном участии действующих работников банков .

Внутренний персонал в зависимости от сфер деятельности может представлять определенную угрозу совершить операционные преступления, преступления, основанные на использовании программного обеспечения. Для аппаратурной части компьютерных систем угроза может исходить от инженеров, системщиков, инженеров по терминальным устройствам, инженеров-связистов, инженеров-электронщиков, сотрудников, занимающихся организационной работой, от работников службы безопасности, работников, контролирующих функционирование ЭВМ, от специалистов в случае вхождения ими в сговор с руководителями подразделений и служб самой коммерческой структуры или связанных с ней систем, а также с организованными преступными группами, поскольку в этих случаях причиняемый ущерб от совершенных преступлений и тяжесть последствий значительно увеличиваются.

В связи с указанными угрозами, исходящими от персонала, внутренних пользователей можно подразделить на следующие группы.
К первой группе относятся служащие, которые в силу функциональных обязанностей имеют доступ к компьютерной информации.

Ко второй группе относится вспомогательный технический персонал, по востребованности имеющий доступ к компьютерной информации.

К третьей группе относятся лица, косвенно имеющие доступ к средствам компьютерной техники в силу занимаемого ими служебного положения.
К четвертой группе относятся лица, которые не имеют доступа к средствам компьютерной техники, к компьютерной информации и не имеют специальных познаний в этой области (например, уборщики помещений, сотрудники службы охраны и т.д.).

Преступление в сфере компьютерной информации, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, является более общественно опасным, поскольку между участниками имеется взаимосвязь, которая может носить устойчивый характер, а также координация противоправной деятельности. Такая группа состоит не из случайных людей, а функционирует на взаимном доверии, имеет лидера, который выступает мозговым центром и «указующим перстом». Руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника, обеспечивает тщательную подготовку, планирование преступной деятельности, распределение ролей между членами группы. Все участники анализируемого состава преступления действуют умышленно.

О субъекте преступления, предусмотренного ст. 273 УК «Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ», в самой статье не говорится ничего, что свидетельствует о том, что субъект общий, не обладающий никакими дополнительными признаками. Это, безусловно, верно. Вместе с тем в специальной литературе высказано мнение о том, что субъект данного преступления должен обладать таким дополнительным признаком, как осведомленность о способности программы привести к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации или копированию информации, а равно к нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети . Ученые аргументируют свои выводы тем, что в диспозиции ст. 273 УК РФ указывается на признак заведомости по отношению к предусмотренным вредоносным последствиям. Игнорирование этого признака ведет к объективному вменению, т.е. к нарушению основополагающего принципа уголовного права — принципа законности.
Однако вряд ли можно согласиться с заключением, что этот признак относится к характеристике субъекта преступления. Признак заведомости характеризует не особенности субъекта преступления, а его психическое отношение к своим действиям по отношению к компьютерной программе и к последствиям от них в виде свойств вредоносности, которые могут привести к уничтожению, блокированию, модификации или копированию информации, к нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, т.е. к характеристике его вины.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 274 УК, трактуется неоднозначно: как общий или специальный . В качестве дополнительного признака законодатель называет доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети. По содержанию диспозиции ст. 274 УК все лица, имеющие доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, совершая указанное деяние, всегда получают возможность оперировать информационными ресурсами, нарушая правила эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. Поэтому, безусловно, субъект нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, специальный — физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления шестнадцатилетнего возраста и имеющее в силу характера выполняемой им трудовой, профессиональной или иной деятельности доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети.

На наш взгляд, заслуживает внимания вопрос о возрасте субъекта компьютерных преступлений. Как известно, за все преступления в сфере компьютерной информации уголовная ответственность установлена с 16 лет. Вместе с тем зависимость роста числа рассматриваемых общественно опасных деяний от увеличения численности парка ЭВМ и роста общего количества пользователей ЭВМ, систем ЭВМ или их сети позволяет предложить законодателю снизить возраст уголовной ответственности. Кривая, характеризующая возрастное распределение сетевых преступников, свидетельствует, что 20% приходится на возраст 14 — 18 лет; 57% — на 19 — 25 лет; 15% — на 26 — 35 лет и 8% — на 36 — 55 лет. Изучение предмета «Информатика» в рамках школьной программы с раннего школьного возраста позволяет утверждать, что подросток имеет возможность осознавать общественную опасность своих действий в данной сфере. На наш взгляд, если не за все компьютерные преступления, то, по крайней мере, за создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ уголовной ответственности должны подлежать лица, достигшие ко времени совершения преступления 14 лет. В качестве обоснования данной позиции можно обратиться к опыту ряда зарубежных стран, где за аналогичные деяния ответственность наступает с более раннего возраста , чем предусмотрено в ныне действующем Уголовном кодексе России.

Таким образом, субъекты преступлений в сфере компьютерной информации подразделяются на две основные группы: а) лица, не связанные трудовыми отношениями с организацией, «атакованной» в криминальных целях; б) сотрудники — пользователи ЭВМ, злоупотребившие своим положением в компании. При этом не следует забывать, что опасность компьютерных преступлений заключается и в том, что в сферу преступной деятельности втягиваются лица из внешне не криминогенного контингента, возрастная кривая которого свидетельствует об имеющем место омоложении компьютерных преступников. Указанные тенденции необходимо учитывать в процессе совершенствования уголовного законодательства в сфере компьютерной информации, а также в правоприменительной практике, как в процессе расследования, так и при осуществлении профилактики данного вида преступлений.

www.iqpravo.ru

АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Адвокатские тайны ౹ Алексей Колегов ౹ Адвокат Колегов

Преступления адвокатов

Как уже было отмечено, «сопутствующим» адвокатским преступлением может быть фактически любое из предусмотренных Особенной частью уголовного закона, в совершении которого адвокат принимает участие как пособник, а равно как подстрекатель, организатор, а в дополнении ко всему, иногда и как соисполнитель (виды соучастников — ст. 33 УК РФ. См. 4.3.2 — 4.3.4). Привлечение адвоката к ответственности становится возможным, исходя из правила ч. 4 ст. 34 УК РФ, в соответствии с которым лицо, не являющееся специальным субъектом какого-либо преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ, но участвовавшее в его совершении, несет ответственность именно в качестве организатора, подстрекателя или пособника. Чаще всего в практике адвокат в сопутствующем преступлении исполняет роль пособника.

Эти обстоятельства лишают всякого смысла попытки перечислить и описать все сопутствующие адвокатские преступления. На наш взгляд, следует остановиться только на тех из них, которые чаще всего встречаются на практике, наиболее общественно опасны и являются носителями специфических закономерностей, присущих всем «сопутствующим» адвокатским преступлениям.

Исследования показали, что если исходить из зависимости между характеристикой типичных посягательств и выделенными нами типами защитников (см. гл. 3.2), то чаще всего сопутствующие адвокатские преступления совершаются «вовлеченными» защитниками и их, условно говоря, антиподами — «коррумпированными» защитниками. Хотя в ходе настоящего исследования не раз отмечалось, насколько много общего у этих типов в средствах и методах незаконной защиты, в личностных качествах. Кроме того, не исключено, что «вовлеченный» адвокат одновременно может быть и «коррумпированным». В пораженных язвой коррупции отдельных правоохранительных подразделениях такое встречается сплошь и рядом.

В общем плане наиболее типичными сопутствующими преступлениями для «вовлеченных» защитников, членов организованных преступных формирований, например банд (ст. 209 УК РФ), преступных сообществ (ст. 210 УК РФ), будут те преступления, которые входят в базовую и вспомогательную виды криминальной деятельности соответствующей преступной группы или организации.

Так, например, если организованная преступная группировка в качестве базовой деятельности промышляет незаконным таможенным оформлением, регистрацией и продажей ввезенных в Россию иномарок, эта деятельность является главным средством ее преступного обогащения, то вспомогательной, обеспечивающей преступной деятельностью является дача взяток работникам таможенных органов, иные коррупционные преступления (подкуп работников ГИБДД, подделка и подлог документов и т.п.). Особенно нуждается в «вовлеченных» адвокатах организованная экономическая, коррупционная преступность. Реже такого адвоката содержат преступные группы, промышляющие насильственными и корыстно-насильственными преступлениями (разбои, грабежи, бандитизм и др.).

«Вовлеченный» адвокат как активный соучастник преступлений базовой и вспомогательной группы хорошо знает механизм соответствующей преступной деятельности, правовую регламентацию соответствующих сфер экономики и управления, лично знаком с руководителями ОПГ (ОПС), является частью мозгового центра преступного формирования.

Он обычно содействует преступникам на всех стадиях преступлений, но особенно значима его роль в подготовке посягательств и сокрытии их следов. Опытные преступники, готовя свои наиболее изощренные, сложные по механизму преступления обязательно советуются с таким адвокатом. Участвуя в подготовке посягательств, «вовлеченный» защитник заранее советует наименее опасный способ его совершения, рекомендует, как сокрыть следы, добиться отсутствия свидетелей, организовать инсценировку, создать ложное алиби и т.д.

Особенно высока степень опасности участия «вовлеченного» адвоката в сложных экономических преступлениях. Широко известно, что составы преступлений в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ) характеризуются сложной конструкцией, повышенной бланкетностью, неоднозначностью в квалификации, а в практическом применении многие из них просто «мертвы».

Грамотный анализ уголовно-правовой и криминалистической характеристики большинства этих преступлений показывает преступникам эффективные способы ухода от уголовной ответственности, иногда просто путем использования недостатков, «узких мест», «лазеек» законодательства.

Приведем типичный пример: в конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 193 УК РФ «Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте», субъект сформулирован как специальный — руководитель организации. То есть если необходимые документы о преступном вывозе капитала за рубеж подписал не руководитель, а любой другой сотрудник организации (заместитель, главный бухгалтер и др.), то деяние становиться не преступным. Налицо ошибка законодателя, недостаток конструкции нормы. Но достаточно «вовлеченному» адвокату, знающему эту особенность квалификации преступного невозвращения, дать совет руководителю, планирующему преступление, чтобы он лично не подписывал внешнеэкономический контракт, паспорт сделки и другие документы, а поручил это любому подчиненному либо специально под контракт создал «фирму-однодневку», то он уже тем самым, по существу, уберег этого руководителя от уголовной ответственности. К слову сказать, признак «руководителя организации» резко ограничивает применение еще целого ряда составов экономических преступлений (ст. 176, 177, 195-197 УК РФ и др.).

Характерно, что для организованных преступных формирований в качестве «вовлеченного» желателен именно адвокат, а не юрист любой другой профессии. Адвокат — он и юридический консультант, и практик, в любой момент имеющий возможность вступить в дело в качестве защитника изобличенного члена группировки, и информатор, который в силу статуса и связанных с ним полномочий может быть в курсе дел правоохранительных подразделений.

«Коррумпированные» адвокаты чаще всего совершают сопутствующие преступления против интересов правосудия (гл. 31 УК РФ). Отметим, что речь идет не о тех основных адвокатских преступлениях, которые уже описаны в предыдущих главах работы, а о составах, в конструкции которых адвокат не может быть специальным субъектом, исполнителем преступления. Так, адвокат не может быть исполнителем (соисполнителем) в привлечении невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ). Но, исходя из правила ч. 4 ст. 34 УК РФ, соучастниками этого опасного преступления, в форме подстрекателей и пособников, недобросовестные адвокаты могут быть признаны и становятся довольно часто.

Недобросовестные адвокаты всех выделенных нами групп часто совершают соучастие в должностных преступлениях (гл. 30 УК РФ). Например, адвокат для своего знакомого судьи становится постоянно действующим посредником, точнее соучастником, во взяточничестве (ст. 33 и ч. 1 ст. 290 УК РФ и др.; см. гл. 4.2.16) или содействует недобросовестному следователю в служебном подлоге документов (ст. 33 и 292 УК РФ) и т.п.

Проведем краткий уголовно-правовой анализ соучастия, применительно к сопутствующим адвокатским преступлениям. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ). Таким образом, соучастие в неосторожном преступлении невозможно.

advokat-ko.ru