Полезные статьи

Аграрный закон 25 августа 1792 г

Власть жирондистов

В составе Законодательного собрания преобладали представители крупной торговой и промышленной буржуазии, дворяне-либералы, в интересах которых было не допустить дальнейшего развития революции. Этой парламентской группе противостояли жирондисты, которые выражали интересы более радикальных торгово-промышленных кругов, а также якобинцы, представлявшие собой леворадикальную и наиболее революционно настроенную политическую группировку. Якобинцы противостояли жирондистам.

Революция вступила в свой второй этап (10 августа 1792—2 июня 1973 г.), охарактеризовавшийся дальнейшим повышением политической активности масс и переходом власти в руки жирондистов.

Законодательное собрание объявило Людовика XVI отрешенным от престола й постановило заключить его в тюрьму. Режим конституционной монархии рухнул. Собрание оказалось вынужденным издать закон о созыве новой конституанты, названной Национальным конвентом.

В конце концов монарх был осужден. 21 января 1793 г. Людовик XVI закончил жизнь на гильотине.

Коммуна взяла на себя инициативу обороны. Она создала 30-тысячную армию, а вместе с ней Наблюдательный комитету борьбы с контрреволюцией.

Для суда над контрреволюционерами создается Чрезвычайный трибунал. В ночь с 21 на 22 сентября 1792 г. Конвент своим декретом отменил действие Конституции 1791 г., упразднил королевскую власть, положив тем самым начало республиканскому строю во Франции.

Под напором якобинцев, за которыми шли революционно настроенные низы Парижа, жирондисты провели ряд радикальных мер. В конце сентября был принят декрет Конвента о введении во Франции нового революционного летоисчисления, берущего свое начало с установления Французской республики.

До созыва Конвента 25 августа 1792 г. жирондистское правительство провело через Законодательное собрание новый аграрный Закон «Об уничтожении остатков феодального режима», отменивший выкуп крестьянами феодальных повинностей. Был принят декрет о разделе конфискованных земель аристократов-эмигрантов и передаче их путем бессрочной аренды или продажи крестьянам. Однако большая часть этих земель оказалась не у крестьян, а у представителей состоятельных кругов, так как крестьяне были лишены достаточных финансовых средств, чтобы арендовать земельный участок. Усилия жирондистов были направлены на то, чтобы, доведя революцию до известного предела, остановить ее развитие.

Жирондистскому правительству не удалось остановить рост радикальных политических настроений в Париже и взять их под контроль. Положение жирондистов как правящей партии зависело от обстоятельств, которые они не всегда могли контролировать, тогда как находившиеся в жесткой оппозиции, а по существу возглавлявшие вторую власть в республике (Коммуну) якобинцы выигрывали от каждой неудачи их противников, их политическое влияние быстро росло.

Весной 1793 г. роялисты переходят в наступление набольшей части Франции. В Вандее и Бретани начинается контрреволюционный мятеж.

Жирондисты возбудили расследование политики Коммуны. В ответ на это якобинская секция парламента в Париже создала Комитет восстания. Генеральный совет Коммуны присоединился к движению. 31 мая 1793 г. набат снова призвал парижан к оружию.

www.konspekt.biz

Первая республика во Франции

Первая республика во Франции. Созданная в соответ­ствии с Конституцией 1791 г . новая система государствен­ных органов Франции отражала временное равновесие противостоящих политических сил. В конечном счете она не удовлетворяла обе стороны: буржуазию, власть которой при сохранении монархического строя не была гарантированной и прочной, и Людовика XVI и дворянство, которые не могли смириться с происшедшими переменами и не остав­ляли планов реставрации старых порядков.

Состав Законодательного собрания, с первого взгляда, оказался благоприятным для короля: в нем преобладали так называемые фейяны — представители крупной торговой и промышленной буржуазии, либеральные дворяне и другие консервативные силы, стремившиеся не допустить дальней­шего развития революции. Фейянам противостояли жирон­дисты (лидеры — Бриссо, Верньо, Кондорсе), выражавшие интересы более радикальных торгово-промышленных кру­гов, а также якобинцы (лидеры — Дантон, Робеспьер и др.), представлявшие собой леворадикальную и наиболее рево­люционно настроенную политическую группировку. Жирон­дисты и якобинцы, которые были в меньшинстве в Законо­дательном собрании, пользовались огромным авторитетом в органах самоуправления Парижа — в секциях и в гене­ральном совете Парижской коммуны, а также в Якобин­ском клубе, ставшем политическим центром революционно­го Парижа. В этой ситуации возникло и стало быстро на­растать открытое противостояние законодательной и коро­левской власти. Сгруппировавшиеся вокруг короля силы феодальной реакции, заручившись поддержкой монархи­ческой Европы, готовили заговор против Конституции.

Однако окончательный приговор королевской власти, а соответственно и Конституции 1791 г . был вынесен народ­ными массами Франции. Слухи о заговоре короля были умело использованы вождями якобинцев, выступавшими за даль­нейшее развитие революции и оказавшими большое воз­действие на низы Парижа. По призыву Коммуны и Якобин­ского клуба возбужденное разговорами о заговоре населе­ние Парижа 10 августа 1792 г . поднялось на восстание, ко­торое привело к свержению королевской власти. Револю­ция вступила в свой второй этап (10 августа 1792 г . — 2 июня 1793 г .), охарактеризовавшийся дальнейшим повы­шением политической активности масс и переходом власти в руки жирондистов.

Под давлением революционно настроенного народа За­конодательное собрание, где жирондисты приобретали все больший политический вес и даже сформировали времен­ное правительство, отменило деление граждан на активных и пассивных. Были назначены выборы в Национальный Учредительный конвент, который должен был выработать но­вую конституцию Франции.

В ночь с 21 на 22 сентября 1792 г . Конвент своим декре­том отменил действие Конституции 1791 г ., упразднил ко­ролевскую власть, положил тем самым начало республи­канскому строю во Франции. Этим же декретом подтвер­ждалось, что Конвент берет на себя подготовку новой кон­ституции, что «личность и собственность находятся под ох­раной французского народа».

Состав Конвента отражал новую сложную расстановку политических сил, определившую развитие французской государственности на втором этапе революции. Руководя­щие позиции в нем заняли жирондисты (Бриссо и др.). Они не имели большинства мест в Конвенте, но их поддержива­ло «болото» — значительная часть депутатов, которые со­ставляли своеобразный политический центр. Они занимали промежуточное положение между жирондистами и якобин­цами, былое единство которых с провозглашением респуб­лики все более сменялось политической конфронтацией.

Благодаря поддержке «болота» вожди жирондистов смогли взять в свои руки правительственную власть, кото­рая осуществлялась ими через Исполнительный комитет Конвента. Отражая прежде всего интересы умеренно-ради­кальных слоев буржуазии, а также всех тех кругов фран­цузского общества, которые устали от революции и не же­лали ее дальнейшего развития, жирондисты стремились сдержать нарастающее бунтарство народных масс. Не слу­чайно к зиме 1792 г ., когда в Париже вновь усилились противоречия в революционном лагере, жирондисты были ис­ключены из Якобинского клуба. Здесь укрепилось влия­ние монтаньяров, «истинных» якобинцев (Дантон, Робеспьер, Марат), пользовавшихся широкой поддержкой низов Парижа.

По мере развития революционных событий, которые во многом происходили помимо желания и воли жирондист­ского правительства, ему в Конвенте все более энергично противостояла якобинская оппозиция.

Под напором якобинцев, за которыми шли революци­онно настроенные низы Парижа, жирондисты провели ряд радикальных мер. В конце сентября был принят декрет Конвента о введении во Франции нового революционного летосчисления, берущего свое начало с установления Фран­цузской республики. В связи с опасностью иностранной интервенции и монархических мятежей, угрожавших самому существованию республики, жирондистский Конвент дек­ретировал учреждение комитета общественной безопасно­сти (2 октября 1792 г .), чрезвычайного уголовного трибуна­ла в Париже (10 марта 1793 г .), комитета общественного спасения (6 апреля 1793 г .).

Еще до созыва Конвента 25 августа 1792 г . жирондист­ское правительство провело через Законодательное собра­ние новый аграрный закон «Об уничтожении остатков феодального режима», отменивший выкуп крестьянами фео­дальных повинностей. Фактически это узаконило положе­ние, уже сложившееся в ходе аграрной революции. Был принят также декрет о разделе конфискованных земель эмигрантов и передаче их путем бессрочной аренды или продажи крестьянам. Однако большая часть этих земель оказалась не у крестьян, а у представителей состоятельных кругов.

В декабре 1792 г . Конвент под влиянием политических эмоций, накопившейся ненависти к монархическому режи­му вынес смертный приговор королю Людовику XVI. В мае 1793 г . по требованию якобинцев он декретировал установ­ление максимума (твердые цены) на зерно. Но основная цель жирондистов сводилась к стабилизации политическо­го положения и укреплению сложившихся в ходе револю­ции отношений собственности и новых экономических по­рядков. 18 марта 1793 г . Конвент под давлением жиронди­стов, напуганных волнениями среди бедноты, принял закон, установивший смертную казнь для лиц, предлагающих аг­рарный закон, т. е. требующих уравнительного передела земли, а также для лиц, пропагандирующих какой-либо другой закон, «ниспровергающий земельную, торговую или промыш­ленную собственность».

Остановить рост революционных настроений в Пари­же, взять их под контроль жирондистскому правительству не удалось. Его авторитет и влияние на народные массы к весне 1793 г . быстро падали. Резервы демократических пре­образований были жирондистами исчерпаны. С другой сто­роны, именно на них, располагающих властью в Конвенте, падала политическая ответственность за усилившиеся в ходе революции тяготы и лишения населения Парижа, за внеш­неполитические промахи и поражения.

Положение жирондистов значительно ухудшилось в связи с нарастающими экономическими трудностями. По­литические позиции жирондистов значительно пошатнулись после неудавшегося суда над Маратом и последующим его убийством, а также в связи с усилившимся конфликтом между их лидерами и Парижской коммуной, ставшей опло­том якобинцев.

Падению авторитета жирондистов способствовало и то обстоятельство, что они, отменив Конституцию 1791 г ., не смогли дать Франции новый республиканский конституци­онный документ.

Еще 11 октября 1792 г . была создана конституционная комиссия Конвента, которая в своей работе проявила нере­шительность и медлительность. Составленный одним из вождей жирондистов, известным математиком Кондорсе, кон­ституционный проект был слишком громоздким (насчитывал 400 статей), доктринерским и догматичным, далеким от реальной жизни.

В своих конституционных проектах, стремясь ограни­чить политическое влияние Парижа, жирондисты выступа­ли за расширение прав департаментов, за ослабление центральной власти. В проекте Кондорсе решительно отвер­гался принцип разделения властей, которому была противопоставлена «одна власть, власть нации».

Республика по жирондистскому проекту должна была основываться на принципе единства власти, на закрепле­нии центрального места за представительным органом, выступающим в виде однопалатного законодательного собра­ния. Представительную форму правления жирондисты пы­тались дополнить и непосредственной демократией.

Конституционный проект жирондистов дебатировался в Конвенте вплоть до 2 июня 1793 г ., т. е. до падения их власти, но он так и не был утвержден. Нарастающая напря­женность в обществе, рост политической активности масс, усиление противостояния жирондистов и якобинцев в Кон­венте и за его стенами, а также нерешительность лидеров жирондистов препятствовали созданию ими республиканского конституционного строя.

В результате непоследовательной и центристской по­литики жирондистского Конвента, тогдашние вожди кото­рого к весне 1793 г . все более теряли революционную ини­циативу, республика оказалась на грани гибели. Внутри стра­ны усиливались роялистские мятежи, извне грозило новое наступление армий феодально-монархической коалиции.

www.bibliotekar.ru

Аграрное законодательство французской буржуазной революции 1789-1794 гг.

Декрет об уничтожении феодальных прав и привилегий 11 августа 1789 г:полностью уничтожается феодальный порядок. Права и повинности, которые относятся к личному или вещному крепостному праву отменяются без вознаграждения. Остальные подлежат выкупу.

Декрет, передающий в распоряжение нации земли духовенства 24 ноября 1789 г.— национализируется церковное имущество и земли духовенства пущены в распродажу.

Декрет о феодальных правах 15 марта 1790 г.– всякие почетные отличия и все права, связанным с феодальным строем уничтожаются, майорат при наследовании уничтожается. Вводится буржуазная собственность. Крепостная зависимость и все с ней связанное безвозмездно уничтожается – безусловная земля.

Закон об отмене остатков феодального режима 25 августа 1792 г. отменил обязанность выкупа крестьянами феодальных повинностей. Был принят Декрет о разделе конфискованных земель эмигрантов и передаче их путем бессрочной аренды или продажи крестьянам.

Декрет о защите собственности 18 марта 1793 г.– смертную казнь каждому, кто предложит аграрный закон, ниспровергающий земельную, торговую, промышленную собственность.

Декрет об общинных землях 10-11 июня 1793 г.: общинные земли – те, право собственности на которые или доходы с которых принадлежат на общих началах жителям одной или нескольких коммун. Раздел общинных имуществ будет произведен между жителями коммуны, имеющими в ней постоянное местожительство, подушно, без различия пола и возраста и независимо от их нахождения или отсутствия в данный момент в пределах коммуны. Будут пользоваться в качестве собственников полученными долями, но не имеют права отчуждать в течении 14 лет. Раздел общинных земель не является обязательным. Раздел производится при 1/3 голосов. Каждый, кто имеет право на раздел, участвует в голосовании.

Декрет об окончательном упразднении феодальных прав 17 июля 1793 г. – все бывшие сеньориальные платежи, чиншевые и феодальные права как постоянные, так и случайные, даже те, которые сохранены в силе декретом 25 августа прошлого года, отменяются без всякого вознаграждения.

Аграрное законодательства конвента, отличающееся большой смелостью и радикализмом стало правовой основой для превращения крестьянства в массу мелких собственников, свободных от феодализма.

studopedia.ru

Волюционный порядок управления.) Ликвидация феодальных прав

Созданная в соответствии с Конституцией 1791 г. новая система государственных органов Франции отражала временное равновесие противостоящих политических сил. В конечном счете она не удовлетворяла обе стороны’ буржуазию, власть которой при сохранении монархического строя не была гарантированной и прочной, и Людовика XVI и дворянство, которые не могли смириться с происшедшими переменами и не оставляли планов реставрации старых порядков.

Состав Законодательного собрания, с первого взгляда, оказался благоприятным для короля: в нем преобладали так называемые фейяны — представители крупной торговой и промышленной буржуазии, либеральные дворяне и другие консервативные силы, стремившиеся не допустить дальнейшего развития революции. Фейянам противостояли жирондисты(лидеры — Бриссо, Верньо, Кондорсе), выражавшие интересы более радикальных торгово-промышленных кругов, а также якобинцы(лидеры — Дантон, Робеспьер и др.), представлявшие собой леворадикальную и наиболее революционно настроенную политическую группировку. Жирондисты и якобинцы, которые были в меньшинстве в Законе-‘ дательном собрании, пользовались огромным авторитетом в органах самоуправления Парижа — в секциях и в генеральном совете Парижской коммуны, а также в Якобинском клубе, ставшем политическим центром революционного Парижа. В этой ситуации возникло и стало быстро нарастать открытое противостояние законодательной и королевской власти. Сгруппировавшиеся вокруг короля силы феодальной реакции, заручившись поддержкой монархической Европы, готовили заговор против Конституции.

Однако окончательный приговор королевской власти, а соответственно и Конституции 1791 г. был вынесен народными массами Франции. Слухи о заговоре короля были умело использованы вождями якобинцев, выступавшими за дальнейшее развитие революции и оказавшими большое воздействие на низы Парижа. По призыву Коммуны и Якобинского клуба возбужденное разговорами о заговоре население Парижа 10 августа 1792 г. поднялось на восстание, которое привело к свержению королевской власти. Революция вступила в свой второй этап(10 августа 1792 г. — 2 июня 1793 г.), охарактеризовавшийся дальнейшим повышением политической активности масс и переходом власти в руки жирондистов.

Под давлением революционно настроенного народа Законодательное собрание, где жирондисты приобретали все больший политический вес и даже сформировали временное правительство, отменило деление граждан на активных и пассивных. Были назначены выборы в Национальный Учредительный конвент,который должен был выработать новую конституцию Франции.

В ночь с 21 на 22 сентября 1792 г. Конвент своим декретом отменил действие Конституции 1791 г., упразднил королевскую власть, положил тем самым начало республиканскому строю во Франции. Этим же декретом подтверждалось, что Конвент берет на себя подготовку новой конституции, что“личность и собственность находятся под охраной французского народа”.

Состав Конвента отражал новую сложную расстановку политических сил, определившую развитие французской государственности на втором этапе революции. Руководящие позиции в нем заняли жирондисты (Бриссо и др.). Они не имели большинства мест в Конвенте, но их поддерживало “болото” — значительная часть депутатов, которые составляли своеобразный политический центр. Они занимали промежуточное положение между жирондистами и якобинцами, былое единство которых с провозглашением республики все более сменялось политической конфронтацией.

Благодаря поддержке “болота” вожди жирондистов смогли взять в свои руки правительственную власть, которая осуществлялась ими через Исполнительный комитет Конвента. Отражая прежде всего интересы умеренно-радикальных слоев буржуазии, а также всех тех кругов французского общества, которые устали от революции и не желали ее дальнейшего развития, жирондисты стремились сдержать нарастающее бунтарство народных масс. Не случайно к зиме 1792 г., когда в Париже вновь усилились противоречия в революционном лагере, жирондисты были исключены из Якобинского клуба. Здесь укрепилось влияние монтаньяров, “истинных” якобинцев (Дантон, Робеспьер, Марат), пользовавшихся широкой поддержкой низов Парижа.

По мере развития революционных событий, которые во многом происходили помимо желания и воли жирондистского правительства, ему в Конвенте все более энергично противостояла якобинская оппозиция.

Под напором якобинцев, за которыми шли революционно настроенные низы Парижа, жирондисты провели ряд радикальных мер. В конце сентября был принят декрет Конвента о введении во Франции нового революционного летосчисления, берущего свое начало с установления Французской республики. В связи с опасностью иностранной интервенции и монархических мятежей, угрожавших самому существованию республики, жирондистский Конвент декретировал учреждение комитета общественной безопасности (2 октября 1792 г.), чрезвычайного уголовного трибунала в Париже (10 марта 1793 г.), комитета общественного спасения (6 апреля 1793 г.).

Еще до созыва Конвента 25 августа 1792 г. жирондистское правительство провело через Законодательное собрание новый аграрный закон “Об уничтожении остатков феодального режима”, отменивший выкуп крестьянами феодальных повинностей. Фактически это узаконило положение, уже сложившееся в ходе аграрной революции. Был принят также декрет о разделе конфискованных земель эмигрантов и передаче их путем бессрочной аренды или продажи крестьянам. Однако большая часть этих земель оказалась не у крестьян, а у представителей состоятельных кругов.

В декабре 1792 г. Конвент под влиянием политических эмоций, накопившейся ненависти к монархическому режиму вынес смертный приговор королю Людовику XVI. В мае 1793 г. по требованию якобинцев он декретировал установление максимума (твердые цены) на зерно. Но основная цель жирондистов сводилась к стабилизации политического положения и укреплению сложившихся в ходе революции отношений собственности и новых экономических порядков. 18 марта 1793 г. Конвент под давлением жирондистов, напуганных волнениями среди бедноты, принял закон, установивший смертную казнь для лиц, предлагающих аграрный закон, т. е. требующих уравнительного передела земли, а также для лиц, пропагандирующих какой-либо другой закон, “ниспровергающий земельную, торговую или промышленную собственность”.

Остановить рост революционных настроений в Париже, взять их под контроль жирондистскому правительству не удалось. Его авторитет и влияние на народные массы к весне 1793 г. быстро падали. Резервы демократических преобразований были жирондистами исчерпаны. С другой стороны, именно на них, располагающих властью в Конвенте, падала политическая ответственность за усилившиеся в ходе революции тяготы и лишения населения Парижа, за внешнеполитические промахи и поражения.

Положение жирондистов значительно ухудшилось в связи с нарастающими экономическими трудностями. Политические позиции жирондистов значительно пошатнулись после неудавшегося суда над Маратом и последующим его убийством, а также в связи с усилившимся конфликтом между их лидерами и Парижской коммуной, ставшей оплотом якобинцев.

Падению авторитета жирондистов способствовало и то обстоятельство, что они, отменив Конституцию 1791 г., не смогли дать Франции новый республиканский конституционный документ.

Еще II октября 1792 г. была создана конституционная комиссия Конвента, которая в своей работе проявила нерешительность и медлительность. Составленный одним из вождей жирондистов, известным математиком Кондорсе, конституционный проект был слишком громоздким (насчитывал 400 статей), доктринерским и догматичным, далеким от реальной жизни.

В своих конституционных проектах, стремясь ограничить политическое влияние Парижа, жирондисты выступали за расширение прав департаментов, за ослабление центральной власти. В проекте Кондорсе решительно отвергался принцип разделения властей, которому была противопоставлена “одна власть, власть нации”.

Республика по жирондистскому проекту должна была основываться на принципе единства власти, на закреплении центрального места за представительным органом, выступающим в виде однопалатного законодательного собрания. Представительную форму правления жирондисты пытались дополнить и непосредственной демократией.

Конституционный проект жирондистов дебатировался в Конвенте вплоть до 2 июня 1793 г., т. е. до падения их власти, но он так и не был утвержден. Нарастающая напряженность в обществе, рост политической активности масс, усиление противостояния жирондистов и якобинцев в Конвенте и за его стенами, а также нерешительность лидеров жирондистов препятствовали созданию ими республиканского конституционного строя.

В результате непоследовательной и центристской политики жирондистского Конвента, тогдашние вожди которого к весне 1793 г. все более теряли революционную инициативу, республика оказалась на грани гибели. Внутри страны усиливались роялистские мятежи, извне грозило новое наступление армий феодально-монархической коалиции.

Дата добавления: 2015-04-19 ; просмотров: 104 . Нарушение авторских прав

studopedia.info

1. Законодательство первого этапа Французской революции (14 июля 1789 г. —

10 Августа 1792 г.). Декларация прав человека и гражданина: история создания, идеология, правовое содержание, историческое значение. Конституция 1791 г.

Государственный строй по Конституции 1791г. Аграрное законодательство

Законодательство первого этапа Французской рево­люции определялось политическими целями пришедших к власти либеральных буржуазно-дворянских политичес­ких сил. Эти цели включали в себя ограничение власти короля путем принятия Конституции, расширение по­литических прав третьего сословия, создание необходи­мых условий для развития капиталистического производства и торговли, прежде всего за счет действенных гарантий прав собственности и личности.

Законодательная политика первого этапа Революции была продиктована и тем, что умеренные политические силы — пришедшие к власти конституционные монархисты (фейяны) — очень рано были поставлены перед необходимостью создания заслона крайне радикальным требованиям революционных масс — городских низов, малоземельного и безземельного крестьянства.

На решение этих задач и были направлены декреты Учредительного собрания. Одними из первых стали Дек­рет о подавлении беспорядков от 10 августа 1789 г., За­кон о военном положении от 21 октября 1789 г., Декрет Учредительного собрания от 18 июля 1791 г., Закон отно­сительно собраний рабочих и ремесленников одного и того же состояния и одной и той же профессии 1791 г. (Закон Ле Шапелье) и др., лейтмотивом которых стало требование сохранения «общественного порядка». Студенту не­обходимо проанализировать тексты этих документов, раскрыть их содержание, определить социальную направленность и значение.

Среди других декретов первого этапа особого внима­ния заслуживают правовые акты, связанные с первыми, непоследовательными попытками решения остро сто­ящих перед страной проблем: аграрной проблемы, ликвидации института наследственного дворянства и т. п.

Главным результатом принятия этих декретов и зако­нов (Декрета Учредительного собрания об уничтожении феодальных прав и привилегий от 11 августа 1789 г., Дек­рета, передающего в распоряжение нации земли духовен­ства от 24 ноября 1789 г., Декрета о феодальных правах от 15 марта 1790 г., Декрета об отмене института наслед­ственного дворянства и всех титулов от 19 июня 1790 г.), наряду с «отказом» земельных собственников от личных, сословных прав, привилегий и отличий, от вотчинной юстиции, при сохранении поземельной ренты с крестьян, подлежащей выкупу, стало утверждение част­ной собственности на землю, превращение земли в товар. Изменение форм собственности и изменение форм власти являются, как известно, основными задачами любой революции.

Пониманию антифеодального характера Французском революции, осознанию исторического значения ее социально-экономических завоеваний, того вклада, кото­рый внесла она не только в развитие современного государства и права, но и в формирование общечеловеческих демократических ценностей, служит изучение ее конституционных документов, и прежде всего Деклара­ции прав человека и гражданина 1789 г.

Не случайно эта Декларация входит в число действу­ющих конституционных документов V республики (к ней, как действующему конституционному акту, от­сылает Конституция Франции 1958г.).

Декларация 1789 г. в четкой обобщенной форме отра­зила политико-правовые позиции многих просветителей, энциклопедистов, но наибольшее влияние на ее содер­жание оказали взгляды французского просветителя Ш. Монтескье, его произведение «О духе законов», идеи естественных, неотчуждаемых прав человека и естествен­но-договорной теории происхождения государства. Как отражены эти идеи «отца буржуазного либерализма» Ш. Монтескье в Декларации, студенту следует выяснить на основе анализа ее положений о «естественных, неот­чуждаемых правах человека», среди которых первое ме­сто занимала «свобода» и лишь последующие — «соб­ственность, безопасность и сопротивление угнетению» (ст. 2).

Логическим продолжением этих положений стала трактовка понятий «свобода» и «закон» (ст. 4), а так­же основных гарантий естественных прав человека, со­держащихся, по убеждению авторов Декларации (вслед за Ш. Монтескье), в «хороших» уголовных законах, «воспрещающих лишь деяния, вредные для общества» (см. ст. 4, 5, 8, 9 и др.), и основанных на демократи­ческих принципах: презумпции невиновности, уголов­ной ответственности только за деяния, признанные законом преступлениями, соответствия наказания тяжести преступления, запрещения обратной силы закона и пр.

Перечисленные принципы в качестве общечеловеческих демократических ценностей стали основой всех современных уголовных кодексов.

Главный практический смысл Декларации, «которая долго держалась в тени» (А. Олар), заключался в требованиях законности, неприкосновенности частной собственности, свободы капиталистического предпринимательства, в осуждении феодального произвола, правового неравенства и пр.

О социально-политическом содержании Декларации свидетельствует и то, что она обходит молчанием, например, вопросы, связанные с властью короля, с запрещением рабства, со свободой ассоциации собраний и т. п., на что также нужно обратить внимание студенту.

Нельзя не отметить и то, что только одно из «естественных прав» было названо в Декларации «священным»- это право частной собственности, лишить которого, согласно ст. 17 Декларации, можно было не «иначе как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого, предварительного вознаграждения». Эта форму­ла была закреплена впоследствии во всех западноевропейских конституциях.

Следует подчеркнуть, что провозглашение права соб­ственности «священным» было направлено в то время не только на всемерную защиту частной собственности, но и на прямое отрицание права крестьян на землю, «на революционную отмену даже повинностей крепостного содержания» (П. А. Кропоткин).

Студенту надлежит выделить и те положения Декларации, которые провозглашали основы нового государства (ст. 10—15) и среди которых главное место отводилось принципам «национального суверенитета» и «разделения властей».

Характеризуя первую Конституцию революционной Франции 1791 г., нужно также ответить на важный дис­куссионный вопрос, стала ли она «шагом вперед» или, как утверждалось ранее в отечественной исторической литературе, привела к отказу от демократических, рес­публиканских принципов Декларации 1789г., так как закрепила цензовое избирательное право, сохранила сильную королевскую власть и т. п.

Конституция не могла «отойти» от Декларации в вопросах избирательного права, хотя бы потому, что деление избирателей на «активных» и «пассивных» в зависимости от имущественного, возрастного ценза и ценза оседлости было закреплено задолго до ее приня­тия Декретом 22 декабря 1789 г. В этой связи необходи­мо учитывать не только предшествующую конституци­онную практику Англии и США, но и определяющий характер господствовавших в то время в общественном сознании идеологических установок, согласно которым необразованный бедняк не мог быть приобщен к поли­тической жизни, а также то обстоятельство, что в про­возглашении ряда прав и свобод Конституция (см. разд. I «Основные положения») шла дальше Декларации 1789г.

Сравнение первого раздела Конституции 1791 г. с Декларацией прав человека и гражданина 1789 г. даст возможность студенту обосновать собственную оценку характера и исторического значения Конституции 1791 г.

Необходимо также подчеркнуть, что отказ от всеоб­щего избирательного права стал прямым следствием провозглашенной Декларацией идеи «национального», а не «народного» суверенитета. Эта идея основывалась на теориях «избирательной функции» и «представитель­ного мандата». Согласно первой — суверенная воля всей нации проявляется не в результате суммирования воль всех избирателей (как это понимали якобинцы), а «лишь путем уполномочия», согласно второй — избранные по департаментам представители «являются представителя­ми не отдельного департамента, но всей нации», следо­вательно, «избиратели не могут выдавать им никаких на­казов». Подтверждение этому студент найдет в ст. 2 разд. 3 и ст. 7 отд. III гл. I разд. 3 Конституции 1791 г.

Установление «священной» наследственной монархи­ческой власти по Конституции 1791 г. определялось так­же доминирующим в начале Революции убеждением, что король — сторонник Революции. На монархических позициях вплоть до конца 1791 г. стояли лидеры якобин­цев Робеспьер, Сент-Жюст и др. Создание единого цен­трализованного государства как одна из целей и задач антифеодальной революции казалось возможным в то время только под эгидой короля — «наследственного гла­вы нации». Показательно, что ни в одном из наказов третьего сословия Учредительному собранию не встре­чалось критики короля, а парижские санкюлоты осаж­дали Бастилию с криком «Да здравствует король!».

К числу главных задач, стоящих перед студентом, от­носится и выявление основных принципов и институтов конституционной монархии — формы правления, кото­рая утверждалась на первом этапе Французской револю­ции; анализ тех статей Конституции 1791 г., которые каса­лись структуры и функции органов государственной влас­ти, их взаимоотношений на основе принципа разделения властей (ст. 3—5 разд. 3) и некоторых элементов механизма «сдержек и противовесов» (ст. 1—5 отд. III гл. 3 разд. 3).

При этом следует обратить внимание на полномочия короля в сфере исполнительной власти и его ограни­ченные законодательные полномочия, выделить прежде всего те положения конституции, которые говорили об ответственности министров не только перед королем, но и перед Национальным собранием. Этой ответствен­ности они не могли избежать даже по «указу короля» (ст. 3—6 отд. IV гл. 2 разд. 3).

2. Законодательство второго этапа революции (10 августа 1792 г. — 2 июня 1793 г.). Установление I республики Франции. Аграрное законодательство. Создание первых чрезвычайных органов государственной власти

Ответ на вопрос о законодательстве второго, само­го короткого этапа Французской революции связан главным образом с началом формирования чрезвычай­ного законодательства, вызванного к жизни обостре­нием внешних (начало войны с монархическими ев­ропейскими государствами) и внутренних (роялистс­кие мятежи, радикализация требований санкюлотов, стихийные выступления крестьян за раздел земли и пр.) противоречий. Этот этап характеризуется непос­ледовательными, противоречивыми мерами жиронди­стов по проведению земельной реформы, начатой, как известно, еще на первом этапе Французской револю­ции. Выявить эту непоследовательность и противоре­чивость в решении аграрной проблемы студент может на основе анализа Декрета об уничтожении остатков феодализма от 25 августа 1792 г., Декрета о защите собственности от 18 марта 1793 г., Декрета об общин­ных землях от 10—11 июня 1793г. и др. (Как решили аграрную проблему якобинцы, студенту надлежит вы­яснить, проанализировав законодательство третьего этапа революции.)

В осмысление процесса создания жирондистами под влиянием якобинцев чрезвычайных органов власти и первых чрезвычайных репрессивных законов студенту поможет изучение Декрета об учреждении Комитета об­щественной безопасности от 2 октября 1792 г., Декрета об учреждении и способе организации Чрезвычайного уго­ловного трибунала от 10 марта 1793 г., Декрета об уч­реждении наблюдательных комитетов от 21 марта 1793 г., Декрета об учреждении Комитета общественного спасе­ния от 6 апреля 1793 г.

Чрезвычайное законодательство приобрело, как изве­стно, гипертрофированные формы в период проведения якобинцами «революционного террора». (В этой связи осо­бого внимания заслуживают два одиозных террористи­ческих документа якобинцев: Декрет о подозрительных от 17 сентября 1793 г. и Декрет о реорганизации револю­ционных трибуналов от 10 июня 1794 г.)

3. Законодательство третьего этапа революции — якобинской диктатуры (2 июня 1793 г. — 27 июля 1794 г.). Декларация прав человека и гражданина 1793 г.: история создания, идеология, правовое содержание. Конституция 1793 г. Государственный строй Франции по Конституции 1793 г. Аграрное законодательство. Система чрезвычайного законодательства и чрезвычайных органов государственной власти. Политика революционного террора

Последний вопрос темы связан с анализом Деклара­ции прав человека и гражданина 1793г., Конституции 1793 г. (которая не была введена в действие) и системы органов чрезвычайной власти якобинцев. Содержание Декларации, принятой якобинцами в 1793г., следует рассматривать в сравнении с Декларацией 1789 г. Необхо­димо учитывать, что Декларация 1793 г. в значительной мере была создана под влиянием другого направления естественно-правовой школы, в частности теоретических взглядов Ж. Ж. Руссо, выраженных в его произведении «Об Общественном договоре, или Принципы по­литического права» (1762г.). В нем была развита идея общественного договора и утверждения на его основе народного суверенитета, несовместимого по своей сути с разделением властей.

Идея Руссо, впервые определившего закон «как выражение общей воли» (это понятие закреплено в обеих декларациях), использовалась в конституционных доку­ментах якобинцев для обоснования необходимости вве­дения всеобщего избирательного права и принятия закона как выражения воли всех избирателей.

Авторы Декларации 1793 г. и Конституции 1793 г. вслед I за Руссо рассматривают народ как сообщество всех граждан, которому в целом принадлежит суверенитет. Он не­посредственно осуществляет свою власть через законедательный корпус, «единый, неделимый, действующий постоянно», которому принадлежат две неразделимые функции: предлагать законы, утверждаемые народом, и издавать декреты, а также обеспечивать их исполнение, т. е. осуществлять непосредственный контроль над ис­полнительной властью.

Административно-распорядительная власть создава­емого путем многоступенчатых выборов Исполнительно­го совета (сначала собрания выборщиков каждого де­партамента избирали общего кандидата, затем Законодательный корпус выбирал членов Совета, состоящего из 24 членов, по общему списку (ст. 62, 63 Конституции 1793г.) ограничивалась исполнением законов и декре­тов законодательного корпуса.

Эгалитарно-радикальный характер Декларации 1793 г. проявился в главенствующем месте «равенства» среди естественных неотчуждаемых прав (ст. 2), в защите прав «каждого», касалось ли это права на безопасность (ст. 8) или возможности располагать по собственному усмотре­нию своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и промысла (ст. 16). В Декларации провозглашалось равенство не только в обладании правами, но и в исполнении обязанностей, в том числе и обязанности бороться против всех проявлений «деспотизма», «угне­тения» со стороны «правящих».

Особое место в документе отведено трактовке народ­ного суверенитета, «единого, неделимого, не погашае­мого давностью и неотчуждаемого» (ст. 25). Немедлен­ной смерти, согласно Декларации 1793г., должен был придаваться каждый, кто присваивал себе принадлежа­щий народу суверенитет (ст. 27).

Способы воплощения идеи народного суверените­та в положениях Конституции 1793 г., которые каса­лись структуры и функций органов государственной власти, студент может выявить на основе анализа ст. 7, 10 и др. Особое внимание следует обратить на то, как якобинцы предлагали выявлять «волю всего народа» при принятии законов. Это явствует из анализа крайне сложных и даже неосуществимых в условиях того времени статей Конституции «Об образовании зако­на» (ст. 56-59).

Недостатки принятой в спешке («чтобы успокоить испуганных собственников» (Сент-Жюст) Конституции 1793 г. в утверждении форм демократической республи­ки проявились прежде всего в том, что в ней не был затронут ряд острых проблем того времени, например разграничение полномочий центральных и местных ор­ганов власти и пр. Они усугублялись отказом от обще­демократического принципа разделения властей, с предписаниями о концентрации всей власти в руках На­ционального конвента, при полной зависимости от него Исполнительного совета (ст. 65—77), о возможно­сти направлять вооруженные силы на поддержку «внут­реннего порядка и мира» (ст. 112) и др. Это делает край­не спорной широко распространенную ранее в советс­кой исторической литературе оценку Конституции 1793 г. «как самой демократической» из всех Конститу­ций XVIII—XIX вв. (см.: История Франции. В 3 т. М., 1973. Т. 2. С. 46).

studfiles.net